Краткое содержание лезвие бритвы ефремов точный пересказ сюжета за 5 минут

Книга «Лезвие бритвы»

Краткое содержание Лезвие бритвы Ефремов точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание
Роман о Багах. О Титанах. О Совершенстве. О превосходных степенях всего. Об Идеале. О трудности Пути. О любви пожилого мужчины к молодой женщине. О не девственных женщинах. О ЛСД-терапии. О здоровом Духе в здоровом Теле. О новом Обществе. О колоссальном количестве Телесности. О невероятной Авторской Откровенности.

Глава I Роман о Последней Любви Говорят, что, когда Боги хотят наказать человека, они отнимают у него разум. А если они дарят немолодому мужчине любовь к женщине, возраст которой на десятки лет меньше его собственного – как назвать этот дар? Данайцев? Или Божественным?

Мне трудно назвать себя знатоком в области художественной литературы. Но из прочитанного «Лезвие» – самая невероятная книга о мужской любви к женщине. Абсолютно мужская, абсолютно авторская книга.

Где каждая строка, каждая мысль, каждая тема – выстрадана и предельно откровенна. Книга с невероятным «количеством» женской телесности, без намека на какую-то тень порнографии или бессильного эротизма.

Но.

Пришла Большая Любовь. Вовремя, не вовремя – кто кого спрашивает? Пришла. Она здесь. Во двор глубокого человека и крупного писателя, интеллектуала и состоявшейся личности. Их разделяют… их разделяют десятилетия.

Они – это разные поколения! Что с этим «делать»? Как с этим жить? Переживания, чувства, мысли – это и есть авторский «ответ» на человеческое счастье, ответ, содержание которого – «Лезвие бритвы».

Главное, центральное место книги, её нерв и самое волнующее из размышлений о прожитом: «Теперь, когда мне без малого полвека, а неустроенная жизнь по-прежнему полна беспрерывной, нескончаемой работы, что я могу дать ей, явно выпившей и красного вина боли, и белого вина надежды…». Но концовка – какая мужская концовка: «Значит, будет так, как поступит она!»

Ещё.
«Будь ему еще лет шестьдесят-семьдесят… нет, и тогда он любил бы – бесправной любовью уходящих надежд и угасающего тела».

Но «беда» – не сирота. Мучительные сомнения стареющего мужчины подобны сомнениям взрослеющего юноши не только в «нужности/ненужности».
Ещё одна тема всей книги, каждой её главы и значимых персонажей-женщин: личная жизнь женщины до встречи. С её опытом, «её неизбежным опытом», как пишет об этом Ефремов.

5 персонажей-женщин со своей жизнью до встречи с мужчиной, от российской глубинки 20-х годов, до жаркой и традиционно-страстной Индии (известный храмовый комплекс с более чем шестьюстами скульптурными группами очевидной сексуальной иллюстративностью). Остановимся чуть подольше на страшно волнующей автора теме.

Деревенская девушка Анна и индийская порно-актриса Тиллоттама – что общего в их женской судьбе? Так сложилось в жизни, что они стали отдаваться мужчинам за деньги, в силу непреодолимых обстоятельств («Она молила богов о всех, таких, как она, жертвах на алтаре любви. Тех, с горячей кровью и сильным телом, которых оскорбляли и обманывали без счета и меры, снова и снова, топча достоинство, веру, стремление к светлой жизни)».

Но их судьба – необычна. У каждой нашелся свой Пигмалион, увидевший, разглядевший сквозь наносной ил и грязь сложившихся обстоятельств чистоту души и тела. Если Анна стала натурщицей для мужа-скульптора и выполненной из дерева обнаженной фигурой русской женской красоты, то индийский Пигмалион превращает актрису специфических фильмов в скульптурный символ Индии как целой цивилизации.

Ремарка. Сколько и каких описаний женской красоты, женского тела – трудно вспомнить произведение мировой литературы с такой плотностью здоровой женской телесности! Трудно и невозможно!

Но где ответ на вопрос: как поступить с неоднозначно опытной женщиной? Как вести себя? Кто подскажет? Кто даст ответ? Автор шифруется и уносит вопрос-ответ из России в Индию, где Рамамурти, скульптор-творец, вопрошает у своего духовного наставника самый волнующий и сложнейший нравственный вопрос: «Учитель, сейчас я утратил и смысл, и порядок…Больше того, я понимаю, что совершенная красота женщины может возникнуть только в пламени физической любви, сильной и долгой. Но я ничего не могу поделать. Вспоминая её, мне становится невыносимо думать, что кто-то уже много раз владел ею, продолжает владеть». Что делать?

«Мужчину не осквернит связь с женщиной, добровольно ищущей его любви, даже если она замужем или легкого поведения», – это ответ гуру, но никого он не может обмануть. Иван Антонович Ефремов отвечает, может быть, успокаивает сам себя.

Какой надуманной проблемой кажутся сегодня терзания мужчины по «поводу» опытности женщины и её «предназначения» не только однажды и навсегда избранному мужчине! Но надуманность эта – вовсе не легкая проблема для совести, если угодно, взрослого человека сегодня, спустя более чем полвека с момента первой публикации романа.

Где мы мысленно бываем, занимаясь любовью с супругом или супругой? Всегда ли там, где находимся «здесь и сейчас» физически? И как относиться к этому? Как для себя объяснять это пребывание «не здесь и не сейчас»? Как?

Но вышеприведенные проблемы – вершина айсберга того, что называется связью, взаимной связью мужчины и женщины. Только вершина.

Как быть с властью и её «распределением» между участниками системы? Чьи мысли озвучивает прекрасная Тиллоттама, говоря: «Милый, я давно жду! Владей мной, как глиной, покорной твоим пальцам!» Свои или… авторские? А что было до того, когда не было ничего, что можно было бы назвать культурой? Давайте посмотрим на эпизод охоты и преследования… саблезубого тигра!

«Впереди него бежала женщина…с удовольствием смотрел на её сильные ноги…на округлые плечи, полускрытые гривой густых волос. Ему нравились широкие скулы и крупные сверкающие зубы, длинные и узкие глаза… Его длинная рука схватила женщину за волосы…легко оторвав от земли, он швырнул её себе за спину, безмолвно приказав: беги!»

Почему так? Потому что проистекает из естественной природы вещей: по какой-то причине природе было нужно иметь более сильного самца и физически более слабую самку. Но этот природный ход вещей создал естественную красоту всего.

Автор пишет о том, что причина привлекательности в том числе и женской красоты в её естественной природе, в её природной целесообразности.

Так было «нужно» природе, но наша задача, как сознательных личностей, строящих самое передовое человеческое сообщество – коммунизм – в облагораживании природного естества как физической, так и внутренней красоты человеческой личности.

Читайте также:  Краткое содержание каменный гость пушкина точный пересказ сюжета за 5 минут

Описания женской красоты в романе – на десятки страниц. В превосходных степенях, с неимоверным количеством эпитетов. Как прекрасно это написано, вы бы знали, мой читатель, как прекрасно! Именно поэтому в начале отзыва я писал, что роман «о титанах, богах и совершенствах». Но женская красота и судьба – она в контексте, более широком контексте романа. Основное его, контекста, содержание –

Глава II Коммунизм
Нет, речь не о скучной материи школьных и вузовских учебников по поводу общества, где «каждому – по потребностям, от каждого – по способностям».

Спор, разговор не о содержательной части слогана – это на отдельную книгу; и не о том кондовом, каменожопом, свободном от любой свежей мысли изложении «авторского коллектива под редакцией» учебника научного коммунизма.

Речь у мыслителя – Иван Антонович больше, чем писатель – о жизни, живой, противоречивой и требующей каждодневного творчества: никогда прежде перед человечеством не стояло задачи, подобной этой – построение справедливого общества, где каждый каждому – друг, товарищ и брат, где свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех.

Что главное в авторском понимании «самого справедливого общества»? Нет, не цель – она ясна. Путь, ответ на вопрос: как? Как построить, как воплотить прекрасную мечту? Сегодня нам есть, с чем сравнивать. Сегодня мы стали мудрее на почти прожитую жизнь, но – мудрее.

Вчерашние поводы для смеха и анекдотов, а если разобраться, то смеялись (и справедливо, и поделом!) над выродившимися «советскими мыслителями», запутавшихся в казавшихся ясными тремя соснами и тремя основными частями марксизма.

То, что было выше их понимания, получилось соответствующую судьбу: выхолощенность, упрощенное до примитива, понимание всей сложности живой жизни.

То, чего ты не понимаешь, естественно переводится в разряд примитива, потому что сознаться, что дальнейший путь тебе не ведом, а по должности обязан быть ведом, – саморазоблачение в профессиональной неполноценности.

Как отвечает Ефремов на главный вопрос: как? Первое, оно же главное, общественные конфликты он понимает исключительно правильно: конфликт – это двигатель общественного роста, развития, самосовершенствования.

И это – очень мужской взгляд на вещи, очень мужской! Ты не нудишь, не обманываешь сам себя, не обвиняешь всех и каждого – идею или человека – в собственном несовершенстве, ты пытаешься совершенствовать себя.

И кто он – строитель коммунизма? Какой он? Каменножопый начетчик, снимающий якобы интеллектуальную ренту с «единственно правильного учения»? Да ни фига! Именно так – ни фига! Деятельный, думающий, сомневающийся. Но главное – действующий! Он – мужчина!

Гирин. Иван Родионович (обратите внимание на «Г» – ирин, «И» – ван, «Р» -одионович, – ГИР, Гирин) – главный герой романа.

Он спрашивает себя, он выписывает себе гамбургский счет в отношениях с молодой, много моложе его, женщиной. Но он имеет моральное на то право.

Сильный и инициативный, это он, ещё будучи совсем молодым учёным, берется за лечение редкой формы рака кожи. «Кто, кроме нас?» – помните, чьим девизом были эти слова?

Это он встретил молодую деревенскую девушку Анну и искренне пытался помочь ей «Тогда он был уверен, что не уступит девушку её нелепой судьбе». Это он, осознавая игру, в которую его втянули «воротилы от науки», принимает навязанную ему роль, выбирая не между хорошим и плохим, добром и злом, выбирая, как это в реальной жизни и происходит, между плохим и очень плохим.

Это он идет на использование ЛСД (!!!) в целях невероятных: отделить, разделить лимбическую систему и неокортекс для проникновения в структуру генетической памяти, «очищенной» от интерпретаций позже возникшего разума и сознания.

Да, порой он кажется просто сказочным героем, когда, проведя три дня в Крыму с любимой женщиной, он позволил себе поцелуй. В самолете на обратном пути в Москву.

Да, порой он кажется не просто сказочным героем – всемогущим волшебником, на раз разоблачающим иностранного негодяя, влюбившего в себя простую, чистую, красивую советскую девушку ради достижения своекорыстной цели. На раз – это когда он вводит этого иностранного негодяя в гипнотическое состояние и таким образом обнажает его сущность перед этой самой девушкой.

https://www.youtube.com/watch?v=6ZZGoD9_9xA

Но главное в нем – деятельная, активная природа личности, постоянно размышляющей над последними вопросами этого мира. Умный, деятельный, активный – это и есть человек будущего. Это и есть – автор книги.

Посмотрите на фотографии Ивана Антоновича – разве не очевидны ответы на вопрос: а кого автор изобразил в лице главного героя? Того, кого он знает лучше всех других – себя.

Идеальный портрет себя, того себя, каким бы он хотел быть.

Кто они – соль земли коммунистического общества? Простые и могучие в своей правде и простоте.

Сибиряки Селезневы: «Мужчины – хмурые и добрые, громадного роста, выносливости и медвежьей силы; женщины – крепкие, точно литые, мало уступающие в силе мужикам, всегда веселые, проворные и смешливые»; «…люди острой наблюдательности и здорового юмора»; «Две длиннокосые охотницы (сестры Селезневы) могли покорить кого угодно удивительной для городских жителей отвагой, умением управляться с самыми разными делами, неистощимым задором и весельем». Но с кем конфликтуют физически и морально здоровые люди? Кто их визави? Например, богемствующая интеллигенция, чьи неясные художественные принципы почему-то позволяют их носителям свысока относиться к тем, кто как бы «от сохи».

Например, с уже упомянутой когортой «воротил от науки», главной чертой которых, по словам Толстого, является «неистребимое желание писать доносы». Ефремов профессионально занимался наукой, научное сообщество он знал не понаслышке, это абсолютно точно.

Размышляет ли Гирин над тем, что не так в самом прогрессивном обществе? Да, разумеется. Но главный вопрос: что нужно делать с живой тканью реальности, с людьми, такими, каковы они есть, чтобы реализовать вековечный человеческий идеал свободы, самореализации и достатка? Что? А этот вопрос к себе – главное доказательство личностной зрелости, ответственности и глубокой веры в человека.

Глава III Что же такое «лезвие бритвы»?
Если по-простому, «шершавым языком» физики, классической и квантовой, лезвие бритвы – оптимальная траектория движения объекта. Давайте насладимся авторским текстом, мне кажется, все упоминания «лб» были мной «зарегистрированы».

Читайте также:  Краткое содержание лесков зверь точный пересказ сюжета за 5 минут

«Я представляю себе эту меру чем-то крайне тонким – лезвием бритвы, потому что найти её, осуществить…так же трудно, как пройти по лезвию бритвы…
«…Ага, вспомнила, кто говорил о тончайшей линии, как лезвие бритвы, проходящей между двумя неверными крайностями».

«…Шораши-Пуджа – поклонение женщине… Но если во время обряда ты упадешь с лезвия ножа, то будешь отдан на растерзание безумию чувств».

«Счастье встречи с тобой, оно будто лезвие ножа – страшно остро и очень узко. А рядом, с обеих сторон, две темные глубины. Одна – отзвук общечеловеческой тоски и трагедии при встрече с прекрасным».

«Конечно, узка и трудна та единственно верная дорога к коммунистическому обществу, которую можно уподобить лезвию бритвы».

Источник: https://www.livelib.ru/book/1001528334-lezvie-britvy

Живая книга

Существуют книги, которые можно читать всегда. Они подходят к любому времени и обществу. Именно такова книга, написанная русским писателем и ученым Иваном Антоновичем Ефремовым «Лезвие бритвы». В юности я долго не решался взяться за эту книгу: ведь она представляется как фантастика, а это не мой жанр. Но взяв ее в руки, оторваться от нее уже просто невозможно.

Как можно выпустить из рук произведение, которое повествует о вечном поиске, в котором находится человеческая душа? О поиске любви, красоты, справедливости, что в конечном итоге приводит к пониманию духовного могущества человека, торжеству разума. Не зря главный герой романа, доктор Гирин, личность незаурядная.

Это ученый, пребывающий в постоянном поиске. Он ищет в человеке те черты и свойства, которые необходимы каждому отдельно взятому индивидууму для выживания. Отсюда идет и пояснение названия произведения.

Оказывается, все мы живем на лезвии бритвы, в узком диапазоне температуры тела (от 37 до 42 С), нам необходим воздух, свет, тепло. Малейшее нарушение условий существования ведет к смерти человека. Особенно потрясает в романе эпизод с добровольным заточением в каменный мешок.

И ты понимаешь, как человек интегрирован в окружающий мир, без него он не может жить. А красота? Автор устами главного героя дает ей очень оригинальное, но в то же время правильное, на мой взгляд, объяснение тех черт во внешнем облике, которые делают нас красивыми.

И при этом замечает, что красота служит мерилом физических возможностей организма, а значит, находится на лезвии бритвы, и отклонение от нормального строения приводит к утере функциональных качеств и привлекательности человека в целом.

Еще одна проблема, рассматриваемая в романе – отыскание человеком жизненных целей и ориентиров.

Особенно сильно подчеркивает контраст между людьми, живущими в первобытном мире, которые совершенно счастливы, и мятущейся душой художника, творения которого отвергаются, хотя они являют собой вершину искусства.

И только робкий лучик надежды, что будущее откроет человечеству правдивое, настоящее искусство, вселяет некоторый оптимизм. Это самое эмоционально тяжелое, место романа. От него веет грустью и безнадежностью, которую переживает сам автор.

И все же, читая этот роман, ловишь себя на мысли, что ты не только сопереживаешь главным героям, но и учишься у них отношению к жизни, душевной красоте, умению тонко чувствовать. И каждый найдет в этом романе что-то свое, сокровенное, то что волнует его больше всего. И потому это произведение можно причислить к современной классике, которая наследует всем традициям золотого века литературы.

Роман замечателен переплетением нескольких сюжетных линий: история советского ученого и врача, итальянской экспедиции за африканскими алмазами, жизнь неизвестного индийского художника. Все эти совершенно разрозненные, на первый взгляд персонажи, объединяет некая таинственная корона Александра Македонского, сыгравшая в его жизни важнейшую роль.

Также в книге затрагивается проблема человеческой судьбы. Иван Ефремов пытается пояснить судьбу не с мистической точки зрения, как это принято до сих пор.

Он представляет судьбу как крепчайшую логическую цепь, состоящую из мелких совпадений, стечения обстоятельств, соединенных между собой случайностей. А мы, люди, не понимая, или не желая понимать глубинной сущности этих связей, просто покоряемся, плывем по течению и называем это судьбой.

Главные герои романа своим примером показывают, что свою судьбу можно и нужно строить самостоятельно. Нужно лишь научиться улавливать течение логической последовательности событий в нашей жизни.

С таких же материальных позиций автор пытается подойти к йоге, телепатии, сверхспособностям организма. Все эти явления он объясняет с точки зрения материализма. Характерен эпизод, когда он пытается пробудить генную память Симы с помощью гипноза.

Не всегда эта книга воспринимается c первого прочтения, но, открывая ее, каждый раз ты находишь для себя что-то новое, волнующее и прекрасное. Возможно с высоты жизненного опыта по-другому воспринимаешь философские концепции этой книги. А возможно, читая ее, видишь в ней все меньше и меньше фантастики.

Источник: http://livekniga.ru/lezvie-britvy/

Книга Лезвие бритвы. Автор – Ефремов Иван Антонович. Содержание – Часть четвертая Лезвие бритвы

– Он сказал «цветок на заре», – ответила Сандра. – А я бы назвала статую по-другому: «заря на цветке».

– О, вы правы оба! – воскликнула Тиллоттама. – Тело апсары в самом деле цветок на заре, но душа ее – заря на цветке. Значит, верно и то и другое!

Чезаре зааплодировал.

По широчайшей лестнице светлого камня Тиллоттама и Даярам входили в помещение художественной выставки, отведенное в левом крыле музея, построенного как дворец в современном стиле.

Огромные залы, полные света и воздуха, голубые полы и лестницы, арматура и перила из серебристого алюминия. Окна во всю стену, то хрустально-прозрачные, то нежно опалесцирующие.

«Вот истинное здание будущего, открытого и ясного, – думал Даярам, вспоминая темные храмы, стесненные колоннами, заставленные тысячами ненужных обрядовых предметов, запыленные и обветшавшие, продымленные столетиями возжигаемых курений. – Будут ли люди в этих радостных зданиях современности лучше? Настолько, насколько красивее новые постройки? Или здания стали лучше, а люди хуже? Как-то они встретят мою мечту о Красе Ненаглядной?»

На выставке было мало людей. Но тупик бокового прохода постоянно заполнялся посетителями. Здесь стоял тот приглушенный гул неприязни и радости, которым публика всегда выражает свое отношение к подлинному искусству.

Красно-коричневый с лиловым оттенком металл статуи подчеркивал все линии тела. Скромная надпись: «Д. Рамамурти. Апсара», серый холст, обтянувший дерево подставки, угол пустых палево-серых стен. И все! Мечты, годы исканий, страдания, нещадный труд… помощь Тиллоттамы, поддержка друзей, случайно сошедшихся из далеких и разных стран!

Взволнованная, смятенная Тиллоттама укрывалась за портьерой на служебной лестнице, откуда было видно и слышно все происходившее около статуи. Словно в тумане, она видела себя обнаженной и беззащитной, выставленной на суд толпы. Критические замечания, доносившиеся до нее, она воспринимала как оскорбление своего любимого, как поругание заветной мечты обоих.

Читайте также:  Краткое содержание гранин картина точный пересказ сюжета за 5 минут

Особенно больно били ее по нервам голоса резкие и важные. Они, видно, принадлежали признанным ценителям прекрасного. Эти люди стояли возле самой статуи и говорили о ней, как работорговцы о рабыне, оскорбляя каждым словом и жестом.

– Некрасивое тело, – брезгливо сказала худая женщина в европейском платье. – Смотрите, какие бедра, неправдоподобно тонкая талия. Какая-то Нитамбини из Камасутры!

– Васноттэджак, эротическое понимание образа женщины, – раздался громкий голос, – возвращение к древнему примитиву!

– Непонятно, что хотел сказать художник, хотя есть что-то такое, динамическое, что ли.

– Ничего нет, просто стилизовано под древний канон!

– Слишком много животной силы. Она прямо тает от желания!

Тиллоттама отшатнулась, зажимая уши. Ей хотелось выбежать, прикрыть собой статую, закричать: «Неправда! Разве вы не видите?»

Рука Даярама, крепкая и нежная, неожиданно сжала ее локоть: он тоже все слышал.

– Тама, не бойся их. Гуру учил меня, что если в душе человека нет того, что горит, влечет и тревожит, то ему бесполезно говорить об этом. Ничего из ничего не пробудится. Все слова и объяснения падают в пустоту, в провал души, и он не изменится до следующих воплощений.

Надо говорить с теми, в ком есть непробужденное богатство, – тогда придет отклик. Подумай, прошли тысячелетия, а они, вот эти, не прибавили ничего к древнему пониманию красоты и страсти, не осветили эти тайные глубины огнем подлинного знания.

Проповедуемое ими искусство дает нам все оттенки мелких чувствований, которые рождаются по пустякам и умирают в непонимании законов любви и красоты. Кто бы они ни были, ты не слушай их.

Их мнимое знание – на деле позорная слепота прошлого, родившаяся в душной и тесной жизни, рабски склонившейся перед опасностью и трудами познания!

Рамамурти взял Тиллоттаму за руку и свел ее с лестницы.

Зрители безошибочно узнали в Тиллоттаме модель, угадали художника. Покраснев, она прикрылась шарфом. Но Рамамурти не смутился. Свободно и весело он поклонился тем, которые искренне хотели выразить свое восхищение его «Апсарой» и Тиллоттамой, которую скоро будут называть звездой Индии в тех произведениях искусства, которые еще будут вдохновлены ею.

Тиллоттама преодолела застенчивость и огляделась. Брюзгливые, недовольные лица были только вблизи статуи. Десятки людей, мужчин и женщин, стояли поодаль, не сводя восхищенных взоров с «Апсары».

– Заря, в которой еще много тьмы, – произнес сам для себя человек ученого вида, в больших золотых очках, – но несомненная заря!

«Как это верно! – подумал Даярам. – Много тьмы и в Тиллоттаме, и в нем самом. Древний образ прекрасного неизбежно сливается с тьмой в природе, в ее женском воплощении. И победить ее невозможно иначе, как пройдя сквозь нее, как прошел он мрак безмолвия в каменном подземелье…

Если благодаря разуму человек сумел превратить простое влечение животного в священный огонь любви, то неизбежна и следующая ступень восхождения. Непонятная и мучительная страсть тела станет сознательным царственным наслаждением в поклонении красоте.

Часы и дни бытия сделаются безмерно богаче тысячами ее проявлений в образе любимых, в изгибах тела, взмахе ресниц, блеске глаз. И сама страсть, пришедшая через прекрасное, станет восхитительным даром природы, обостряющим чувства, возвышающим душу».

Конец третьей части

Селезнев видел Гирина во второй раз, и сейчас в белом халате он показался ему другим, незнакомым и строгим.

Постоянные помощники странного доктора – быстрый, нервный Сергей и худенькая Верочка – «вся опора на поле брани», как шутил Гирин, – были тут же, торжественные, как люди на богослужении в старину.

А в глубине душноватой подвальной лаборатории, едва освещенные низко подвешенными лампами, сидели за длиннейшим столом несколько человек – старых и молодых. Они слушали Гирина, энергично шагающего взад-вперед вдоль стола.

– Иннокентий Ефимович Селезнев приехал из Восточной Сибири, чтобы найти объяснение удивительным галлюцинациям, которые появились у него после фронтового ранения и особенно усилились в результате случайного отравления ядовитыми грибами.

Галлюцинации заключаются в неясных, тревожных видениях. Чувства обостряются с ощущением опасности, чего-то подстерегающего, близкой смерти.

Тени животных, известных Иннокентию Ефимовичу лишь по картинкам: слонов, носорогов, гигантских кошек, – возникают и исчезают, то в одиночку, то целыми скопищами.

Наш знаменитый этнограф и писатель Тан-Богораз еще раз в 1923 году в книге «Эйнштейн и религия» пророчески заявил, что сновидения о прошлом могут относиться даже к палеолиту, потому что в их возникновении участвуют древние структуры мозга, сохранившие отпечатки прошлых времен.

Есть основание думать, что здесь мы имеем дело с очень редким случаем проявления подсознательной памяти, «мемори оф дженерейшиз», как назвал ее один английский психолог, или «наследственной информации», как скажут в терминах кибернетики современные ученые. Это память гигантского, невообразимого объема закодирована организмом для работы в области подсознательного. Лишь в особых случаях и, вероятно, только у человека она может прорваться в сознание с возможностью раскодирования ее в мыслеобразах…

В очень древние времена египтяне, а позднее индийцы уже знали о сложном устройстве и глубине человеческой психики, чему мы, европейцы, до сей поры не можем научиться, даже в двадцатом веке, когда Фрейд опримитивизировал психику человека, придав ей плоскую конструкцию из инстинктов моллюска.

Египтяне считали, что душа человека состоит из семи различной сложности отделов.

Из них назову Ка, или душу тела – его рефлексологию, Ба – душу дыхания или инстинктов, Кхабу, или тень тела, Акху – сумму чувств в восприятии разума и, наконец, то, что имеет для нас сейчас наибольший интерес, – Себ, пятая душа, наследственная, переходящая из тела в тело.

Выражаясь современным языком, вместилище памяти поколений. Семерное же деление психики принимали в древности индийцы. У них четвертая душа, или Кама-рупа, тоже несла в себе память прошлого, но только в виде инстинктов, а не сознания, как пятая душа египтян.

Источник: https://www.booklot.ru/authors/efremov-ivan-antonovich/book/lezvie-britvyi/content/798698-chast-chetvertaya-lezvie-britvyi/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector