Краткое содержание овидий наука любви точный пересказ сюжета за 5 минут

«Эротика Текста»: Овидий. Поэма «Наука любви»

Краткое содержание Овидий Наука любви точный пересказ сюжета за 5 минут

Публий Овидий Назон входит в тройку самых прославленных римских поэтов «Золотого века» наряду с Вергилием и Горацием. Поэт оставил потомкам 8 книг, в которых мы можем найти историю его жизненного и творческого пути.

При этом Овидий был чужд повторений, каждое новое его произведение было новым в плане формы или содержания. Главным произведением Овидия считаются «Метаморфозы», представляющие искусную поэтическую обработку древних мифов.

Хотя вошел в литературу Овидий именно со стихами любовной тематики, которые сделали его знаменитым и от которых он в итоге пострадал, отправившись в пожизненную ссылку. По крайней мере, так предполагают его биографы, которые ломают головы об истинных причинах изгнания Овидия из Рима императором Августом.

Сам поэт довольно туманно высказывался об этом, называя две причины: стихи и некий поступок. Обычно этот поступок связывают со сферой интимных отношений, так как Овидий, автор знаменитой «Науки любви», был отнюдь не самым скромным гражданином. А император Август ценил как раз скромность и целомудрие, отправляя в ссылку всех, кого уличал в безнравственном поведении.

Однако таинственный поступок Овидия так и остается гипотезой.    

Поэма Овидия «Наука любви» является одним из самых совершенных по форме и непревзойденных по остроумию произведений. В ней автор рассматривает умение вызвать любовь как науку, которую необходимо изучать, а сама любовь для него – предмет анализа.

Книга имеет дидактическую окраску, поэт выступает в роли учителя, передающего свои богатые познания в сфере отношений молодым людям. И упрекнуть его в незнании своего предмета очень сложно.

Овидий на самом деле являет пример человека, обладающего удивительной наблюдательностью, тонким пониманием женской и мужской психологии, не скупящегося на пикантные подробности.

Многие советы Овидия звучат удивительно современно, как будто за две тысячи лет ничего в отношениях между полами не изменилось. Наверное, так оно и есть. Сегодня Овидий так же успешно мог бы покорять женщин. В начале поэмы Овидий пишет, в чем именно он будет наставлять юных влюбленных:

Поэма поделена на 3 части. В первой речь идет о наиболее благоприятных местах для поиска объекта желания: театр, цирк, праздник, званый ужин, курорт. Поэт полагает, что женщины посещают общественные мероприятия «не только чтобы посмотреть, но чтобы на них посмотрели».

Вторая часть поэмы изобилует конкретными приемами пробуждения ответных чувств в женщинах. Мужчина должен быть вежливым, предупредительным, остроумным, красноречивым. Иногда не возбраняется даже соблазнить служанку своей возлюбленной, чтобы с ее помощью добиться любви.

Например, произвести впечатление можно так:

Овидий призывает внимательно следить за своей внешностью. Настойчивость и разговоры еще далеко не все средства, открывающие дверь в сердце возлюбленной. Не стесняясь в выражениях, Овидий рисует образ, который должен создать мужчина. И опять же строки эти можно отнести к бессмертным:

Многие строчки поэмы убеждают в том, что Овидий был знатоком женской психологии. Его наблюдательность позволила ему хорошо изучить поведение женщин в той или иной ситуации, видеть их скрытые мотивы и желания.

Уча любви, поэт все же стремится изобразить человека без прикрас, таким, какой он есть со всеми его особенностями, иногда самыми нелицеприятными.

Наверняка многие женщины XXI века узнают себя в портрете, нарисованном древнеримским поэтом в I веке.

Особому искусству – сохранению любви – посвящена третья часть поэмы. Здесь наблюдается такое же разнообразие средств от самых возвышенных до порой несколько извращенных. Например, Овидий указывает на то, что долго чувство не сможет продержаться на обмане.

Женщине нельзя лгать. Нужно приучать ее к себе, чтобы в отсутствие мужчины она тосковала. Допускается также разжигать ревность, найдя мнимую соперницу своей возлюбленной. В общем, выбор богатый, «книгу прочти и, научась, полюби» говоря словами автора.

  

Для тех же, кому наоборот хочется избавиться от любовного чувства, Овидий написал продолжение этой поэмы – «Исцеление от любви». В ней он называет любовь болезнью, от которой нужно лечиться, дабы сохранить ясный рассудок. Так Овидий предлагает сделать свой выбор каждому читателю: считать любовь даром богов или опасной болезнью. Сам Овидий все же выбрал любовь, заплатив за это немалую цену.

Источник: http://concepture.club/post/rubrika_2021/ovidij

Публий Овидий Назон – Наука любви

Здесь можно скачать бесплатно “Публий Овидий Назон – Наука любви” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Античная литература, год 1990.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Наука любви” читать бесплатно онлайн.

Публий Овидий Назон

НАУКА ЛЮБВИ

Перевод М.Л. Гаспарова

Кто из моих земляков не учился любовной науке,

Тот мою книгу прочти и, научась, полюби.

Знанье ведет корабли, направляя и весла и парус,

Знанье правит коней, знанью покорен Амур.

Автомедонт[1] направлял колесницу послушной вожжою,

Тифий стоял у руля на гемонийской корме, —

Я же Венерой самой поставлен над нежным Амуром,

Я при Амуре моем — Тифий и Автомедонт.

Дик младенец Амур, и нрав у него непокладист,

10  Все же младенец — и он, ждущий умелой руки.

Звоном лирной струны сын Филиры[2] утишил Ахилла,

 Дикий нрав укротив мирным искусством своим:

Тот, кто был страшен врагу, кто был страшен порою и другу,

Сам, страшась, предстоял перед седым стариком;

15  Тот, чья мощная длань сулила для Гектора гибель,

Сам ее подставлял под наказующий жезл.

Словно Хирону — Пелид, Амур доверен поэту:

Так же богиней рожден, так же душою строптив.

Что ж, ведь и пахотный бык ярмо принимает на шею,

20 И благородный скакун зубом грызет удила, —

Так и Амур покоряется мне, хоть и жгут мое сердце

Стрелы, с его тетивы прямо летящие в грудь.

Пусть! Чем острее стрела, чем пламенней жгучая рана,

Тем за стрелу и огонь будет обдуманней месть.

25 Лгать не хочу и не буду: наука моя не от Феба,

Не возвещает ее грающий птичий полет,

Не выходили ко мне, пастуху Аскрейской долины,

Клио и восемь сестер[3], вещий ведя хоровод;

Опыт меня научил — внемлите же опытной песне!

30 Истина — вот мой предмет; благослови нас, Любовь!

Прочь от этих стихов, целомудренно-узкие ленты[4].

Прочь, расшитый подол, спущенный ниже колен!

О безопасной любви я пишу, о дозволенном блуде,

Нет за мною вины и преступления нет.

35 Первое дело твое, новобранец Венериной рати,

Встретить желанный предмет, выбрать, кого полюбить.

Дело второе — добиться любви у той, кого выбрал;

Третье — надолго суметь эту любовь уберечь.

Вот уроки мои, вот нашего поприща меты —

40 К ним колесницу помчу, быстро пустив колесо.

Стало быть, прежде всего, пока все дороги открыты,

Выбери — с кем из девиц заговорить о любви?

С неба она к тебе не слетит дуновением ветра —

Чтобы красивую взять, нужно искать и искать.

45 Знает хороший ловец, где сети раскинуть на ланей,

Знает, в какой из ложбин шумный скрывается вепрь;

Знает кусты птицелов, и знает привычный удильщик

Омуты, где под водой стаями рыбы скользят;

Так и ты, искатель любви, сначала дознайся,

50 Где у тебя на пути больше девичьих добыч.

Я не заставлю тебя широкий раскидывать парус,

Незачем плавать тебе в самую дальнюю даль,

Хоть и Персею пришлось жену добывать у индусов,

И от Лаконской земли в Трою Елена плыла.

55 Столько в столице девиц, и такие в столице девицы,

Что уж не целый ли мир в Риме сошелся одном?

Жатв на Гаргарской горе, гроздей виноградных в Метимне[5],

Рыб в пучине морской, птиц под покровом листвы.

Звезд ночных несчислимей красавицы в нынешнем Риме —

60 Уж не Энея ли мать трон свой поставила здесь?

Если молоденьких ты и едва подрастающих любишь —

Вот у тебя на глазах девочка в первом цвету;

Если покрепче нужна — и покрепче есть сотни и сотни,

Все напоказ хороши, только умей выбирать;

65 Если же ближе тебе красота умелых и зрелых,

То и таких ты найдешь полную меру на вкус.

Ты лишь пройдись, не спеша, под Помпеевой свежею тенью[6]

В дни, когда солнце стоит над Геркулесовым Львом,

Или же там, где щедротами мать померялась с сыном,

70 Мрамором из-за морей пышно украсив чертог[7].

Не обойди колоннад, мановением Ливии вставших[8],

Где привлекают глаза краски старинных картин, —

Там пятьдесят Данаид готовят погибель на братьев,

И с обнаженным мечом грозный над ними отец.

75 Не пропусти священного дня сирийских евреев

https://www.youtube.com/watch?v=F4QXOLuRtlc

Или Венериных слез в день, как погиб Адонис;

Не позабудь и мемфисской телицы в льняном одеянье —

Зевса познавши любовь, учит любви она дев[9].

Судная площадь — и та не запретное место Амуру:

80 В шуме толпы площадной часто вскипает любовь.

Читайте также:  Краткое содержание джейн остин эмма точный пересказ сюжета за 5 минут

Там, где мраморный ряд колонн Венерина храма[10],

А перед ним в небеса бьет водомет Аппиад,

Там не однажды любовь уязвляла блюстителей права,

И охранявший других сам охраниться не мог.

85 Там не однажды немел и самый искусный вития,

Не за других говоря, а за себя самого.

И, потешаясь, глядела Венера из ближнего храма,

Как защищавший других стал беззащитен пред ней.

Но полукруглый театр — еще того лучшее место:

90 Здесь для охоты твоей больше найдется добыч.

Здесь по себе ты отыщешь любовь и отыщешь забаву —

Чтобы развлечься на раз или увлечься всерьез.

Как муравьи вереницей спешат туда и обратно,

Зерна держа в челюстях, пищу привычную впрок,

95 Или как пчелы летят по своим облюбованным рощам

И по душистым лугам вскользь от цветка и к цветку,

Модные женщины так на модные зрелища рвутся:

Толпы красавиц текут, в лицах теряется глаз.

Все хотят посмотреть и хотят, чтоб на них посмотрели, —

100 Вот где находит конец женский и девичий стыд.

Ромул, это ведь ты был первым смутителем зрелищ,

Рати своей холостой милых сабинянок дав!

Не нависали тогда покрывала над мраморным склоном[11],

А на подмостки внизу рыжий не брызгал шафран, —

105 Сценою был безыскусный развал наломанных сучьев

И густолистых ветвей из палатинских дубрав,

А для народа кругом тянулись дерновые скамьи,

И заслоняла листва зной от косматых голов.

Каждый глазами себе выбирает желанную деву,

110 Каждый в сердце своем страстью безмолвной кипит.

Вот неумелый напев из этрусской дуды вылетает,

Вот пускается в пляс, трижды притопнув, плясун, —

И под ликующий плеск еще неискусных ладоней

Юношам царь подает знак к похищению жен.

115 Все срываются с мест, нетерпенье криками выдав,

Каждый добычу свою жадной хватает рукой.

Словно голубки от клюва орла летят врассыпную,

Словно овечка бежит, хищных завидя волков,

Так под напором мужчин задрожали сабинские девы:

120 Схлынул румянец с лица, трепет объемлет тела.

Страх одинаков во всех, но у каждой по-своему виден:

Эта волосы рвет, эта упала без сил,

Эта в слезах, но молчит, эта мать призывает, но тщетно,

Эта нема, эта в крик, та цепенеет, та в бег.

125 Вот их ведут чередой, добычу любовного ложа,

И от испуга в лице многие даже милей.

Если иная из них отбивалась от властного друга —

Он на руках ее нес, к жаркому сердцу прижав,

Он говорил: «Не порти очей проливными слезами!

130 Чем для отца твоя мать, будешь и ты для меня».

Ромул, ты для бойцов наилучшую добыл награду;

Дай такую и мне — тотчас пойду воевать!

Как же тут не сказать, что красоткам опасны театры

С тех знаменитых времен и до сегодняшних пор?

135 Небесполезны тебе и бега скакунов благородных —

В емком цирке Амур много находит удобств.

Здесь не придется тебе разговаривать знаками пальцев

И не придется ловить тайные взгляды в ответ.

Здесь ты хоть рядом садись, и никто тебе слова не скажет,

140 Здесь ты хоть боком прижмись — не удивится никто.

Как хорошо, что сиденья узки, что нельзя не тесниться,

Что дозволяет закон трогать красавиц, теснясь!

Здесь-то и надо искать зацепки для вкрадчивой речи,

И ничего, коли в ней пошлыми будут слова:

145 Чьи это кони, спроси у соседки с притворным вниманьем;

Ежели хлопнет коню, хлопай за нею и сам;

А как потянутся лики богов[12] и меж ними Венера —

Хлопай и рук не щади, славя свою госпожу.

Если девице на грудь нечаянно сядет пылинка —

150 Эту пылинку с нее бережным пальцем стряхни.

Если пылинки и нет — все равно ты стряхни ее нежно,

Ведь для заботы такой всяческий повод хорош.

Если до самой земли у красотки скользнет покрывало —

Источник: https://www.libfox.ru/376138-publiy-ovidiy-nazon-nauka-lyubvi.html

Читать

Кто из моих земляков не учился любовной науке,

Тот мою книгу прочти и, научась, полюби.

Знанье ведет корабли, направляя и весла и парус,

Знанье правит коней, знанью покорен Амур.

Автомедонт[1] направлял колесницу послушной вожжою,

Тифий стоял у руля на гемонийской корме, —

Я же Венерой самой поставлен над нежным Амуром,

Я при Амуре моем — Тифий и Автомедонт.

Дик младенец Амур, и нрав у него непокладист,

10  Все же младенец — и он, ждущий умелой руки.

Звоном лирной струны сын Филиры[2] утишил Ахилла,

 Дикий нрав укротив мирным искусством своим:

Тот, кто был страшен врагу, кто был страшен порою и другу,

Сам, страшась, предстоял перед седым стариком;

15  Тот, чья мощная длань сулила для Гектора гибель,

Сам ее подставлял под наказующий жезл.

Словно Хирону — Пелид, Амур доверен поэту:

Так же богиней рожден, так же душою строптив.

Что ж, ведь и пахотный бык ярмо принимает на шею,

20 И благородный скакун зубом грызет удила, —

Так и Амур покоряется мне, хоть и жгут мое сердце

Стрелы, с его тетивы прямо летящие в грудь.

Пусть! Чем острее стрела, чем пламенней жгучая рана,

Тем за стрелу и огонь будет обдуманней месть.

25 Лгать не хочу и не буду: наука моя не от Феба,

Не возвещает ее грающий птичий полет,

Не выходили ко мне, пастуху Аскрейской долины,

Клио и восемь сестер[3], вещий ведя хоровод;

Опыт меня научил — внемлите же опытной песне!

30 Истина — вот мой предмет; благослови нас, Любовь!

Прочь от этих стихов, целомудренно-узкие ленты[4].

Прочь, расшитый подол, спущенный ниже колен!

О безопасной любви я пишу, о дозволенном блуде,

Нет за мною вины и преступления нет.

35 Первое дело твое, новобранец Венериной рати,

Встретить желанный предмет, выбрать, кого полюбить.

Дело второе — добиться любви у той, кого выбрал;

Третье — надолго суметь эту любовь уберечь.

Вот уроки мои, вот нашего поприща меты —

40 К ним колесницу помчу, быстро пустив колесо.

Стало быть, прежде всего, пока все дороги открыты,

Выбери — с кем из девиц заговорить о любви?

С неба она к тебе не слетит дуновением ветра —

Чтобы красивую взять, нужно искать и искать.

45 Знает хороший ловец, где сети раскинуть на ланей,

Знает, в какой из ложбин шумный скрывается вепрь;

Знает кусты птицелов, и знает привычный удильщик

Омуты, где под водой стаями рыбы скользят;

Так и ты, искатель любви, сначала дознайся,

50 Где у тебя на пути больше девичьих добыч.

Я не заставлю тебя широкий раскидывать парус,

Незачем плавать тебе в самую дальнюю даль,

Хоть и Персею пришлось жену добывать у индусов,

И от Лаконской земли в Трою Елена плыла.

55 Столько в столице девиц, и такие в столице девицы,

Что уж не целый ли мир в Риме сошелся одном?

Жатв на Гаргарской горе, гроздей виноградных в Метимне[5],

Рыб в пучине морской, птиц под покровом листвы.

Звезд ночных несчислимей красавицы в нынешнем Риме —

60 Уж не Энея ли мать трон свой поставила здесь?

Если молоденьких ты и едва подрастающих любишь —

Вот у тебя на глазах девочка в первом цвету;

Если покрепче нужна — и покрепче есть сотни и сотни,

Все напоказ хороши, только умей выбирать;

65 Если же ближе тебе красота умелых и зрелых,

То и таких ты найдешь полную меру на вкус.

Ты лишь пройдись, не спеша, под Помпеевой свежею тенью[6]

В дни, когда солнце стоит над Геркулесовым Львом,

Или же там, где щедротами мать померялась с сыном,

70 Мрамором из-за морей пышно украсив чертог[7].

Не обойди колоннад, мановением Ливии вставших[8],

Где привлекают глаза краски старинных картин, —

Там пятьдесят Данаид готовят погибель на братьев,

И с обнаженным мечом грозный над ними отец.

75 Не пропусти священного дня сирийских евреев

https://www.youtube.com/watch?v=F4QXOLuRtlc

Или Венериных слез в день, как погиб Адонис;

Не позабудь и мемфисской телицы в льняном одеянье —

Зевса познавши любовь, учит любви она дев[9].

Судная площадь — и та не запретное место Амуру:

80 В шуме толпы площадной часто вскипает любовь.

Там, где мраморный ряд колонн Венерина храма[10],

А перед ним в небеса бьет водомет Аппиад,

Там не однажды любовь уязвляла блюстителей права,

И охранявший других сам охраниться не мог.

85 Там не однажды немел и самый искусный вития,

Не за других говоря, а за себя самого.

И, потешаясь, глядела Венера из ближнего храма,

Как защищавший других стал беззащитен пред ней.

Но полукруглый театр — еще того лучшее место:

90 Здесь для охоты твоей больше найдется добыч.

Здесь по себе ты отыщешь любовь и отыщешь забаву —

Чтобы развлечься на раз или увлечься всерьез.

Как муравьи вереницей спешат туда и обратно,

Зерна держа в челюстях, пищу привычную впрок,

95 Или как пчелы летят по своим облюбованным рощам

Читайте также:  Краткое содержание носов фантазёры точный пересказ сюжета за 5 минут

И по душистым лугам вскользь от цветка и к цветку,

Модные женщины так на модные зрелища рвутся:

Толпы красавиц текут, в лицах теряется глаз.

Все хотят посмотреть и хотят, чтоб на них посмотрели, —

100 Вот где находит конец женский и девичий стыд.

Ромул, это ведь ты был первым смутителем зрелищ,

Рати своей холостой милых сабинянок дав!

Не нависали тогда покрывала над мраморным склоном[11],

А на подмостки внизу рыжий не брызгал шафран, —

105 Сценою был безыскусный развал наломанных сучьев

И густолистых ветвей из палатинских дубрав,

А для народа кругом тянулись дерновые скамьи,

И заслоняла листва зной от косматых голов.

Каждый глазами себе выбирает желанную деву,

110 Каждый в сердце своем страстью безмолвной кипит.

Вот неумелый напев из этрусской дуды вылетает,

Вот пускается в пляс, трижды притопнув, плясун, —

И под ликующий плеск еще неискусных ладоней

Юношам царь подает знак к похищению жен.

115 Все срываются с мест, нетерпенье криками выдав,

Каждый добычу свою жадной хватает рукой.

Словно голубки от клюва орла летят врассыпную,

Словно овечка бежит, хищных завидя волков,

Так под напором мужчин задрожали сабинские девы:

120 Схлынул румянец с лица, трепет объемлет тела.

Страх одинаков во всех, но у каждой по-своему виден:

Эта волосы рвет, эта упала без сил,

Эта в слезах, но молчит, эта мать призывает, но тщетно,

Эта нема, эта в крик, та цепенеет, та в бег.

125 Вот их ведут чередой, добычу любовного ложа,

И от испуга в лице многие даже милей.

Если иная из них отбивалась от властного друга —

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=239786&p=1

Сочинение Рассуждения по сюжетам произведений Овидия

Древнеримский поэт Публий Овидий Назон выделялся среди писателей официального направления в литературе того времени, свой творческий путь Овидий начал с любовной лирики. Однако в его произведениях воспевание личных чувств и переживаний уступают место описанию любовных сцен и душевного состояния героев.

Автор еще во многом остается верен элегической традиции. Его первый сборник «Любовные элегии» имеет свою героиню (обобщенный женский образ), которую поэт называет Кориной, по имени древней поэтессы. Вместе с тем, обладая уникальным поэтическим талантом, он создает произведения совершенно нового типа.

Здесь нет возвышенного тона, который используется другими авторами при описании влюбленности и страдания. В элегиях Овидия мы видим яркие зарисовки реальной жизни, которым он придает оттенок игривости и иронии.

Описывая счастливую встречу с Кориной, поэт рисует обстановку спальни, фиксирует время дня, подробно описывает прекрасную внешность своей возлюбленной.

Таким образом, автор говорит не о возникающем чувстве, а об обстановке вокруг происходящего события. В противоположность своим предшественникам, изображающим серьезное, глубокое чувство, он выступает лишь «шутливым певцом любовной неги», как он сам называет себя.

Еще одной особенностью Овидия является развитие им на протяжении всего произведения одной темы, но в нескончаемых вариациях. Так, целая элегия построена у него на обыгрывании мысли о том, что влюбленный представляет собой воина на службе у Амура. Высказанная в первой строке, эта идея затем развивается в многочисленных сравнениях.

Маску «влюбленного поэта» Овидий окончательно отвергает в своем следующем сборнике «Послания героинь», в котором представляет пятнадцать вымышленных поэтических писем мифических героинь своим мужьям.

Темы «Посланий…» однообразны — разлука, тоска, одиночество, муки ревности, просьбы о возвращении, однако в описании этих чувств Овидий проявляет исключительное мастерство, наделяя яркой индивидуальностью каждую из своих героинь.

Здесь и скромная, терпеливая Пенелопа, и сгорающая от страсти Федра, и готовая без страха расстаться с жизнью Дидона, и мстительная Медея, и сентиментальная Энона. Все они совершенно по-разному переживают разлуку с любимыми.

В своих последующих поэмах «Наука любви» и «Лекарство от любви» поэт дает наставления в области любовных отношений. Римской элегии тех времен вообще была свойственна претензия на поучительную роль в области любви.

Овидий развил в своих произведениях эту тенденцию, в то же время представив легкую пародию на нее. В двух первых частях «Науки любви» он дает советы мужчинам, как привлечь и удержать женщину.

При этом, пародируя известные руководства, он постепенно подает науку «нахождения» предмета любви:

…сначала дознайся,Где у тебя на пути больше девичьих добыч.

Затем учит, как добиться ответного чувства:

Путь к овладенью — мольба. Любит женщинапросьбы мужские —Так расскажи ей о том, как ты ее полюбил…

И, наконец, как не потерять возлюбленную:

Прочь, нечестивые, прочь! Будь любезными будешь любимым.Чтобы любовь заслужить, мало однойкрасоты……Схватки — на долю парфян, а учтивым подругамнеситеЛаски, шутку и мир — все, что питаетлюбовь.

Третья часть предназначается для женщин — поэт рассказывает им, как завлекать и обманывать мужчин:

Нужен уход красоте, без него красота погибает…

Поэт постепенно обучает всем женским хитростям, обращает внимание на, казалось бы, незначительные детали:

…Нужно бывает подчас даже учиться ходить.

Изложение нехитрой науки автор оживляет яркими мифологическими сюжетами, бытовыми сценками и другими картинами, которые, однако, не выходят за рамки «шаловливой любви».

Вторая поэма «Лекарство от любви» написана в том же шутливо-наставительном тоне. Здесь представлены средства, призванные помочь тому, чья любовь безнадежна.

Выступая в этих произведениях «наставником страсти нежной», Овидий, в то же время, постепенно отходит от любовной лирики и обращается к более серьезным темам, которым и посвящено его дальнейшее творчество.

Благодаря своему таланту, оригинальности своих произведений, мастерству изложения и развития различных идей, поэт сразу же приобрел прочную популярность в читательских кругах. И эта популярность со временем нисколько не уменьшилась, несмотря на высказывания критиков, считавших, что он «потакал своему дарованию вместо того, чтобы управлять им».

Золотым веком принято называть период становления Империи. Именно на это время приходится творчество одного из великих классиков Рима — Овидия Публия Назона.

Выходец из небогатой семьи, Овидий, однако, получил хорошее образование, и родители прочили ему карьеру адвоката. Но еще в юные годы у него зародился интерес к поэтическому творчеству и проявились немалые способности в стихосложении.

Благодаря своему таланту он быстро приобрел известность в римском обществе, где особенно высоко ценилась любовная лирика поэта.

Ранний период творчества Овидия в основном посвящен популярной в те времена теме любви. В этот период он создал такие известные произведения, как «Любовные элегии», «Науку любви», «Лекарство от любви», «Косметические средства», «Героини».

Уже в самой первой книге — «Любовных элегиях» — проявился оригинальный способ мышления поэта. В отличие от привычных жанров, в которых серьезно и глубоко воспевались чувства влюбленного человека, его переживания, мечты, страдания, авторсоздает совершенно иной стиль. Описываемые им чувства легки и порой легкомысленны.

В его произведениях ощущается тонкая ирония, веселость, игривое отношение. Восхищаясь красотой своей возлюбленной, он, тем не менее, не склонен к непременному постоянству. Поэт уделяет значительное внимание и другим девушкам, оставаясь по-своему верен своей даме и испытывая к ней довольно серьезные чувства.

Однако даже в описании его любовных размышлений и личных переживаний отсутствует возвышенный тон.

Его элегии и любовно-эротические поемы содержат не только шутливые наставления из области любовной науки, но и яркие описания обычаев и быта развращенной и распущенной верхушки римского общества.

Эти произведения отличаются изяществом, мелодичностью речи, тонким юмором и легкостью изложения.

В то же время они наполнены косвенной критикой реформ Августа, установления в обществе строгих моральных норм древней старины.

Высокое мастерство Овидия как психолога, знатока человеческих характеров и душ проявилось в собрании поэтических посланий — «Героини». Здесь автор глубоко и смело отобразил переживания любящей женщины в великом множестве их разновидностей и оттенков.

Каждая из его героинь — яркая индивидуальность, неповторимая личность, каждая обладает своим особенным внутренним миром, непохожим на мир остальных.Второй период творчества поэта ознаменовался созданием самого известного и крупного из его произведений — «Метаморфозы».

При написании «Метаморфоз» Овидий использовал множество сюжетов из греко-римской мифологии, делая упор на описания всевозможных превращений в природе. Автор стремился создать поэтическую историю Вселенной — с момента выхода из Хаоса до современных поэту времен.

И хотя работа его осталась незавершенной, поэма оказала огромное влияние на все европейское искусство. Также к этому времени относится научно-мифологическая поэма «Фасты», которая имеет не только художественное, но и познавательное значение.

В ней автор рассказывает о происхождении римских праздников, освещает знаменитые события истории, опираясь на многочисленные древние источники. Поскольку сами источники не сохранились, то именно «Фасты» являются в какой-то мере первоисточником и историческим документом древнего мира.

Третий период творчества Овидия начался после его внезапного изгнания из Рима. Причины этой ссылки до конца не известны. То ли она была связана с делом внучки Августа — Юлии, высланной из Рима за распущенность; то ли с политическими интригами жены Августа — Ливии.

Существуют сведения о том, что поэт был в курсе этих событий, и Август, узнав об этом, решил удалить его из римского общества. В любом случае, решение правителя оказало сильное влияние на взгляды и чувства Овидия.

Читайте также:  Краткое содержание казакевич звезда точный пересказ сюжета за 5 минут

Произведения этих лет в основном овеяны меланхолией, грустью, ностальгией по родине и друзьям. В ссылке он создает «Скорбные элегии» и «Письма с Понта», в которых раскрывается вся искренность и глубина чувств поэта, его надежды и разочарования, его мысли и мечты.

Стихотворения этих лет были высоко оценены А. С. Пушкиным, который во многом видел сходство собственной судьбы и судьбы Овидия.

Литературное наследие римского поэта, богатое и разнообразное в идейном и жанровом отношении, имело большое значение, как для современников, так и для будущих поколений.

Его произведения являются великими памятниками истории, мифологии, литературы, психологии.

Они поставили поэтическое творчество на совершенно новую ступень развития, открыли абсолютно новые направления и традиции в искусстве.

(нет оценок)
Loading…

Источник: http://sochinenienatemupro.ru/sochinenie-na-temu-kratkoe-soderzhanie/sochinenie-rassuzhdeniya-po-syuzhetam-proizvedenij-ovidiya/

Овидий

Овидий (полное имя – Публий Овидий Назон) – выдающийся римский поэт, более всего известный как автор поэм «Наука любви» и «Метаморфозы», а также любовных элегий. Оказал огромное влияние на европейскую литературу, в том числе на Пушкина, посвятившего ему в 1821 году обширное послание в стихах.

Биография Овидия

Публий Овидий Назон родился  20 марта 43 года до н. э. (711 году от основания Рима) в городе Сульмоне в Италии.

В Древнем Риме Овидий был потомком рода, относящегося к сословию всадников. Отец его был человеком состоятельным и дал хорошее образование своим сыновьям.

С самых ранних лет Овидий обнаружил страсть к поэзии. Позднее он признается, что даже когда нужно было писать прозой, из-под его пера невольно выходили стихи. Молодой Овидий скоро убедился в своей полной неспособности занимать административные и судейских и должности, на что так надеялся его отец.

Оставив службу, выдающийся литератор занимался только поэзией, благо, финансовое положение позволяло не заботиться о хлебе насущном.

Посещение риторских школ в Риме рано приучило его к изощренному риторичесски-декламационному стилю, элементы которого заметны даже в его позднейших произведениях. Овидий закончил своё образование, совершив путешествие в Грецию и Малую Азию, которое считалось в его время необходимым для всякого образованного римлянина, особенно поэта.

Накопленный опыт лег в основу его литературных произведений. Известность пришла к нему сразу, а многие знаменитые поэты, в частности, Гораций и Проперций, стали его добрыми друзьями.

По желанию родителей Овидий рано женился, но вскоре вынужден был развестись; также был непродолжительным и неудачным второй брак, и только третий, с женщиной, уже имевшей от первого мужа дочь, оказался прочным и, судя по всему, счастливым. Овидий собственных детей не имел.

Будучи человеком обеспеченным и свободным от государственной службы, Овидий вел легкомысленный образ жизни в Риме.

В свою поэзию он часто вводил легкомысленные мотивы и образы, что противоречило политике императора Августа, мечтавшего возродить древние и суровые римские добродетели. Возможно это было причиной ссылки Овидия в 8 году н. э.

в крайнюю северо-восточную местность империи, а именно в город Томы (нынешняя Констанца в Румынии), где в 17 г. (по другим сведениям в 18 г.) он и скончался.

Творчество Овидия

Первыми литературными опытами Овидия были любовные элегии и так называемые «Героиды» (послания любовного содержания, адресованные женщинами героической эпохи любимым мужчинам).

Наибольшее внимание римского общества он обратил на себя любовными элегиями, вышедшими, под заглавием «Amores». До нас дошли три книги из 49 стихотворений. Эти любовные элегии связаны с вымышленным именем его подруги, Коринны, которое и прогремело на весь Рим.

Здесь Овидию удалось проявить в полной силе яркое дарование, сразу сделавшее его имя громким и популярным.

«Наука любви»

Ещё больший фурор произвело следующее произведение поэта – поэма «Наука любви в трёх книгах, написанная, как и почти все сочинения Овидия, элегическим размером. «Наука о любви» посвящена любовным, в том числе плотским, взаимоотношениям полов.

 В поэме в стихотворной форме содержались наставления, сначала для мужчин, какими способами можно приобретать и сохранять за собой женскую любовь (1 и 2 книги), а потом для женщин, как они могут очаровывать мужчин и сохранять их привязанность.

Нескромность содержания сочеталась с выдающимися художественными достоинствами, свидетельствующими о зрелости мастерства художника.

Написано это произведение во 2 – 1 гг. до н. э., когда поэту было 41 – 42 года от роду. Вскоре после «Науки любви» Овидий издал «Лекарство от любви» — поэму в одной книге, где он стремится облегчить положение тех, кому любовь в тягость и которые желали бы избавиться от неё.

Овидий в это время находился в расцвете лет и в зените славы. Он уже не был тем легкомысленным юношей, который начал писать свои любовные элегии. Пора было подумать о том, чтобы достойными трудами заполнить остаток своей жизни.

Поэт занялся разработкой мифологических и религиозных преданий, результатом которой были два его капитальных сочинения: «Метаморфозы» и «Фасты». Работа шла быстро: через семь лет у Овидия были уже готовы и ожидали лишь последней отделки первые шесть книг «Фастов» и все пятнадцать «Метаморфоз».

Но закончить эти ценные труды поэт не успел. Осенью 8 г. он неожиданно был отправлен Августом в ссылку на берега Чёрного моря в город Томы. Неизвестны причины немилости. Сам Овидий упоминал о недовольстве стихами и некоем поступке, туманно говорил об ошибке.

Еще в дороге Овидий начал писать «Скорбные элегии» или просто «Скорби», ставшие новым жанром в национальной поэзии, т.к. элегии ранее были связаны исключительно с любовной тематикой. Эти сочинения проникнуты скорбью и переживаниями; часть из них обращена к Августу с надеждой на перемену участи.

Затем им были написаны «Понтийские письма» в четырёх книгах, содержание которых в сущности то же, что и элегий, с той лишь разницей, что сравнительно с последними «Письма» обнаруживают заметное падение таланта поэта.

Тогда Овидий вновь обращается к своим капитальным трудам, которые по причине внезапного отъезда в ссылку так и не были закончены и изданы.

Метаморфозы Овидия

Первым из таких произведений была поэма «Метаморфозы» («Превращения»), написанная ещё в Риме. Неожиданный отъезд спровоцировал Овидия на уничтожение рукописи, но к счастью, с нее сохранилось несколько списков. Живя в Томах, поэт дополнил и переработал сочинение до того вида, в котором оно известно сейчас.

«Метаморфозы» — самый капитальный труд Овидия, состоящий из 15 книг и заключающий в себе изложение относящихся к превращениям греческих и римских мифов, начиная с хаотического состояния вселенной до превращения Юлия Цезаря в звезду.

Сюжет «Метаморфоз» есть не что иное, как вся античная мифология, изложенная систематически и по возможности хронологически, насколько в те времена вообще представляли себе хронологию мифа.

Овидий создает огромное произведение, содержащее около 250 более или менее разработанных превращений, располагая их по преимуществу в хронологическом порядке и разрабатывая каждый такой миф в виде изящного эпиллия.

В «Метаморфозах» перед поэтом стояла задача нового осмысления мира. Недаром Овидий стягивает всю пеструю ткань своей большой поэмы к одному узлу, к одному ключевому символу — метаморфозе.

Метаморфоза означает единство мира, в котором все человечно или напоминает о человеке, история мира от дикого хаоса и до исторических времен — это и есть история его оживления и одушевления, ее-то и рассказывает Овидий.

Метаморфоза означает и вечность мира, в котором ничто не кончается смертью, а кончается только превращением.

Рассказав и показав это, Овидий заканчивает «Метаморфозы» прямым поучением — речью мудреца Пифагора о том, что все течет и меняется, все одушевлено вечной душой, переливающейся из тела в тело, и поэтому человек должен любить все живое и не употреблять в пищу мяса животных. Так идея превращения оказывается у Овидия неразрывна с идеей вселенской любви.

С «Метаморфозами» по степени влияния на европейское искусство не может сравниться ни одно из произведений эпохи античности. Эту поэму считали любимой многие выдающиеся люди, например, Монтень, Гёте и др. Пушкин давал чрезвычайно высокую оценку творчеству Овидия.

«Фасты»

«Фасты» — другое серьёзное и также крупное и по объёму, и по значению произведение Овидия. Это — календарь, содержащий в себе объяснение праздников или священных дней Рима.

Поэма дошла до нас лишь в 6 книгах, обнимающих первое полугодие, тех книгах, которые Овидию удалось написать и обработать в Риме.

В ссылке продолжать эту работу он не мог по недостатку источников, хотя он подверг в Томах написанное в Риме некоторой переделке: на это ясно указывает занесение туда фактов, совершившихся уже после изгнания поэта и даже после смерти Августа.

Овидий был последний из знаменитых поэтов Августова века, со смертью которого окончился золотой век римской поэзии. Как поэту Овидию должно быть отведено одно из самых видных мест в римской литературе. Его «Фасты» и «Метаморфозы» до сих пор читаются в школах, как произведения образцового по языку и стихосложению латинского писателя.

В честь поэта назван кратер на Меркурии и город в Одесской области.

Источник: http://www.smirnova-tatjana.ru/litsnosti/38-wrighters/1153-ovidii.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector