Краткое содержание рассказов валентина катаева за 2 минуты

Краткое содержание «Сын полка»

Краткое содержание рассказов Валентина Катаева за 2 минуты

Повесть Катаева «Сын полка» была написана в 1944 году. В книге впервые в советской литературе тема война была раскрыта через восприятие ребенка – Вани Солнцева, мальчика двенадцати лет. За повесть «Сын полка» Катаев был удостоен Сталинской премии II степени. Произведение написано в рамках литературной традиции соцреализм.

Повесть «Сын полка» входит в школьную программу по литературе 4 класса. Прочитать краткое содержание «Сына полка» по главам можно прямо на нашем сайте. Предлагаемый пересказ будет интересен школьникам, а также всем, кому нужно быстро ознакомиться с сюжетом произведения.

Ваня Солнцев – мальчик 12 лет, сирота, которого нашли разведчики. Стал «сыном полка», а затем был зачислен в суворовское училище. Разведчики дали ему прозвище «пастушок».

Капитан Енакиев – мужчина 32-х лет, командир батареи. Хотел усыновить Ваню, но был убит во время сражения.

Ефрейтор Биденко – разведчик, до войны был донбасским шахтером, «костистый великан». Вместе с Егоровым и Горбуновым подобрали Ваню в лесу.

Ефрейтор Горбунов – разведчик, друг Биденко, «богатырь», «сибиряк», до войны был забайкальским лесорубом.

Сержант Егоров – мужчина 22-х лет, разведчик.

Три разведчика возвращались осенней ночью через сырой холодный лес. Неожиданно они обнаружили в небольшом окопчике бредившего во сне, что-то бормочущего мальчика. Ребенок проснулся и, резко вскочив, выхватил «откуда-то большой отточенный гвоздь». Один из разведчиков – сержант Егоров – успокоил его, что они «свои».

Глава 2

Капитан Енакиев, командир артиллерийской батареи, «был храбр», но «при этом холодноват, сдержан, расчётлив, как подобает хорошему артиллеристу».

Глава 3

Найденный разведчиками мальчик, Ваня Солнцев, был сирота. Его отец погиб на фронте, мать убили, бабушка и сестра умерли с голоду. Мальчик пошел «собирать куски», по дороге попался жандармам. Те посадили Ваню в детский изолятор, где он едва не умер от чесотки и тифа, но вскоре сбежал. Теперь он пытался перейти через фронт. С собой в сумке носил отточенный гвоздь и потрепанный букварь.

Ваня напомнил Енакиеву о его собственной семье – матери, жене и семилетнем сыне, которые погибли «в сорок первом».

Глава 4

Разведчики накормили Ваню «необыкновенно вкусной кротёнкой». Проголодавшийся мальчик ел жадно, с аппетитом. «Впервые за эти три года Ваня находился среди людей, которых не надо было опасаться».

Биденко и Горбунов пообещали Ване зачислить его «на все виды довольствия» и обучить военному делу, но сначала им нужно получить приказ о зачислении от капитана Енакиева. Однако, вопреки желанию разведчиков, Егоров передал Биденко распоряжение Енакиева отправить Ваню в тыл в детский дом. Расстроенный мальчик говорит, что все равно сбежит по дороге.

Глава 5

Биденко вернулся в часть на другой день поздно вечером, хмурый и молчаливый. В это время, армия, преследуя врага, продвинулась далеко на запад.

Глава 6

Биденко не хотел признаваться, что Ваня от него дважды сбегал, но после расспросов все-таки рассказал. Первый раз мальчик на повороте выпрыгнул из грузовика и спрятался в лесу. Биденко так бы и не обнаружил Ваню, если бы на ефрейтора не упал букварь – мальчик заснул, сидя на верхушке дерева.

Глава 7

Чтобы Ваня снова не убежал, Биденко привязал к его руке веревку, второй конец которой обмотал вокруг своего кулака. В грузовике ефрейтор периодически просыпался и, дергая за веревку, проверял, на месте ли Ваня. Однако, поспав чуть больше, ефрейтор под утро обнаружил, что второй конец веревки привязан сапогу ехавшей с ними женщины-хирурга. Мальчик же сбежал.

Глава 8

Ваня, долго блуждая по военным дорогам, пришел к штабу. По дороге ему встретился «роскошный мальчик» в полной походной форме гвардейской артиллерии – «сын полка», который служил связным при майоре Вознесенском. Именно эта встреча подтолкнула Ваню найти главного командира и попросить помощи, чтобы вернуться к разведчикам.

Главы 9 – 10

Ваня, не зная Енакиева в лицо, принял его за важного командира. Мальчик начал жаловаться капитану, что строгий Енакиев не захотел взять его сыном полка. Капитан забирает мальчика с собой к разведчикам.

Глава 11

Разведчики были очень рады возвращению мальчика. «Так судьба Вани трижды волшебно обернулась за столь короткое время».

Глава 12

Биденко и Горбунов взяли Ваню в разведку, не доложив командиру, что берут мальчика с собой за проводника – он хорошо знал эту местность. Ване еще не выдали обмундирование, поэтому внешне он был похож на «настоящего деревенского пастушка».

Глава 13

Разведчики отправили Ваню вперед, но через несколько часов вернулась только его лошадь. Горбунов отправил Биденко в часть сообщить о случившемся.

Разведчики не знали, что пока Ваня узнавал дорогу, он параллельно с помощью компаса делал зарисовки на полях букваря – пытался снять план местности. За этим делом и застали его немцы, схватили и посадили в темный блиндаж.

Глава 14

Ваню допрашивала немка. Несмотря на то, что чертежи в букваре и русский компас были очевидными уликами против мальчика, он ничего не рассказал.

Глава 15

Ваня очнулся в блиндаже от звуков бомбежки. Одна из бомб разнесла двери блиндажа, и мальчик увидел, что немцы отступили. Вскоре появились русские войска.

Главы 16. – 17

После случившегося Ваню постригли, сводили в баню, выдали новое обмундирование и «поставили на полное довольствие».

Глава 18

«У Вани была счастливая способность нравиться людям с первого взгляда». «Капитан Енакиев, так же как и его солдаты, с первого взгляда полюбил мальчика». Узнав о задании, в котором участвовал Ваня, Енакиев очень рассердился на разведчиков, которые любили мальчика слишком «весело».

Капитан вызвал мальчика к себе и назначил его связным.

Главы 19. – 20

С того дня Ваня начал жить в основном у Енакиева. Капитан хотел лично воспитать мальчика.

Енакиев «прикомандовал Ваню к первому орудию первого взвода в качестве запасного номера», чтобы он научился «постепенно выполнять обязанности всех номеров орудийного расчёта».

«Первые дни мальчик очень скучал по своим друзьям-разведчикам. Сначала ему показалось, что он лишился родной семьи. Но скоро он увидел, что новая его семья ничем не хуже старой».

Главы 21. – 22

Разговаривая с наводчиком Ковалевым о Ване, Енакиев делится своими планами о том, что хотел бы усыновить мальчика.

Неожиданно начали наступать немцы. Противник окружил пехотные части.

Глава 23

«Капитан Енакиев приказал по телефону первому взводу своей батареи немедленно сняться с позиции и, не теряя ни секунды, передвинуться вперёд». «Второму взводу он приказал всё время стрелять, прикрывая открытые фланги ударной роты капитана Ахунбаева».

Глава 24

Находясь в первом взводе, Ваня, чем мог, помогал солдатам. В разгар сражения Енакиев заметил мальчика и приказал ему вернуться назад на батарею. Ваня отказывался. Понимая, что спорить с мальчиком бесполезно, капитан что-то написал на листке бумаги и попросил Ваню доставить пакет командиру штаба.

Глава 25

Когда Ваня возвращался назад, битва была уже окончена. Мальчик не знал, что расстреляв все патроны, солдаты дрались с немцами лопатами и штыками, а затем, Енакиев «вызвал огонь батарей на себя». Ваня шел по полю сражения, и, наконец, на лафете пушки увидел убитого Енакиева.

К мальчику подошел Биденко. «В душе у Вани будто что-то повернулось и открылось». Он обнял Биденко и заплакал.

Глава 26

В кармане Енакиева нашли записку, в которой командир прощался со своей батареей, просил похоронить его на «родной, советской земле», и позаботиться о судьбе Вани. Вскоре Биденко по направлению командира артиллерийского полка отвез Ваню в суворовское училище. Разведчики дали ему с собой еду, мыло и погоны капитана Енакиева, завернутые в газету «Суворовский натиск».

Глава 27

В первую ночь в училище Ване снилось, как он бежит по мраморной лестнице, «окруженной пушками, барабанами и трубами». Ему было трудно подниматься, но седой старик с алмазной звездой на груди повел его по ступенькам выше, говоря: «Иди, пастушок… Шагай смелее!».

В повести «Сын Полка» Катаев описывает историю простого крестьянского мальчика, Вани Солнцева, у которого война отобрала родной дом и семью. Однако тяжелые испытания только закалили дух Вани, а среди солдат он находит свою вторую семью. Автор показывает храбрость, смелость и выдержку мальчика даже в самых трудных ситуациях.

Повесть «Сын Полка» была дважды экранизирована, а также поставлена на сцене театра юного зрителя в Ленинграде.

Рекомендуем не останавливаться на кратком пересказе «Сына полка», а прочесть книгу полностью.

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Источник: https://obrazovaka.ru/books/kataev/syn-polka

На даче

Перед рассветом мы проснулись от знакомого звука. Мы прислушались. Окно было тщательно заделано темным одеялом. Для того чтобы лучше слышать, я потушил лампочку, отогнул край одеяла и посмотрел на щель. Зрение помогло слуху. Я увидел сонные сосны подмосковной дачи.

В сером небе дрожал розовый Марс. Звук, разбудивший нас, определился. Не могло быть сомнений: воздушная тревога. Хроматическая гамма сирены, настойчивая и угрожающая. Теперь к ней присоединился непрерывный крик паровоза на ближайшей станции. Раздались гудки фабрики.

Окрестности кричали.

Мы быстро оделись и побежали к детям. Жена взяла девочку, а я мальчика. Мы завернули их в одеяла и спустились вниз по лестнице, освещенной синей лампочкой. Мы спускались торопливо, но осторожно. Я чувствовал сквозь одеяло теплоту спящего ребенка.

Вдруг он проснулся и посмотрел на меня глазками, свежо и весело блеснувшими при свете синей лампочки. Он ничего не понимал. Он думал, что я с ним играю в его любимую игру – «в маленьких».

Эта игра заключалась в том, что я брал его на руки и качал, как грудного, в то время как это был уже вполне сознательный трехлетний человек, с довольно большим запасом слов и твердой походкой. Ему нравилось чувствовать себя грудным.

Он спрашивал:

– Папа, я маленький, да?

Я отвечал:

– Да. Ты совсем крошечный. Ты еще не умеешь говорить, ходить и есть с ложки. Ты еще сосешь соску.

Это его безумно смешило, и он улыбался нежной и томной улыбкой, именно так, как, по его понятию, должен был улыбаться грудной младенец.

Теперь, когда мы спускались по лестнице, он проснулся. Ему пришло в голову, что я нарочно вынул его ночью из постели, чтобы поиграть.

Он сказал, хватая меня руками за щеки:

– Папа, я маленький? Да? Я еще сосу соску?

– Да, да, – поспешно сказал я, прислушиваясь к отдаленным взрывам.

Девочка Женя сидела на руках у жены и смотрела понимающими глазами. Она была старшая. Ей было пять лет.

Мы принесли детей в темную столовую и положили их на диван. Жена закрывала их руками, как наседка закрывает своих цыплят крыльями.

Вокруг стреляли зенитки. Сотни зениток. Дача тряслась. В небе бегали розовые звезды разрывов. Среди них был неподвижен только Марс. Осколки сыпались, свистя и сбивая ветки. Осколки стучали по крыше. Лучи прожекторов метались среди сосен, как пальцы слепого, щупающие темное лицо убийцы.

На безумной высоте шел воздушный бой.

И среди стремительного жужжания ночных истребителей, среди хлопанья шрапнелей, среди фейерверка трассирующих пуль ухо напряженно ловило характерный, зловещий звук немецкого бомбардировщика, пробирающегося к Москве, – осторожный рокот, похожий на полосканье горла.

Мальчик, видя, что с ним не играют, заснул.

В течение нескольких часов, пока продолжалась воздушная тревога, девочка смотрела немигающими глазами то на меня, то на мать.

Потом заснула и она.

А днем я сидел у открытого окна и смотрел в сад. Дорожки были усыпаны срезанными ветками. Среди них валялись зубчатые осколки снарядов. Равнодушное небо – синее, с белыми круглыми облаками – плыло над лесом, отсыпающимся после ночного потрясения.

Читайте также:  Краткое содержание астафьев царь рыба точный пересказ сюжета за 5 минут

Тогда я увидел свою девочку. Она шла по дорожке, по сбитым веткам и по зубчатым осколкам, бережно неся в руках большую обезьяну, тщательно одетую в пальто и валенки Павлика, о головой, закутанной в нянькин платок. Она была матерью, обезьяна была ее любимым сыном. Она нежно говорила вполголоса, нежно укачивала сына:

– Ничего, сынка, не бойся. Тебя не убьют. Тебя, может быть, ранят осколком. Спи спокойно. Это не фугаски, это зенитки…

Вдруг над самой крышей раздался оглушительный шум моторов.

Девочка посмотрела вверх. Лицо ее исказилось ужасом. Оно застыло в страшной гримасе. Оно стало как маска. Уши страшно покраснели. Она выронила из рук обезьяну и закричала взрослым голосом, от которого волосы зашевелились у меня на голове.

Я выскочил в окно и бросился к ней.

В этот же миг очень низко, почти задевая трубы, обдавая грохотом моторов и горячим ветром, над нами пролетела машина, в четыре раза большая, чем наша дача. Это был наш транспортный самолет.

Я присел перед девочкой на корточки и обнял ее, успокаивая:

– Ах ты, моя глупенькая, ах ты, моя маленькая, не бойся!

Но она уже была совершенно спокойна. Она с любопытством следила своими светлыми, немного зелеными глазами простого котенка за удаляющимся самолетом.

Наконец она сказала:

– Я уже не боюсь, папочка. Я думала, что это едет война, – а это наш – четырехмоторный «СССР».

Источник: http://VseSkazki.su/valentin-kataev/na-dache.html

Валентин Катаев. Сказки и рассказы. Произведения и биография

Катаев Валентин Петрович. Краткая биография

 
Когда вы были маленькими мамы и бабушки читали вам сказку о чудесном и загадочном цветке который исполняет желания. И сегодня мы узнаем кто же написал для вас сказку «Цветик -семицветик» и ещё несколько прекрасных сказок. Имя этого писателя Валентин Петрович Катаев.

Валентин Петрович Катаев родился в 1897 году, 29 января, в городе Одессе, в семье учителя Пет­ра Васильевича Катаева.

Петр Васильевич был очень образованным человеком сначала окончил Вятскую духовную семинарию, затем учился на историко-филологический факультете в Ново­российском университете, который окончил с серебряной медалью. Мать, Евгения Ивановна Ка­таева, была дочерью отставного гене­рал-майора.

Она обладала неза­урядными музыкальными способно­стями. Она умерла, когда Валентину было шесть лет, через несколько месяцев после рождения младшего брата Евгения — впоследствии известного писателя Евгения Петрова (Ильф и Петров).

Еще в раннем детстве Валентин Катаев полюбил книги и увлекся литературой. Так как отец был преподавателем, в доме у них была хорошая, постоянно читаемая библиотека.

В семье Катаевых хорошо знали и высоко ценили классическую литературу XIX века. Ему рано открылись богатства родной литературы – Пушкин, Гоголь, Никитин, Кольцов, Шевченко…фамилии очень многих писателей он знал с раннего возраста.

И конечно большой багаж знаний, который был у отца, постепенно передавался сыновьям.

Уже взрослым Катаев вспоминал, что в детстве книги делали свое доброе дело: «будили мое воображение, раздвигали границы знакомого мира, наполняли жизнь ожиданием радости и немедленного счастья…» Когда Валентин подрос, его отдали в Одесскую гимназию. Уже в 9 лет у него стали появляться склонности к написанию стихов — о природы. Некоторые стихи печатались в одесских газетах.

Первое стихотворение «Осень» Катаев опубликовал в 13 лет (1910 г.) еще гимназистом в газете «Одесский вестник.

В 17 лет(1914 г.) Катаев попадает на две литературные встречи, оказавшие решающее влияние на выбор того, чем он будет заниматься всю жизнь. Одна из них — встреча с писателем Иваном Буниным. Именно у Ивана Бунина он обучался мастерству: «умению описывать вещи, видеть, слышать, нюхать, осязать», — вспоминает В.Катаев. Другая встреча навсегда связала писателя с Владимиром Маяковским. Под впечатлением этих встреч молодой человек рискнул послать некоторые стихи в журнал «Весь мир» в С.-Петербург, и его стихи были опубликованы. Конечно, Валентин был очень рад, что в нем увидели поэта. Вскоре началась первая мировая война, Валентина Катаева как и всю молодежь того нелегкого времени, неудержимо потянуло на фронт. В 18 лет (1915г), не окончив гимназию, Катаев на два года ушел служить в действующую армию. Дослужился до прапорщика, был ранен, залечивая раны в одесском лазарете, понял, что воевать не его призвание. После демобилизации вплотную занялся литературой, стал писать прозу.

Произведения Катаева военных лет передают боль юноши-поэта, видящего, как истерзана земля, как разрушаются города и селения.

В очерках Катаева в эти годы проявляется глубокий интерес к солдату-фронтовику, крестьянину, рабочему, к человеку в серой шинели, о котором он пишет с глубоким пониманием и уважением.

В большинстве произведений этого периода Валентин Катаев говорил открыто и без прикрас о том, что он сам видел и пережил.

В 22 года (1919 г) снова был призван в Красную Армию и некоторое время исполнял обязанности командира батареи во время боев. Вскоре Валентина Катаева отозвали из армии, и назначили заведующим «Окнами сатиры» в Одессе.

Валентин Петрович становится постоянным слушателем литературных кружков и объединений, существующих в Одессе. Сближается с молодыми писателями того времени Ю.К.Олешей, Э.Г.Багрицким и вместе они сочиняют — агитационные тексты для плакатов, частушки, лозунги, листовки.

В 24 года (1922 г) сбывается заветная мечта Валентина Катаева он переезжает жить в Москву, куда стремился всю свою жизнь.

Устраивается на работу в качестве секретаря в журнал «Новый мир». Так же пишет фельетоны, заметки, очерки для других газет и журналов где его начинают печатать. В 28 лет (1925г) написал свою первую — повесть «Растратчики», ко­торая принесла известность не только в Советском Союзе, но и за рубежом.

Московский Художественный театр по повести «Растратчики» поставил пьесу, а затем написанную для театра комедию («Квадратура круга»). Затем ещё были написаны пьесы и комедии, которые ставились во многих городах Советского Союза.

В 39 лет (1936 г) Валентин Петрович написал роман для подростков «Белеет парус одинокий»,главными героями которой стали одесские мальчишки, которые оказываются в водовороте революционных событий 1905.

Увлекательный сюжет, героизм подростков, живописность описания жизни в городе детства Одессе сделали это произведение одной из любимых детских книг. Этот роман посвящен его босоногому детству.

В 42 года (1939 г) за выдающиеся успехи в области литературы был награждён Орденом Ленина. И его признали классиком детской литературы.

Началась Великая отечественная война опять Катаев оказался на полях сражений, был военным кор­респондентом «Правды» и «Красной звезды», в них печатались его фельетоны, очерки, заметки с фронта.

Катаев так же участвовал в качестве военного корреспондента в боях под Ржевом, под Духовщиной, в великой битве за Орел.

Во время затишья и передышек продолжал писать рассказы и повести: самый знаменитый у подростков рассказ «Сын полка», о судьбе мальчика-сироты, усыновленного боевым полком. За кото­рую впоследствии получил Сталинскую премию. «Сын полка», и «Белеет парус одинокий» вы будете изучать в старших классах.

Был в жизни Катаева такой период примерно 10 лет, когда он написал прекрасные сказки для детей. Главными героями сказок является семья. В них показаны любовь, дружба, вера в волшебство, чудеса, взаимоотношения между родителями и детьми, взаимоотношения между детьми и людьми, встречающимися на их пути, которые помогают им взрослеть и узнавать что — то новое.

Ведь сам Валентин Катаев очень рано остался без матери.

 

Валентин Катаев автор сказок:

 

«Дудочка и кувшинчик» (1940),

«Цветик — семицветик» (1940),
«Жемчужина» (1945),
«Пень» (1945),
«Голубок» (1949).   Впоследствии к некоторым сказкам он написал сценарии, и они были экранизированы. Такие как:

«Цветик-семицветик»,

«Дудочка и кувшинчик»  

По произведениям Валентина Катаева были сняты кинофильмы:

  «Белеет парус одинокий» (1937), «Сын полка» (1946; 1981).   В 59 лет (1956 г) Валентин Петрович Катаев стал главным редактором журнал «Юность». Именно там стали публиковаться многие писатели и поэты 20 века. И именно там, Валентин Катаев публиковал свои романы, повести, фельетоны, очерки, заметки, статьи, рассказы, пьес, которые он писал для нас ещё почти 30 лет  

Вот такое большое наследие оставил для детей и взрослых замечательный писатель, поэт и прозаик Валентин Петрович Катаев (Умер Катаев в Москве 12. 04. 1986)

  Вот вы и познакомилась с биографией писателя, сказки которого вы знаете уже давно. А кто их написал, узнали сегодня. ———————————————————

Валентин Катаев.Рассказы и сказки. Рекомендовано учащимся 2,3,4,5 класса

Читаем бесплатно онлайн.

 

Читать все сказки и рассказы Катаева.Список произведений.
Читать сказки других известных авторов

 

Источник: https://skazkibasni.com/valentin-kataev

Сказка Цветик-семицветик Валентин Катаев текст с картинками

Сказка «Цветик-семицветик» рассказывает о девочке Жене. Однажды она получила в подарок от доброй бабушки волшебный цветок с семью разноцветными лепестками. И сказала старушка, что стоит Жене произнести волшебные слова и сорвать лепесток, её желания будут исполняться. Женя так и делала, пока на цветочке не остался один лепесток.

Тогда она и познакомилась с превосходным мальчиком и узнала, что он хромой. Женя очень хотела бы с ним побегать, но он не мог. Тогда Женя загадала свое последнее желание. Она загадала, чтобы мальчик был здоров. После этого они долго бегали друг за другом.

Сказка учит детей быть добрыми, отзывчивыми, помогать друг другу, сопереживать, ценить дружбу.

Сказка Цветик-семицветик читать:

Жила девочка Женя. Однажды послала её мама в магазин за баранками. Купила Женя семь баранок: две баранки с тмином для папы, две баранки с маком для мамы, две баранки с сахаром для себя и одну маленькую розовую баранку для братика Павлика.

Взяла Женя связку баранок и отправилась домой. Идёт, по сторонам зевает, вывески читает, ворон считает.

А тем временем сзади пристала незнакомая собака да все баранки одну за другой и съела: съела папины с тмином, потом мамины с маком, потом Женины с сахаром.

Почувствовала Женя, что баранки стали что-то чересчур лёгкие. Обернулась, да уж поздно. Мочалка болтается пустая, а собака последнюю, розовую Павликову бараночку доедает, облизывается. — Ах, вредная собака! — закричала Женя и бросилась её догонять.

Бежала, бежала, собаку не догнала, только сама заблудилась. Видит — место совсем незнакомое, больших домов нет, а стоят маленькие домики. Испугалась Женя и заплакала. Вдруг откуда ни возьмись — старушка. — Девочка, девочка, почему ты плачешь? Женя старушке всё и рассказала.

Пожалела старушка Женю, привела её в свой садик и говорит:

— Ничего, не плачь, я тебе помогу. Правда, баранок у меня нет и денег тоже нет, но зато растёт у меня в садике один цветок, называется — цветик-семицветик, он всё может. Ты, я знаю, девочка хорошая, хоть и любишь зевать по сторонам. Я тебе подарю цветик-семицветик, он всё устроит.

С этими словами старушка сорвала с грядки и подала девочке Жене очень красивый цветок вроде ромашки. У него было семь прозрачных лепестков, каждый другого цвета: жёлтый, красный, зелёный, синий, оранжевый, фиолетовый и голубой.

— Этот цветик, — сказала старушка, — не простой. Он может исполнить всё, что ты захочешь. Для этого надо только оторвать один из лепестков, бросить его и сказать: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг.

Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтобы сделалось то-то или то-то. И это тотчас сделается.

Женя вежливо поблагодарила старушку, вышла за калитку и тут только вспомнила, что не знает дороги домой.

Читайте также:  Краткое содержание оперы дон жуан моцарта точный пересказ сюжета за 5 минут

Она захотела вернуться в садик и попросить старушку, чтобы та проводила её до ближнего милиционера, но ни садика, ни старушки как не бывало.

Что делать? Женя уже собиралась, по своему обыкновению, заплакать, даже нос наморщила, как гармошку, да вдруг вспомнила про заветный цветок.
— А ну-ка, посмотрим, что это за цветик-семицветик!

Женя поскорее оторвала жёлтый лепесток, кинула его и сказала: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтобы я была дома с баранками!

Не успела она это сказать, как в тот же миг очутилась дома, а в руках — связка баранок! Женя отдала маме баранки, а сама про себя думает: «Это и вправду замечательный цветок, его непременно надо поставить в самую красивую вазочку!» Женя была совсем небольшая девочка, поэтому она влезла на стул и потянулась за любимой маминой вазочкой, которая стояла на самой верхней полке.

В это время, как на грех, за окном пролетали вороны. Жене, понятно, тотчас захотелось узнать совершенно точно, сколько ворон — семь или восемь. Она открыла рот и стала считать, загибая пальцы, а вазочка полетела вниз и — бац! — раскололась на мелкие кусочки.

— Ты опять что-то разбила, тяпа! Растяпа! — закричала мама из кухни. — Не мою ли самую любимую вазочку? — Нет, нет, мамочка, я ничего не разбила.

Это тебе послышалось! — закричала Женя, а сама поскорее оторвала красный лепесток, бросила его и прошептала: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг.

Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтобы мамина любимая вазочка сделалась целая!

Не успела она это сказать, как черепки сами собой поползли друг к другу и стали срастаться.
Мама прибежала из кухни — глядь, а её любимая вазочка как ни в чём не бывало стоит на своём месте. Мама на всякий случай погрозила Жене пальцем и послала её гулять во двор.

Пришла Женя во двор, а там мальчики играют в папанинцев: сидят на старых досках, и в песок воткнута палка.

— Мальчики, мальчики, примите меня поиграть! — Чего захотела! Не видишь — это Северный полюс? Мы девчонок на Северный полюс не берём. — Какой же это Северный полюс, когда это одни доски? — Не доски, а льдины.

Уходи, не мешай! У нас как раз сильное сжатие. — Значит, не принимаете? — Не принимаем. Уходи!

— И не нужно. Я и без вас на Северном полюсе сейчас буду. Только не на таком, как ваш, а на всамделишном. А вам — кошкин хвост!

Женя отошла в сторонку, под ворота, достала заветный цветик-семицветик, оторвала синий лепесток, кинула и сказала: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтобы я сейчас же была на Северном полюсе!

Не успела она это сказать, как вдруг откуда ни возьмись налетел вихрь, солнце пропало, сделалась страшная ночь, земля закружилась под ногами, как волчок.
Женя, как была в летнем платьице с голыми ногами, одна-одинёшенька оказалась на Северном полюсе, а мороз там сто градусов!

— Ай, мамочка, замерзаю! — закричала Женя и стала плакать, но слёзы тут же превратились в сосульки и повисли на носу, как на водосточной трубе. А тем временем из-за льдины вышли семь белых медведей и прямёхонько к девочке, один другого страшней: первый — нервный, второй — злой, третий — в берете, четвёртый — потёртый, пятый — помятый, шестой — рябой, седьмой — самый большой.

Не помня себя от страха, Женя схватила обледеневшими пальчиками цветик-семицветик, вырвала зелёный лепесток, кинула и закричала что есть мочи: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтоб я сейчас же очутилась опять на нашем дворе!

И в тот же миг она очутилась опять во дворе. А мальчики на неё смотрят и смеются: — Ну и где же твой Северный полюс? — Я там была. — Мы не видели. Докажи! — Смотрите — у меня ещё висит сосулька.

— Это не сосулька, а кошкин хвост! Что, взяла?

Женя обиделась и решила больше с мальчишками не водиться, а пошла на другой двор водиться с девочками. Пришла, видит — у девочек разные игрушки. У кого коляска, у кого мячик, у кого прыгалка, у кого трёхколёсный велосипед, а у одной — большая говорящая кукла в кукольной соломенной шляпке и в кукольных калошках. Взяла Женю досада. Даже глаза от зависти стали жёлтые, как у козы.

«Ну, — думает, — я вам сейчас покажу, у кого игрушки!»

Вынула цветик-семицветик, оторвала оранжевый лепесток, кинула и сказала: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтобы все игрушки, какие есть на свете, были мои!

И в тот же миг откуда ни возьмись со всех сторон повалили к Жене игрушки.
Первыми, конечно, прибежали куклы, громко хлопая глазами и пища без передышки: «папа-мама», «папа-мама».

Женя сначала очень обрадовалась, но кукол оказалось так много, что они сразу заполнили весь двор, переулок, две улицы и половину площади. Невозможно было сделать шагу, чтобы не наступить на куклу.

Вокруг, представляете себе, какой шум могут поднять пять миллионов говорящих кукол? А их было никак не меньше. И то это были только московские куклы.

А куклы из Ленинграда, Харькова, Киева, Львова и других советских городов ещё не успели добежать и галдели, как попугаи, по всем дорогам Советского Союза. Женя даже слегка испугалась. Но это было только начало.

За куклами сами собой покатились мячики, шарики, самокаты, трёхколёсные велосипеды, тракторы, автомобили, танки, танкетки, пушки.

Прыгалки ползли по земле, как ужи, путаясь под ногами и заставляя нервных кукол пищать ещё громче.

По воздуху летели миллионы игрушечных самолётов, дирижаблей, планёров. С неба, как тюльпаны, сыпались ватные парашютисты, повисая на телефонных проводах и деревьях. Движение в городе остановилось. Постовые милиционеры влезли на фонари и не знали, что им делать.

— Довольно, довольно! — в ужасе закричала Женя, хватаясь за голову. — Будет! Что вы, что вы! Мне совсем не надо столько игрушек. Я пошутила. Я боюсь… Но не тут-то было! Игрушки всё валили и валили…

Уже весь город был завален до самых крыш игрушками.

Женя по лестнице — игрушки за ней. Женя на балкон — игрушки за ней. Женя на чердак — игрушки за ней. Женя выскочила на крышу, поскорее оторвала фиолетовый лепесток, кинула и быстро сказала: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели.

Вели, чтоб игрушки поскорей убирались обратно в магазины.

И тотчас все игрушки исчезли. Посмотрела Женя на свой цветик-семицветик и видит, что остался всего один лепесток.
— Вот так штука! Шесть лепестков, оказывается, потратила — и никакого удовольствия. Ну, ничего. Вперёд буду умнее.

Пошла она на улицу, идёт и думает: «Чего бы мне ещё всё-таки велеть? Велю-ка я себе, пожалуй, два кило „мишек“. Нет, лучше два кило „прозрачных“.

Или нет… Лучше сделаю так: велю полкило „мишек“, полкило „прозрачных“, сто граммов халвы, сто граммов орехов и ещё, куда ни шло, одну розовую баранку для Павлика.

А что толку? Ну, допустим, всё это я велю и съем. И ничего не останется. Нет, велю я себе лучше трёхколёсный велосипед. Хотя зачем? Ну, покатаюсь, а потом что? Ещё, чего доброго, мальчишки отнимут. Пожалуй, и поколотят! Нет.

Лучше я себе велю билет в кино или в цирк. Там всё-таки весело. А может быть, велеть лучше новые сандалеты? Тоже не хуже цирка. Хотя, по правде сказать, какой толк в новых сандалетах? Можно велеть чего-нибудь ещё гораздо лучше.

Главное, не надо торопиться».

Рассуждая таким образом, Женя вдруг увидела превосходного мальчика, который сидел на лавочке у ворот. У него были большие синие глаза, весёлые, но смирные.

Мальчик был очень симпатичный — сразу видно, что не драчун, и Жене захотелось с ним познакомиться. Девочка без всякого страха подошла к нему так близко, что в каждом его зрачке очень ясно увидела своё лицо с двумя косичками, разложенными по плечам.

— Мальчик, мальчик, как тебя зовут? — Витя. А тебя как? — Женя. Давай играть в салки?

— Не могу. Я хромой.

И Женя увидела его ногу в уродливом башмаке на очень толстой подошве. — Как жалко! — сказала Женя. — Ты мне очень понравился, и я бы с большим удовольствием побегала с тобой. — Ты мне тоже очень нравишься, и я бы тоже с большим удовольствием побегал с тобой, но, к сожалению, это невозможно. Ничего не поделаешь. Это на всю жизнь.

— Ах, какие пустяки ты говоришь, мальчик! — воскликнула Женя и вынула из кармана свой заветный цветик-семицветик. — Гляди!

С этими словами девочка бережно оторвала последний, голубой лепесток, на минутку прижала его к глазам, затем разжала пальцы и запела тонким голоском, дрожащим от счастья: Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснёшься ты земли — Быть по-моему вели. Вели, чтобы Витя был здоров!

И в ту же минуту мальчик вскочил со скамьи, стал играть с Женей в салки и бегал так хорошо, что девочка не могла его догнать, как ни старалась.

Источник: http://kinderbox.ru/skazka-tsvetik-semitsvetik/

Сказка Цветик-семицветик

Сказка «Цветик-семицветик» автора Валентины Катаевой рассказывает волшебную историю о девочке Жене. Она получила в подарок от доброй старушки необыкновенный цветок с семью разноцветными лепестками.

Стоит лишь сорвать один из них и произнести заклинание, как любое желание девочки сбывалось.

Когда на цветочке остался последний лепесток, Жене повстречался новый друг… Узнайте в сказке «Цветик-семицветик», какое желание стало самым заветным.

Сказка Цветик-семицветик скачать:  

Сказка Цветик-семицветик читать

Жила девочка Женя. Однажды послала её мама в магазин за баранками. Купила Женя семь баранок: две баранки с тмином для папы, две баранки с маком для мамы, две баранки с сахаром для себя и одну маленькую розовую баранку для братика Павлика.

Взяла Женя связку баранок и отправилась домой. Идет, по сторонам зевает, вывески читает, ворон считает. А сзади тем временем сзади пристала незнакомая собака, да все баранки одну за другой и съела.

Сначала съела папины с тмином, потом мамины с маком, потом Женины с сахаром. Почувствовала Женя, что баранки стали что-то чересчур легкие. Обернулась, да уж поздно.

Мочалка болтается пустая, а собака последнюю, розовую Павликову бараночку доедает, и счастливо облизывается.

– Ах, вредная собака! – закричала Женя и бросилась ее догонять.

Читайте также:  Краткое содержание короленко огоньки точный пересказ сюжета за 5 минут

Бежала, бежала, собаку не догнала, только сама заблудилась. Видит – место совсем незнакомое, больших домов нет, а стоят маленькие домики. Испугалась Женя и заплакала.

Вдруг откуда ни возьмись – старушка.

– Девочка, девочка, почему ты плачешь?

Женя старушке все и рассказала.

Пожалела старушка Женю, привела ее в свой садик и говорит:

– Ничего, не плачь, я тебе помогу. Правда, баранок у меня нет и денег тоже нет, но зато растет у меня в садике один цветок, называется – цветик-семицветик, он все может. Ты, я знаю, девочка хорошая, хоть и любишь зевать по сторонам. Я тебе подарю цветик-семицветик, он все устроит.

С этими словами старушка сорвала с грядки и подала девочке Жене очень красивый цветок вроде ромашки. У него было семь прозрачных лепестков, каждый другого цвета: желтый, красный, зеленый, синий, оранжевый, фиолетовый и голубой.

– Этот цветик, – сказала старушка, – не простой. Он может исполнить все, что ты захочешь. Для этого надо только оторвать один из лепестков, бросить его и сказать:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтобы сделалось то-то или то-то. И это тотчас сделается.

Женя вежливо поблагодарила старушку, вышла за калитку и тут только вспомнила, что не знает дороги домой. Она захотела вернуться в садик и попросить старушку, чтобы та проводила ее до ближнего милиционера, но ни садика, ни старушки как не бывало.

Что делать? Женя уже собиралась по своему обыкновению заплакать, даже нос наморщила, как гармошку, да вдруг вспомнила про заветный цветок.

– А ну-ка, посмотрим, что это за цветик-семицветик!

Женя поскорее оторвала желтый лепесток, кинула его и сказала:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтобы я была дома с баранками! Не успела она это сказать, как в тот же миг очутилась дома, а в руках – связка баранок!

Женя отдала маме баранки, а сама про себя думает: “Это и вправду замечательный цветок, его непременно надо поставить в самую красивую вазочку!”

Женя была совсем небольшая девочка, поэтому она влезла на стул и потянулась за любимой маминой вазочкой, которая стояла на самой верхней полке. В это время, как на грех, за окном пролетали вороны.

Жене, понятно, тотчас захотелось узнать совершенно точно, сколько ворон – семь или восемь.

Она открыла рот и стала считать, загибая пальцы, а вазочка полетела вниз и – бац! – раскололась на мелкие кусочки.

– Ты опять что-то разбила! – закричала мама из кухни. – Не мою ли самую любимую вазочку? Тяпа-растяпа!

– Нет, нет, мамочка, я ничего не разбила. Это тебе послышалось! – закричала Женя, а сама поскорее оторвала красный лепесток, бросила его и прошептала:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтобы мамина любимая вазочка сделалась целая!

Не успела она это сказать, как черепки сами собой поползли друг к другу и стали срастаться. Мама прибежала из кухни – глядь, а ее любимая вазочка как ни в чем не бывало стоит на своем месте. Мама на всякий случай погрозила Жене пальцем и послала ее гулять во двор.

Пришла Женя во двор, а там мальчики играют в папанинцев: сидят на старых досках, и в песок воткнута палка.

– Мальчики, мальчики, примите меня поиграть!

– Чего захотела! Не видишь – это Северный полюс? Мы девчонок на Северный полюс не берем.

– Какой же это Северный полюс, когда это одни доски?

– Не доски, а льдины. Уходи, не мешай! У нас как раз сильное сжатие.

– Значит, не принимаете?

– Не принимаем. Уходи!

– И не нужно. Я и без вас на Северном полюсе сейчас буду. Только не на таком, как ваш, а на всамделишном. А вам – кошкин хвост!

Женя отошла в сторонку, под ворота, достала заветный цветик-семицветик, оторвала синий лепесток, кинула и сказала:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтобы я сейчас же была на Северном полюсе! Не успела она это сказать, как вдруг откуда ни возьмись налетел вихрь, солнце пропало, сделалась страшная ночь, земля закружилась под ногами, как волчок. Женя, как была в летнем платьице с голыми ногами, одна-одинешенька оказалась на Северном полюсе, а мороз там сто градусов!

– Ай, мамочка, замерзаю! – закричала Женя и стала плакать, но слезы тут же превратились в сосульки и повисли на носу, как на водосточной трубе. А тем временем из-за льдины вышли семь белых медведей и прямехонько к девочке, один другого страшней: первый – нервный, второй – злой, третий – в берете, четвертый – потертый, пятый – помятый, шестой – рябой, седьмой – самый большой.

Не помня себя от страха, Женя схватила обледеневшими пальчиками цветик-семицветик, вырвала зеленый лепесток, кинула и закричала что есть мочи:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтоб я сейчас же очутилась опять на нашем дворе!

И в тот же миг она очутилась опять во дворе. А мальчики на нее смотрят и смеются:

– Ну и где же твой Северный полюс?

– Я там была.

– Мы не видели. Докажи!

– Смотрите – у меня еще висит сосулька.

– Это не сосулька, а кошкин хвост! Что, взяла?

Женя обиделась и решила больше с мальчишками не водиться, а пошла на другой двор водиться с девочками.

Пришла, видит – у девочек разные игрушки. У кого коляска, у кого мячик, у кого прыгалка, у кого трехколесный велосипед, а у одной – большая говорящая кукла в кукольной соломенной шляпке и в кукольных калошках. Взяла Женю досада. Даже глаза от зависти стали желтые, как у козы.

“Ну, – думает, – я вам сейчас покажу, у кого игрушки!”

Вынула цветик-семицветик, оторвала оранжевый лепесток, кинула и сказала:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтобы все игрушки, какие есть на свете, были мои!

И в тот же миг откуда ни возьмись со всех сторон повалили к Жене игрушки. Первыми, конечно, прибежали куклы, громко хлопая глазами и пища без передышки: “папа-мама”, “папа-мама”. Женя сначала очень обрадовалась, но кукол оказалось так много, что они сразу заполнили весь двор, переулок, две улицы и половину площади. Невозможно было сделать шагу, чтобы не наступить на куклу.

Вокруг, представляете себе, какой шум могут поднять пять миллионов говорящих кукол? А их было никак не меньше. И то это были только московские куклы. А куклы из Ленинграда, Харькова, Киева, Львова и других советских городов еще не успели добежать и галдели, как попугаи, по всем дорогам Советского Союза. Женя даже слегка испугалась. Но это было только начало.

За куклами сами собой покатились мячики, шарики, самокаты, трехколесные велосипеды, тракторы, автомобили, танки, танкетки, пушки. Прыгалки ползли по земле, как ужи, путаясь под ногами и заставляя нервных кукол пищать еще громче. По воздуху летели миллионы игрушечных самолетов, дирижаблей, планеров. С неба, как тюльпаны, сыпались ватные парашютисты, повисая на телефонных проводах и деревьях.

Движение в городе остановилось. Постовые милиционеры влезли на фонари и не знали, что им делать.

– Довольно, довольно! – в ужасе закричала Женя, хватаясь за голову.

-Будет! Что вы, что вы! Мне совсем не надо столько игрушек. Я пошутила. Я боюсь…

Но не тут-то было! Игрушки все валили и валили… Уже весь город был завален до самых крыш игрушками. Женя по лестнице – игрушки за ней. Женя на балкон – игрушки за ней. Женя на чердак – игрушки за ней. Женя выскочила на крышу, поскорее оторвала фиолетовый лепесток, кинула и быстро сказала:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтоб игрушки поскорей убирались обратно в магазины.

И тотчас все игрушки исчезли. Посмотрела Женя на свой цветик-семицветик и видит, что остался всего один лепесток.

– Вот так штука! Шесть лепестков, оказывается, потратила – и никакого удовольствия. Ну, ничего. Вперед буду умнее. Пошла она на улицу, идет и думает:

“Чего бы мне еще все-таки велеть? Велю- ка я себе, пожалуй, два кило “мишек”. Нет, лучше два кило “прозрачных”. Или нет… Лучше сделаю так: велю полкило “мишек”, полкило “прозрачных”, сто граммов халвы, сто граммов орехов и еще, куда ни шло, одну розовую баранку для Павлика. А что толку? Ну, допустим, все это я велю и съем. И ничего не останется.

Нет, велю я себе лучше трехколесный велосипед. Хотя зачем? Ну, покатаюсь, а потом что? Еще, чего доброго, мальчишки отнимут. Пожалуй, и поколотят! Нет. Лучше я себе велю билет в кино или в цирк. Там все-таки весело. А может быть, велеть лучше новые сандалеты? Тоже не хуже цирка. Хотя, по правде сказать, какой толк в новых сандалетах? Можно велеть чего-нибудь еще гораздо лучше.

Главное, не надо торопиться”.

Рассуждая таким образом, Женя вдруг увидела превосходного мальчика, который сидел на лавочке у ворот. У него были большие синие глаза, веселые, но смирные.

Мальчик был очень симпатичный – сразу видно, что не драчун, и Жене захотелось с ним познакомиться.

Девочка без всякого страха подошла к нему так близко, что в каждом его зрачке очень ясно увидела свое лицо с двумя косичками, разложенными по плечам.

– Мальчик, мальчик, как тебя зовут?

– Витя. А тебя как?

– Женя. Давай играть в салки?

– Не могу. Я хромой.

И Женя увидела его ногу в уродливом башмаке на очень толстой подошве.

– Как жалко! – сказала Женя. – Ты мне очень понравился, и я бы с большим удовольствием побегала с тобой.

– Ты мне тоже очень нравишься, и я бы тоже с большим удовольствием побегал с тобой, но, к сожалению, это невозможно. Ничего не поделаешь. Это на всю жизнь.

– Ах, какие пустяки ты говоришь, мальчик! – воскликнула Женя и вынула из кармана свой заветный цветик-семицветик. – Гляди!

С этими словами девочка бережно оторвала последний, голубой лепесток, на минутку прижала его к глазам, затем разжала пальцы и запела тонким голоском, дрожащим от счастья:

Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север, через юг, Возвращайся, сделав круг. Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели.

Вели, чтобы Витя был здоров!

И в ту же минуту мальчик вскочил со скамьи, стал играть с Женей в салки и бегал так хорошо, что девочка не могла его догнать, как ни старалась.

Источник: https://aababy.ru/skazki/populyarnoe/skazka-cvetik-semicvetik

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector