Краткое содержание рассказов вильгельма гауфа за 2 минуты

В чём секрет очарования сказок вильгельма гауфа?

Краткое содержание рассказов Вильгельма Гауфа за 2 минуты

Для Гауфа занимательность сюжета и яркие образы гораздо важнее философской глубины и романтической устремлённости. Может, именно поэтому написаны эти сказки столь изящным и простым языком, что до сих пор воспринимаются легко и без напряжения (чего не скажешь о Гофмане).

Второй особенностью сказок Гауфа является их стилистическое оформление. Он один из первых стал выпускать сказки сборниками в форме альманаха.

Своё решение он аллегорически объясняет во вступлении «Сказка под видом Альманаха», где дочка Сказка жалуется матери Фантазии, что её считают «старой девой» и не «впускают на порог» литературы.

Действительно, во времена Гауфа сказка стала считаться «немодной», зато в большом почёте были роскошно иллюстрированные ежегодные сборники новелл — альманахи. Гауф не собирается идти против вкусов моды, а берёт и использует её в своих целях.

В. Гауф «Сказка под видом Альманаха»:
«- …дочь моя; кто творит добро, тому не пристало унывать. …Если взрослые, обольщенные Модой, пренебрегут тобой, обратись к детям, — вот поистине мои любимцы; …только я тебя как следует приодену, чтобы ты понравилась малюткам и чтобы взрослые тебя не прогнали; знаешь, я наряжу тебя альманахом».

За свою жизнь писатель успел подготовить три «Альманаха сказок». 1-й и 2-й написаны под сильным влиянием сказок «Тысячи и Одной Ночи» с обилием арабской экзотики, но постепенно Гауф всё чаще обращается в сторону европейского фольклора.

В каждом альманахе есть своя «хитовая» сказка. В 1-м таковыми являются «Маленький Мук» и частично «Калиф-аист», откуда в народ пошло знаменитое заклинание «Мутабор» (по популярности уступающее только разве «Сим-сим»). Во 2-м сборнике это, безусловно, «Карлик-Нос», а в 3-м — «Холодное Сердце». Однако стоит предупредить, что те, кто читает сказки Гауфа «вразброс», многое теряют.

Дело в том, что «Альманахи» у писателя не просто сборники, а связное повествование. Все истории как бы нанизаны на одну нить, которая сама по себе является отдельной историей. Обычно герои «обрамляющей» истории — это рассказчики — будь то участники, бредущего по пустыне, каравана, или рабы Александрийского шейха, или постояльцы харчевни в Шпессарте.

Приём этот, конечно, не нов — достаточно вспомнить «Декамерон» Бокаччо или сказки Шехерезады. Но у Гауфа герои, рассказывающие сказки, не просто «передают друг другу мяч».

Например, постояльцы харчевни в Шпессарте оказываются сами вовлечены в авантюру с разбойниками и похищением графини.

Этот приём (в урезанном, конечно, варианте) был сохранён в советской экранизации Гауфа «Сказка, рассказанная ночью» 1981 года с участием И. Костолевского и А. Калягина.

Чтобы сохранить интригу и достоверность повествовательного жанра, история у Гауфа может оборваться на самом интересном месте и продолжиться после другой истории (как это было со сказкой «Холодное Сердце»). А в сборнике «Александрийский шейх и его невольники», один из рассказчиков-рабов неожиданно оказывается сыном этого самого шейха.

Ещё более хитрую вязь писатель сплёл в альманахе «Караван», где развязка «Рассказа об отрубленной руке» содержится не в самом рассказе, а в завершении «обрамляющей» истории.

Если читать рассказ отдельно, остаётся непонятным — что за незнакомец и почему заставил доктора отрезать голову спящей девушке. И лишь в конце альманаха мы узнаём незнакомца в одном из участников каравана и слушаем его пояснения.

Мало того — этот незнакомец оказывается благородным разбойником Орбазаном — героем уже другой истории — «Спасение Фатьмы».

Также причудливо переплетены в альманахах Гауфа и стили. Ведь если внимательно присмотреться, некоторые истории плохо вписываются в жанр сказки. Да, истории «Спасение Фатьмы», «Рассказ об отрубленной руке» или «Молодой англичанин» имеют очень необычный сюжет, но в них нет ничего волшебного.

В «Истории Альмансора» даже встречается вполне реальный «маленький капрал» Наполеон, а «Молодой англичанин» (в более точном переводе — «Обезьяна в обличье человека») — и вовсе сатира над немецкими бюргерами, принявшими переодетую обезьяну за иностранца и пытающимися перенять её «манеры».

Предвидя вопрос, почему столь разные жанры объединены вместе, Гауф поясняет это уже в тексте.

В. Гауф, из 2-го «Альманаха сказок»:
«- …Я думаю, надо делать известное различие между сказкой и теми рассказами, которые обычно зовутся новеллами. …в конечном счете очарование сказки и новеллы проистекает из одного основного источника: мы переживаем нечто своеобразное, необычное.

В сказках это необычное заключается во вмешательстве чудесного и волшебного в обыденную жизнь человека; в новеллах же все случается, правда, по естественным законам, но поразительно необычным образом.

 — Странно, — воскликнул писец, — странно, что естественный ход вещей в новеллах привлекает нас так же, как и сверхъестественное в сказках! В чем тут дело?

 — Дело тут в изображении отдельного человека, — ответил старик, — в сказке такое нагромождение чудесного, человек так мало действует по собственной воле, что отдельные образы и характеры могут быть обрисованы только бегло. Иное в обычных рассказах, где самое важное и привлекательное — то искусство, с каким переданы речь и поступки каждого, сообразно его характеру”.

Недаром исследователи отмечали, что новаторство Гофмана и состоит в том, что старую форму сказки он обогатил реалистичностью новеллы.

Если у Гофмана чудесное вторгается в привычный мир как бы из другого мира и на этом контрасте строится вся интрига, то у Гауфа всё необычное вписано в сюжет вполне естественно.

Ну, нашелся у калифа свиток с заклинанием, превращающий людей в животных, ну, бродит по Чернолесью (так переводится «Шварцвальд») демонический великан Голландец Михель — почему бы и нет?

Да и по стилю изложения сказки выглядят вполне реалистично. Именно для этого служат и ненужные сюжетные излишества. Зачем, например, Саид сбегает из плена, если через абзац его вновь ловят? Да для того, чтобы мы почувствовали реальность повествования. Гауф — один из редких писателей, где подобные излишества не утомляют и зачастую даже не замечаются — настолько это живо и интересно написано.

Критики нередко указывают на то, что именно занимательность — основное кредо сказок Гауфа, а каких-то особых моральных проблем писатель не поднимает.

Действительно, сама по себе мораль там вполне традиционна — и близка по своей простоте к народным сказкам.

Но именно насыщенный сюжет, тщательная психологическая прорисовка героев, изящная ирония служат для простой морали той приправой, которая придаёт ей неповторимый вкус.

И мы верим, что даже с каменным сердцем и сундуком денег Петер Мунк способен сделать правильный выбор, ибо он понимает, что без живого человеческого сердца от этого сундука денег никакой радости. Как нет радости от самых высокоморальных, но скучных и пресных сказок.

В. Гауф, из 2-го «Альманаха сказок»:
«- …в каждом человеке живет стремление вознестись над повседневностью и легче и вольнее витать в горних сферах, хотя бы во сне.

Сами вы, мой молодой друг, сказали: „Мы жили в тех рассказах, мы думали и чувствовали вместе с теми людьми“, — отсюда и то очарование, которое они имели для вас. Внимая рассказам раба, вымыслу, придуманному другим, вы сами творили вместе с ним.

Вы не задерживались на окружающих предметах, на обычных своих мыслях, — нет, вы все переживали: это с вами самими случались все чудеса, — такое участие принимали вы в том, о ком шел рассказ.

Так ваш ум возносился по нити рассказа над существующим, казавшимся вам не столь прекрасным, не столь привлекательным, так ваш дух витал вольней и свободнее в неведомых горных сферах; сказка становилась для вас явью, или, если угодно, явь становилась сказкой, ибо вы творили и жили в сказке».

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/58026/

Гауф В

Жил однажды на свете скромный портновский подмастерье по имени Лабакан, и учился он своему ремеслу у опытного мастера в Александрии.

Никто не смел сказать, что Лабакан неискусно владеет иглой, наоборот, он умел выполнять очень тонкую работу, и несправедливо было бы назвать его лентяем, но какой-то был в нем изъян: то он часами шил не отрываясь, так что игла накалялась у него в руке и начинала дымиться нитка, а работа получалась лучше, чем у кого угодно.

А в другой раз, и, к сожалению, это случалось чаще, он сидел в задумчивости, устремив неподвижный взор вдаль, и вид у него был такой странный, что его хозяин и прочие подмастерья говорили, глядя на него, не иначе как: «Лабакан опять напустил на себя знатный вид!»

Читать дальше

В родном моем городе Никее жил-был человек по прозванию Маленький Мук. Хотя я был тогда совсем ребенком, однако помню его очень хорошо, в особенности потому, что однажды отец мой избил меня из-за него до полусмерти. Дело в том, что в те времена Маленький Мук был уже старичок, ростом же не больше трех-четырех футов.

Притом сложен он был весьма странно: на туловище его, маленьком и хрупком, сидела голова, размером куда объемистее, чем у других людей.

Жил он совсем один в большом доме и даже стряпал себе сам, на улицу показывался всего раз в месяц, и в городе никто бы не знал, жив он или умер, если бы в обеденное время из трубы его дома не валил дым; правда, по вечерам он нередко прогуливался по крыше, а с улицы казалось, будто по крыше катается одна его огромная голова.

Читать дальше

Мой брат Мустафа и сестра Фатьма были почти в одном возрасте, – брат был старше всего года на два. Они горячо любили друг друга и дружно старались облегчить нашему немощному отцу бремя его лет. В день шестнадцатилетия Фатьмы брат устроил празднество.

Он созвал всех ее подруг, приготовил для них в отцовском саду самое изысканное угощение, а когда наступил вечер, предложил им покататься по морю на лодке, которую он нанял и по-праздничному разукрасил.

Фатьма и ее подруги с радостью согласились; вечер выдался прекрасный, а вид с моря на город, особенно ночью, был поистине великолепен.

Но девушкам так понравилось кататься в лодке, что они уговаривали брата выплыть подальше в море; Мустафа согласился, но нехотя, потому что, за несколько дней до того, поблизости был замечен корсар. Неподалеку от города в море выступает мыс; девушкам вздумалось добраться до него, чтобы оттуда смотреть, как солнце погружается в море.

Читайте также:  Краткое содержание лев толстой булька точный пересказ сюжета за 5 минут

Читать дальше

Родился я в Константинополе. Отец мой был драгоманом при Порте и попутно вел довольно прибыльную торговлю ароматическими маслами и шелками.

Он дал мне хорошее воспитание, отчасти сам обучая меня, отчасти поручив мое образование одному из наших священнослужителей.

Вначале он прочил меня в свои преемники по торговле, но когда я стал проявлять недюжинные способности, он, по совету друзей, решил сделать из меня врача, – ибо врач, когда он менее невежествен, чем обычные шарлатаны, легко преуспевает в Константинополе.

Читать дальше

Однажды по пустыне шел большой караван. На беспредельной равнине, где видишь только небо да песок, издалека уже слышались колокольчики верблюдов и серебристые бубенцы лошадей; густое облако пыли, предшествовавшее ему, возвещало о его приближении, а когда порыв ветра рассеивал облако, блеск оружия и пестрота одежд слепили глаза.

Так предстал караван всаднику, приблизившемуся к нему сбоку. Под всадником был прекрасный вороной конь, которому попоной служила тигровая шкура, алую сбрую унизывали серебряные колокольчики, а над головой развевался прекрасный султан.

Сам всадник был статен, и наряд его отвечал великолепию коня: чело ему обвивал белый тюрбан, богато затканный золотом; кафтан и широкие шаровары были пунцового цвета; у пояса висела кривая сабля с богатой рукояткой.

Тюрбан, надвинутый низко на лоб, блеск черных глаз из-под густых бровей, длинная борода, спускавшаяся из-под горбатого носа, – все это придавало ему мрачный и грозный вид.

Читать дальше

Багдадский калиф Хасид благодушествовал однажды под вечер у себя на диване; он слегка вздремнул, ибо день выдался жаркий, и теперь, после дремы, казался весьма в духе. Он курил длинную трубку розового дерева, время от времени отпивал глоток кофе, который наливал ему раб, и всякий раз, смакуя напиток, с довольным видом поглаживал бороду. Словом, ясно было, что калиф настроен превосходно.

Читать дальше

Мой отец держал в Бальсоре маленькую лавочку, не будучи ни бедным, ни богатым, он принадлежал к тем людям, которые неохотно идут на риск, из страха потерять то малое, что имеют. Он воспитал меня в простоте и прямоте и добился того, что я с юных лет мог стать ему помощником.

Как раз когда мне исполнилось восемнадцать лет, он решился на первую крупную торговую сделку, но вскоре умер, вероятно, от тревоги, что доверил морю тысячу золотых.

Спустя несколько недель пришла весть о гибели корабля, на который отец мой погрузил свои товары, и мне осталось только порадоваться, что отца нет в живых.

Читать дальше

Господин! Люди, говорившие до меня, рассказывали разные чудесные повести, которые они слышали в чужих краях. Я со стыдом должен сознаться, что не знаю ни одного рассказа, достойного вашего внимания. Но если вам не будет скучно, я расскажу вам удивительные приключения одного моего друга.

На том алжирском капере, с которого меня освободила ваша милостивая рука, был молодой человек моих лет, рожденный, казалось мне, не для одежды раба, которую он носил. Остальные несчастные на корабле были или грубыми людьми, с которыми я не мог жить, или людьми, языка которых я не понимал. Поэтому в то время, когда у нас был свободный часок, я охотно сходился с этим молодым человеком.

Читать дальше

Господин! Я по происхождению немец и прожил в ваших странах слишком мало, чтобы мог рассказать персидскую сказку или забавную повесть о султанах и визирях. Поэтому вам уж придется позволить мне рассказать что-нибудь о моем отечестве, что, может быть, тоже немного позабавит вас.

К сожалению, наши повести не всегда так важны, как ваши, то есть они говорят не о султанах и государях, не о визирях и пашах, которые у нас называются министрами юстиции и финансов, тайными советниками и тому подобное, а обыкновенно очень скромны и относятся к гражданам, если не говорят о солдатах.

В южной части Германии лежит городок Грюнвизель, где я родился и воспитывался. Это такой же городок как все.

Посредине небольшой рынок с фонтаном, сбоку маленькая старая ратуша, вокруг рынка дома мирового судьи и именитейших купцов, а в нескольких узких улицах живут остальные горожане.

Все знают друг друга, каждый знает, что где происходит, и если главный священник, бургомистр или врач имеют на столе одним блюдом больше, то уже в обед это знает весь город.

Читать дальше

Александрийский шейх Али Бану был странным человеком.

Когда он утром шел по городским улицам, обвитый чалмой из прекраснейшего кашемира, в праздничном платье и богатом поясе, стоившем пятьдесят верблюдов, когда он шел медленным, величественным шагом, мрачно наморщив лоб, нахмурив брови, опустив глаза и через каждые пять шагов задумчиво поглаживая свою длинную, черную бороду; когда он шел так в мечеть, чтобы читать верующим поучения о Коране, как этого требовал его сан, люди на улице останавливались, смотрели ему вслед и говорили друг другу: “Вот прекрасный, представительный человек”. — “И богатый, богатый человек, — прибавлял, конечно, другой. — Ведь у него дворец в гавани Стамбула! Ведь у него поместья, поля, много тысяч голов скота и много рабов!” — “Да, — говорил третий, — и татарин, который недавно прислан к нему из Стамбула, от самого султана — да благословит его Пророк! — говорил мне, что наш шейх пользуется большим уважением у рейс-эфенди [Рейс-эфенди — министр иностранных дел], у капиджи-паши [Капиджи-паша — начальник охраны сераля султана], у всех, даже у самого султана”. — “Да, — восклицал четвертый, — его шаги благословенны! Он богатый, знатный человек, но… но… вы знаете, что я подразумеваю!” — “Да, да! — бормотали при этом другие. — Это правда, и у него есть свое горе, мы не хотели бы быть на его месте. Он богатый, знатный человек, но… но…”

Читать дальше

Произведения разбиты на страницы

Литературное наследие Вильгельма Гауфа сокрыто в 3-х альманахах его списка сказок, один из которых был издан его женой только после его смерти, и еше в нескольких романах и рассказов.

Сказки Гауфа, а также и другие его произведения, навеки вписали его доброе имя в историю литературы. Его таинственные, иногда страшноватые, а иногда и очень грустные сказки пропитаны духом Востока, но в то же время, правтически полностью лишены обычной восточной ненужной мишуры.

В его сказках огромное количество доброго, приятного юмора, одинаково нравящегося читать как детям, так и взрослым. Его “Альманах”, под названием “Сказок Гауфа”, перепечатывался невероятное количество раз.

Германия желала иметь в нем одного из талантлевейших своих беллетристов и поэтов (порой некоторые из его лирики практически сразу после своего издания становились народными песнями), но он ушел из жизни всего лишь в 25 лет.

Источник: http://VseSkazki.su/avtorskie-skazki/gauf-v.html

Вспоминаем сказки Гауфа: «Маленький Мук» (краткое содержание)

Вильгельм Гауф – узнаваемый германский новеллист и писатель. Нам он знаком благодаря своим восхитительным сказкам. Увлекательна история их сотворения: он писал их, когда работал репетитором в семье министра обороны.

Притча «Небольшой Мук», короткое содержание которой тут приведено, вошла в его сборник «Märchen», который он написал для деток министра.

Произведения создателя стремительно стали пользующимися популярностью в почти всех странах.

Вильгельм Гауф. «Небольшой Мук». Короткое содержание. Вступление

Историю малеханького Мука ведает человек, который познакомился с ним еще в детстве. В то время главный герой был уже стариком. Смотрелся он забавно: большая голова торчит на тоненькой шее, очень небольшой рост.

Детки смеялись над ним, выкрикивая вослед досадные стишки, и наступали на его длинноватые туфли. Лилипут жил один и изредка выходил из дома. В один прекрасный момент рассказчик оскорбил малеханького Мука.

Тот посетовал его папе, который, наказав отпрыска, открыл ему историю бедного лилипута.

Вильгельм Гауф. «Небольшой Мук». Короткое содержание. Развитие событий

Когда-то Мук был ребенком и жил со своим папой, бедным, но очень почитаемым в городке человеком. Лилипут изредка выходил из дома. Отец не обожал его за уродство и ничему не учил отпрыска. Когда Муку исполнилось 16 лет, он остался совершенно один. Его отец погиб, не оставив отпрыску ничего после себя.

Лилипут взял только одежку родителя, укоротил ее под собственный рост и пошел по свету находить счастья. Есть ему было нечего, и он бы непременно умер от голода и жажды, если б не повстречал старуху, кормившую всех кошек и собак в окружении. Выслушав его грустную историю, она предложила ему остаться у нее работать.

Мук ухаживал за ее питомцами, которые скоро очень разбаловались: чуть хозяйка покидала дом, животные принимались крушить жилье. В один прекрасный момент, когда кто-то из питомцев разбил дорогую вазу в комнате старухи, Мук вошел туда и отыскал чудесные туфли и палочку.

Потому что хозяйка обижала его и не платила жалованье, лилипут решил бежать, прихватив с собой чудо-вещи.

Во сне он увидел, что туфли могут перенести его в всякую точку мира, стоит только трижды оборотиться на каблуке, а палочка поможет найти клад. Там, где спрятано золото, она ударит о землю трижды, а там, где серебро, – дважды. Скоро небольшой Мук добрался до 1-го огромного городка и нанялся там на службу скороходом к королю.

Все поручения он делал стремительно и отлично, но в городке не обожали лилипута и смеялись над ним. Чтоб заслужить почтение и симпатию людей, Мук начал раздавать всем золотые монеты, которые находил с помощью палочки. Скоро его осудили за воровство королевской казны и бросили в темницу. Небольшой Мук признался, что помогают ему чудесные туфли и палочка.

Его выпустили на волю, но эти вещи забрали.

Читайте также:  Краткое содержание гоголь ночь перед рождеством точный пересказ сюжета за 5 минут

Вильгельм Гауф. «Небольшой Мук». Короткое содержание. Концовка

Лилипут вновь отправился в дальний путь и отыскал два дерева с финиками. Съев плоды 1-го из их, он нашел у себя ослиные уши и большой нос. Когда он попробовал финики с другого дерева, уши и нос вновь стали прежними. Набрав плодов, от которых росли уши и нос, он идет в город на рынок.

Королевский повар берет у него весь продукт и удовлетворенный ворачивается во дворец. Скоро у всех подданных и короля растут отвратительные уши и большой нос. Переодевшись ученым и прихватив с собой плоды со второго дерева, Мук идет во дворец. Там он устраняет от уродств 1-го из приближенных короля.

Все ахают и умоляют лилипута вылечить всех. Повелитель открывает перед ним свою казну, предлагая избрать любые сокровища, но Мук конфискует только свои туфли и палочку. Сделав это, он скидывает с себя одежку ученого, и все выяснят в нем прежнего королевского скорохода.

Невзирая на мольбы короля, Мук не дает ему фиников и уходит, а повелитель так и остается уродцем. На этом завершается притча «Небольшой Мук».

Короткое содержание произведения навряд ли сумеет передать всю необычность приключений головного героя. Недочеты его наружности с лихвой компенсировались его сметливостью и сообразительностью.

Рекомендуем вам прочитать произведение в оригинале.

Умопомрачительно добрые сказки писал Гауф: «Небольшой Мук», короткое содержание которого тут приведено, — произведение о торжестве справедливости, о том, что зло всегда наказывается.

Источник: https://tipsboard.ru/vspominaem-skazki-gaufa-malenkij-muk-kratkoe-soderzhanie/

Лаборатория Фантастики

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Всего отзывов: 133

  Страницы: [1] 2  3 

«Холодное сердце»
Сказка не отпускает до последней строчки! Она держит в напряжении, как в детстве (когда живо представлял себе Михеля-Великана с его громовым голосом) , так и в более старшем возрасте, когда задумываешься о том глубочайшем смысле, смысле жизни человека! Ведь все те соблазны, которые открывались перед Петером, неоднократно в течении жизни открываются практически перед каждым из читателей. И мы всегда стоим перед выбором, в какую сторону повернуть. Потому что совместить богатство, праздность, бесконечное везение, алчность и скупость, с добротой, отзывчивостью, жертвенностью, трудолюбием, умением радоваться мелочам, практически и теоретически невозможно. И зачастую, понимает это человек (выбравший Михеля-Голландца) лишь тогда, когда обратной дороги уже нет! Но у самых сильных людей (сильных характером, духом, волей) может получиться начать все заново, с чистого листа! Если только «золотой телец» не вытеснил полностью Бога из человека.А уж если вытеснил, то эволюция падения у всех одинакова: сначала немилосердный, затем жестокосердный, потом бессердечный, затем бездушный (т.е. без души и соответственно без Бога в ней) , и в конце концов — бесчеловечный, т.е. уже и не человек вовсе, а так, одна оболочка. И прахом становятся все его богатства, и прахом становится не только он сам, но и сама память о нем. Очень нужная, очень жесткая, даже жестокая (своей суровой и неприкрытой правдой) сказка! Но благодаря милосердию и человечности Автора, у Петера нашлось сил и мужества повернуть все вспять! И спасибо Великому Сказочнику именно за такой оптимистический финал!
«Холодное сердце»
Моя любимейшая страшная детская сказка, в которой мне безумно нравится все — и Шварцвальд («Чернолесье») , и общая атмосфера, и описание ремесел, и лесные духи — Стеклянный Человечек и Михель Голландец! Особенно страшный Михель Голландец в своих огромных сапогах плотогона! Вот где по-настоящему готическая атмосфера! И запах хвойного леса — почти ощутим! Даже немецкий язык хотела учить , когда первый раз прочитала классе в третьем.
«Холодное сердце»
Без сомнений лучшее произведение одного из самых Великих сказочников в мировой истории. Прожить всего 24 года и успеть написать такое простое и, одновременно, сложное по смыслу произведение мог только тот кто всем СЕРДЦЕМ понимал человеческую сущность. Что хотел от жизни Петер Мунк? Всего лишь прожить её НЕ ТАК как было написано ему на роду. Счастье для Петера это быть как Иезекиил Толстый, у которого везенье при игре в кости, казалось, не кончится никогда. И Петер получает такую возможность, но, увы, это не приносит ему счастья. Простое желание, исполненное стараниями Стеклянного Человечка, приводит его к загадочному лесорубу-сплавщику Михелю, который обещает сделать  Петера богатым и респектабельным, а значит «счастливым» человеком. Что взамен? Его сердце! Ведь эта «вещь» только мешает принимать обдуманные и прагматичные решения, толкает на легкомысленные поступки, да и вообще вредная, во всех отношениях, штуковина, наличие или отсутствие которой ровным счетом ни на что не влияет. Петер соглашается, но вскоре понимает, что потерял много больше, чем приобрел. Это не сказка — это жизнь.
«Холодное сердце»
Вольюсь в хор громко кричащих — это моя любимая сказка! Даже не сказка, больше похоже на притчу. Давным-давно было сказано, что легче верблюда пройти в игольное ушко, чем богатому в царство небесное. А иногда ад начинается прямо на земле и человек сам себе его и устраивает. Комфортный такой, с хорошей едой питьём, мягкой постелькой. И с каменным сердцем в груди, когда ничего тебя не радует.Уж так человек устроен что для счастья ему необходимо любить то что он делает. А если всё дело его — прожигание жизни. Недавний фильм Духлесс, книгу не читала, довольно сильно напоминает эту старую, но нисмотря ни на что актуальную сказку.Вот найдётся ли среди всех наших ниоткуда взявшихся миллионеров хоть один, желающий найти себе сердце потеплее?Добавлю отзыв о фильме — Сказка рассказанная ночью. Если вы такой же фанат Холодного сердца как и я, то лучше не смотрите её. Экранизация была, на мой взгляд, совершенно загублена ещё на стадии сценария. Огромное количество лишнего добавлено, а самое основное, хороший конец , взяли так и отрезали. Как у меня отрубили чего-то, честное слово. Из хорошего я отмечу великолепные типажи, к сожалению, не на главных ролях и не в любимой нами всеми истории. А во вставке. Это атаман разбойников, тётушка графине, и, совершеннейшей восторг, барон. Как там Филатов говорил — сам как сморчёк, башка с кулачок, а злобности ём, агромный объём. По-моему этот артист переплюнул самого Милляра. Смотрела бы только эту историю, у меня никаких претензий бы не было. Но за погубленное Холодное сердце — торжественное, троекратное фе.И последнее — Александр Калягин не смотрится в роли Голландца. Тот же атаман подошёл бы на эту роль куда больше.
«Холодное сердце»
Невероятно сильное произведение. Даже не воспринимается как сказка. Да и не похоже «Холодное сердце» на сказку: столько в нем недетскости. Казалось бы, речь идет об обычных, даже истертых во многих произведениях вещах: доброте, разумности, отзывчивости, жалости. Но ни капли морализаторства, осуждения со стороны автора… Просто повествует, мол, было так-то и так-то. И кажется читателю, что на самом деле БЫЛО. Давно, да, не с нами, не у нас, но в далеком Шварцвальде — БЫЛО. Жил угольщик Петер Мунк, как многие люди мечтал о лучшей доли. А потом получил все, что хотел, о чем мечталось, но к чему не подготовлена были его душа и разум. И шла старушка-мать, согбенная и нищая, к своему богатому сыну за медяком, о котором сын потом сожалел… Но самое страшное, что в живой человеческой груди билось холодное каменное сердце. Окончание сказки-повести не похоже на окончание большинства немецких сказок, но очень меня обрадовало, когда я впервые читала «Холодное сердце». Потом уже, когда перечитывала, старалась быстрее добраться до слов:Спойлер (раскрытие сюжета)Еще много лет в мире и согласии прожила на свете семья угольщика Мунка. Маленький Петер вырос, большой Петер состарился.

   И когда молодежь окружала старика и просила его рассказать что-нибудь о прошлых днях, он рассказывал им эту историю и всегда кончал ее так:

   — Знал я на своем веку и богатство и бедность. Беден я был, когда был богат, богат — когда беден. Были у меня раньше каменные палаты, да зато и сердце в моей груди было каменное. А теперь у меня только домик с печью — да зато сердце человечье.

Источник: http://fantlab.ru/autor1206/responsespage1

Произведения Вильгельма Гауфа

В коллекции редкого фонда Научной библиотеки МПГУ находятся издания сказок Гауфа конца XIX – начала XX века (1894 – 1923 гг.).

1. Иллюстрации к книге «Принц-самозванец. Еврей Абнер, который ничего не видал» (Санкт-Петербург: Павленков Ф., 1894 (Тип. т-ва “Общественная польза”). – 30, 2 с.: ил.; 20 см. – (Иллюстрированная сказочная библиотека Ф. Павленкова; № 36).

2. Иллюстрация к книге «Калиф-Аист: Сказка в 3-х действиях: (По сказке В. Гауфа)» / Крупнова, Наталья Андреевна;Вольный перевод Н. Гандуриной. – 2 изд. – Санкт-Петербург: Лаврова и Попов, 1899 (Санкт-Петербург: Тип. И. Флейтмана). – 31 с.: ил.; 17 см. – (Главным управлением по делам печати к представлению на народных театрах одобрено).

3. Иллюстрации к книге «Избранные сказки» / Пер. с нем. М. и Е. Соломиных. – Санкт-Петербург: Изд. ред. журн. Детский Отдых, 1904. – 144 с.: ил.; 19 см. – Содерж.: Карлик Нос; Маленький Мук; Судьба Саида; Калиф Аист.

Читайте также:  Краткое содержание бунин темные аллеи точный пересказ сюжета за 5 минут

Карлик Нос:

   

Маленький Мук:

Судьба Саида:

  

Калиф Аист:

 

4. Иллюстрации к книге «Волшебный корабль». – Москва: изд. кн. скл. М. В. Клюкина, 1915 (Москва: Тип. В. И. Воронова). – 16 с.: ил.; 18 см. – (Библиотека сказок).

5. Иллюстрации к сказке «Холодное сердце» (Москва: изд. кн. скл. М. В. Клюкина, 1915 (Москва: Тип. В. И. Воронова) . – 64 с.: ил.; 18 см. – (Библиотека сказок).

6. Иллюстрации к книге «Калиф-Аист» / Пер. с нем. С. Г. Займовского; Обложка, заставка, концовка и марка работы Л. М. – Москва: Мириманов Г. Ф., 1923 (Москва: Тип. Отд. Упр. М. С. Р. К. и К. Д.). – 16 с.: ил.; 26 см. – (Мир сказок).

7. Иллюстрации к книге «Сказки: для детей среднего возраста» / Перевод Б. Д. Прозоровской под ред. А. Н. Тихонова. – Петербург; Москва: ГИЗ, 1923 (Санкт-Петербург: Государственная тип. им. Ивана Федорова). – 146 с.: ил.; 21 см. – (Всемирная литература). – На тит. л. дата издания: MCMXXIII. – Содерж.: Маленький Мук; История о Калифе-аисте; Приключения Саида; Карлик Нос.

Маленький Мук:

  

История о Калифе-аисте:

  

Приключения Саида:

  

Карлик Нос:

Биографическая справка.

Вильгельм Гауф (Wilhelm Hauff)

(29 ноября 1802, Штутгарт – 18 ноября 1827, Штутгарт)

 Вильгельм Гауф был вторым из четверых детей в семье чиновника высокого ранга. По подозрению  в принадлежности к подпольной революционной организации, отец писателя, Август Фридрих Гауф, оказался в тюрьме. Позднее он был реабилитирован, но, серьёзно подорвав своё здоровье в заключении, умер в возрасте 37 лет.

После смерти главы семьи, мать Гауфа с двумя сыновьями и двумя дочерьми переехала в Тюбинген, в поместье своего отца.

Этот переезд, несмотря на его причины, оказал благотворное влияние на маленького Вильгельма: в распоряжении детей оказалась огромная библиотека деда, а атмосфера города философов и поэтов настраивала на романтический лад, тем более, что от отца Вильгельм унаследовал романтические фантазии, а от матери – вкус к сочинительству. Прочитанное в книгах смешивалось с буйной фантазией мальчика, и вскоре он стал выступать в качестве домашнего сказочника, отчего младшие сестры были в восторге, и когда одна сказка заканчивалась, они требовали, чтобы брат тут же начинал рассказывать новую. Вильгельм никогда не возражал, и уже через несколько минут снова все погружались в волшебный мир гномов и фей, капризных принцесс и отважных рыцарей.

Так как семья Гауфов была не богатой, Вильгельму пришлось поступить на богословский факультет университета в Тюбингине, так как, поощряя занятия богословием, все расходы на обучение брало на себя государство. Учился Вильгельм хорошо, и в августе 1824 году получил степень доктора философии и теологии, но о том, чтобы стать пастором, всерьез не думал.

В сентябре того же года Гауф анонимно издал сборник стихов в фольклорном стиле «Военные и народные песни», где вместе с балладами известных поэтов-романтиков, напечатал два собственных стихотворения.

Вскоре после окончания университета Гауф получил место наставника детей министра обороны генерала барона Эрнста Югена фон Хёгель, что давало юному писателю возможность зарабатывать на жизнь. Гауф продолжал литературную деятельность, но не стремился придать гласности свое имя. Причина этого до сих пор не известна исследователям.

В 1825 году писатель снова анонимно издал два пародийных произведения, «Отрывки из мемуаров сатаны» и «Человек с Луны, или сердечные порывы есть глас судьбы», высмеивая литературную моду того времени.

Именно для своих подопечных Гауф писал волшебные сказки, которые впервые были опубликованы в «Альманахе сказок января 1826 года для сыновей и дочерей знатных сословий» и вскоре стали популярны во всех немецкоговорящих странах.

Но, несмотря на популярность, современники критиковали сказки за то, что позже станет отличительной чертой сказок Вильгельма Гауфа: легкость и изящество слога воспринимались как «отсутствие должной старательности», а захватывающие сюжеты как «стремление угодить публике и быстро снискать славу».

Одновременно Гауф работает над своим историческим романом «Лихтенштейн. Романтическая сага из истории Вюртемберга», действие которого происходит в Германии в XVI веке во время Крестьянской войны. Литературный критик профессор Вильфрид Шоллер писал, что «больше всего Гауфу хотелось стать немецким Вальтером Скоттом.

Благодаря своим тривиальным историческим романам этот писатель пользовался в Англии огромной популярностью.

Такого же успеха Гауфу хотелось добиться в Германии», и ему это удалось, так как, несмотря на недовольство ряда критиков, этот роман очень понравился читателям и в настоящее время считается одним из лучших образцов исторической литературы в Германии.

В 1827 году писатель получает место редактора в штуттгартской газете «Моргенблатт» («Утренний листок»), где позже были опубликованы все три тома его «Сказок». В том же году Гауф женится на своей кузине Луизе, в которую был влюблен с детства.  10 ноября  у Луизы Гауф родилась дочь Вильгельмина.

Но счастье семьи Гауф было недолгим: вдохновленный успехом «Лихтенштейна», сказочник отправился  в Тироль собирать материалы для нового исторического романа. Путешествие проходило тяжело, по дороге Гауф тяжело заболел и пришлось вернуться домой.

В Штутгарте ему стало немного лучше, но вскоре болезнь вернулась, и 18 ноября 1827 года сказочника не стало. Ему было всего 24 года.

Литературное наследие Гауфа заключается в трех альманахах сказок (последний из которых, в отличие от двух первых, выдержан не в восточном, а в народном немецком духе, и был издан женой писателя после его смерти), нескольких романах и рассказах. Он один из тех немногих авторов, кто умел превратить известные сюжеты в волшебные, яркие и запоминающиеся, занимательные и поучительные произведения.

Словарь Брокгауза и Эфрона сравнивает Вильгельма Гауфа с Гофманом: «Уступая своему учителю в силе и глубине фантазии, Гауф далеко превосходил его ясностью образов и мысли, законченностью формы и изяществом языка. В его сказках бездна добродушного веселого юмора, одинаково обаятельного и для детей, и взрослых».

Своеобразным памятником Гауфу стал замок «Лихтенштейн», построенный в 1840 году по распоряжению герцога Вильгельма фон Ураха, находящегося под впечатлением от романа.

В настоящее время в Байрсброне находится Музей сказок Вильгельма Гауфа, а в городе Ноенбурге есть музей сказки «Холодное сердце».

Современный исследователь немецкой литературы А. Б.

Ботникова в предисловии к одному из сборников сказок Гауфа справедливо писала, что «сейчас даже трудно представить себе, что все произведения Гауфа были созданы меньше чем за три года.

И созданы очень молодым человеком, не успевшим приобрести ни жизненного опыта, ни мастерства. Но при всех легко различимых недостатках они – создания по-своему новаторские, в них угадываются идеи и формы новой эпохи».

По словам Вениамина Каверина, «Гауф писал свои сказки для детей – сперва рассказывал, а потом писал. Как все знаменитые произведения, написанные для детей, его сказки входят в круг взрослого чтения. Он никогда не опускается до упрощений, последовательно ведет читателя вперед и выше, как бы заставляя его стремиться туда, где он – читатель – еще не был».

Автограф В. Гауфа

Полный список произведений Вильгельма Гауфа:

Сказки:

  • Märchen-Almanach auf das Jahr 1826 für Söhne und Töchter gebildeter Stände (Альманах сказок января 1826 года для сыновей и дочерей знатных сословий):
  • Märchen als Almanach (Вступление);
  • Die Karawane (Караван);
  • Die Geschichte vom Kalif Storch (История о калифе-аисте);
  • Die Geschichte von dem Gespensterschiff (История о корабле-призраке);
  • Die Geschichte von der abgehauenen Hand (История об отрубленной руке);
  • Die Errettung Fatmes (Спасение Фатимы);
  • Die Geschichte vom kleinen Muck (История о маленьком Муке);
  • Das Märchen vom falschen Prinzen (История о мнимом принце).
  • Märchen-Almanach auf das Jahr 1827 für Söhne und Töchter gebildeter Stände (Альманах сказок января 1827 года для сыновей и дочерей знатных сословий):
  • Der Scheik von Alessandria und seine Sklaven (Александрийский шейх и его невольники);
  • Der Zwerg Nase (Карлик Нос);
  • Abner, der Jude, der nichts gesehen hat (Абнер, еврей, который ничего не видел);
  • Der Affe als Mensch (Молодой англичанин. (букв. «Как обезьяну принимали за человека));
  • Die Geschichte Almansors (История Альмансора).
  • Märchen-Almanach auf das Jahr 1828 für Söhne und Töchter gebildeter Stände (Альманах сказок января 1828 года для сыновей и дочерей знатных сословий):
  • Das Wirtshaus im Spessart (Трактир в Шпессарте);
  • Die Sage vom Hirschgulden (Рассказ о гульдене с оленем);
  • Das kalte Herz (Холодное сердце);
  • Saids Schicksale (Приключения Саида);
  • Die Höhle von Steenfoll — Eine schottländische Sage (Стинфоллская пещера).

Романы:

  • Lichtenstein. Romantische Sage aus der wuerttembergischen Geschichte (Лихтенштейн. Романтическая сага из истории Вюртемберга);
  • In König Laurins Rosengarten (Розовый сад короля Лоренса).

Сатирические произведения:

  • Der Mann im Mond oder Der Zug des Herzens ist des Schicksals Stimme (Человек с луны, или сердечные порывы есть глас судьбы);
  • Mittheilungen aus den Memoiren des Satan (Странички мемуаров сатаны);
  • Controvers-Predigt über H. Clauren und den Mann im Mond (Спорная проповедь Г. Клорена о «Человеке с Луны»).

Рассказы:

  • Othello (Отелло);
  • Die Sängerin (Певица);
  • Die Bettlerin von Pont des Arts (Нищенка с Моста Искусств);
  • Jud Süß (Еврей Зюсс);
  • Die letzten Ritter von Marienburg (Последний Мариенбургский рыцарь);
  • Das Bild des Kaisers (Образ императора);
  • Phantasien im Bremer Ratskeller, ein Herbstgeschenk für Freunde des Weines (Фантасмагории в Бременском винном погребке. Осенний подарок для любителей вина);
  • Die Bücher und die Lesewelt (Книги и мир чтения);
  • Freie Stunden am Fenster (Бесплатные часы у окна);
  • Der ästhetische Klub (Эстетический клуб);
  • Ein Paar Reisestunden (Пара часов пути).

Легенда:

  • Der Reußenstein (Ройсенштейн).

Источник: http://mpgu.su/ob-mpgu/struktura/biblioteka/iz-fonda-redkoy-knigi/iz-kollektsii-redkogo-fonda-biblioteki/literatura-dlya-detey-i-yunoshestva/proizvedeniya-vilgelma-gaufa/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector