Краткое содержание шолохов наука ненависти точный пересказ сюжета за 5 минут

Читать онлайн «Наука ненависти» автора Шолохов Михаил Александрович — RuLit — Страница 6

Краткое содержание Шолохов Наука ненависти точный пересказ сюжета за 5 минут

— Вы спрашиваете, как мне удалось бежать? Сейчас расскажу. Вскоре после того, как услышали мы ночью орудийный гул, нас отправили на работу по строительству укреплений. Морозы сменились оттепелью. Шли дожди. Нас гнали на север от лагеря. Снова было то же, что и вначале: истощенные люди падали, их пристреливали и бросали на дороге…

Впрочем, одного унтер застрелил за то, что он на ходу взял с земли мерзлую картофелину. Мы шли через картофельное поле. Старшина, по фамилии Гончар, украинец по национальности, поднял эту проклятую картофелину и хотел спрятать ее. Унтер заметил.

Ни слова не говоря, он подошел к Гончару и выстрелил ему в затылок. Колонну остановили, построили. «Все это — собственность германского государства, — сказал унтер, широко поводя вокруг рукой.

 — Всякий из вас, кто самовольно что-либо возьмет, будет убит».

В деревне, через которую мы проходили, женщины, увидев нас, стали бросать нам куски хлеба, печеный картофель. Кое-кто из наших успел поднять, остальным не удалось: конвой открыл стрельбу по окнам, а нам приказано было идти быстрее.

Но ребятишки — бесстрашный народ, они выбегали за несколько кварталов вперед, прямо на дорогу клали хлеб, и мы подбирали его. Мне досталась большая вареная картофелина. Разделили ее пополам с соседом, съели с кожурой.

В жизни я не ел более вкусного картофеля!

Укрепления строились в лесу. Немцы значительно усилили охрану, выдали нам лопаты. Нет, не строить им укрепления, а разрушать я хотел!

В этот же день перед вечером я решился: вылез из ямы, которую мы рыли, взял лопату в левую руку, подошел к охраннику… До этого я приметил, что остальные немцы находятся у рва и, кроме этого, какой наблюдал за нашей группой, поблизости никого из охраны не было.

— У меня сломалась лопата… вот посмотрите, — бормотал я, приближаясь к солдату. На какой-то миг мелькнула у меня мысль, что если не хватит сил и я не свалю его с первого удара, — я погиб.

Часовой, видимо, что-то заметил в выражении моего лица. Он сделал движение плечом, снимая ремень автомата, и тогда я нанес удар лопатой ему по лицу. Я не мог ударить его по голове, на нем была каска.

Силы у меня все же хватило, немец без крика запрокинулся навзничь.

В руках у меня автомат и три обоймы. Бегу! И тут-то оказалось, что бегать я не могу. Нет сил, и баста! Остановился, перевел дух и снова еле-еле потрусил рысцой. За оврагом лес был гуще, и я стремился туда.

Уже не помню, сколько раз падал, вставал, снова падал… Но с каждой минутой уходил все дальше. Всхлипывая и задыхаясь от усталости, пробирался я по чаще на той стороне холма, когда далеко сзади застучали очереди автоматов и послышался крик.

Теперь поймать меня было нелегко.

Приближались сумерки. Но если бы немцы сумели напасть на мой след и приблизиться, — только последний патрон я приберег бы для себя. Эта мысль меня ободрила, я пошел тише и осторожнее.

Ночевал в лесу. Какая-то деревня была от меня в полукилометре, но я побоялся идти туда, опасаясь нарваться на немцев.

На другой день меня подобрали партизаны. Недели две я отлеживался у них в землянке, окреп и набрался сил.

Вначале они относились ко мне с некоторым подозрением, несмотря на то, что я достал из-под подкладки шинели кое-как зашитый мною в лагере партбилет и показал им.

Потом, когда я стал принимать участие в их операциях, отношение ко мне сразу изменилось. Еще там открыл я счет убитым мною фашистам, тщательно веду его до сих пор, и цифра помаленьку подвигается к сотне.

В январе партизаны провели меня через линию фронта. Около месяца пролежал в госпитале. Удалили из плеча осколок мины, а добытый в лагерях ревматизм и все остальные недуги буду залечивать после войны. Из госпиталя отпустили меня домой на поправку. Пожил дома неделю, а больше не мог. Затосковал, и все тут! Как там ни говори, а мое место здесь до конца.

* * *

Прощались мы у входа в землянку. Задумчиво глядя на залитую ярким солнечным светом просеку, лейтенант Герасимов говорил:

— …И воевать научились по-настоящему, и ненавидеть, и любить. На таком оселке, как война, все чувства отлично оттачиваются.

Казалось бы, любовь и ненависть никак нельзя поставить рядышком; знаете, как это говорится: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», — а вот у нас они впряжены и здорово тянут! Тяжко я ненавижу фашистов за все, что они причинили моей родине и мне лично, и в то же время всем сердцем люблю свой народ и не хочу, чтобы ему пришлось страдать под фашистским игом. Вот это-то и заставляет меня, да и всех нас, драться с таким ожесточением, именно эти два чувства, воплощенные в действие, и приведут к нам победу. И если любовь к родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца бьются, то ненависть всегда мы носим на кончиках штыков. Извините, если это замысловато сказано, но я так думаю, — закончил лейтенант Герасимов и впервые за время нашего знакомства улыбнулся простой и милой, ребяческой улыбкой.

А я впервые заметил, что у этого тридцатидвухлетнего лейтенанта, надломленного пережитыми лишениями, но все еще сильного и крепкого, как дуб, ослепительно белые от седины виски. И так чиста была эта добытая большими страданиями седина, что белая нитка паутины, прилипшая к пилотке лейтенанта, исчезала, коснувшись виска, и рассмотреть ее было невозможно, как я ни старался.

1942

Источник: http://www.rulit.me/books/nauka-nenavisti-read-132516-6.html

О рассказе м.а. шолохова «наука ненависти»: звонит колокол …

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Н.А. Литвиненко

О РАССКАЗЕ М.А. ШОЛОХОВА «НАУКА НЕНАВИСТИ»: ЗВОНИТ КОЛОКОЛ …

В центре рассказа «Наука ненависти» М.А. Шолохова — трагедия рождения великой ненависти из великой любви к родине, дому, родной земле, культуре; судьба человека на войне, психологический и трагический подтекст войны.

Ключевые слова: любовь, ненависть, природа, война, человек, смерть, жизнь.

Рассказ был написан в 1942 г., когда писатель работал военным корреспондентом, и это определяет многие особенности проблематики и повествования. В основе произведения — беседа корреспондента, писателя с лейтенантом Герасимовым, побывавшим в плену и рассказывающим историю своей жизни.

Читайте также:  Краткое содержание загадочная история бенджамина баттона фицджеральда точный пересказ сюжета за 5 минут

Четкая композиция способствует реализации замысла: для писателя важно показать эволюцию героя от нормально-доброго отношения к жизни, и даже врагу, — к ненависти. Писатель высказывает свою позицию устами повествователя, так что личный опыт героя приобретает решающее оценочное значение в интерпретации и нравственной оценке событий.

Шолохов начинает рассказ с важнейшей, сквозной темы своего творчества, в разработке которой он непревзойденный мастер, — темы природы, изображения природы как метафоры жизни и судьбы. «На войне деревья, как и люди, имеют свою судьбу. Я видел огромный участок леса, срезанный нашей батареей».

Уходящее корнями в фольклор сближение человека и природы соотнесено с темой жизни и смерти. Природа становится метафорой и символом жизни — умирающего, искалеченного, могучего и прекрасного, нежного и трепетного мира, частицей которого является человек.

Тщательно и конкретно описанная судьба деревьев — дуба или березы, раны, нанесенные войной, -не только вражеской, но и нашей артиллерией, тянущиеся к жизни и солнцу листья, зачинают тему войны как катастрофы, как страшного преступления: «Смерть величественно и безмолвно властвовала на этой поляне» [1, 9].

Шолохов еще не пишет о врагах, не пишет о гитлеровских солдатах, не пишет о судьбе тех, кто попал в плен или сражается, но о войне как таковой, она отождествлена со смертью, он выносит ей приговор от лица природы, от лица жизни.

Архетип природы, к которому обращается писатель, создает эпический масштаб обобщения, включает рассказ Шолохова в традицию антивоенной европейской прозы, корни которой восходят к древнему эпосу. Однако в центре рассказа другая тема — тема человека на войне.

И потому так важна в этом экспозиционном фрагменте лирически окрашенная реплика красноармейца: «Как же ты тут уцелела, милая?» [1, 9], обращенная к березе.

Уже на первой странице текста сквозь трагедию просвечивает не утраченная и не растраченная на войне нежность, которую способен испытывать человек, несмотря на пройденные страшные испытания.

Шолохов стремится к достоверности и потому во второй экспозиции вводит героя-рассказчика как реально существующее лицо.

Писатель не ставит целью создать индивидуально неповторимый образ, он очерчивает контур-портрет, основные, наблюдаемые им черты облика и поведения лейтенанта Герасимова, поскольку корневое, сущностное, свойственное народу для автора важнее, чем неповторимо личное.

В этом облике есть характерная для докумен-талистской прозы некая жизненная незавершенность, как будто автору не все известно о его герое, он не стремится проникнуть в его душу, а подчеркивает в его облике наиболее ярко и концентрированно выраженное. И это не спокойствие, не бесстрастие и даже не жест, «красноречиво передающий безмолвное горе или глубокое и тягос-

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

тное раздумье» [1, 10], но «пристально устремленные вперед глаза», которые вдруг «вспыхнули такой неугасимой, лютой ненавистью» [1, 10]. Шолохов выделяет эту портретную деталь, как и «резкий лающий голос» команды, отданной красноармейцу, сопровождающему пленных, так как эти детали обнаруживают трагедию судьбы лейтенанта Герасимова, трагическую доминанту образа героя.

История, рассказанная лейтенантом, начинается не с плена. Писатель знакомит нас с обычной, ничем не примечательной биографией героя: работа, семья, дети, проводы на войну. Напутствия герою выдержаны в духе времени: «…

Жизнь отдай, а чтобы победа была нашей» [1, 12], — говорит жена, а отец, в традициях старого Болконского напоминает сыну о чести рода: «Смотри. Фамилия Герасимовых — это не простая фамилия. и должен ты врага бить крепко» [1, 12].

Не следует усматривать недостаток в использовании штампов: люди в ту эпоху мыслили ими, но, чувствуя возможность упрека, Шолохов сам устами героя говорит о жене с оттенком иронии, как об агитаторе, вводит — как будто парадоксально, по контрасту — эмоциональное, почти со слезами, пожелание секретаря райкома партии «бить гадов».

Но еще важнее в теме проводов выводящая за пределы риторической традиции просьба-реплика провожающей жены — не простудиться. Шолохов включает в мотив проводов героя теплые ноты человечности, они важны в контексте тех процессов обесчеловечивания, науки ненависти, которые диктует война.

Вводя тему участия героя в войне, Шолохов предваряет ее размышлениями лейтенанта о Германии, «умных руках», которые собирали машины, о немецких писателях, книги которых он любил, о трудолюбивом и талантливом немецком народе [1, 13]. Но это стремление к объективности корректируется пониманием чудовищности гитлеровского режима.

Прием контраста важен для писателя и тогда, когда он описывает сочувствие, которое проявляли русские солдаты к немецким военнопленным. Все эти сцены и зарисовки важны как преамбула к основным событиям, испытаниям, выпавшим на долю героя.

Наука ненависти вырастает из описания личного опыта героя, это та школа воспитания чувств, которую проходит читатель вместе с шолоховским героем.

Центральная в сюжете сцена, обладающая символической функцией, но не очищения, а энергии страшного вызревающего в душе воздаяния, кощунственно доверенного не богу, а человеку, сцена изнасилованной девочки-подростка; на фоне множества других

преступлений она предстает как чудовищное попрание законов жизни, разрушающих традиционные представления о человеке и человечности. Как значимая деталь выделен учебник по физической географии, по которому училась и дочь героя. Название этого учебника «исступленно шептал» герой.

В условиях Отечественной войны Шолохов пишет не о слезе ребенка, а о чудовищном поругании, сродни тому, которое изображал Достоевский, но оно вызывает не скорбную констатацию испорченности человеческой природы — «твари дрожащей», а чувство ненависти к врагу и понимание: «мы озверели, насмотревшись на все, что творили фашисты, да иначе и быть не могло» [1, 15]. Шолохов исследует механизм возникновения того нравственного сдвига, который лежит в основе даже справедливой войны, порождающей психологию, воплощенную в симоновском стихотворении-заклинании «Убей!».

Теме плена предшествует описание «хорошей» земли, «чудесной» природы на Украине, боли и стыда, пережитых при отступлении, но это все подступы к главной сюжетной коллизии — испытанию пленом, испытаниях в плену.

Лежащий на поле боя Болконский видел плывущие облака, лежащий на поле сражения Герасимов слышит топот «их ног», тоже остраненно — «как в хорошем кино» [1, 17]. «»Вот и смерть», — подумал я.

О чем я еще подумал в этот момент? Если вам это для будущего романа, — говорит герой, — так напишите что-нибудь от себя, а я тогда ничего не успел подумать» [1, 17].

Шолохов подчеркивает жизненно-документальную основу своего рассказа: его герой не книжный, не лирик, не интеллектуал, он не рядится ни в траурные, ни в героические одежды, и Шолохов, изображая его, ничего не придумывает, не додумывает за своего героя, не наделяет его собственными мыслями и взглядом.

Следующий этап развития сюжета вводит героя в пограничную ситуацию, разделившую его жизнь на две части: до плена и теперь, в плену. Плен, имевший в ту пору трагические последствия при любом исходе, не связан с виной героя. Он приходит в сознание, будучи ранен и без оружия, с готовностью умереть, — но с еще большим стремлением выжить.

Читайте также:  Краткое содержание распутин живи и помни точный пересказ сюжета за 5 минут

Героическое предстает как природное нравственное свойство героя — он «не хотел, не мог умереть лежа» [1, 17]. Это способ противостояния, в нем сила характера, жажда жизни, человеческое достоинство, ненависть к врагу. Шолохов не раскрывает смыслы, заложенные в этом акте поведения, он использует разнообразные

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

глаголы, описывающие действия героя: встал, стоял, стоял и качался, боялся, упал, встал, шел, шел, ноги шли, шел и думал. Эти действия не громко-патриотические, не эффектно-демонстрационные, но обычные. Такова специфика героического у Шолохова в этом рассказе — оно в подтексте, в оболочке обыденного.

Предмет гордости — и знак времени — утаенный партбилет. Причина радости героя может быть не вполне понятна современному читателю, но в советское время партбилет был знаком верности Родине, несовершенного предательства, давал надежду на достойное возвращение к своим.

Это первая победа героя над смертью, но чреда испытаний, выпавших на его долю, в рассказе будет весьма долгой.

Повествование от лица «я» сменяется повествованием от лица «мы» — коллективного героя, так как судьба лейтенанта Герасимова осознается им как воплощение общей судьбы.

В этом потоке трагических событий мелькают отдельные судьбы отставших, расстрелянных, чудовищная пытка жаждой, коричневая жижа, которую пили, трупы лошадей, которые ели, пленные, раздавленные гусеницами танков, беспомощный врач, задыхающиеся от зловония раненые, с кишащими червями ранами, — и смеющиеся враги, чудовищные издевательства и унижения, через которое прошли люди. Шолохов не судит пленных по сталинским законам, он вступается за них, реабилитирует, пишет о героизме одного, который становится символом общей судьбы.

Весь комплекс ощущений героя свидетельствует о чувстве собственного достоинства, внутренней силе. И как лейтмотив, как некий трагический знак непокоренного — избиения, постоянно повторяющиеся избиения, порождающие жажду мести, ненависть, которые останутся с героем навсегда.

Особая страница испытаний связана с издевательствами охранников.

Шолохов рисует вырождение великой нации, умного и талантливого народа в условиях фашизма, войны, господства расовой теории, позволявшей «русских свиней расстреливать беспощадно» [1, 23].

Обвинительным актом становится судьба военнопленных. Писатель устами героя излагает, как будто только факты, но факты эти сами по себе чудовищны, они определяют ход размышлений героя и его неистребимое желание бежать.

Лейтенант Герасимов — «потомственный рабочий», человек обыкновенный и в то же время исключительный. Писатель создает характер по принципу концентрации доминантного признака. Его герой не вспоминает в плену о доме, жене, нет свидетельств

о том, как он общался со своими сотоварищами по плену. Все это вторично, не важно для самого героя, тогда надо было бежать из плена, и вся его внутренняя сила сопротивления и жажда жизни сосредоточились на достижении этой цели. Шолохов концентрирует изображение героя на одной черте его характера, стягивая в ней весь комплекс свойств как выражения и проявления судьбы.

Пленные показаны не только как жертвы, но и как воплощение коллективного патриотического начала — орудийный гул наступающих «наших» вызывает слезы, «горячий шепот и подавленные рыдания» [1, 24] — и у героя и у массы военнопленных.

Этот эпизод с пением «Интернационала» вводит кульминационный мотив — невозможности сломить «наш дух» — и «никогда не сломят» [1, 24] — как обобщение судьбы лейтенанта Герасимова, как утверждение его и писателя веры в свой народ.

Симметрично сцене жалости русских людей к немецким военнопленным в конце рассказа возникает сцена помощи женщин и детишек своим, попавшим в плен солдатам, формируется образ единого бесстрашного народа, ставшего жертвой насилия.

Старшина Гончар, расстрелянный за мерзлую картофелину, которая объявлена собственностью германского государства, как и большая вареная картофелина, доставшаяся герою рассказа, все это симметрично расставленные писателем знаки приговора кровавому фашистскому оккупационному режиму. Детали и микросцены играют в этом решающую роль. Шолохов следует общеэстетическим установкам социалистического реализма, но они не вступают в противоречие с материалом.

Бегство, описанное героем, партизаны, партбилет — все это не составляет центра сюжета, поскольку завершает пройденный в плену путь, завершает трактовку экзистенциальной темы как торжества над врагом, над всеми перипетиями судьбы.

Бегство, партизаны, партбилет — традиционные знаки — здесь — счастливой развязки — и как следствие, как итог — почти сотня убитых немцев.

В начале рассказа, характеризуя героя, один из бойцов говорит: «Всякие виды мне приходилось видывать, но как он орудует штыком и прикладом, знаете ли, — это страшно» [1, 11]. В этом ряду и деталь «резкий, лающий голос команды», которую отдает лейтенант.

Писатель не договаривает, но дает понять читателю: за победу над судьбой пришлось заплатить не только страданиями, но и психическим сдвигом, частичным разрушением тех добрых и гуманных начал, которые некогда определяли жизнь героя.

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Шолохов выстраивает «Науку ненависти» как рассказ о воспитании, которое не совместимо ни с одной из сложившихся в европейской традиции гуманистических школ. Из своих испытаний Герасимов вынес ненависть, то, что он сам осознает как «озверение», но и как неизбежное зло, единственно возможный выход, как путь к освобождению от насильников и варваров, которые стремились поработить Россию.

В рассказе Шолохова нет ни одного упоминания о Сталине, ни одной «громкой» фразы, единственный риторический элемент связан с пением «Интернационала» пленными, услышавшими гул родных орудий.

Рассказ Шолохова соотносим с «Непокоренными» Б. Горбатова, «Повестью о настоящем человеке» Б.

Полевого, но новые эпохи создают новые историко-культурные контексты, и в наше время он может быть соотнесен с лагерной прозой, поскольку рисует на военнофашистском материале процесс выживания, сохранения личностного достоинства в условиях тоталитарного режима.

В этом к Шолохову ближе автор «Одного дня Ивана Денисовича», чем «Колымских рассказов».

Этический пафос «Науки ненависти» был направлен на выработку нравственно-этических предпосылок победы, моделирование героического — не в ореоле громкой славы, а ужасных, трагических испытаний. В мучительном, переломном 1942 г. Шолохов изобразил советского человека, в котором великая ненависть родилась из великой любви — к Родине, дому, родной земле, культуре.

Читайте также:  Краткое содержание бомарше безумный день, или женитьба фигаро точный пересказ сюжета за 5 минут

«Наука ненависти» еще не содержит того масштаба обобщения, той глубины трагизма, которые нашли художественное воплощение в рассказе «Судьба человека» (1956), но, безусловно, обладает самостоятельной ценностью, в то же время являясь шагом к нему. Рассказ вписывается в общую эпическую стратегию творчества писателя, утверждавшего мужество советского, русского человека в борьбе с судьбой, любовь к жизни и человеку — как категории великие и вечные.

Колокол звонит по тем, кто ушел на войну и не вернулся… или вернулся. М.А. Шолохов напоминает.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Шолохов М.А. Наука ненависти // Собр. соч. в 8 т. Т. 8. М., 1960.

Источник: https://psibook.com/literatura/o-rasskaze-m-a-sholohova-nauka-nenavisti-zvonit-kolokol.html

Краткое содержание: «Наука ненависти» Шолохов Михаил

Любите ли вы читать краткое содержание? «Наука ненависти» (Шолохов М.) будет изложена здесь в сжатом виде для быстрого ознакомления. Для начала познакомимся с автором произведения.

Об авторе

Михаил Шолохов является русским и советским писателем. Наиболее известное его произведение – это «Тихий Дон». Писатель даже является лауреатом Нобелевской премии за литературную деятельность. Всё же к данному рассказу («Наука ненависти») критики его творчества отнеслись довольно холодно.

По их мнению, оно сильно уступает раннее написанным произведениям. Некоторые даже считают, что это не он написал «Тихий Дон», ведь такое отличие слога просто удивляет. Между прочим, на уровень названного произведения Шолохов не вышел больше ни разу, что тоже наталкивает на некоторые размышления.

Краткое содержание: «Наука ненависти» (Шолохов М.)

Каждое существо имеет свою судьбу. У солдат на войне тоже своя судьба, но какая она будет, никто не знает.

Рассказ ведётся от имени человека, приехавшего на фронт. Он заводит беседу с Виктором Герасимовым – лейтенантом. Он был высоким, сутулым и слишком поднятыми плечами. Лицо его выражало полное спокойствие и даже бесстрастие. Речь шла о недавнем бое.

В процессе разговора рассказчик замечает, что лейтенант несколько болезненно реагирует на пленных немцев, которые проходят мимо него: его глаза испепеляют проходящих немцев. Рассказчик не понимает такой реакции Виктора, но спросить его не решается. Через некоторое время он узнает, что Герасимов сам побывал в плену у немцев и пережил там много лихого.

После этого Виктор не боится смерти и с наслаждением смотрит на тела погибших врагов. А пока двум собеседникам предстоят ещё две встречи.

История Герасимова

Чем продолжается рассказ «Наука ненависти» (Шолохов)? Краткое содержание поведывает нам о том, что Виктор родился в семье рабочих. С молодости он работал механиком на крупном заводе, который располагался в самой глуши – в Сибири.

Несмотря на тяжёлую работу, Герасимов создал семью: у него была любящая жена и двое детей. Жили они дружно и мирно, потому что время было тяжёлое, а тут уж точно не до выяснения отношений. С ними жил отец Виктора, ставший инвалидом.

Война

«Наука ненависти» (Шолохов), краткое содержание которой мы рассматриваем, рассказывает нам о том, что Виктора на войну провожали с патриотическим настроем. Жена и старый отец беспрестанно напоминали ему, какое смелое и верное дело он идёт вершить. Даже местный секретарь райкома партии, который был неразговорчивым и закрытым, сумел сказать несколько добрых слов Герасимову в дорогу.

Летом 1941 года Виктор принимал участие в боях. Уже во время первого боя русские одержали победу и взяли в плен около 15 человек немцев. Герасимов вспоминает, как те шли испуганные, бледные и молчаливые: от бунтарского духа ничего в них не осталось.

Через время солдаты от жалости начали тайком угощать немцев папироской, табаком, котелком щей. Один боец-кадровик смотрел на это свысока потому что знал, что творят немцы за линией фронта. Скоро и сам Виктор Герасимов об этом узнал.

Краткое содержание рассказа «Наука ненависти» Шолохова продолжается увиденным за линией фронта ужасом.

Немцы

Когда русские пошли в наступление, то узнали, что происходит за чертой. Они были потрясены сожжёнными до тла трупами женщин, детей. Многие из них были зверски убиты: над людьми просто издевались. Больше всего Виктору в память врезалась изнасилованная 11-летняя девочка. Она напомнила ему о собственной дочери пятикласснице.

Это зрелище отпечаталось в голове Герасимова надолго. Вскоре солдаты поняли, что воюют не с людьми, а со зверюгами, которые жаждут крови и насилия. После этого они увидели место казни красноармейцев, и это поразило их ещё больше. Солдаты сравнивали зрелище с видом мясной лавки. Части тела висели на деревьях, кожа у многих была содрана.

От этого всего солдаты озверели и сами, и навсегда в их сердце поселилась жгучая ненависть.

Осенью в одном из боев Герасимов был ранен, но его оставили воевать. Когда он был ранен вторично, то попал в немецкий плен. Очнулся он посреди поля и увидел, что к нему приближаются враги. Не желая погибать лёжа, он встал, собрав последние силы. Немцы смотрели на него и издевались, громко смеясь.

Потом всех пленных выстроили в ряд: Виктор узнал только пару ребят из своей роты. Смуглых и всех, похожих на евреев, расстреляли прямо на месте. Остальных повели в немецкую часть. Герасимов еле шёл, ему ужасно хотелось пить. Несколько раз он хотел бежать, но это были неудачные попытки. Он понимал, что потерял много крови и не может управлять своим телом.

Всё же он проклинал себя каждую минуту за то, что не пытается отсюда сбежать.

Чем закончит свой рассказ Михаил Шолохов («Наука ненависти»)? Краткое содержание подходит к концу, когда Виктор Герасимов сбегает из плена. Жизнь под надзором врага давалась ему очень трудно, но он не оставлял надежды на побег. Расскажет ли о побеге краткое содержание? «Наука ненависти» (Шолохов М.

) заканчивается тем, что Виктор ударяет охранника лопатой по голове и сбегает. Он ночует в лесу и идёт куда глаза глядят, но вскоре его находят партизаны и спасают солдату жизнь. На этом и завершается краткое содержание. «Наука ненависти» (Шолохов М.

) – небольшой рассказ, но атмосферу злости и ярости он передает более чем реалистично.

Источник: http://myupy.ru/article/297607/kratkoe-soderjanie-nauka-nenavisti-sholohov-mihail

Ссылка на основную публикацию