Краткое содержание шукшин ванька тепляшин точный пересказ сюжета за 5 минут

Читать Ванька Тепляшин

Краткое содержание Шукшин Ванька Тепляшин точный пересказ сюжета за 5 минут

Василий Шукшин

ВАНЬКА ТЕПЛЯШИН

Ванька Тепляшин лежал у себя в сельской больнице с язвой двенадцатиперстной кишки. Лежал себе и лежал. А приехал в больницу какой-то человек из районного города, Ваньку вызвал к себе врач, они с тем человеком крутили Ваньку, мяли, давили на живот, хлопали по спине… Поговорили о чем-то между собой и сказали Ваньке:

— Поедешь в городскую больницу?

— Зачем? — не понял Ванька.

— Лежать. Также лежать, как здесь лежишь. Вот… Сергей Николаевич лечить будет.

Ванька согласился.

В горбольнице его устроили хорошо. Его там стали называть «тематический больной».

— А где тематический больной-то? — спрашивала сестра.

— Курит, наверно, в уборной, — отвечали соседи Ванькины. — Где же еще.

— Опять курит? Что с ним делать, с этим тематическим…

Ваньке что-то не очень нравилось в горбольнице. Все рассказал соседям по палате, что с ним случалось в жизни: как у него в прошлом году шоферские права хотели отнять, как один раз тонул с машиной…

— Лед впереди уже о так от горбатится — горкой… Я открыл дверцу, придавил газку. Вдруг — вниз поехал!.. — Ванька, когда рассказывает, торопится, размахивает руками, перескакивает с одного на другое. — Ну, поехал!..

Натурально, как с горки! Вода — хлобысь мне в ветровое стекло! А дверку льдиной шваркнуло и заклинило. И я, натурально, иду ко дну, а дверку не могу открыть. А сам уже плаваю в кабине.

Тогда я другую нашарил, вылез из кабины-то и начинаю осматриваться…

— Ты прямо, как это… как в баню попал: «вылез, начинаю осматриваться». Меньше ври-то.

Ванька на своей кровати выпучил честные глаза.

— Я вру?! — некоторое время он даже слов больше не находил. — Хот… Да ты что? Как же я врать стану! Хот…

И верно, посмотришь на Ваньку — и понятно станет, что он, пожалуй, и врать-то не умеет. Это ведь тоже — уметь надо.

— Ну, ну? Дальше, Вань. Не обращай внимания.

— Я, значит, смотрю вверх — вижу: дыра такая голубая, это куда я провалился… Я туда погреб.

— Да сколько ж ты под водой-то был?

— А я откуда знаю? Небось недолго, это я рассказываю долго. Да еще перебивают…

— Ну, ну?

— Ну, вылез… Ко мне уже бегут. Завели в первую избу…

— Сразу — водки?

— Одеколоном сперва оттерли… Я целую неделю потом «красной гвоздикой» вонял. Потом уж за водкой сбегали.

…Ванька и не заметил, как наладился тосковать. Стоял часами у окна, смотрел, как живет чужая его уму и сердцу улица. Странно живет: шумит, кричит, а никто друг друга не слышит.

Все торопятся, но оттого, что сверху все люди одинаковы, кажется, что они никуда не убегают: какой-то загадочный бег на месте.

И Ванька скоро привык скользить взглядом по улице — по людям, по машинам… Еще пройдет, надламываясь в талии, какая-нибудь фифочка в короткой юбке, Ванька проводит ее взглядом. А так — все одинаково. К Ваньке подступила тоска. Он чувствовал себя одиноко.

И каково же было его удивление, радость, когда он в этом мире внизу вдруг увидел свою мать… Пробирается через улицу, оглядывается — боится. Ах, родная ты, родная! Вот догадалась-то.

— Мама идет! — закричал он всем в палате радостно. Так это было неожиданно, так она вольно вскрикнула, радость человеческая, что все засмеялись.

— Где, Ваня?

— Да вон! Вон, с сумкой-то! — Ванька свесился с подоконника и закричал: — Ма-ам!

— Ты иди встреть ее внизу, — сказали Ваньке. — А то ее еще не пропустят: сегодня не приемный день-то.

— Да пустят! Скажет — из деревни… — гадать стали.

— Пустят! Если этот стоит, худой такой, с красными глазами, этот сроду не пустит.

Ванька побежал вниз.

А мать уже стояла возле этого худого с красными глазами, просила его. Красноглазый даже и не слушал ее.

— Это ко мне! — издали еще сказал Ванька. — Это моя мать.

— В среду, субботу, воскресенье, — деревянно прокуковал красноглазый.

Мать тоже обрадовалась, увидев Ваньку, даже и пошла было навстречу ему, но этот красноглазый придержал ее.

— Назад.

— Да ко мне она! — закричал Ванька. — Ты что?!

— В среду, субботу, воскресенье, — опять трижды отстукал этот… вахтер, что ли, как их там называют.

— Да не знала я, — взмолилась мать, — из деревни я… Не знала я, товарищ. Мне вот посидеть с им где-нибудь, маленько хоть…

Ваньку впервые поразило, — он обратил внимание, — какой у матери сразу сделался жалкий голос, даже какой-то заученно-жалкий, привычно-жалкий, и как она сразу перескочила на этот голос… И Ваньке стало стыдно, что мать так униженно просит. Он велел ей молчать:

— Помолчи, мам.

— Да я вот объясняю товарищу… Чего же?

— Помолчи! — опять велел Ванька. — Товарищ, — вежливо и с достоинством обратился он к вахтеру, но вахтер даже не посмотрел в его сторону. — Товарищ! — повысил голос Ванька. — Я к вам обращаюсь!

— Вань, — предостерегающе сказала мать, зная про сына, что он ни с того ни с сего может соскочить с зарубки.

Красноглазый все безучастно смотрел в сторону, словно никого рядом не было и его не просили сзади и спереди.

— Пойдем вон там посидим, — изо всех сил спокойно сказал Ванька матери и показал на скамеечку за вахтером. И пошел мимо него.

— Наз-зад, — как-то даже брезгливо сказал тот. И хотел развернуть Ваньку за рукав.

Ванька точно ждал этого. Только красноглазый коснулся его, Ванька движением руки вверх резко отстранил руку вахтера и, бледнея уже, но еще спокойно, сказал матери:

— Вот сюда вот, на эту вот скамеечку.

Но и дальше тоже ждал Ванька — ждал, что красноглазый схватит его сзади. И красноглазый схватил. За воротник Ванькиной полосатой пижамы. И больно дернул. Ванька поймал его руку и так сдавил, что красноглазый рот скривил.

— Еще раз замечу, что ты свои руки будешь распускать… — заговорил Ванька ему в лицо негромко, не сразу находя веские слова, — я тебе… я буду иметь с вами очень серьезный разговор.

— Вань, — чуть не со слезами взмолилась мать. — Господи, господи…

— Садись, — велел Ванька чуть осевшим голосом. — Садись вот сюда. Рассказывай, как там?..

Красноглазый на какое-то короткое время оторопел, потом пришел в движение и подал громкий голос тревоги.

— Стигаеев! Лизавета Сергеевна!.. — закричал он. — Ко мне! Тут произвол!.. — и он, растопырив руки, как если бы надо было ловить буйно помешанного, пошел на Ваньку. Но Ванька сидел на месте, только весь напружинился и смотрел снизу на красноглазого. И взгляд этот остановил красноглазого. Он оглянулся и опять закричал: — Стигаеев!

Из боковой комнаты, из двери выскочил квадратный Евстигнеев в белом халате, с булочкой в руке.

— А? — спросил он, не понимая, где тут произвол, какой произвол.

— Ко мне! — закричал красноглазый. И, растопырив руки, стал падать на Ваньку.

Ванька принял его… Вахтер отлетел назад. Но тут уже и Евстигнеев увидел «произвол» и бросился на Ваньку.

…Ваньку им не удалось сцапать… Он не убегал, но не давал себя схватить, хоть этот Евстигнеев был мужик крепкий и старались они с красноглазым во всю силу, а Ванька еще стерегся, чтоб поменьше летели стулья и тумбочки.

Но все равно, тумбочка вахтерская полетела, и с нее полетел графин и раскололся. Крик, шум поднялся… Набежало белых халатов. Прибежал Сергей Николаевич, врач Ванькин… Красноглазого и Евстигнеева еле-еле уняли. Ваньку повели наверх.

Сергей Николаевич повел. Он очень расстроился.

— Ну как же так, Иван?..

Ванька, напротив, очень даже успокоился. Он понял, что сейчас он поедет домой. Он даже наказал матери, чтоб она подождала его.

— На кой черт ты связался-то с ним? — никак не мог понять молодой Сергей Николаевич. Ванька очень уважал этого доктора.

— Он мать не пустил.

— Да сказал бы мне, я бы все сделал! Иди в палату, я ее приведу.

— Не надо, мы счас домой поедем.

— Как домой? Ты что?

Но Ванька проявил непонятную ему самому непреклонность. Он потому и успокоился-то, что собрался домой. Сергей Николаевич стал его уговаривать в своем кабинетике… Сказал даже так:

Источник: http://online-knigi.com/page/27203

Ванька Тепляшин. Василий Шукшин

Ванька Тепляшин лежал у себя в сельской больнице с язвой двенадцатиперстной кишки. Лежал себе и лежал. А приехал в больницу какой-то человек из районного города, Ваньку вызвал к себе врач, они с тем человеком крутили Ваньку, мяли, давили на живот, хлопали по спине… Поговорили о чем-то между собой и сказали Ваньке:

— Поедешь в городскую больницу?

— Зачем? — не понял Ванька.

— Лежать. Также лежать, как здесь лежишь. Вот… Сергей Николаевич лечить будет.

Ванька согласился.

В горбольнице его устроили хорошо. Его там стали называть «тематический больной».

— А где тематический больной-то? — спрашивала сестра.

— Курит, наверно, в уборной, — отвечали соседи Ванькины. — Где же еще.

— Опять курит? Что с ним делать, с этим тематическим…

Ваньке что-то не очень нравилось в горбольнице. Все рассказал соседям по палате, что с ним случалось в жизни: как у него в прошлом году шоферские права хотели отнять, как один раз тонул с машиной…

— Лед впереди уже о так от горбатится — горкой… Я открыл дверцу, придавил газку. Вдруг — вниз поехал!.. — Ванька, когда рассказывает, торопится, размахивает руками, перескакивает с одного на другое. — Ну, поехал!..

Натурально, как с горки! Вода — хлобысь мне в ветровое стекло! А дверку льдиной шваркнуло и заклинило. И я, натурально, иду ко дну, а дверку не могу открыть. А сам уже плаваю в кабине.

Тогда я другую нашарил, вылез из кабины-то и начинаю осматриваться…

— Ты прямо, как это… как в баню попал: «вылез, начинаю осматриваться». Меньше ври-то.

Ванька на своей кровати выпучил честные глаза.

— Я вру?! — некоторое время он даже слов больше не находил. — Хот… Да ты что? Как же я врать стану! Хот…

И верно, посмотришь на Ваньку — и понятно станет, что он, пожалуй, и врать-то не умеет. Это ведь тоже — уметь надо.

— Ну, ну? Дальше, Вань. Не обращай внимания.

— Я, значит, смотрю вверх — вижу: дыра такая голубая, это куда я провалился… Я туда погреб.

— Да сколько ж ты под водой-то был?

— А я откуда знаю? Небось недолго, это я рассказываю долго. Да еще перебивают…

Читайте также:  Краткое содержание иларион киевский слово о законе и благодати точный пересказ сюжета за 5 минут

— Ну, ну?

— Ну, вылез… Ко мне уже бегут. Завели в первую избу…

— Сразу — водки?

— Одеколоном сперва оттерли… Я целую неделю потом «красной гвоздикой» вонял. Потом уж за водкой сбегали.

…Ванька и не заметил, как наладился тосковать. Стоял часами у окна, смотрел, как живет чужая его уму и сердцу улица. Странно живет: шумит, кричит, а никто друг друга не слышит.

Все торопятся, но оттого, что сверху все люди одинаковы, кажется, что они никуда не убегают: какой-то загадочный бег на месте.

И Ванька скоро привык скользить взглядом по улице — по людям, по машинам… Еще пройдет, надламываясь в талии, какая-нибудь фифочка в короткой юбке, Ванька проводит ее взглядом. А так — все одинаково. К Ваньке подступила тоска. Он чувствовал себя одиноко.

И каково же было его удивление, радость, когда он в этом мире внизу вдруг увидел свою мать… Пробирается через улицу, оглядывается — боится. Ах, родная ты, родная! Вот догадалась-то.

— Мама идет! — закричал он всем в палате радостно. Так это было неожиданно, так она вольно вскрикнула, радость человеческая, что все засмеялись.

— Где, Ваня?

— Да вон! Вон, с сумкой-то! — Ванька свесился с подоконника и закричал: — Ма-ам!

— Ты иди встреть ее внизу, — сказали Ваньке. — А то ее еще не пропустят: сегодня не приемный день-то.

— Да пустят! Скажет — из деревни… — гадать стали.

— Пустят! Если этот стоит, худой такой, с красными глазами, этот сроду не пустит.

Ванька побежал вниз.

А мать уже стояла возле этого худого с красными глазами, просила его. Красноглазый даже и не слушал ее.

— Это ко мне! — издали еще сказал Ванька. — Это моя мать.

— В среду, субботу, воскресенье, — деревянно прокуковал красноглазый.

Мать тоже обрадовалась, увидев Ваньку, даже и пошла было навстречу ему, но этот красноглазый придержал ее.

— Назад.

— Да ко мне она! — закричал Ванька. — Ты что?!

— В среду, субботу, воскресенье, — опять трижды отстукал этот… вахтер, что ли, как их там называют.

— Да не знала я, — взмолилась мать, — из деревни я… Не знала я, товарищ. Мне вот посидеть с им где-нибудь, маленько хоть…

Ваньку впервые поразило, — он обратил внимание, — какой у матери сразу сделался жалкий голос, даже какой-то заученно-жалкий, привычно-жалкий, и как она сразу перескочила на этот голос… И Ваньке стало стыдно, что мать так униженно просит. Он велел ей молчать:

— Помолчи, мам.

— Да я вот объясняю товарищу… Чего же?

— Помолчи! — опять велел Ванька. — Товарищ, — вежливо и с достоинством обратился он к вахтеру, но вахтер даже не посмотрел в его сторону. — Товарищ! — повысил голос Ванька. — Я к вам обращаюсь!

— Вань, — предостерегающе сказала мать, зная про сына, что он ни с того ни с сего может соскочить с зарубки.

Красноглазый все безучастно смотрел в сторону, словно никого рядом не было и его не просили сзади и спереди.

— Пойдем вон там посидим, — изо всех сил спокойно сказал Ванька матери и показал на скамеечку за вахтером. И пошел мимо него.

— Наз-зад, — как-то даже брезгливо сказал тот. И хотел развернуть Ваньку за рукав.

Ванька точно ждал этого. Только красноглазый коснулся его, Ванька движением руки вверх резко отстранил руку вахтера и, бледнея уже, но еще спокойно, сказал матери:

— Вот сюда вот, на эту вот скамеечку.

Но и дальше тоже ждал Ванька — ждал, что красноглазый схватит его сзади. И красноглазый схватил. За воротник Ванькиной полосатой пижамы. И больно дернул. Ванька поймал его руку и так сдавил, что красноглазый рот скривил.

— Еще раз замечу, что ты свои руки будешь распускать… — заговорил Ванька ему в лицо негромко, не сразу находя веские слова, — я тебе… я буду иметь с вами очень серьезный разговор.

— Вань, — чуть не со слезами взмолилась мать. — Господи, господи…

— Садись, — велел Ванька чуть осевшим голосом. — Садись вот сюда. Рассказывай, как там?..

Красноглазый на какое-то короткое время оторопел, потом пришел в движение и подал громкий голос тревоги.

— Стигаеев! Лизавета Сергеевна!.. — закричал он. — Ко мне! Тут произвол!.. — и он, растопырив руки, как если бы надо было ловить буйно помешанного, пошел на Ваньку. Но Ванька сидел на месте, только весь напружинился и смотрел снизу на красноглазого. И взгляд этот остановил красноглазого. Он оглянулся и опять закричал: — Стигаеев!

Из боковой комнаты, из двери выскочил квадратный Евстигнеев в белом халате, с булочкой в руке.

— А? — спросил он, не понимая, где тут произвол, какой произвол.

— Ко мне! — закричал красноглазый. И, растопырив руки, стал падать на Ваньку.

Ванька принял его… Вахтер отлетел назад. Но тут уже и Евстигнеев увидел «произвол» и бросился на Ваньку.

…Ваньку им не удалось сцапать… Он не убегал, но не давал себя схватить, хоть этот Евстигнеев был мужик крепкий и старались они с красноглазым во всю силу, а Ванька еще стерегся, чтоб поменьше летели стулья и тумбочки.

Но все равно, тумбочка вахтерская полетела, и с нее полетел графин и раскололся. Крик, шум поднялся… Набежало белых халатов. Прибежал Сергей Николаевич, врач Ванькин… Красноглазого и Евстигнеева еле-еле уняли. Ваньку повели наверх.

Сергей Николаевич повел. Он очень расстроился.

— Ну как же так, Иван?..

Ванька, напротив, очень даже успокоился. Он понял, что сейчас он поедет домой. Он даже наказал матери, чтоб она подождала его.

— На кой-черт ты связался-то с ним? — никак не мог понять молодой Сергей Николаевич. Ванька очень уважал этого доктора.

— Он мать не пустил.

— Да сказал бы мне, я бы все сделал! Иди в палату, я ее приведу.

— Не надо, мы счас домой поедем.

— Как домой? Ты что?

Но Ванька проявил непонятную ему самому непреклонность. Он потому и успокоился то, что собрался домой. Сергей Николаевич стал его уговаривать в своем кабинетике… Сказал даже так:

— Пусть твоя мама поживет пока у меня. Дня три. Сколько хочет! У меня есть где пожить. Мы же не довели дело до конца. Понимаешь? Ты просто меня подводишь. Не обращай внимания на этих дураков! Что с ними сделаешь? А мама будет приходить к тебе…

— Нет, — сказал Ванька. Ему вспомнилось, как мать униженно просила этого красноглазого… — Нет. Что вы!

— Но я же не выпишу тебя!

— Я из окна выпрыгну… В пижаме убегу ночью.

— Ну-у — огорченно сказал Сергей Николаевич. — Зря ты.

— Ничего, — Ваньке было даже весело. Немного только жаль, что доктора… жалко, что он огорчился. — А вы найдете кого-нибудь еще с язвой… У окна-то лежит, рыжий то, у него же тоже язва.

— Не в этом дело. Зря ты, Иван.

— Нет, — Ваньке становилось все легче и легче. — Не обижайтесь на меня.

— Ну, что ж… — Сергей Николаевич все же очень расстроился. — Так держать тебя тоже бесполезно. Может, подумаешь?.. Успокоишься…

— Нет. Решено.

Ванька помчался в палату — собрать кой-какие свои вещички. В палате его стали наперебой ругать:

— Дурак! Ты бы пошел…

— Ведь тебя бы вылечили здесь, Сергей Николаевич довел бы тебя до конца.

Они не понимали, эти люди, что скоро они с матерью сядут в автобус и через какой-нибудь час Ванька будет дома. Они этого как-то не могли понять.

— Из-за какого-то дурака ты себе здоровье не хочешь поправить. Эх ты!

— Надо человеком быть, — с каким-то мстительным покоем, даже, пожалуй, торжественно сказал Ванька. — Ясно?

— Ясно, ясно… Зря порешь горячку то, зря.

— Ты бы полтинник сунул ему, этому красноглазому, и все было бы в порядке. Чего ты?

Ванька весело со всеми попрощался, пожелал всем здоровья и с легкой душой поскакал вниз.

Надо было еще взять внизу свою одежду. А одежду выдавал как раз этот Евстигнеев. Он совсем не зло посмотрел на Ваньку и с сожалением даже сказал:

— Выгнали? Ну вот…

А когда выдавал одежду, склонился к Ваньке и сказал негромко, с запоздалым укором:

— Ты бы ему копеек пятьдесят дал, и все — никакого шуму не было бы. Молодежь, молодежь… Неужели трудно догадаться?

— Надо человеком быть, а не сшибать полтинники, — опять важно сказал Ванька. Но здесь, в подвале, среди множества вешалок, в нафталиновом душном облаке, слова эти не вышли торжественными; Евстигнеев не обратил на них внимания.

— Ботинки эти? Твои?

— Мои.

— Не долечился и едешь…

— Дома долечусь.

— До-ома! Дома долечисся…

— Будь здоров, Иван Петров! — сказал Ванька.

— Сам будь здоров. Попросил бы врача-то… может, оставют. Зря связался с этим дураком-то.

Ванька не стал ничего объяснять Евстигнееву, а поспешил к матери, которая небось сидит возле красноглазого и плачет.

И так и было: мать сидела на скамеечке за вахтером и вытирала полушалком слезы. Красноглазый стоял возле своей тумбочки, смотрел в коридор — на прострел. Стоял прямо, как палка. У Ваньки даже сердце заколотилось от волнения, когда он увидел его. Он даже шаг замедлил — хотел напоследок что-нибудь сказать ему. Покрепче. Но никак не находил нужное.

— Будь здоров! — сказал Ванька. — Загогулина.

Красноглазый моргнул от неожиданности, но головы не повернул — все смотрел вдоль своей вахты.

Ванька взял материну сумку, и они пошли вон из хваленой-прехваленой горбольницы, где, по слухам, чуть ли не рак вылечивают.

— Не плачь, — сказал Ванька матери. — Чего ты?

— Нигде ты, сынок, как-то не можешь закрепиться, — сказала мать свою горькую думу. — Из ФЗУ тада тоже…

— Да ладно!.. Вались они со своими ФЗУ. Еще тебе одно скажу: не проси так никого, как давеча этого красношарого просила. Никогда никого не проси. Ясно?

— Много так сделаешь — не просить-то!

— Ну… и так тоже нельзя. Слушать стыдно.

— Стыдно ему!.. Мне вон счас гумажки собирать на пенсию — побегай-ка за имя, да не попроси… Много соберешь?

— Ладно, ладно… — мать никогда не переговорить. — Как там, дома-то?

— Ничо. У себя-то будешь долеживать?

— Та-а… не знаю, — сказал Ванька. — Мне уже лучше.

Через некоторое время они сели у вокзала в автобус и поехали домой.

Источник: http://smartfiction.ru/prose/vanya/

Вопросы и ответы к рассказу В. М. Шукшина «Ванька Тепляшин

  1. Найдите в тексте рассказа слова, которыми может быть сформулирована его основная идея.
  2. «Надо человеком быть!»

  3. В чем вы усматриваете основную тему и идею рассказа?
  4. Основная идея рассказа выражена в словах его героя «Надо человеком быть!», которые он дважды произносит. Тем са­мым Шукшин выдвигает в качестве веду­щей проблемы произведения человече­ское достоинство личности, недопусти­мость его унижения.

  5. Охарактеризуйте героя рассказа. Почему у не­го постоянно возникают конфликты с окружающи­ми людьми?
  6. Конфликты возникают из нежелания смириться с несправедливостью. Об этом мы узнаем из слов матери. «Нигде ты, сы­нок, как-то не можешь закрепиться, — сказала мать свою горькую думу.

    — Из ФЗУ тада тоже…» Слова «Надо человеком быть!», в которых выражена идея расска­за, Ванька Тепляшин относит не только и не столько к красноглазому вахтеру (вос­питывать его уже поздно), сколько к лю­дям, которые героя окружают, и прежде всего к самому себе, чтобы и впредь оста­ваться бескомпромиссным к проявлениям несправедливости и бесчеловечности. Ав­тор солидарен с ним, хотя и не принимает те средства борьбы против зла, которые избирает Ванька.

    Душу героя щемила униженность мате­ри. Его поразило, какой у нее стал жалкий голос, даже какой-то заученно жал­кий, привычно жалкий. Ему стало стыдно за мать. Второй раз вспоминает он об уни­жении матери, когда доктор Сергей Нико­лаевич уговаривает его остаться долечи­ваться.

    И это воспоминание усилило ре­шение Ивана уйти из больницы. Наконец, по дороге домой он вновь вспоминает обидную для него сцену и говорит матери: «Не проси так никого, как давеча этого красношарого просила. Никогда никого не проси.

    Ясно?» Герой рассказа органи­чески не принимает приспособленческой морали, которая проявляется и в унижен­ных просьбах матери, и в намеках соседей по палате и гардеробщика Евстигнеева на всесильный полтинник, и в упреке докто­ра, зачем связался (слово неоднократно повторяется в тексте) с вахтером.

    Поэтому и не принимает он столь заманчивого предложения врача, который был готов поселить Ванькину мать у себя в доме.

    Симпатия писателя по отношению к ге­рою выразилась в сочетании мягкого юмо­ра и лиризма в повествовании.

  7. В каких ситуациях, изображенных Шукши­ным, особо остро отстаивается авторская позиция?
  8. Прежде всего, в сцене столкновения Ваньки Тепляшина с вахтером, в диа­логах героя с доктором, соседями по пала­те, с Евстигнеевым. Автор не приемлет нравственных компромиссов и потому со­лидаризируется с Ванькой, когда тот ре­шает покинуть больницу, несмотря на симпатию к Сергею Николаевичу.

  9. Можно ли Ваньку Тепляшина отнести к раз­ряду шукшинских «чудиков»? Мотивируйте свой ответ.
  10. Разумеется, да. «Чудики» Шукшина пытаются понять, осмыслить жизнь, что­бы «душа не болела». Они открывают правду жизни страстно и мучительно, их поведение воспринимается стандартны­ми, прагматичными людьми как отклоне­ние от нормы. Таков и Ванька Тепляшин.

  11. Какое социально-нравственное явление сим­волизирует образ красноглазого вахтера? Какие ху­дожественные средства использованы для его со­здания? Какие синонимы заменяют слово «гово­рил» по отношению к вахтеру? В чем их смысл?
  12. Другая, не менее важная мысль звучит в рассказе: быть человеком — значит быть личностью.

    Между тем на фоне искренней радости встречи с матерью сына читатель с гневом воспринимает бездушие, настоя­щую бесчеловечность красноглазого вах­тера.

    Он не произнес, не сказал, а «дере­вянно прокуковал: «В субботу, среду, вос­кресенье». Писатель передает его речь отрывочными фразами и восклицаниями: «Назад! Ко мне! Тут произвол!»

    Столкновение Ваньки Тепляшина и красноглазого обрисовано также с по­мощью приема контраста. Если вахтер с презрением относится к людям, не счита­ет нужным реагировать на их просьбы и объяснения, разве что может его смягчить полтинник, то Ванька с достоинством тре­бует уважения к себе, даже в драке не на­падает, а отбивается, чтобы поменьше ле­тели стулья и тумбочки.

  13. Почему Ваньке не понравилось в больнице?
  14. Ивану грустно от пребывания в город­ской больнице, потому что он испытывает чувство одиночества. Там он тоскует не только по родному саду, селу, но и по доб­рому человеческому отношению, в кото­ром заключено понимание людьми его индивидуальности. Здесь же он только «тематический больной». Тоскливое со­стояние усугубляется и видом из окна — все люди кажутся ему одинаковыми.

    Большую роль в рассказе играет прием антитезы, с помощью которой автор обли­чает бездушие и ратует за торжество ис­тинной красоты человека. Так, в обста­новке больничной скуки во весь голос «неожиданно вскрикнула радость челове­ческая». «Мама идет!» — закричал он всем в палате радостно». Материал с сайта //iEssay.ru

  15. Что означают слова «тематический больной»? Какую роль они играют в этом рассказе?
  16. «Тематический больной» — это паци­ент, диагноз которого соответствует про­филю научно-исследовательской работы больницы, кафедры медицинского вуза, расположенной на ее территории, или де­ятельности отдельного врача, работающе­го над кандидатской или докторской дис­сертацией.

    Такие больницы осуществля­ют специальный подбор пациентов, на которых испытывают новые методы лече­ния. Язва двенадцатиперстной кишки, которой страдал Ванька Тепляшин, была, по-видимому, темой отделения и доктора Сергея Николаевича. В больнице даже медсестры называют Ваньку «тематиче­ский больной».

    Тем самым Шукшин пока­зал факт обезличивания человека, против чего он сам восставал в своих рассказах, стремясь наделять своих героев индиви­дуальными, не похожими на других чер­тами характера, интересами, манерой по­ведения. Восстает против обезличивания человека и герой рассказа.

    Выражение «тематический больной» в рассказе ис­пользуется в ироническом смысле.

  17. Как вы думаете, связаны ли с идейным смыс­лом рассказа имя и фамилия героя?
  18. Несомненно, да. Иван, Ванька — ти­пично русское имя, распространенное в деревнях и имеющее широкое бытование в произведениях русского фольклора. Как правило, сказочный Иван открыт, добро­сердечен, общителен, борец за справедли­вость.

    Характеристика героя по его имен­ной номинации дополняется фамилией Тепляшин, что еще в большей степени усиливает представление о нем как иск­реннем, теплом по отношению к людям человеке.

    Может быть, в какой-то мере его фамилия указывает на способность к взрыву, вспыльчивость.

Читайте также:  Краткое содержание неизвестный цветок платонова точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/sh/shukshin/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami/vanka-teplyashin/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami-k-rasskazu-v.-m.-shukshina-vanka-teplyashin

Шукшин, “Ванька Тепляшин”: краткое содержание, анализ. Образ Ваньки Тепляшина: характеристика. Тема и идея рассказа “Ванька Тепляшин”

Сюжет короткого рассказа с названием «Ванька Тепляшин» на первый взгляд кажется незатейливым и незамысловатым. Но за обыденной историей, рассказанной автором, скрывается глубокий нравственный смысл. Впрочем, так В. Шукшин писал всегда.

Рассказы о чудиках

В. М. Шукшин родился в крестьянской семье и никогда не скрывал своих корней. Уже став известным писателем, он не раз обращался к образу деревенского жителя, чьи простота, искренность, неспособность притворяться были хорошо знакомы ему с детства.

Это герои, которые наделены самобытным характером и лучшими человеческими качествами. Стремясь познать мир и свое место в нем, они часто рассуждают над вопросами из категории вечных.

Например, в чем смысл человеческой жизни? Как принести пользу обществу? Можно ли сделать действительность лучше, чем она есть на самом деле?

Необычные качества «чудиков» ярче проявляются, когда они оказываются в непривычной для себя среде. При этом их поведение большинству других людей кажется нестандартным и не соответствующим норме.

Это происходит потому, что они никогда не идут на компромисс с совестью, всегда и во всем придерживаются строгих моральных норм. Именно таким человеком является, как считает В. Шукшин, Ванька Тепляшин – краткое содержание и анализ его истории даются ниже.

Бесхитростный и простодушный, ненавидящий лицемерие и притворство, всегда открытый для общения с другими, он надолго запоминается читателю.

«Ванька Тепляшин»: краткое содержание. Знакомство с героем

Деревенский парень попал в больницу с язвой двенадцатиперстной кишки. Сначала его лечили сельские врачи. Потом вдруг приехал Сергей Николаевич и после тщательного осмотра забрал Тепляшина с собой. В горбольнице Ваньку все называли «тематическим», т. е. пациентом, чьи диагноз и лечение помогают в исследованиях и написании научной работы.

На новом месте парня устроили хорошо. Чаще всего он пропадал в курилке или беседовал с другими больными. Много интересного о своей жизни рассказал он соседям по палате. Например, в произведении живо описана история с утонувшим автомобилем – герой, бывший ее водителем, тогда еле выбрался на берег.

Всех удивляла его речь: насыщенная просторечиями и вместе с тем завораживающая. Многие из слушателей считали, что все, о чем им поведал Ванька Тепляшин, сочинение и не более того.

Однако герой, всякий раз услышав сомнения в правдивости своих слов, честно выпучивал глаза – и каждому становилось ясно: врать он и в самом деле не умеет.

А вскоре Ванька «наладился тосковать» – именно так передает одолевшее его чувство Шукшин.

Он подолгу стоял у окна, наблюдал за суетливой городской жизнью, что разворачивалась внизу, и поражался тому, что здесь никто никого не слышит.

Все постоянно куда-то торопились, и этот непрекращающийся бег одинаковых людей сверху казался загадочным и бесполезным. От этого Ванька Тепляшин чувствовал себя в городе совсем одиноким.

Неожиданная гостья

Каково же было удивление героя, когда в один из дней он разглядел в толпе спешащих людей направляющуюся к больнице мать. Парень радостно закричал на всю палату и высунулся из окна.

Непритворное чувство восторга от предстоящей встречи передалось всем, кто находился в палате.

И кто-то посоветовал ему быстрее спускаться вниз, так как сегодня был не приемный день и женщину, скорее всего, не впустят.

Дежурил человек, прозванный пациентами красноглазым. С ним трудно было договориться (если только за деньги), потому его не очень любили – отмечает Шукшин.

Ванька Тепляшин – краткое содержание последующей сцены позволяет понять внутренний мир героя – увидел мать, просившую вахтера хоть ненадолго пустить ее к сыну. Но красноглазый был непреклонен. Он механически – автор подчеркивает это словами «прокуковал», «отстукал» – перечислял приемные дни.

Не убедило его и то, что женщина приехала из деревни. А мать все оправдывалась, что она не знала об установленном графике. И все умоляла: хоть бы немного посидеть и поговорить.

Противостояние

Увидевший это Ванька Тепляшин вдруг испытал стыд за унижение матери. Он подошел к красноглазому и попытался вежливо объяснить ситуацию. Что они просто недолго поговорят. Но тот продолжал безучастно смотреть в сторону. Тогда парень указал матери на стоящую за вахтером скамейку и сделал по направлению к ней несколько шагов.

В этот момент раздался брезгливый окрик «назад». Но как только красноглазый попытался дотронуться до Ваньки, молодой человек решительно отвел его руку в сторону. Мать знала, как легко может разозлиться сын, и всячески сдерживала его. Но на призывные крики вахтера уже выскочил сидевший неподалеку Евстигнеев.

Краткое содержание «Ваньки Тепляшина» подходит к развязке. Герою, не пожелавшему подчиняться, все же удалось противостоять двум крепким мужчинам. Однако во время обороны он задел стулья и тумбочки – правда, всячески старался этого избежать. Вскоре появились сестры и Сергей Николаевич. Но парень уже принял решение: он едет домой. Сейчас же.

И сразу почувствовал, как ему стало легче на душе.

Разговор с доктором

Сергей Николаевич убедительно просил Ваньку не горячиться и продолжить лечение. Он предложил его матери пожить какое-то время в его квартире, и тогда женщина каждый день сможет приходить в больницу.

Уверял, что если бы парень сразу же обратился к нему, то никаких проблем со встречей не возникло бы. Но Ванька Тепляшин был непоколебим и тверда стоял на своем.

Затем он быстро сбегал в палату, собрал свои вещи.

Одежду выдавал Евстигнеев, который еще несколько минут назад помогал красноглазому одолеть пациента. Теперь он решил, что Ваньку выгнали из больницы, и потому выражал ему свое сожаление. Вахтеру достаточно было дать пятьдесят копеек, чтобы он впустил мать – добавил Евстигнеев, подтверждая ранее высказанные кем-то из палаты слова о взяточничестве красноглазого.

Домой

Краткое содержание «Ваньки Тепляшина» завершает разговор героя с матерью. По дороге расстроенная женщина упрекала сына в том, что из-за своего характера он нигде не может «закрепиться». А Ванька в ответ лишь настоятельно просил, чтобы она больше никогда и ни перед кем так не унижалась. Скоро они сели в автобус и направились домой.

Читайте также:  Краткое содержание бомарше безумный день, или женитьба фигаро точный пересказ сюжета за 5 минут

Тема рассказа «Ванька Тепляшин»

Как уже было отмечено, несмотря на незамысловатый сюжет, произведение В. Шукшина наполнено весьма глубоким смыслом. Его автора интересуют взаимоотношения, складывающиеся между людьми в обыденной жизни. Поэтому в рассказе, прежде всего, обращают на себя внимание сцены, где описываются встреча и разговоры сына с матерью.

Тот радостный возглас, который раздается в палате, когда Ванька увидел дорогого ему человека, свидетельствует о его безграничной любви и нежности. «Родная моя» – первое, что приходит на ум пареньку в этот миг. Позже он решительно встает на защиту уже постаревшей женщины, вынужденной унижаться перед незнакомым ей человеком ради того, чтобы несколько минут поговорить с собственным ребенком.

Отношения между сыном и матерью помогают понять и ту невероятную тоску, которая охватила Тепляшина в городской больнице. Да, условия ему здесь были созданы хорошие, но парень находился вдали от дома и близких ему людей.

Основная мысль произведения

Совсем по-другому складываются отношения главного героя с красноглазым. Последний оказался не способен переступить через казенщину и понять, что чувствуют после долгой разлуки близкие друг другу люди.

Идея произведения, по сути, заложена в словах главного героя, произнесенного во время прощания с Евстигнеевым: «Надо человеком быть…». Фраза, появившаяся как отклик Ваньки на замечание, что вахтеру следовало заплатить, напрямую соотносится с поведением красноглазого.

Однако она может служить напоминанием каждому человеку: ведь только так, оставаясь человеком, можно бороться с несправедливостью, царящей в обществе.

Тема и идея рассказа «Ванька Тепляшин», контраст между главным героем и вахтером дают понять, что не все в жизни измеряется деньгами и благосостоянием. Есть вещи, которые можно почувствовать только сердцем.

Важен еще один момент: никогда нельзя забывать о собственном достоинстве. Только так можно сохранить уважение к самому себе. Именно поэтому парень настойчиво убеждал мать никогда и ни за кого так больше так не просить.

А еще не согласился на предложение доктора, хотя оно и шло от чистого сердца.

Характеристика главного героя

Очень интересно нарисован автором образ Ваньки Тепляшина. Для понимания его характера важно все: и поведение, и речь, и отношения с матерью, а также теми, кто его окружает.

Заметим, что Ванька быстро нашел общий язык с соседями по палате, так как по натуре своей был человеком открытым и общительным. Но даже веселые разговоры не спасли его от тоски. Для деревенского жителя, привыкшего всегда быть при деле, город кажется чужим и непонятным.

Не увидел здесь наблюдательный, тонко чувствующий окружающий мир герой и понимания между людьми. Странной показалась ему сама жизнь горожан, которую он долго пытался понять, стоя у окна. Его поражали шум, которого было много, и полное безразличие по отношению друг к другу.

В этой связи необходимо отметить, как Шукшин описывает героя в те моменты, когда он увидел мать – помчался вниз и принял важное для себя решение, поскакал наверх собирать вещи. Ванька словно ожил, почувствовав связь с родным домом.

Важно и то, что парень весело попрощался не только с соседями по палате, но и с обидевшим его красноглазым. Таким образом, Ванька Тепляшин, анализ поведения которого свидетельствует о том, насколько честным, искренним и бесхитростным он был, не мог угождать, хитрить и приспосабливаться.

Он всегда оставался самим собой. И это дает ответ на вопрос о том, почему герой нигде не мог надолго задержаться. Он просто жил по совести, что часто не нравится окружающим.

Ванька Тепляшин: смысл имени

Не секрет, что писатели обычно называют своих героев не просто так. Имя – это один из художественных приемов, так как оно может многое рассказать о человеке. Начнем с фамилии главного героя. Тепляшин – сразу возникают явные ассоциации: теплый, душевный.

А Ванька – имя, довольно распространенное в русских сказках. И хотя очень часто этого героя, младшего из трех сыновей, называют Иваном-дураком, именно он оказывается самым находчивым, трудолюбивым, умелым и добивается всего в жизни благодаря своим качествам.

К тому же Шукшин использует уменьшительную форму: Ванька, и он сразу становится ближе читателю.

Если же обратиться к значению имени, то обнаружится, что Иван значит «Божья благодать». Таким образом, уже сочетание «Ванька Тепляшин» подчеркивает доброту, простодушие главного героя.

Значение рассказа В. Шукшина

Ч. Айтматов писал: «Если человек прекращает свою борьбу со злом, он перестает быть человеком». Можно считать, что эти слова – еще одна прекрасная характеристика Ваньки Тепляшина.

Его уверенность в незыблемости моральных норм, готовность отстаивать собственные взгляды и бороться с несправедливостью, протест против приспособленчества в любом его виде вызывают симпатию у читателя.

И пусть не всегда оказываются приемлемыми формы борьбы, которые выбирает главный герой, само существование его и подобных ему людей вселяет уверенность в то, что победа добра еще возможна в нашем мире.

Источник: http://utyugok.ru/article/193097/shukshin-vanka-teplyashin-kratkoe-soderjanie-analiz-obraz-vanki-teplyashina-harakteristika-tema-i-ideya-rasskaza-vanka-teplyashin

Шукшин «Критики» краткое содержание

Главная › Литература

В начале статьи хотелось бы сказать пару слов об авторе. Шукшин жил в Советской России, был сценаристом, режиссером, актером. Но в первую очередь вошел в историю как писатель.
О чем же он писал? О деревне и сельских жителях.

Они присутствуют в каждом из его рассказов. Произведения у него не большие, они описывают лишь один эпизод из жизни главного героя, но и отрывка достаточно, чтобы раскрыть характер человека и донести идею рассказам до читателя.

Но перейдем все же к краткому содержанию рассказа Шукшина «Критики»:

В центре рассказа находятся внук и дед. Внуку 13 лет, деду 73. Оба они любили ходить в кино. Когда они сидели в кинотеатре, они вели себя шумно, а после фильма спорили об увиденной картине.  Обычно дело доходило до того, что дед говорил, что мол так, как в кино показывают не бывает и из-за этого осуждал весь фильм.

Как-то раз смотрели комедию в кино, она была несмешная, и в связи с этим они пришли домой злые. А там родители Пети (сын деда и его жена), тетя Пети и ее муж смотрят телевизор. Сначала внук и дед к ним присоединились, потом внук ушел, а дед стал критиковать актера из фильма. Он говорит, что герой фильма неправильно топор держит и что на плотника он не похож.

Сам дед в прошлом плотничал и уж дело это знает. Тетя Пети же возражает деду, что эти детали не важны, интереснее сама роль, в которую перевоплощается актер. Дед же утверждает, что если им такие детали не важны, то ему это важно, что его не обмануть. Отец Пети пытается смягчить слова деда,  но тетка и ее муж засмеялись над дедом.

Отец Пети отправляет деда помогать внуку учить уроки, а сам посмеивается над ним, хотя и осторожно.

Дед  уходит, жалуется Петьке, что его дураком считают и ничего не смыслящим в жизни. Петя говорит ему, чтоб он не обращал на них внимания. Но дед не успокаивается. Берет деньги и идет напиваться.

Приходит обратно домой, Петька хочет его успокоить, помогает ему раздеться, но дед разгорячился, вышел в комнату с телевизором и кинул в него сапогом. Вызвали милицию, написали протокол. Милиционер записал все коряво, а когда спросил у родителей Пети, какой фильм-то они смотрели в это время, то они не смогли ответить, сказали что фильм про колхоз и смотрят они его с середины.

Петя смотрел на это все, не осознавая, что происходит. Потом когда деда стали уводить он все понял и заплакал. Деда увели на ночь в отрезвитель, мальчик плакал, а мать и тетка успокаивали его.

Итак, немного проанализируем. Кто виноват в споре? С одной стороны дед, т.к. он телевизор сломал из-за простой обиды, а с другой.. дед же был разгоряченный, озлобленный на них. Но давайте по порядку.

Да, действительно, жизнь отличается от «киношной реальности». На то оно и есть кино.

Но не спешите делать выводы, родители Пети и его родственники смотрели фильм не с начала и не знали, как он называется! Просто заворожено смотрели картинку, как иногда смотрят бабушки сериалы: по несколько раз один и тот же сериал могут смотреть и каждый раз он для них почти в новинку. С книжкой тоже иногда так, но это другое, когда читаешь повторно, то уже понимаешь, что уже читал это произведение.

Но мы отошли от темы. Родители и родственники Пети только смеялись над дедом, а он больше них работал, когда молодым был. А надо бы и уважение к старшим иметь, он же, наверняка, и дом, в котором живут родители Пети, сам построил.

К тому же, фильмы для деда были в новинку (то есть они смолоду смотрят фильмы, а он то только в старости начал смотреть), так что отношение к фильмам и к телевизору тоже разное. Получается конфликт поколений.

Младшее поколение смеется над старшим, хотя никакой вины стариков в этом нет: они просто видят все вещи по-своему, а мы только не одобряем их и смеемся над ними.

Итак, какой вывод можно сделать из книги? Понимайте старшее поколение или хотя бы уважайте его. Старики привыкли к своему времени, когда они были еще молодыми, а некоторые до сих пор воспринимают мир также, как и раньше, будто бы он не менялся. Уважайте их, когда-нибудь и мы станем такими же отставшими от эпохи.

Источник картинки: nnm.ru 

Источник: http://setadra.ru/2012/08/shukshin-kritiki-kratkoe-soderzhanie/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector