Краткое содержание зощенко история болезни точный пересказ сюжета за 5 минут

Зощенко История болезни. Краткое содержание Истории болезни Зощенко

Краткое содержание Зощенко История болезни точный пересказ сюжета за 5 минут

Творчество Зощенко – явление довольно самобытное в российской литературе русского периода. У писателя был собственный свой взор на процессы, соответствующие для тех пор, в каком он жил. Создатель вывел в сатирическом описании целую галерею персонажей, которые потом породили нарицательное определение «зощенковский герой».

Персонажи создателя

Собственных персонажей Зощенко иллюстрировал всегда с юмором. Произведения писателя понятны и доступны обычным читателям, и сначала поэтому, что их герои являют собой обыденных людей тех пор, обычных обывателей. Так, например, в рассказе «Баня» персонаж несколько рассеян, неуклюж, очевидно небогат.

В произведении иллюстрируется ситуация, когда главный герой растерял собственный номерок и предлагает выискать его «по приметам», предлагая веревку от номерка, после этого обрисовывает затрепанное, старенькое пальтишко с оторванным кармашком и одной пуговицей. Создатель в этом рассказе указывает комичность ситуации конкретно через иллюстрируемый образ.

Ну и все произведения писателя посвящены конкретно таким случаям.

Смешная проза как новый художественный инструмент

Необходимо подчеркнуть, что Зощенко стоял у самых истоков сатирико-юмористической российской прозы. Конкретно он сделал необычную смешную новеллу, ставшую продолжением традиций ранешнего Чехова, Лескова и Гоголя в новых исторических обстоятельствах. В конечном итоге ему удалось сформировать собственный свой, полностью уникальный художественный стиль.

Порядка сорока лет предназначил российской прозе Миша Зощенко. «История заболевания», «Баня», остальные рассказы и фельетоны стали классикой сатирического жанра тех пор.

На пути собственного творчества сам создатель отмечает, что равномерно лишает свои рассказы утрирования, подчеркивая, что когда в обществе будут гласить полностью утонченно, он от века не отстанет.

Структурная перестройка произведений создателя

Необходимо подчеркнуть, что отказ от сказа не являлся просто формальным актом. Это событие повлекло за собой структурную перестройку новелл Зощенко. Изменению подверглась стилистика, сюжетные композиционные принципы. Также обширно вводится психический анализ.

«История заболевания» Зощенко – одно из таких «освеженных произведений». На примере этого и многих других «новых» повествований можно отметить, что даже снаружи произведения становятся другими – их объем стал больше прежних в два, а то и трижды.

Часто создатель вроде бы ворачивается к собственному преждевременному опыту. Но сейчас это уже более зрелый подход, отменно новое отношение к смешным произведениям.

Проводя анализ рассказа Зощенко «История заболевания», становится видно, что писатель заного употребляет традиции беллетризованной сатирико-юмористической новеллы.

Художественные приемы

Фельетон ориентирован против имеющегося «малосимпатичного стиля» (как деликатно выражается сам создатель) работы учреждений, в согласовании с которым установлена снаружи слабо различимая, но довольно эффективная система разделения населения на две категории, неравенство меж которыми было выражено достаточно очевидно: по одну сторону «мы», а по другую – «вы».

В реальности же, как сам создатель утверждает, «вы» – это и есть «мы», а «мы» – частично «вы». В конце звучит печальное предостережение о некой несообразности. Эта самая несообразность, достигшая определенной гротесковой степени, и изобличена в произведении М. М. Зощенко «История заболевания». Что все-таки собой представляет повествование? Об этом дальше в статье.

Короткое содержание

«История заболевания» Зощенко иллюстрирует характеры и быт некоторой особой поликлиники, где гостей встречает «неунывающий» плакат на стенке о режиме выдачи трупов. При всем этом вновь поступивший нездоровой выражает свое недовольство схожим объявлением.

На что фельдшер отвечает, что критике данный плакат может быть подвергнут только выздоровевшими людьми, а излечение в поликлинике – явление маловероятное.Дальше по ходу повествования главному герою приходится пережить еще несколько потрясений.

Поначалу медсестра его приводит в ванную комнату, где стоит одна ванна, в какой уже посиживает престарелая дама. Герою предлагается залезть к старухе и вымыться. Понятное дело, при обычных обстоятельствах медсестре следовало бы принести извинения и перенести функцию купания на другое время.

Но сотрудница поликлиники привыкла созидать впереди себя пациентов, а не людей. А с нездоровыми церемониться она не считает необходимым. И при виде замешательства вновь поступившего хворого она просто гласит о том, что старухе, фактически, все равно, кто будет с ней в ванной, так как она не реагирует ни на что, ввиду завышенной температуры тела.

На этом тесты героя не завершаются. Он получает халатик не по размеру, позже, спустя некоторое количество дней, приближаясь было к излечению, заражается коклюшем. И все та же, что и сначала повествования, медсестра гласит ему о том, что, видимо, он схватил болезнь из примыкающего флигеля. По соседству размещалось детское отделение.

Медсестра представила, что герой имел неосторожность поесть из тарелки, которой перед этим воспользовался кто-то с коклюшем. При всем этом Зощенко подчеркивает, что виновен не персонал поликлиники, отвечающий за стерильность, а сам пациент, который ведет себя настолько неосторожно.

Когда же главный герой поправляется, ему никак не удается выписаться. То о нем запамятывают, то кого-либо нету на месте, то персонал учреждения занят. Мы привели далековато не все действия, имевшие место быть в повествовании, а только их короткое содержание. «История заболевания» Зощенко завершается для пациента уже дома.

«Последнее испытание» героя

Да, пациенту пришлось много пережить… Об этом можно додуматься, даже не утруждая себя чтением полного рассказа, довольно просмотреть приведенное выше короткое содержание. «История заболевания» Зощенко, но, на этом не завершается.

Что все-таки было далее? После того как пациент покинул все-же поликлинику и возвратился домой, его супруга ведает, что за неделю до его возвращения пришло ей уведомление о том, чтоб она забрала труп супруга собственного. Как оказывается, послано оно было по ошибке. «Бывшему пациенту» стало так неприятно, что он желал было идти разбираться в поликлинику.

Но вспомнив, как там обстоят дела, передумал. И решил после чего «последнего тесты» лечиться дома, без помощи других.

Образ центрального героя

Чтоб более точно представить персонаж произведения Зощенко «История заболевания», следует учесть все те маленькие черточки, которые разбросаны по отдельным повествованиям. Огромную тему открывает все творчество писателя в целом.

Читая произведение Зощенко «История заболевания», мы лицезреем психический портрет человека, который привык к жалкому собственному положению в обществе и к тому, что вся судьба его – ничто в сопоставлении с хоть какой принятой аннотацией, параграфом либо приказом.

Создатель пробует показать, что люди теряют самоуважение тогда, когда к ним перестают относиться как к мыслящим, необычным личностям.

Конкретно отсюда начинается преклонение человека перед бюрократами, неверие в бескорыстие тех, кто близок, заискивание перед теми, от кого ему приходится зависеть.

Нескончаемый вопрос людского счастья

Произведение Зощенко «История заболевания» — это иллюстрация не только лишь жалкого положения гражданина, да и зависимость этого положения от публичного устоя, и нежелание человека что-либо поменять. Многим современникам писателя поначалу казалось, что с наследием прошедшего получится покончить довольно стремительно.

Но сам создатель ни тогда, ни позднее не делил схожих добродушных иллюзий. Рассказ Зощенко «История заболевания» отражает, сначала, реакцию писателя на увиденную им так поражающую его актуальную цепкость различных публичных сорняков, не преуменьшая при всем этом возможностей мещанина и обывателя к приспособленчеству и мимикрии.

Потом для решения исконного вопроса о счастье человека появляются все новые и новые предпосылки, обусловленные массивными социалистическими реформами, культурной революцией. Все это оказывает существенное воздействие на направленность и нрав творчества Зощенко. В произведениях писателя возникают некие менторские интонации. Их не было ранее в его повествованиях.

Создатель не только лишь — и даже не столько — старается высмеять, сколько терпеливо объяснить, объяснить, обратившись ксовести и разуму читателей.

Заключение

Рассказ Зощенко «История заболевания» – это, сначала, изображение последнего неуважения, грубости, духовной черствости, проявляющихся по отношению к человеку. Все это скверное отношение доведено до максимума. Выписываясь, к примеру, из поликлиники, человек рад, что вышел оттуда хотя бы живым.

И, вспоминая, в каких критериях он там находился, решает все-же болеть дома. И так происходит везде: где бы ни оказался «небольшой» человек, всюду он будет ощущать себя каким-то униженным.

А происходит это только поэтому, что в нем другие лицезреют кого угодно — покупателя, хворого, просто гостя, но только не личность, не человека.

Источник: https://tipsboard.ru/zoshhenko-istoriya-bolezni-kratkoe-soderzhanie-istorii-bolezni-zoshhenko/

История болезни. Михаил Зощенко

Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома.

Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говорится, дома и солома едома.

А в больницу меня привезли с брюшным тифом. Домашние думали этим облегчить мои неимоверные страдания.

Но только этим они не достигли цели, поскольку мне попалась какая-то особенная больница, где мне не все понравилось.

Все-таки только больного привезли, записывают его в книгу, и вдруг он читает на стене плакат: «Выдача трупов от 3-х до 4-х».

Не знаю, как другие больные, но я прямо закачался на ногах, когда прочел это воззвание. Главное, у меня высокая температура, и вообще жизнь, может быть, еле теплится в моем организме, может быть, она на волоске висит — и вдруг приходится читать такие слова.

Я сказал мужчине, который меня записывал:

— Что вы, — говорю, — товарищ фельдшер, такие пошлые надписи вывешиваете? Все-таки, — говорю, — больным не доставляет интереса это читать.

Фельдшер, или как там его, — лекпом, — удивился, что я ему так сказал, и говорит:

— Глядите: больной, и еле он ходит, и чуть у него пар изо рту не идет от жара, а тоже, — говорит, — наводит на все самокритику. Если, — говорит, — вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать.

Хотел я с этим лекпомом схлестнуться, но поскольку у меня была высокая температура, 39 и 8, то я с ним спорить не стал. Я только ему сказал:

— Вот погоди, медицинская трубка, я поправлюсь, так ты мне ответишь за свое нахальство. Разве, — говорю, — можно больным такие речи слушать? Это, — говорю, — морально подкашивает их силы.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов вильгельма гауфа за 2 минуты

Фельдшер удивился, что тяжелобольной так свободно с ним объясняется, и сразу замял разговор. И тут сестричка подскочила.

— Пойдемте, — говорит, — больной, на обмывочный пункт.

Но от этих слов меня тоже передернуло.

— Лучше бы, — говорю, — называли не обмывочный пункт, а ванна. Это, — говорю, — красивей и возвышает больного. И я, — говорю, — не лошадь, чтоб меня обмывать.

Медсестра говорит:

— Даром что больной, а тоже, — говорит, — замечает всякие тонкости. Наверно, — говорит, — вы не выздоровеете, что во все нос суете.

Тут она привела меня в ванну и велела раздеваться.

И вот я стал раздеваться и вдруг вижу, что в ванне над водой уже торчит какая-то голова. И вдруг вижу, что это как будто старуха в ванне сидит, наверно, из больных.

Я говорю сестре:

— Куда же вы меня, собаки, привели — в дамскую ванну? Тут, — говорю, — уже кто-то купается.

Сестра говорит:

— Да это тут одна больная старуха сидит. Вы на нее не обращайте внимания. У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения. А тем временем мы старуху из ванны вынем и набуровим вам свежей воды.

Я говорю:

— Старуха не реагирует, но я, может быть, еще реагирую. И мне, — говорю, — определенно неприятно видеть то, что там у вас плавает в ванне.

Вдруг снова приходит лекпом.

— Я, — говорит, — первый раз вижу такого привередливого больного. И то ему, нахалу, не нравится, и это ему нехорошо. Умирающая старуха купается, и то он претензию выражает.

А у нее, может быть, около сорока температуры, и она ничего в расчет не принимает и все видит как сквозь сито. И, уж во всяком случае, ваш вид не задержит ее в этом мире лишних пять минут.

Нет, — говорит, — я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере, тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания.

Тут купающаяся старуха подает голос:

— Вынимайте, — говорит, — меня из воды, или, — говорит, — я сама сейчас выйду и всех тут вас распатроню.

Тут они занялись старухой и мне велели раздеваться.

И пока я раздевался, они моментально напустили горячей воды и велели мне туда сесть.

И, зная мой характер, они уже не стали спорить со мной и старались во всем поддакивать. Только после купанья они дали мне огромное, не по моему росту, белье. Я думал, что они нарочно от злобы подбросили мне такой комплект не по мерке, но потом я увидел, что у них это — нормальное явление. У них маленькие больные, как правило, были в больших рубахах, а большие — в маленьких.

И даже мой комплект оказался лучше, чем другие. На моей рубахе больничное клеймо стояло на рукаве и не портило общего вида, а на других больных клейма стояли у кого на спине, а у кого на груди, и это морально унижало человеческое достоинство.

Но поскольку у меня температура все больше повышалась, то я и не стал об этих предметах спорить.

А положили меня в небольшую палату, где лежало около тридцати разного сорта больных. И некоторые, видать, были тяжелобольные. А некоторые, наоборот, поправлялись. Некоторые свистели. Другие играли в пешки. Третьи шлялись по палатам и по складам читали, чего написано над изголовьем.

Я говорю сестрице:

— Может быть, я попал в больницу для душевнобольных, так вы так и скажите. Я, — говорю, — каждый год в больницах лежу и никогда ничего подобного не видел. Всюду тишина и порядок, а у вас что базар.

Та говорит:

— Может быть, вас прикажете положить в отдельную палату и приставить к вам часового, чтобы он от вас мух и блох отгонял?

Я поднял крик, чтоб пришел главный врач, но вместо него вдруг пришел этот самый фельдшер. А я был в ослабленном состоянии. И при виде его я окончательно потерял свое сознание.

Только очнулся я, наверно, так думаю, дня через три.

Сестричка говорит мне:

— Ну, — говорит, — у вас прямо двужильный организм, Вы, — говорит, — скрозь все испытания прошли. И даже мы вас случайно положили около открытого окна, и то вы неожиданно стали поправляться. И теперь, — говорит, — если вы не заразитесь от своих соседних больных, то, — говорит, — вас можно будет чистосердечно поздравить с выздоровлением.

Однако организм мой не поддался больше болезням, и только я единственно перед самым выходом захворал детским заболеванием — коклюшем.

Сестричка говорит:

— Наверно, вы подхватили заразу из соседнего флигеля. Там у нас детское отделение. И вы, наверно, неосторожно покушали, из прибора, на котором ел коклюшный ребенок. Вот через это вы и прихворнули.

В общем, вскоре организм взял свое, и я снова стал поправляться. Но когда дело дошло до выписки, то я и тут, как говорится, настрадался и снова захворал, на этот раз нервным заболеванием. У меня на нервной почве на коже пошли мелкие прыщики вроде сыпи. И врач сказал: «Перестаньте нервничать, и это у вас со временем пройдет».

А я нервничал просто потому, что они меня не выписывали. То они забывали, то у них чего-то не было, то кто-то не пришел и нельзя было отметить. То, наконец, у них началось движение жен больных, и весь персонал с ног сбился. Фельдшер говорит:

— У нас такое переполнение, что мы прямо не поспеваем больных выписывать. Вдобавок у вас только восемь дней перебор, и то вы поднимаете тарарам. А у нас тут некоторые выздоровевшие по три недели не выписываются, и то они терпят.

Но вскоре они меня выписали, и я вернулся домой.

Супруга говорит:

— Знаешь, Петя, неделю назад мы думали, что ты отправился в загробный мир, поскольку из больницы пришло извещение, в котором говорится: «По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа».

Оказывается, моя супруга побежала в больницу, но там извинились за ошибку, которая у них произошла в бухгалтерии. Это у них скончался кто-то другой, а они почему-то подумали на меня.

Хотя я к тому времени был здоров, и только меня на нервной почве закидало прыщами.

В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия, и я хотел побежать в больницу, чтоб с кем-нибудь там побраниться, но как вспомнил, что у них там бывает, так, знаете, и не пошел.

И теперь хвораю дома.

Источник: http://smartfiction.ru/prose/case_history/

Краткое содержание рассказа Зощенко “История болезни”

Ы

Повествование ведется от имени больного Петра.

Рассказчик не любит лежать в больницах. Он повествует о том, как однажды лежал он в больнице с брюшным тифом. Там ему нравится далеко не все.

Первое, что приходиться ему не по душе – плакат, на котором находиться малоободряющая надпись о времени выдачи трупов. Несмотря на высокую температуру, он начинает критиковать эту надпись, к явному недовольству медперсонала. Врач ему говорит, что выздороветь у него мало шансов, а если выздоровеет, тогда пусть и критикует, сколько угодно.

Следующим моментом, который вызывает возмущение Петра, становиться обмывочный пункт. Больной считает, что благозвучней называть его “ванной”. Он приходит туда и обнаруживает купающуюся старуху.

Петр начинает возмущаться, но тут старуха требует вынуть ее из воды. Ванную наполняют горячей водой, и больной… моется. После этой процедуры ему выдают белье большего размера, чем требуется.

Однако, он не возмущается, замечая, что для больницы это нормальное явление.

В палате, куда его приводят, лежит человек тридцать народу. Возмущенный Петр требует позвать главврача, но приходит фельдшер, и больной теряет сознание.

Очнувшемуся Петру медсестра сообщает, что его можно будет скоро выписывать, если он не заразиться от соседей по палате. Организм Петра не поддается болезням.

Лишь перед самой выпиской он подхватывает коклюш, который организм снова побеждает, после чего он болеет на нервной почве – тело Петра покрывается прыщами, потому что его не выписывают по всевозможным причинам.

Дома жена ему сообщает, что из-за ошибки в больничной бухгалтерии она получила известие о его смерти. С тех пор Петр предпочитает болеть дома.

Краткое содержание рассказа Зощенко “История болезни”

Другие сочинения по теме:

  1. Краткое содержание рассказа Зощенко “Аристократка” Ы Повествование ведется от лица водопроводчика Григория Ивановича. Он рассказывает, к чему его привело увлечение аристократкой. Он советует не связываться…
  2. Краткое содержание рассказа Бунина “Таня” Таня, семнадцатилетняя деревенская девочка с простым, миловидным личиком и серыми крестьянскими глазами, служит горничной у мелкой помещицы Казаковой. Временами к…
  3. Краткое содержание рассказа Чехова “Хирургия” В земской больнице вместо отлучившегося доктора больных принимает фельдшер Курятин. Приходит дьячок Вонмигласов, приносит просфору и жалуется на сильную зубную…
  4. Краткое содержание повести Зощенко “Мишель Синягин” Михаил Синягин родился в 1887 году. На империалистическую войну он не попал из-за ущемления грыжи. Он пописывает стишки в духе…
  5. Краткое содержание рассказа Абрамова “Потомок Джима” Ы В предвоенном Ленинграде жили художник Петр Петрович и его жена Елена Аркадьевна. Был у них черный красавец доберман-пинчер Дар…
  6. Краткое содержание рассказа Дойла “Шерлок Холмс при смерти” К доктору Уотсону прибегает взволнованная квартирная хозяйка Шерлока Холмса, миссис Хадсон. Ее постоялец при смерти. Вот уже три дня он…
  7. Краткое содержание “Беды” Зощенко Ы Два года деревенский мужик Егор Иваныч копил деньги на лошадь. Плохо питался, бросил курить махорку, “а что до самогона,…
  8. Краткое содержание повести Зощенко “Перед восходом солнца” Автобиографическая и научная повесть “Перед восходом солнца” – исповедальный рассказ о том, как автор пытался победить свою меланхолию и страх…
  9. Краткое содержание цикла Зощенко “Голубая книга” Однажды Зощенко был у Горького. И вот Горький ему говорит: а что бы вам, Михал Михалыч и все такое прочее,…
  10. “История о храбром и славном рыцаре Петре Златых ключей и о прекрасной кралевне Магилене” Среди западных переводных повестей на втором месте после повести о Бове по степени своей популярности стояла у нас повесть о…
  11. Краткое содержание рассказа Чехова “Беззащитное существо” Несмотря на ночной приступ подагры, Кистунов отправляется на службу, где своевременно начинает прием просителей и клиентов банка. Первой он принимает…
  12. Краткое содержание рассказа Дойла “Его прощальный поклон” Действие происходит в августе 1914 года. Агент кайзера фон Борк беседует с бароном фон Херлингом, первым секретарем посольства. Секретарь говорит,…
  13. Краткое содержание рассказа Дойла “Последнее дело Холмса” После женитьбы доктор Уотсон редко видит Шерлока Холмса. Однажды вечером великий сыщик приходит к своему верному другу и рассказывает о…
  14. Краткое содержание рассказа Горького “Страсти-мордасти” В провинциальном городе молодой торговец баварским квасом вечером встречает гулящую женщину. Она, пьяная, стоит в луже и топает ногами, разбрызгивая…
  15. Краткое содержание рассказа Чехова “Жалобная книга” На железнодорожной станции в специальной запирающейся конторке лежит жалобная книга. Ключ от конторки должен храниться у станционного смотрителя, но на…
  16. Краткое содержание рассказа Шукшина “Чудик” Василий Егорыч Князев – киномеханик, странноватый мужчина, работающий в селе. Жена называет его Чудиком. Чудик собирается на Урал, к брату,…
  17. “Трагическая история доктора Фауста” краткое содержание На сцену выходит хор и рассказывает историю Фауста: он родился в германском городе Рода, учился в Виттенберге, получил докторскую степень….
  18. Краткое содержание рассказа По “Падение дома Ашеров” Рассказчик получает письмо от старого друга Родерика Ашера, с которым они не виделись много лет. Ашер так отчаянно просит его…
  19. Краткое содержание рассказа Казакова “Тихое утро” Ящка просыпается затемно – мать еще не доила корову, и пастух не выгонял стадо в луга. Глаза слипаются, но Яшка…
  20. Краткое содержание рассказа Толстого “После бала” Среди друзей зашел разговор о том, что “для личного совершенствования необходимо прежде изменить условия, среди которых живут люди”. Всеми уважаемый…
Читайте также:  Краткое содержание байрон паломничество чайльд-гарольда точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://ege-russian.ru/kratkoe-soderzhanie-rasskaza-zoshhenko-istoriya-bolezni/

Краткое содержание «История болезни» Зощенко Помощь по литературе

Рассказ начинается так: «В больницу меня привезли с брюшным тифом». Герою попалась «какая-то особенная больница», где ему понравилось далеко не все.

Например, не понравилось, что больного «привезли, записывают его в книгу, и вдруг он читает на стене плакат: “Выдача трупов от 3-х до 4-х»».

Рассказчик, увидев это, «закачался на ногах» и спросил у фельдшера, почему он вывешивает такие «пошлые надписи». Фельдшер на это ответил:

«— Глядите: больной, и еле он ходит, и чуть у него пар изо рту не идет от жара, а тоже, — говорит, — наводит на все самокритику». И добавил, что если рассказчик поправится, что маловероятно, тогда может критиковать, сколько хочется.

А иначе «мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано». Рассказчик хотел поспорить с «этим лекпомом», но температура у него была высокая, и спор пришлось оставить.

Рассказчик только сказал: «Вот погоди, медицинская трубка, я поправлюсь, так ты мне ответишь за свое нахальство». Подошла медсестра и увела больного «на обмывочный, пункт».

Обмывочный пункт рассказчику тоже не понравился. Сестричка привела его в ванную, велела раздеться.

Раздеваясь, герой увидел, «что в ванне над водой уже торчит какая-то голова», и разглядел, что это «как будто старуха в ванне сидит, наверно, из больных».

Сестра сказала, что на эту больную старуху не стоит обращать внимания. Просто у нее высокая температура, она ни на что не реагирует. В общем, раздеваться можно совершенно спокойно.

Появился лекпом и заявил, что впервые видит «такого привередливого больного. И то ему, нахалу, не нравится, и это ему нехорошо». Тут подала голос купающаяся старуха. Она потребовала вынуть ее из воды, или «я сама выйду и всех тут вас распатроню». Медперсонал занялся старухой, велев рассказчику раздеваться.

Он разделся, тем временем в ванну напустили горячей воды и заставили его туда сесть. «И, зная мой характер, они уже не стали спорить со мной и старались во всем поддакивать». После купанья рассказчику дали огромное белье.

Он понял, что в больнице это совершенно нормально, и комплект у него оказался даже лучше, чем другие. «На моей рубахе больничное клеймо стояло на рукаве и не портило общего вида», а у некоторых клейма красовались на спине…

или груди, что «морально унижало человеческое достоинство».

Положили героя «в небольшую палату, где лежало около тридцати разного сорта больных», некоторые из которых были тяжелобольными, а другие поправлялись. «Некоторые свистели. Другие играли в пешки. Третьи шлялись по палатам.

» Герой удивился и спросил у сестры, не попал ли он в больницу для душевнобольных.

Та откликнулась: «Может быть, вас прикажете положить в отдельную палату и приставить к вам часового, чтобы он от вас мух и блох отгонял? »

Рассказчик «поднял крик, чтобы пришел главный врач», но вместо этого появился фельдшер, при виде которого герой потерял сознание.

Очнулся рассказчик, по его предположениям, дня через три. Сестричка порадовала его тем, что организм героя двужильный: «Вы, — говорит, — сквозь все испытания прошли. И даже мы вас случайно положили около открытого окна, и то вы неожиданно стали поправляться».

И если герою удастся не заразиться от остальных больных, соседей по палате, его можно будет поздравить с выздоровлением.

Организм рассказчика болезням больше не поддался, и только перед самым выходом он «захворал детским заболеванием — коклюшем».

Вскоре он вновь стал поправляться. Но едва дело дошло до выписки, герой «настрадался и снова захворал, на этот раз нервным заболеванием. Я нервничал потому, что они меня не выписывали». Фельдшер объяснял это тем, что больница переполнена и выписывать они не успевают.

Вскоре героя выписали.

Рассказ заканчивается встречей героя его супругой: «Знаешь, Петя, неделю назад мы думали, что ты отправился в загробный мир, поскольку из больницы пришло извещение, в котором говорится: “По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа» ».

Теперь хвораю дома», — подвел итоги рассказчик.

Рассказ М. М. Зощенко «История болезни» как реальная картина жизни

Герой произведения рассуждает о том, что предпочитает хворать дома. Наверняка этого мнения придерживаются многие люди.

В своеобразной юмористической подаче автор рисует в общем-то вполне реалистичную картину, особенно актуальную для описываемого времени. По характеру рассказ напоминает расширенный анекдот.

Как показывает этот жанр, сюжетное направление «человек в больнице», несмотря ни на что, является популярной темой для сатиры и юмора, впрочем, как и взаимоотношения между медицинским персоналом и пациентами.

Художественная ценность произведения заключена прежде всего в особом юмористическом стиле, применении ярких образных слов и простоте слога, за которым скрываются довольно значительные социальные шероховатости.

Источник: http://pomosh-po-literatyre.imysite.ru/411_kratkoe_soderzhanie_istoriya_bolezni_zoschenko.htm

Сочинение-анализ по рассказу Михаила Зощенко «История болезни»

Автор Юлия Терякова. Опубликовано Эссе и сочинения

 Почему люди не желают посещать больницы? У каждого человека найдется свое оправдание.

О больничных порядках появилось немало юмористических и сатирических произведений, одним из таких является «История болезни» Михаила Зощенко.

Это сатирический рассказ, который повествует о больничных порядках. Бывший пациент одной из больниц, «где ему не все понравилось», рассказывает, как он лечился от брюшного тифа.

Что же так поразило рассказчика в больнице? В первую очередь героя задели цинизм и черствость медперсонала. Там так привыкли наблюдать смерть, что считают ее обычным делом.

Поэтому при больных свободно строят догадки, умрет такой-то или нет. На видном месте информация о выдаче трупов.

 Каждый человек, попав в больницу, желает выздороветь, а плакат об умерших говорит о неизбежности смерти, что не придает оптимизма.

 Герой рассказа, с температурой под сорок, возмущается, его поражает равнодушие медперсонала.  «Наверно, вы не выздоровеете, раз во все нос суете» — простодушно говорит ему медсестра. «Нет, я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере, тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания» — сердится фельдшер.

  В отделении творится бесконечный бардак. Пациентам выдают белье не по размеру. Рассказчика  с высокой температурой «в запарке» кладут на койку возле открытого окна. Потом медсестра восхищается тем, что он выжил: «двужильный организм».

В «небольшой» палате на тридцать человек можно подхватить от соседей любую заразу. Тем более, что в больнице мухи, блохи, а больным «по недосмотру» суют немытую посуду. «И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок» — сочувствует герою «медсестричка».

Именно из-за всего этого у рассказчика складывается негативное отношение к больнице и медперсоналу.

 Волю героя к жизни, не может победить никакая медицина: «Организм взял свое, и я начал поправляться». Рассказчик поправился и ему хочется  поскорее «удрать» из больницы. Его, как и многих других, забывают выписать, да и бумаги заполнять некогда. В это время «началось движение жен больных», которые пытаются вызволить близких «из плена».

После выписки герой узнает, что дома его считали умершим. Из бухгалтерии больницы пришло извещение, чтобы жена срочно явилась за его телом: «Это у них скончался кто-то, а они почему-то подумали на меня». Данный факт подтверждает разгильдяйство и халатность работников.

Становится ясно, почему после возвращения из больницы герой предпочитает «хворать дома» и обходит медицину. Думаю, многие согласятся с ним. Ведь и в наше время подобные больницы встречаются!

Источник: http://jvtieriakova.ru/?p=1165

Сочинение-анализ “История болезни” по рассказу Зощенко

Сатирический рассказ Михаила Зощенко “История болезни” повествует о больничных порядках. Бывший пациент одной из больниц, “где ему не все понравилось”, рассказывает о том, как он лечился там от брюшного тифа.

Михаил Зощенко создает в рассказе образ плохой больницы. К сожалению, отголоски всего того негатива, что описывает Михаил Зощенко, можно запросто встретить и в сегодняшней медицине.

В первую очередь героя рассказа задели цинизм и черствость медперсонала в больнице. Там так привыкли наблюдать смерть, что считают ее обычным делом.

Поэтому при больных свободно строят догадки, умрет такой-то или нет. Поступающих “новеньких” встречает плакат о выдаче трупов. Герою рассказа, и так еле живому, это не придает оптимизма.

Он и так с трудом цепляется за жизнь с температурой под сорок, поэтому начинает возмущаться.

“Наверно, вы не выздоровеете, раз во все нос суете” – простодушно говорит ему медсестра. “Нет, я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере, тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания” – сердится фельдшер.

То, что позволяют себе говорить медики – это еще полбеды. Хуже всего бесконечный бардак, который творится в отделении. Некоторые вещи просто раздражают. Белье не по размеру, например. Но другие опасны для жизни.

Героя рассказа с высокой температурой медики “в запарке” кладут на койку возле открытого окна. Потом медсестра восхищается тем, что он выжил: “двужильный организм”.

В “небольшой” палате на тридцать человек можно подхватить от соседей любую заразу. Тем более, что в больнице мухи, блохи, а больным “по недосмотру” суют немытую посуду. “И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок” – сочувствует герою медсестричка.

Читайте также:  Краткое содержание мальчик-звезда (звёздный мальчик) оскара уайльда точный пересказ сюжета за 5 минут

Но волю героя к жизни, если выражаться иронично, не может победить никакая медицина: “Организм взял свое, и я начал поправляться”. К концу рассказа герой уже не знает, как из больницы поскорее удрать. Его, как и многих других, забывают выписать, да и бумаги заполнять некогда. В это время “началось движение жен больных”, которые пытаются вызволить близких “из плена”.

После выписки герой узнает, что дома его считали умершим. Из бухгалтерии больницы пришло извещение, чтобы жена срочно явилась за его телом: “Это у них скончался кто-то, а они почему-то подумали на меня”.

Михаил Зощенко с преувеличенной сдержанностью пишет от лица героя: “В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия”.

Я понимаю, почему после возвращения из больницы герой предпочитает “хворать дома” и десятой дорогой обходит медицину.

(Пока оценок нет)

Источник: http://ege-essay.ru/sochinenie-analiz-istoriya-bolezni-po-rasskazu-zoshhenko/

Приемы и способы сатирического повествования М. Зощенко (По рассказу «История болезни)

Приемы и способы сатирического повествования М. Зощенко . Михаила Зощенко можно смело поставить в один ряд с такими писателями в русской литературе, как А. Толстой, И. Ильф и Е. Петров, М. Булгаков, А. Платонов.

Работы, написанные автором в 20-х годах XX века, имеют под собой основу из реальных и достаточно животрепещущих фактов, взятых либо из свободных наблюдений, либо из массовой читательской корреспонденции.

Темы их вычурны и многообразные: сумятица на транспорте и в общежитиях, мины нэпа и ужимки быта, плесень обывательщины, спесивое самодурство, подобострастие и многое, многое остальное.

Нередко повествование базируется в форме раскованного диалога с читателем, а временами, когда пороки приобретают наиболее возмутительный характер, тогда в голосе автора без утайки слышатся публицистические нотки.

Новшеством Зощенко явилось открытие курьезного персонажа, который, по словам писателя, «почти что не фигурировал раньше в русской литературе», а также манипуляциями маски, при помощи которой он вскрывал такие жизненные грани, которые зачастую находились в тени, не попадая в поле зрения сатириков.

Разрабатывая намеренно заурядные сюжеты, излагая приватные истории, произошедшие с совершенно не приметным героем, писатель возносил эти отдельные эпизоды до степени важного обобщения. Автор пробирается в святыню обывателя, который непроизвольно разоблачает сам себя в своих монологах.

Этот розыгрыш мастерски завоевывался путем виртуозного владения стилем повествования от имени рассказчика, филистера, каковой не только боялся прямо заявлять о своих воззрениях, но и стремился невольно не дать предлога для порождения о себе каких-либо заслуживающих порицания суждений.

Комедийного эффекта Зощенко нередко добивался путем искажения фраз и выражений, заимствованных из разговора неграмотного обывателя, со свойственными ей оборотами, неправильными грамматическими фигурами и синтаксическими блоками («плитуар», «окромя», «хресь», «етот», «в ем», «брунеточка», «вкапалась», «для скусу», «хучь плачь», «эта пудель», «животная бессловесная», «у плите» и т. д.). Также употреблялись и обрядовые иронические методы, существующие в широком обиходе со времен «Сатирикона»: противник взяток, говорящий речь, в которой упоминаются рецепты, как брать взятки («Речь, произнесенная на банкете»); враг пустословия, сам на поверку являющийся охотником праздных и салонных разговоров («Американцы»); доктор, зашивающий часы «кастрюльного золота» в живот больному («Часы»). Фельетон отточен против того, как указывает Зощенко, «малосимпатичного стиля» жизни и работы учреждений, где люди делятся на две неравные категории. В первом случае, «дескать, — мы, а вот, дескать, — вы». Хотя на самом-то деле, утверждает автор, «вы-то и есть мы, а мы отчасти — вы». Окончание звучит предостерегающе-грустно: «Тут есть, мы бы сказали, какая-то несообразность». Нелепица эта, достигшая уже гротескового уровня, с едкой ироничностью изобличена в рассказе «История болезни» (1936). Здесь обрисованы нравы и быт некоей необычной больницы. Рассказ «История болезни» завязывается так: «Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома. Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говориться, дома и солома едома». Пациента с диагнозом «брюшной тиф» доставляют в больницу, и первое, что он видит в отделении для регистрирования вновь поступивших, — громадный плакат на стене: «Выдача трупов от 3-х до 4-х». Едва оправившись от шока, герой сообщает фельдшеру, что «больным не доставляет интереса это читать». В ответ же он слышит: «Если… вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать». Далее медсестра провожает его в ванную, где уже моется какая-то старушка. Казалось бы, сестра должна принести извинение и отложить на время процедуру «купанья». Но она привыкла лицезреть перед собой не людей, а пациентов. А чего церемониться с пациентами? Она хладнокровно предлагает ему залезть в ванну и не обращать на старушку внимания: «У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения».

На этом злоключения пациента не заканчиваются.

В начале ему выдается халат не по его росту. Потом, по прошествии нескольких дней, уже начав поправляться, он заболевает коклюшем. Эта же медсестра ему сообщает: «Вы, наверно, неосторожно кушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок». Весьма типично: виновен не тот, кто отвечает за стерильность прибора, а тот, кто из него «кушает».

Когда же герой, наконец, поправляется окончательно, ему никак не удается выбиться из больничных стен, так как его то забыли выписать, то «кто- то не пришел, и нельзя было отметить», то весь персонал больницы занят установлением движения жен больных. Дома его ждет финальная проверка на прочность: жена рассказывает о том, как на прошлую неделю она получила из больницы повестку с запросом: «По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа».

«История болезни» — один из тех рассказов Зощенко, в которых изображение грубости, крайнего неуважения к человеку, душевной черствости доведено до предела. Человек, выписываясь из больницы, радуется уже тому, что остался жив, и, вспоминая больничные условия, предпочитает «хворать дома». Знакомая ситуация?

Источник: https://prepodka.net/priemy-i-sposoby-satiricheskogo-povestvovaniya-m-zoshhenko-po-rasskazu-istoriya-bolezni/

История болезни. Зощенко М. М

Опубликовано 07.03.2013 18:15

  “История болезни” (1936) — один из тех рассказов Михаила Зощенко, в которых изображение грубости, крайнего неуважения к человеку, душевной черствости доведено до предела.

Человек, выписываясь из больницы, радуется уже тому, что остался жив, и, вспоминая больничные условия, предпочитает “хворать дома”. Знакомая ситуация? Куда бы ни пришел “маленький человек”, он везде чувствует себя униженным: в магазине, в поликлинике, в жилконторе.

Потому что в нем видят кого угодно — покупателя, пациента, посетителя, но не человека. Что же ему остается? Смириться? Или возненавидеть всех и вся?

+ – История болезни. Click to collapse

  “Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома. Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говорится, дома и солома едома”.

  Больного с диагнозом “брюшной тиф” привозят в больницу, и первое, что он видит в помещении для регистрации вновь поступающих, — огромный плакат на стене: “Выдача трупов от 3-х до 4-х”. Едва оправившись от шока, герой говорит фельдшеру, что “больным не доставляет интереса это читать”. В ответ же он слышит: “Если…

вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать”. Далее медсестра приводит его в ванную комнату и предлагает залезть в ванну, где уже купается какая-то старуха. Казалось бы, медсестра должна извиниться и отложить на время процедуру “купанья”.

Но она привыкла видеть перед собой не людей, а пациентов. А с пациентами что церемониться? Она спокойно предлагает ем у залезть в ванну и не обращать на старуху внимания: “У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения”.  На этом испытания больного не заканчиваются. Сначала ему выдается халат не по росту.

Затем, через несколько дней, уже начав выздоравливать, он заболевает коклюшем. Все та же медсестра ему сообщает: “Наверно, вы подхватили заразу из соседнего флигеля. Там у нас детское отделение. И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок”.

Очень характерно: виноват не тот, кто отвечает за чистоту прибора, а тот, кто из нее “кушает”.  Когда же герой окончательно поправляется, ему никак не удается вырваться из больничных стен, потому что его то забывают выписать, то “кто-то не пришел, и нельзя было отметить”, то весь персонал занят организацией движения жен больных.

Наконец, уже после того как больной все же покидает больницу, дома его ждет последнее испытание: жена рассказывает, как неделю назад она получила из больницы извещение (позже выяснилось, посланное по ошибке) с требованием: “По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа”.

  “В общем, — сообщает бывший пациент, — мне почему-то стало неприятно от этого происшествия, и я хотел побежать в больницу, чтоб с кем-нибудь там побраниться, но как вспомнил, что у них там бывает, так, знаете, и не пошел. И теперь хвораю дома.”

Источник: http://30school.ru/kratkie-soderzhaniya/istoriya-bolezni-zoshchenko-m-m.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector