Краткое содержание алексин в тылу как в тылу точный пересказ сюжета за 5 минут

Анатолий Алексин – В тылу как в тылу

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу точный пересказ сюжета за 5 минут

Анатолий Алексин

В тылу как в тылу

Дорогой, незабвенной маме

Годы… Они долгие, когда еще впереди, когда предстоят. Но если большая часть пути уже пройдена, они кажутся до того быстроходными, что с тревогой и грустью думаешь: «Неужели так мало осталось?»

Я не был в этом городе очень давно. Раньше приезжал часто, а потом… все дела, все дела.

На привокзальной площади я увидел те же осенние цветы в жестяных ведрах и те же светло-зеленые машины, подпоясанные черными шашечками. Как прошлый раз, как и всегда. Будто не уезжал…

— Куда вам? — туго, с напряжением включив счетчик, спросил таксист.

— В город, — ответил я.

И поехал к маме, у которой (так уж случилось) не был около десяти лет.

В октябре сорок первого мы шли с ней по этой привокзальной площади в темноте, проваливаясь в ямы и лужи.

Мама запретила мне притрагиваться к старомодному, тяжеленному сундуку: «Это не для тебя. Надорвешься!»

Как будто и во время войны одиннадцатилетний мог считаться ребенком.

В канун нашего отъезда всех предупредили, что взять с собой можно «только одно место». Мама выбрала сундук, обвитый железными лентами. В нем согласно домашней легенде когда-то хранилось прабабушкино приданое.

Приданого, видимо, было много, потому что сундук мне казался бездонным. За одну ручку ухватилась мама, а за вторую — Николай Евдокимович. Своих вещей у него не было: за день до отъезда, когда Николай Евдокимович где-то дежурил, его дом разбомбили.

— Хорошо, что у меня нет семьи, — сказал он. — Вещи терять не так страшно.

Свободной рукой мама крепко держала меня за локоть, словно я мог вырваться и удрать.

— Смотрите под ноги! — предупреждал мужчина в брезентовом плаще с капюшоном. Промерзший голос нехотя вырывался из капюшона, как из рупора, и стеснялся своей заботливости.

Николай Евдокимович попросил маму остановиться. Он опустил сундук на доски, сложенные посреди дороги.

Кто-то, шедший сзади, наткнулся на нас и глухо, неразборчиво выругался.

— Простите, — сказал Николай Евдокимович. — Нога разболелась. Если не возражаете…

И присел на сундук. При маме он не мог сознаться, что просто устал.

Он любил маму. Это знали все.

— Ее красота слишком заметна, — постоянно говорил мне отец. И обязательно при этом вздыхал.

Ему хотелось, чтобы мамину красоту никто на свете не замечал. А прежде всего, чтоб о ней забыл Николай Евдокимович.

— Поверь, Алеша, я к нему не питаю никаких… таких чувств, объясняла мама. — Хочешь, поклянусь? Своим будущим и даже твоим!

Мое будущее она оставляла в покое.

— Я к нему ничего не испытываю, — настойчиво убеждала она отца.

— Но он испытывает к тебе. А это, пойми…

— И что же? Бросить его на произвол судьбы? — спросила она однажды.

И резко встала, как бы приняв окончательное решение. Она часто после негромкого разговора так вот вставала, давая понять, что ее аргументы исчерпаны. Голос менялся, становился сухим, словно река, потерявшая свои теплые, добрые воды и обнажившая вдруг каменистое дно.

— Ты умеешь укрощать даже сварщиков и прорабов. Куда уж мне, интеллигенту-биологу? Я сдаюсь! — в другой раз воскликнул отец. И поднял руки вверх.

Такие разговоры возникали у нас дома нередко. Во время одного из них мама сказала отцу:

— Николая в институте звали Подкидышем.

— А где тебе подкинули его?

— Там и подкинули: в нашем строительном. Зачем ты спрашиваешь о том, что давно уж известно?

Мама резко поднялась.

— К сожалению, меня в ваш строительный никто не подкинул, — печально сказал отец.

Он ревновал маму к прошлому. Как, впрочем, и к настоящему, и к грядущему тоже:

— Когда-нибудь ты покинешь меня.

— А о нем ты забыл?

Мама кивнула в мою сторону.

— Ну если… только ради него… Это слабое утешение.

— В какие дебри мы с тобой забрели! И все из-за Подкидыша. Из-за этого безобидного князя Мышкина, — возмутилась мама.

Князь Мышкин, Подкидыш… Это должно было убедить отца, что он в полнейшей безопасности.

С тех пор отец стал называть Николая Евдокимовича только Подкидышем, словно прекратил думать о нем всерьез.

Он был выше Подкидыша минимум на полголовы, а то и на целых три четверти.

Не говорил по десять раз в день: «Если не возражаете…» И все же щуплого Николая Евдокимовича, близорукого, в очках с толстыми стеклами, отец, я видел, продолжал опасаться. С моей точки зрения, это было необъяснимо.

Еще и потому, что мама, хоть ее и называли красавицей, представлялась мне в ту пору абсолютно пожилой женщиной: ей было уже тридцать семь лет!

На мой взгляд. Подкидыш не мог быть угрозой для нашей семьи. «Ну какая любовь в этом возрасте? — рассуждал я. — Вот у нас, в четвертом классе… Это другое дело!»

Отец думал иначе… Если Николай Евдокимович приглашал маму на вальс, он говорил:

— Она, к сожалению, очень устала.

— Я полна сил и энергии! — заявляла мама. И шла танцевать.

Она привыкла стоять на своем не только потому, что была красивой, а и потому, что работала начальником стройконторы: ей действительно подчинялись сварщики и прорабы.

— Твои про-рабы! — говорил отец, делая ударение на последнем слоге.

Если Подкидыш обнаруживал, что у него «как раз три билета в кино», отец вспоминал, что в этот вечер они с мамой приглашены в гости.

— Меня никто не приглашал! — возражала мама.

Она всегда говорила правду. «Рубила», как оценивал это отец.

А честность тоже разная бывает,

И если доброты ей не хватает…

Отец начал как-то цитировать эти стихи, но запнулся.

— Честность есть честность! — ответила мама. И резко встала.

— Я не щадила тебя, — тихо сказала она, когда отец собирался по повестке на сборный пункт. Или, вернее сказать, на войну. — Я не щадила тебя… Прости уж, Алешенька. Но ты всегда мог быть абсолютно спокоен. Я пыталась воспитывать тебя… Это глупо. С близкими надо находить общий язык. Вот что главное… Ты простишь меня?

— Да, конечно, — ответил отец. — А Подкидыш поедет в одном эшелоне с тобой и Димой?

То, что мы уедем, было известно. Но когда — никто точно не знал.

— Хочешь, мы поедем в другом эшелоне? — сказала мама. Я чувствовал, что она никогда больше не станет резко подниматься с дивана и разговаривать с отцом голосом начальника стройконторы.

— А если другого эшелона не будет? — ответил отец. — Неужели ты думаешь, что я могу рисковать… вами? — Он так сказал. Но мне показалось, что он все же боится нашей поездки в одном эшелоне с Подкидышем гораздо больше, чем идти на войну. Войны он вообще не боялся.

Источник: https://libking.ru/books/child-/child-prose/122407-anatoliy-aleksin-v-tylu-kak-v-tylu.html

«ВЫСОКОЕ ГЕРОЙСТВО ЛЮДЕЙ…» ПО ПОВЕСТИ АНАТОЛИЯ АЛЕКСИНА «В ТЫЛУ КАК В ТЫЛУ»

«ВЫСОКОЕ ГЕРОЙСТВО ЛЮДЕЙ…». Эта повесть начинается со слов посвящения: «Дорогой. Незабвенной маме».

Читайте также:  Краткое содержание радищев путешествие из петербурга в москву по главам точный пересказ сюжета за 5 минут

А потом идёт рассуждение о годах — долгих и быстро­ходных, когда человек с тревогой и грустью думает: «Неуже­ли так мало осталось?»

Мы как бы прокручиваем назад плёнку воспоминаний главного героя, приехавшего на могилу матери. И переносим­ся в его детство, то детство, которое искалечила война.

Отец ушёл на фронт, мать с сыном и Николаем Евдоки­мовичем Елизаровым, другом семьи, оказалась в эвакуации. Начались трудные будни. «Мама приходила с работы позд­но вечером. А то и ночью или под утро.

Приподнимала про­стыню, отделявшую наше жильё от коридора. Другой на­шей «стеной» был старый, облысевший ковёр.

Прежде чем шёпотом рассказать о своих делах, она открывала разбух­шую сумку, набитую бумагами, и чертежами… В сумке обя­зательно стояла бутылка молока, которая тоже полагалась маме «за вредность…»

Потом мальчик узнаёт, что мать не ела, а приносила всё ему. Тогда же она рассказывала, как ей удалось найти оче­редное «уютное местечко» для каких-нибудь многотонных деталей»^ прибывших издалека.

Дима, так звали мальчика, получил на почте письмо-изве­щение, в котором сообщалось, что отец пропал, а затем пись­мо и от фронтового друга. Сомнений не было: отец погиб.

Дима взваливает на себя огромную ношу ответственнос­ти. Он понимает, что мама не выживет, если узнает о гибе­ли отца. И мальчик придумывает выход. Его друг Олег на печатной машинке своего отца, пришедшего с фронта без ле­вой руки, печатает письмо якобы из партизанского отряда, и мама получает слабую надежду: отец жив, но находится в засекреченном месте.

Чередой бегут месяцы. Кузьма Петрович, отец Олега, ра­ботает в редакции и печатает статьи, его жена день и ночь дежурит в госпитале, а Олег учится и присматривает за сес­тренками; девушка на почте всё собирается уйти с работы, потому что не может выдержать нервное напряжение: каж­дый день вручать «похоронки».

Люди выбиваются из сил, работая по двадцать часов в сутки. А мама Димы, Екатерина Андреевна Тихомиро­ва, всё время сравнивая фронт и тыл, говорит о том, что на фронте сложнее. В тылу были «будни» с недоеданием, недо­сыпанием, обморожением, смертями.

В результате аварии погиб Николай Евдокимович, забб- лела и умерла Екатерина Андреевна. На гранитной плите высечено: 1904-1943. И на могилах вокруг тоже стояли циф­ры 1941, 1942, 1943…

Такой ценой доставалась Победа. Незаметным героизмом людей. Высоким героизмом.

Источник: https://prepodka.net/vysokoe-gerojstvo-lyudej-po-povesti-anatoliya-aleksina-v-tylu-kak-v-tylu/

Рецензия на книгу «В тылу как в тылу…»

Итак, теперь я начинаю писать рецензии на произведения, т.к. такая возможность давно уже есть, а имеющиеся у меня сборники часто не добавлены на сайт.

Алексина я уже немного читал, но рецензия эта первая. Напишу тут и буду повторять после, что мне нравится его способность не просто написать что-то, как факт, но и увязать это с желаниями, мыслями, чувствами героя, тем самым либо осуждая его, либо, наоборот, поддерживая. И мне нравится такая психологическая тонкость, она помогает нам самим лучше разбираться в людях.

Сочинений-рассуждений мне писать некогда, поэтому только для себя кратко перескажу с комментариями, чтобы после открыть и все вспомнить.

Главный герой, Дмитрий, ввернулся в уральский город, в котором прошла часть его отрочества во время войны в эвакуации и вероятно после. Он не был у матери десять лет. Они жили в Москве, когда началась война. Отец ревновал димину мать к Николаю Евдокимовичу, вечному холостяку, влюбившемуся в нее и работавшему с ней вместе; Н.Е. называли Подкидышем.

Отца забрали на фронт, Подкидыш был негоден. Они втроем уехали в эвакуацию на Урал. Екатерина в мирное время пыталась доказать Алексею, мужу, что любит его, но из воспитательных целей она не спешила с этим, она поняла это только глубоко в тылу. В эвакуации она работала на строящемся заводе. Дима учился.

Он познокомился с Олегом, “многодетным братом”, у которого было две маленькие сестры, мать – старшая медсестра в госпитале, отец – редактор газеты без левой руки. “Организм ко всему привыкает”, – часто повторял Олег. От отца писем не было, позже пришло “пропал без вести”, Дима спрятал это письмо от матери.

Позже пришел треугольник от товарища, где тот писал, что Алексей остался на поле боя. Дима с Олегом написали какую-то отписку, что отец раненый у партизан, откуда нельзя написать, вложили в первый конверт и дали письмо матери. Не зная горькой правды, она расстроилась от этой менее горько новости.

Позже Подкидыш был смертельно ранен на заводе не без вины матери Димы. Им дали восьмиметровую комнату в новом кирпичном доме. В 1943 мать заболела воспалением легких, ее организм был истощен, т.к. она старалась всегда накормить растущего сына.

В начале 1944 Дима получил письмо от отца, в котором тот писал, что раненый попал в плен, бежал, попал к партизанам. Он интересовался жизнью Екатерины, Димы, Н.Е., он радовался, что они в безопасности. Он не знал, что в живых остался лишь его сын, а Екатерина, жена, умерла в 1943 году.

Там было много хороших слов на цитаты, но некогда писать все это. И вот тут у меня только один вопрос: почему в конце ничего нет про отца? Он встретил Победу? Он встретил сына? Можно было написать полстраницы, чтобы дать покой таким, как я.

Все, в 2016 я больше сюда не вернусь. Когда-то рецензия этот текст будет приведен к виду рецензии.

Источник: https://www.livelib.ru/review/678365-v-tylu-kak-v-tylu-anatolij-aleksin

Краткое содержание “В тылу как в тылу”. Повесть Анатолия Алексина

Анатолий Алексин… Писатель, чьи книги навсегда остались в сердце читателей, родившихся в СССР. Его произведения поучительны, трогательны, незабываемы. Описание одного из них – тема статьи.

О чем может рассказать краткое содержание? «В тылу как в тылу» – книга о человечности, гуманности. Это своего рода воспоминания человека, пережившего военные годы в юном возрасте. Знакомиться с такими повестями лучше в оригинальном полном варианте. Но тех, кто не знаком с творчеством замечательного писателя, быть может, вдохновит на прочтение данной книги ее краткое содержание.

«В тылу как в тылу» – повесть, разделенная на несколько глав. Но названий им автор не дал. Для того чтобы проще было изложить краткое содержание, «В тылу как в тылу» можно разбить на несколько частей. Каждую из них следует озаглавить. Таким образом, план произведения будет следующим:

  1. Отъезд.
  2. В эвакуации.
  3. Новый приятель.
  4. Письмо.
  5. Добрая весть.

Отъезд

Непросто передать краткое содержание. «В тылу как в тылу» – повесть, построенная на воспоминаниях взрослого человека и рассуждениях подростка.

Начинается произведения с того момента, когда герой – Дмитрий Тихомиров – спустя много лет после окончания войны приезжает к матери. Он много лет не видел ее. В дороге нахлынули воспоминания.

Читайте также:  Краткое содержание куприн впотьмах точный пересказ сюжета за 5 минут

В мыслях рассказчика картины минувших лет: прощание с отцом, отъезд в эвакуацию.

Человек ценит то, чего в его жизни больше нет. Эта мысль посетила Диму, когда он лежал на нарах в поезде, все дальше удаляющемся от Москвы. Он стал вдруг ценить грозного учителя физкультуры и ворчливых соседей. Мальчик вспоминал с нежностью московскую школу. А в это время по радио передавали новости о том, что советская армия оставляет после тяжелых боев один город за другим.

В эвакуации: краткое содержание

«В тылу как в тылу» – история о том, как в военные годы дети порою забывали о своем возрасте. Они взрослели, учились принимать решения и заботиться о близких. Мать Димы не желала мириться с жестокими условиями военного времени, а потому в первый же день после приезда отвела сына в школу. Он должен бы учиться несмотря ни на что, оставаться ребенком вопреки суровому быту.

Почему назвал свою повесть Алексин «В тылу как в тылу»? Краткое содержание главы, в которой идет речь о том, как протекали первые дни пребывания в уральском городе, можно опустить. Однако стоит объяснить значение названия книги.

На здании школы висел плакат, гласивший: «В тылу – как на фронте». Мать объяснила мальчику смысл фразы, но при этом опровергла ее правдивость. Ведь тыл, в отличие от фронта, – зона безопасности. В тылу не так, как на фронте.

В тылу как в тылу.

Краткое содержание третьей части: новый приятель

В эвакуации у мальчика появился друг. Звали его Олег. Он был старше всего на полтора года, а взрослее и мудрее – на целую жизнь. Младшие сестры приучили Олега к труду. Он умел готовить, убирать, пришивать пуговицы, печатать на машинке.

И снова рассказчик возвращается из прошлого в настоящее. Он спешит к матери. Знает, что она его ждет. Но по пути просит таксиста остановиться возле дома Олега. Друга и его родных здесь больше нет.

В этом доме давно живут незнакомые люди. Но человеку порою так хочется хотя бы на миг вернуть прошлое. Он оставляет букет цветов на заднем сидении. Заходит в парадное.

И снова возвращается в машину: нужно ехать к матери.

Письмо

Дима каждый день ждал весточки от родных. Мать сказала: «Теперь мы будем жить от письма к письму». Однажды он зашел на почту, где получил страшное послание: отец пропал без вести. На улице Диму ждал Олег. Друзья решили, что показывать письмо матери нельзя. А потому спрятали его.

Спустя несколько дней напечатали на пишущей машинке другое. В нем не было правды, но была надежда. Письмо, сочиненное Димой, прочитала мать.

И ее, женщину, которая большую часть времени проводила на тяжелой работе, недоедала, замерзала, но полагала, что существует в условиях несравненно мягких с теми, в которых оказался муж, это ложное послание успокоило.

Однако позже пришло новое известие. На этот раз говорилось, что отец сражался героически, но остался на поле боя. И об этом письме Дима ничего не сказал матери. К тому же она начала сильно болеть.

Тяжелый труд и суровые условия подорвали ее хрупкое здоровье. Герой повести едет к матери, но по пути просит таксиста остановиться возле почты, где много лет назад получил страшное известие.

Автомобиль замедляет ход также там, где некогда стоял барак, в котором жил одиннадцатилетний Дима с матерью.

Добрая весть

В начале 1944 года Дима получил письмо от отца. Он остался жив. Попал в плен, бежал, затем оказался среди партизан. Отец писал о том, что все самое страшное позади, что победа близка. Краткое содержание повести «В тылу как в тылу» сложно передать. Произведение наполнено обрывочными воспоминаниями.

Герой книги Алексина спешит на протяжении всего повествования к матери. Он не был у нее десять лет. По пути вспоминает детство. Он проезжает мимо почты, барака, дома, в котором жил друг. И, наконец, называет таксисту конечный пункт маршрута: кладбище. Там на гранитном памятнике под именем матери выгравированы годы жизни: 1904-1943. Она так и не узнала ничего о треугольном письме.

Источник: http://allwomanday.ru/article/277058/kratkoe-soderjanie-v-tyilu-kak-v-tyilu-povest-anatoliya-aleksina

Урок литературы “А.Г. Алексин “В тылу как в тылу”

7 класс. Литература

Тема: А. Г. Алексин. “В тылу как в тылу.” Память героя о военном прошлом.

Цель: “войти ” с учащимися в суровый мир первых месяцев войны, проследить отношения героя к близким людям, показать нравственные истоки трудового подвига людей, живущих в далеком от фронта тылу; формировать умения и навыки характеризовать героя, давать оценку его поступкам; развивать умения обобщать, делать выводы, высказать свое мнение; воспитывать память о народе в период ВОВ.

Ход урока

І. Организационный момент (звучит музыка)

  • В какое время переносимся мы, слушая эту музыку?

ІІ. Слово учителя

  • Прочитайте с выражением написанное на доске стихотворение В. Казина и подумайте, какое оно может иметь отношение к той повести А.Г. Алексина, которое вы начали читать.

На могиле матери Сквозь гул Москвы, кипенье городское

К тебе, чей век нуждой был так тяжел,

Я в заповедник вечного покоя –

На Пятницкое кладбище пришел.

Глядит неброско надписи короткость.

Как бы в твоем характере простом

Взяла могила эту скромность, кротость,

Задумавшись, притихнув под крестом…

ІІІ. Работа с текстом.

– Почему в повести речь идет от 1 лица?

  • Что запомнилось герою из первых дней эвакуации?
  • Прочитайте начало второй главы и прокомментируйте его. (“Я знал, что хорошее начинаешь гараздо острей ценить, когда оно от тебя уходит…)
  • Кто такой Подкидыш ? Почему Екатерна Андреевна, мать Димы, считала, что она должна его опекать?
  • Какой была мама Димы?
  • Почему именно её назначили “инженером, руководителем по комплектации и восстановлению оборудования”.

ІV. Слово учителя

  • Женщины остались одни. Они взяли всё тяжелую работу на себя. В нашем городе тоже шли военные действия. И наши заводы-гиганты должны были работать, нуждались в рабочей силе. Так как мужчины уходили на фронт, женщины вынуждены были работать у станков. О нашем городе во время ВОВ расскажут учащиеся, которые подготовили дополнительные сообщения.

( ответы учащихся)

Тяжелым было положение людей как на войне, так и в тылу.

  • Почему каждодневные усилия труженников тыла рассказчик назвал “величием”?
  • Как он сам разъяснил смысл употребленной им метафоры – “на передовую позицию жизни выкатывались орудия главного калибра”?
  1. Работа с текстом (продолжение)

  • Как относилась она (мама) к сыну и к своим материнским обязанностям?
  • Прочитайте в 6 главе: о чем рассказала мама Диме, возвращаясь с объекта?
  • Как относилась Е.А. к самой себе? По какому принципу она жила?
  • Прослушайте следующие строчки и подумайте: какое отношение могут иметь они к матери Димы.
Читайте также:  Краткое содержание невозвратимое мгновение цвейг точный пересказ сюжета за 5 минут

Сердце матери не ведает покоя,

Всё вмещает: радость и печаль,

Неурядицы и всякое такое.

Но обидишь маму невзначай,

Всё простит, и зла она не держит.

Коль беда – она на всех одна.

Как и мама, будь самоотвержен.

Счастлив ты – и счастлива она.

Слово учителя. (прочитать)

  • Такси затормозило у почты. Взрослый Дима Тихомиров, конечно же, понимал, что за окошком другая девушка, что лица людей, терпеливо стоящих в очереди, спокойны, не обременены печалями и скорбью, что уже всё не так, а память подкидывала другие воспоминания – и вот он уже снова мальчик военной поры, он на почте, и в руках него конверт без марки.
  • Как рассказывает взрослый Тихомиров о тех минутах, когда он мальчиком получил страшное известие об отце? По-детски ли он поступил в той ситуации.

Самостоятельная работа. – (в тетрадях)

В паре

  • Отметьте в тексте повести художественные детали, которые создают атмосферу сурового военного времени.
  • Вспомните, что такое художественная деталь.

VI. Итог

Какими были люди этого уральского городка в других условиях – полуголодного существования, изнурительной работы? Их ни на минуту не покидает уверенность в том, что скоро этот кошмар кончится, только надо делать для победы все, что в твоих силах и даже ваше твоих сил. Они не считали свой труд геройством. «В тылу как в тылу» – эти слова мама Димы сказала своему сыну, предупреждая, что ей придется часто задерживаться на работе. И еще она говорила, что в тылу они в полной безопасности, потому что в тылу не бомбили.

VII Оценки. Д/З: дочитать до конца; вопрос №8

2

Полезно? Поделись с другими:

Источник: https://www.InfoUroki.net/urok-literatury-ag-aleksin-v-tylu-kak-v-tylu.html

«В тылу как в тылу», Анатолий Алексин

«…Легко раненный попал к партизанам, в такие места, откуда писать невозможно», — напечатал Олег. Это было радостью на фоне слов «пропал без вести». Но ведь мама этих слов не читала.

Я завернул на почту. По-прежнему я заходил туда каждый день, и почти каждый день девушка с прозрачными пальцами говорила мне, что найдет другую работу. И еще повторяла:

«Треугольные письма люблю, а конвертов… боюсь. Особенно если тонкие и со штампом. Почему именно я должна их вручать?»

— Война — время писем, — сказал однажды Подкидыш. — Она всех раскидала в стороны. И люди пишут друг другу, как никогда! Разлучает, объединяет… — медленно повторил он свою старую мысль про войну.

На почте никого не было: весь город в это время работал.

Увидев меня, девушка вскочила, и лицо ее исчезло из окошка, скрылось за непроницаемо-матовым стеклом. Но я заметил, что рука в окошке что-то схватила со стола. А потом девушка выбежала из-за перегородки прямо ко мне.

— Треугольное письмо! — возбужденно кричала она на ходу, желая, чтоб я поскорей об этом услышал. — Треугольное… Значит, от него самого!

Я выхватил бумажный треугольник из ее тонких ледяных пальцев. Торопливо развернул его… Щеки у девушки остались такими же бледными, но глаза, казалось, в то мгновение их освещали.

«Уважаемая Екатерина Андреевна, — прочитал я. — Пишет вам фронтовой друг вашего мужа Алексея Алексеевича Тихомирова. Он дал мне ваш адрес и просил, если что, сообщить. Вот я и выполняю… Муж ваш, Алексей Тихомиров, геройски сражался с врагами и остался на поле боя…»

— Что с тобой? — услышал я голос девушки. — Что с тобой?!

Я вернулся к Олегу.

Кузьмы Петровича уже не было. Сестры возились за дощатым забором, окружавшим тахту. Олег прочитал… Нос его сморщился, как от яркого света.

— Думай о матери, — сказал он. И больше не произнес ни слова.

Он хотел спрятать бумажный треугольник туда же, на дно ящика, под газеты. Но я возразил:

— Пусть будет со мной. Всегда… Если отпороть подкладку и зашить его прямо внутрь, в куртку, а? Я только в ней хожу… Даже сплю, когда в бараке не топят. Зашей… Ты умеешь.

Олег достал ножницы, нитки с иглой и молча, проворно выполнил мою просьбу.

Когда я стал натягивать шапку, он остановил меня.

— Матери все равно покажи то письмо… которое мы напечатали. И держись! — Он всматривался в мое лицо своими огромными, забывшими про детство глазами. — Я пойду вместе с тобой.

— А они? — кивнул я на двух сестер.

— Позову соседку. Она остается с ними… иногда, в крайних случаях.

«Биология — женское дело», — то ли в шутку, то ли всерьез говорил мне отец. Поэтому «мужским началом» в нашей семье он считал маму. И вдруг ее сила исчезла. Тут же, на наших глазах. Она растерянно опустилась на сундук, заменявший нам стол. И стала беспомощно оглядываться, как бы прося защиты.

— Ничего еще не… — попытался сказать Подкидыш. Но замолчал.

Мама не перечитывала, а долго, бесконечно, как мне казалось, смотрела на бумагу, которую мы сочинили с Олегом.

Наконец она поднялась: взяла себя в руки.

— А где это письмо было целых полтора месяца? — спросила она.

— У меня, — ответил я.

— Мы вместе его получали, — заверил Олег.

Она изучила штемпель нашего города, перевернула конверт, чтобы найти штемпель отправителя. Он был московским.

— А почему же тут… — начала мама.

— Командир воинской части написал, наверно, в Москву, в Наркомат обороны, — засеменил я словами. — А оттуда переслали. Ты же сообщила наш адрес.

Она осторожно уложила бумагу обратно в конверт.

— Я боялся тебе показать.

У меня заныло в животе. Я скрючился. Бумажный треугольник, зашитый в куртку, издал еле слышный, хрустящий звук.

— Что-то мы сегодня в столовой съели, — объяснил всем Олег.

— Я ждала этого, — все еще с трудом овладевая словами, сказала мама. — Пока мы тут живем припеваючи, он, раненный… не в больнице, не в госпитале, а где-то в лесу. — Она помолчала, набралась сил.

 — Раньше, когда он заболевал простудой с температурой тридцать семь и три, я укладывала его в постель. И при этом непременно посмеивалась над его мнительностью.

Сама же укладывала и сама же посмеивалась… Зачем? Если бы можно было перед ним извиниться!

— Все вернется, — пообещал Николай Евдокимович.

— Легче восстановить завод, чем здоровье одного человека, — ответила мама. И обхватила руками голову:-В лесу… Без врачей, без лекарств…

— В партизанских отрядах есть врачи. Там делают операции, — напомнил Подкидыш.

— Иногда даже пилой или кухонным ножом. Я читала в газете… Когда это касается других, восхищаешься, а когда близких людей — ужасаешься и страдаешь.

— Но вы же не возражаете против того, что в партизанские отряды доставляют… — снова начал Подкидыш.

— Из этого отряда, как вы заметили, даже нельзя писать, — перебила она. — Мы тут неплохо устроились, и нам очень легко рассуждать.

Источник: http://readr.su/anatoliy-aleksin-v-tilu-kak-v-tilu.html?page=10

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector