Краткое содержание азимов профессия точный пересказ сюжета за 5 минут

Лаборатория Фантастики

Краткое содержание Азимов Профессия точный пересказ сюжета за 5 минут

Аннотация:

На Земле, по прошествии 4-5 тысяч лет система образования, естественно, претерпела массу изменений и нововедений.

В восемь лет все дети должны были пройти День Чтения, когда соответствующая программа с ленты, обучающей чтению, за 15 минут переписывалась в мозг ребенка.

В 18 лет на Дне Знаний компьютер выбирал для человека его оптимальную профессию и закладывал в его мозг соответствующую программу. Затем каждый год проводились Олимпиады, где планеты, требующие специалистов, отбирали себе лучших.

Джордж Пленетей страстно хотел стать программистом и тайком от всех изучал книги по програмированию. Но в 18 лет в День знаний компьютер выбрал ему совсем другую специальность.

Примечание:

Публикации в периодике:

* 1966 — журнал «Дон», № 1, стр. 73-115, С. Васильева;

* 1985 — журнал «Наука и техника» (Рига), №№ 4 (стр. 30-32), 5 (30-32), 6 (29-32), сокращенный перевод С. Кричевской.

Входит в:

Номинации на премии:



Издания на иностранных языках:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Страницы: 1234

Шпион, 16 декабря 2014 г.

До конца думал, в чём же подвох. Автор, возможно, хотел, чтобы читатели до конца верили в то, что ГГ ни на что не способный человек, которому суждено прожить никем.

Я сразу же подумал, что его готовят к чему-то более серьёзному, гораздо важнее того, чем занимаются и будут заниматься остальные, в том числе и его «друг» Тревельян. И был прав. Но от этого произведение не стало мне менее милее. К тому же, ГГ в чём-то близок мне.

После получения высшего образования, я как бы тоже был никому не нужен, считал себя хуже всех (всё складывалось неблагоприятно), особенно, когда на глаза попадались более успешные и чего-то добившиеся знакомые ровесники, хотя знал, что не глуп. Но потом как-то нашёл себя.

Как бы эта повесть должна являться пособием для людей, опускающих руки в результате неблагоприятных обстоятельств.

AlisterOrm, 1 сентября 2011 г.

Интересная проблема. Если смотреть с одной стороны, система, показанная в расказе, ужасна.

Человеку не предоставляется право выбора — необходимые для его профессии знания вбиваются прямо в мозг с помощью специального устройства-ленты. Склонность к той или иной профессии определяется с помощью компьютера.

Всё жёстко и чётко — все на своём месте, и даже не думают, что превращены в роботов. Возможность для прогресса в этих условиях, сами понимаете, маловероятна…

А теперь посмотрим несколько с иной стороны. Как сейчас выбирают люди профессии? Не ту, к которой у них склонность — ту, которая выгоднее, на которой нужно меньше трудится.

В результате мы получаем бездарных юристов, геологов, людей с загадочным прозвищем «менеджер», в общем, малополезных и малопродуктивных граждан.

Именно для таких нужна система внедрения, коорая позволит каждому из них стать полезным обществу членом, и многие будут довольны этим выбором.

Отсюда вырастает следующая проблема, которую и рассматривает Азимов в своём рассказе.

Как быть с творческими личностями, с «пассионариями», которые желают приобретать знания сами, которые жаждут действия, усилий? По мысли Азимова, даже в условиях тоталитарного распределения рабочих мест это возможно, через специальную систему отсева.

Но насколько эффективна эта система, и как быть с возможными погрешностями? Какова цена ошибки? И вновь, как во многих рассказах Айзека — нет ответа. Проблема есть, а ты думай, дон читатель.

Такие рассказы необходимо читать для того, чтобы взглянуть на привычный мир с несколько иного угла зрения. И в этом прелесть «малой формы» в фантастике.

A.Ch, 16 августа 2015 г.

В далёком-далёком будущем в связи с возможным перенаселением Земли и стремлением к новым звёздам и мирам, человечество перешло на новый способ образования. Информация подаётся напрямую, без прикрас, в лоб, а точнее в мозг.

Раз и в 8 лет ты уже умеешь читать, два — и в 18 лет на основе анализа выбирается подходящая профессия. Что происходит в период с 8 лет до 18 неизвестно, но немногие стремятся начать изучать что-то самостоятельно, например, по книгам, проводя опыты и наблюдения. Ждут больше, чем действуют.

Главный герой рассказа, Джордж Плейтен, пытается бороться с существующей системой, пытается выделиться и в итоге не получает ни одной профессии. Остаётся только начать собственное расследование, попытаться вырваться и заявить о себе.

Логично, немного квеста и детектива, как и во многих других произведениях Азимова.

Вспоминается роман “Конец вечности”, в котором идея возможности перемещения во времени заглушала, подавляла возможность человечества к заселению других планет; здесь же машинное обучение вообще запрещает самостоятельность.

Произведение, отражающее современный вид образования, когда ученик не хочет углубляться в предмет, начать мыслить творчески и создавать, а заглядывает в Интернет, чтобы прочитать описание или краткое изложение, не дальше.

Neck, 4 октября 2012 г.

Замечательная повесть. Сразу тянет бороться с системой, наша как раз подходит для этого. Шаблонность образования, доступность получения корочек и высокого звания дипломированного специалиста вплоть до не совсем законных ускоренных методов. Некоторая предрасположенность к видам образования в виде настояния родителей, проходных баллов, престижности и востребованности профессий.

Единственное в чем я не совсем уверен, так это последнем вопросе:

Спойлер (раскрытие сюжета)
«Почему состязания называются Олимпиадой?» Неужели намек на то, что пока лузеры «состязаются» и мнят себя героями, настоящие Гераклы совершают настоящие 12 подвигов?

dydyka, 24 апреля 2012 г.

Гениально! Гениальна и сама задумка, и манера преподнесен, и развитие сюжета.

Как все просто и ясно, когда в 8 ты получаешь возможность читать, а в 18 — становишься дипломированным кем-нибудь. Ни тебе изучения алфавита, ни слогов — ударных и безударных, ни бесконечных «ма-ма мы-ла ра-му».

И родителям не нужно заново проходить с школьную программу с каждым ребенком.

Не бегать по приемным комиссиям вузов, не трястись под дверью аудитории, пока ребенок сдает выпускные или вступительные экзамены, не вздрагивать с ним при слове «сессия».

Ребенок гарантированно получит профессию, его место в мире будет определено, ему не знакомы будут колебания между «физиком» и «лириком», мединститутом — по настоянию бабушки и пединститутом — по мнению дедушки. От всех этих проблем жители многих планет избавлены мудрой и точной системой.

Чего еще желать?

А вот как быть тем, кто имеет невосприимчивый к стандартным формам получения знаний мозг? Они останутся необразованными и. как следствие, безработными? Они пропадут с голоду? Нет! Великодушная система позаботится о них!

Но среди тех, кто не может обрасти профессию в силу своей неразвитости, есть те, которые не могут получить образование в силу неразвитости системы. Их мало. Они редкость! И за ними будущее.

Прекрасная работа, захватывающая идея. «8» только за язык, который не увлекает с первых страниц, который несколько суховат и даже скучен. Не знаю. манера ли это автора, или работа переводчика, но такую блестящую идею можно было бы обыграть гораздо привлекательнее.

Hell-lie, 18 июля 2011 г.

За десять лет учебы в школе мне вдолбили фразу «задача педагога — не столько дать знания, сколько научить учиться!». И вот теперь, по прочтении «Профессии», мне кажется, что этот рассказ надо проходить на уроках литературы классе в 8-9м, когда учиться ой как не хочется, а мозги для восприятия таких вот рассказов уже достаточно хорошо развиты.

Пока читала, приходила в ужас при мысли, что всё может обернуться именно так.

Под конец же, когда уже открылось истинное «предназначение» ГГ, я, конечно, обрадовалась, что, оказывается, не всё потеряно в том мире, но.. но ведь потеряно многое.

Чем меньше людей, умеющих мыслить, тем ущербнее общество. Тем более, что никто ведь не запрещал читать людям книги, обучаться самостоятельно — большинство само это отвергло.

zmey-uj, 14 июля 2008 г.

Само будущее выглядит величественно, хотя и там все так же существует конкуренция между «передовыми» и «развивающимися»… нет, уже не странами, а планетами. И считать себя вычеркнутым из этой грандиозной борьбы, ненужным и ни на что не способным — для героя действительно тяжело.

Хотя не все мне показалось достоверным, много вопросов. Правда, с 8 до 18 чем они занимались? Гуляли-играли или папам «в лавке» помогали? И если никто не знал, что для профессионального роста можно почитать книги, для кого их выпускали?

Да ладно, если бы были книги по профессии, были бы и ушлые ребята, которые их читали. Соответственно, с них бы и другие брали пример.

А среди женщин проводились Олимпиады «специалистов по домашнему хозяйству»?

mr_logika, 10 января 2016 г.

Вокруг себя едва взгляну,

с тоскою думаю холодной:

какой кошмар бы ждал страну,

где власть и впрямь была б народной.

Игорь Губерман.

Интересная просматривается последовательность: Платон, Томас Мор, социалисты-утописты (Фурье, Сен-Симон, Оуэн), Чернышевский, Ленин… В эту группу мыслителей, мечтавших об идеальном государстве, можно включить и профессора Азимова, великого фантаста и популяризатора науки. Конечно он знал, что пишет, когда сочинял «Профессию».

Предложенная в повести модель идеального государства, где решены все проблемы, не зря отнесена к очень далёкому будущему. Вряд ли их удастся решить за более короткий срок. Кстати, любопытное совпадение*, уверен, что не случайное — ГГ повести родился в год пятитысячелетнего юбилея открытия Америки. В государстве Азимова царят закон и порядок.

Прекрасно работают транспорт и связь (основы комфортной жизни), путешествия после создания гравитационного двигателя стоят дёшево, города (во всяком случае, большие) накрыты защитными куполами, раскрыты главные, если не все, тайны мозга, в частности, установлен механизм хранения в нём знаний и найден способ непосредственной передачи их в память человека.

Осуществлён на деле принцип — от каждого по способностям, каждому по труду. И, что особенно важно, труд в этом государстве — дело чести, доблести и геройства. Все стремятся получить хорошее образование (а получение образования под «гипнозом» — процесс относительно простой, быстрый и дешёвый) и работать на благо общества.

А работать есть где, Космос большой, проблема перенаселённости решена (на Земле всего-то 8 млрд. народу).

Читайте также:  Краткое содержание драйзер финансист точный пересказ сюжета за 5 минут

Не обо всём Азимов пишет открытым текстом, но читатель не может не понять, что в День чтения в мозг ребёнка вкладывается не только умение читать и писать на двух-трёх языках** (считать, очевидно, должны научить родители, а другие языки будут вкладываться в голову по мере надобности), но и основы нравственности***, чтобы прочитанное в будущем ложилось на благодатную почву, усваивалось прочно и безоговорочно. Что делают дети от 8 до 18 лет, Азимов тоже не сообщает. И опять же ясно — читают, путешествуют с родителями и без, ездят в оздоровительные лагеря, занимаются спортом, слушают музыку, помогают родителям по дому, ходят в театры, музеи, аквапарки… В стране есть дипломированные педагоги, спортивные тренеры и инструкторы, артисты и экскурсоводы. А почему бы им не быть?

Интересно, что государство Азимова, во многом сходное с Утопией Мора, резко отличается от неё в вопросе отношения к религии. В Утопии запрещён и карается атеизм.

У Азимова мозг ребёнка программируется так, что ни о какой религии речь уже не зайдёт никогда.

Да и книги такого рода доступны только соответствующим дипломированным специалистам и управленцам, что очевидно без специальных пояснений.

Программируются все без исключения. Элита — с целью создания условий для нормального функционирования государственного аппарата. Этим исключается коррупция и возможность государственных переворотов.

Это не совсем то, что описано под названием «бетризация» у Лема в «Возвращении со звёзд».

У Азимова «общественно опасные» свойства разума преобразуются в стремление к совершенству в овладении профессией, а если мозг не поддаётся программированию по конкретному направлению, то эти его «вредные» свойства превращаются в стремление к творческой работе.

Обладатели таких «аномалий» оказываются в приютах для слабоумных, которые на самом деле не что иное, как университеты. Женщины и мужчины равноправны и об этом в повести говорится прямо. В День чтения девочки идут направо, мальчики — налево. Понимающему достаточно.

Итак, по Азимову, фундаментом идеального (без войн и голода) государства является правильная система образования. Нужны инженеры и квалифицированные рабочие для управления автоматами и станками? Получите в День образования специальность, пройдите через Олимпиаду и — вперёд.

Но ещё больше нужны конструкторы автоматов и станков, скиммеров, стратопланов, космических кораблей и т. д. А ещё нужны для этих кораблей штурманы и бортинженеры, нужны врачи и топ-менеджеры, юристы и экономисты, и… вообще нужны не только СТРОИТЕЛИ, но и АРХИТЕКТОРЫ. Вот как раз кандидаты в АРХИТЕКТОРЫ и попадают в «приюты» и учатся там…

по КНИГАМ (!). Большой оптимист этот профессор Азимов… Ну, поживём — увидим. Я — за.

Азимов ничего не пишет о типе своего государства. Думаю, это не имеет значения. Просто правильные люди у власти и правильные там законы. Вот и получается нечто вроде Сингапура только без частной собственности на средства производства.

«Кибернетика» Винера вышла в 1948 г. «Профессия» в 1957 г. Азимов о книге Винера не мог не знать. И уже тогда хорошо понимал, что такое робот. В его повести люди (не все! Но подавляющее большинство) похожи на роботов. Специалист такой-то модели(!). Это сходство — в отсутствии творческих способностей.

Ну так, от каждого же по способностям! Чтобы построить идеальное государство, приходится чем-то жертвовать. Платить надо за всё. Вот это буквальное и обоснованное технически следование принципу и есть плата за нормальные «условия человеческого существования».

Эти три слова в кавычках, потому что существует книга с таким названием***, где описано ужасное существование в нашем неидеальном мире. Но зато в нём есть «свобода» и либеральные ценности.

*) И ещё одно совпадение (?): фамилия победителя Олимпиады металлургов — Шмидт. Фамилия научного руководителя Азимова тоже Шмидт.

**) Не верится как-то, что через 5000 лет останется только один язык, и что Азимов так думал — тоже.

***) Из всего содержания повести стопроцентно следует, что в мозгу обнаружен некий «центр совести», который и активируется в День чтения. Итог — в государстве Азимова нет бессовестных людей. Вполне возможно, что это — главный секрет правительства.

***) автор Дзюнпэй Гомикава

NHTMN, 20 июня 2013 г.

Стыдно признаться, но это лишь второе произведение признанного классика, которое я прочёл.

Далёкое будущее, на смену ЕГЭ пришли ленты, информация на которых содержит знания и навыки по любой профессии.

Главный герой по имени Джордж хочет стать программистом и даже готовится посредством книжек, но, как и тысячи лет назад, вмешиваются несправедливость, зависть, безысходность, и он вообще остаётся безработным с перспективой провести жизни в доме для слабоумных. Но Джорджика ведёт жажда мести и он предпринимает рискованные шаги…

Азимов очень качественно изображает эмоции героев, им хочется сопереживать, их можно понять (хотя чего я, и роботы у него тоже получались чувствительными ребятами), что делает текст очень живым и не позволяет оторваться от книги до последних страниц, которые я счёл очень даже духоподъёмными. «Пытайся, и всё получится!», так-то вот.

Страницы: 1234

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work674page2

Айзек Азимов – Профессия

Джордж Плейтен сказал с плохо скрытой тоской в голосе:

— Завтра первое мая. Начало Олимпиады!

Он перевернулся на живот и через спинку кровати пристально посмотрел на своего товарища по комнате. Неужели он не чувствует того же? Неужели мысль об Олимпиаде совсем его не трогает?

У Джорджа было худое лицо, черты которого еще более обострились за те полтора года, которые он провел в приюте. Он был худощав, но в его синих глазах горел прежний неуемный огонь, а в том, как он сейчас вцепился пальцами в одеяло, было что-то от затравленного зверя.

Его сосед по комнате на мгновение оторвался от книги и заодно отрегулировал силу свечения стены, у которой сидел. Его звали Хали Омани, он был нигерийцем. Темно-коричневая кожа и крупные черты лица Хали Омани, казалось, были созданы для того, чтобы выражать только одно спокойствие, и упоминание об Олимпиаде нисколько его не взволновало.

— Я знаю, Джордж, — произнес он.

Джордж многим был обязан терпению и доброте Хали; бывали минуты, когда он очень в них нуждался, но даже доброта и терпение могут стать поперек глотки. Разве сейчас можно сидеть с невозмутимым видом идола, вырезанного из дерева теплого, сочного цвета?

Джордж подумал, не станет ли он сам таким же через десять лет жизни в этом месте, и с негодованием отогнал эту мысль. Нет!

— По-моему, ты забыл, что значит май, — вызывающе сказал он.

— Я очень хорошо помню, что он значит, — отозвался его собеседник. Ровным счетом ничего! Ты забыл об этом, а не я. Май ничего не значит для тебя, Джорджа Плейтена… и для меня, Хали Омани, — негромко добавил он.

— Сейчас на Землю за новыми специалистами прилетают космические корабли, — произнес Джордж. — К июню тысячи и тысячи этих кораблей, неся на борту миллионы мужчин и женщин, отправятся к другим мирам, и все это, по-твоему, ничего не значит?

— Абсолютно ничего. И вообще, какое мне дело до того, что завтра первое мая?

Беззвучно шевеля губами. Омани стал водить пальцем по строчкам книги, которую он читал, — видимо, ему попалось трудное место.

Джордж молча наблюдал за ним. «К черту! — подумал он. — Закричи, завизжи! Это-то ты можешь? Ударь меня, ну, сделай хоть что-нибудь!»

Лишь бы не быть одиноким в своем гневе. Лишь бы разделить с кем-нибудь переполнявшее его возмущение, отделаться от мучительного чувства, что только он, он один умирает медленной смертью!

В те первые недели, когда весь мир представлялся ему тесной оболочкой, сотканной из какого-то смутного света и неясных звуков, — тогда было лучше. А потом появился Омани и вернул его к жизни, которая того не стоила.

Омани! Он-то стар! Ему уже по крайней мере тридцать. «Неужели и я в этом возрасте буду таким же? — подумал Джордж. — Стану таким, как он, через каких-нибудь двенадцать лет?»

И оттого, что эта мысль вселила в него панический страх, он заорал на Омани:

— Брось читать эту идиотскую книгу!

Омани перевернул страницу и, прочитав еще несколько слов, поднял голову, покрытую шапкой жестких курчавых волос.

— А? — спросил он.

— Какой толк от твоего чтения? — Джордж решительно шагнул к Омани, презрительно фыркнул: — Опять электроника! — и вышиб книгу из его рук.

Омани неторопливо встал и поднял книгу. Без всякого раздражения он разгладил смятую страницу.

— Можешь считать, что я удовлетворяю свое любопытство, — произнес он. — Сегодня я пойму кое-что, а завтра, быть может, пойму немного больше. Это тоже своего рода победа.

— Победа! Какая там победа? И больше тебе ничего не нужно от жизни? К шестидесяти пяти годам приобрести четверть знаний, которыми располагает дипломированный инженер-электронщик?

— А может быть, не к шестидесяти пяти годам, а к тридцати пяти?

— Кому ты будешь нужен? Кто тебя возьмет? Куда ты пойдешь с этими знаниями?

— Никому. Никто. Никуда. Я останусь здесь и буду читать другие книги.

— И этого тебе достаточно? Рассказывай! Ты заманил меня на занятия. Ты заставил меня читать и заучивать прочитанное. А зачем? Это не приносит мне никакого удовлетворения.

— Что толку в том, что ты лишаешь себя возможности получать удовлетворение?

— Я решил наконец покончить с этим фарсом. Я сделаю то, что собирался сделать с самого начала, до того как ты умаслил меня и лишил воли к сопротивлению. Я заставлю их… заставлю…

Омани отложил книгу, а когда Джордж, не договорив, умолк, задал вопрос:

— Заставишь, Джордж?

— Заставлю исправить эту вопиющую несправедливость. Все было подстроено. Я доберусь до этого Антонелли и заставлю его признаться, что он… он…

Омани покачал головой.

— Каждый, кто попадает сюда, настаивает на том, что произошла ошибка. Мне казалось, что у тебя этот период уже позади.

— Не называй это периодом, — злобно сказал Джордж. — В отношении меня действительно была допущена ошибка. Я ведь говорил тебе…

Читайте также:  Краткое содержание будденброки томас манн точный пересказ сюжета за 5 минут

— Да, ты говорил, но в глубине души ты прекрасно сознаешь, что в отношении тебя никто не совершил никакой ошибки.

— Не потому ли, что никто не желает в этом сознаваться? Неужели ты думаешь, что кто-нибудь из них добровольно признает свою ошибку?.. Но я заставлю их сделать это.

Во всем виноват был май, месяц Олимпиады. Это он возродил в Джордже былую ярость, и он ничего не мог с собой поделать. Да и не хотел: ведь ему грозила опасность все забыть.

— Я собирался стать программистом вычислительных машин, и я действительно могу им быть, что бы они там ни говорили, ссылаясь на результаты анализа. — Он стукнул кулаком по матрасу. — Они не правы. И не могут они быть правы.

— В анализах ошибки исключены.

— Значит, не исключены. Ведь ты же не сомневаешься в моих способностях?

— Способности не имеют к этому ровно никакого отношения. Мне кажется, что тебе достаточно часто это объясняли. Почему ты никак не можешь понять?

Джордж отодвинулся от него, лег на спину и угрюмо уставился в потолок.

— А кем ты хотел стать, Хали?

— У меня не было определенных планов. Думаю, что меня вполне устроила бы профессия гидропониста.

— И ты считал, что тебе это удастся?

— Я не был в этом уверен.

Никогда раньше Джордж не расспрашивал Омани о его жизни. Мысль о том, что у других обитателей приюта тоже были свои стремления и надежды, показалась ему не только странной, но даже почти противоестественной. Он был потрясен. Подумать только — гидропонист!

— А тебе не приходило в голову, что ты попадешь сюда?

— Нет, но, как видишь, я все-таки здесь.

— И тебя это удовлетворяет. Ты на самом деле всем доволен. Ты счастлив. Тебе здесь нравится, и ничего другого ты не хочешь.

Источник: https://libking.ru/books/sf-/sf/162715-ayzek-azimov-professiya.html

Рассказ Айзека Азимова Профессия читать

Автор: Айзек Азимов

Год издания книги: 1957

Книга Айзека Азимова «Профессия» впервые увидела свет в 1957 году в журнале «Умопомрачительная научная фантастика». Позднее рассказ вошел в сборник «Девять Завтра» Азимова.  На данный момент рассказ «Профессия» Азимова включен в образовательную программу некоторых учебных заведений в разных странах и является одним из наиболее известных произведений фантаста.

Рассказа «Профессия» краткое содержание

В нашем рассказе Айзека Азимова «Профессия» кратком содержании вы узнаете о событиях, происходящих с Джорджем Плейтеном. Как и в книге Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» события развиваются в далеком будущем.

Действие сюжета начинается 30 апреля, когда наш главный герой просыпается и с тоской вспоминает, что завтра Олимпиада. Как оказывается его собеседника нигерийца Хали Омани этот факт совершенно не трогает. Он все так же безмятежно читает книгу.

И даже когда Джордж вырывает ее из его рук спокойно объясняет, что он и дальше планирует ее читать. Ибо он хочет научиться и стать гидропонистом. И все возражения главного героя никак не действуют на него.

Далее в рассказе Азимова «Профессия» читать можно о том, как Джордж вспоминает, как в преддверии своего восемнадцатилетия они часто спорили с друзьями какая профессия лучше. Каждый из них доказывал, что именно его.

Джордж хотел стать дипломированным программистом и был уверен, что это позволит ему улететь на планету класса А. Его же друг Коротышка Тревельяни хотел в день Образования получить профессию металлурга, как его отец и дед.

В то же время главный герой был непоколебим в себе и был уверен, что станет программистом. И его совершенно не смущало, что эту профессию получает лишь один из миллиона. Он был так же непоколебим, как когда ему было восемь лет и в сентябре проходил день Чтения.

В этот день его как миллионы мальчишек и девчонок со всей Земли привели в дом Образования. Он долго стоял все с тем же Тревельяни и спорил какая профессия лучше. Тревельяни уже тогда хотел стать металлургом и улететь работать в  Новию. Они даже чуть не подрались.

Не произошло этого только потому, что Джорджа вызвали. Он прошел анализатор, а затем с помощью перфолент в него заложили знание чтения. Буквально сразу после сеанса главный герой рассказа «Профессия» смог достаточно бегло читать, чем так гордился его отец.

Далее в произведении Айзека Азимова «Профессия» кратком содержании вы узнаете, как главный герой вспоминает свое восемнадцатилетние. В ноябре он вместе все с тем же Тревельяни прибыл в дом Образования на день Знаний. На этот раз здесь были только возмужавшие мальчишки. День знаний у девочек был в другой день. Все немного волновались, а наши друзья опять были в конце списка.

Наконец, когда подошла очередь Джорджа, он вошел в комнату анализатора. Его поприветствовал врач Зэкери Антонелли. Он спросил почему Джордж так уверен, что станет программистом. Главный герой ответил, что ему нравится эта профессия, ведь он уже читал за нее. Зэкери, немного негодуя объяснил ему, что чтение книг не поможет ему предрасположить мозг к определенной профессии.

После проведения анализа врач смотрел на Джорджа очень задумчиво и отправил его в кабинет 15 — С. Здесь его встретил Сэм Элленфорд. Он то и объявил парню страшную новость один из тысячи людей на всей Земле, который не может получить профессию. Его родителям расскажут, что он получил особое задание, а о самом Джордже побеспокоится государство.

Главный герой попытался вырваться, но несколько дюжих людей скрутили его и усыпили.

Очнулся главный герой рассказа «Профессия» в пансионате. Здесь к нему и подселили Хали Омани, который постоянно читал. Как оказалось, здесь все получали образование «дедовскими» способами – читая книги.

Сначала главный герой впал в апатию, но потом начал читать, хотя это его безумно раздражало, и он считал себя слабоумным. Ведь можно получить все знания разом.  Проведя здесь более года, сегодня он решился уехать. Ведь надзирателей здесь не было.

Он купил билет на стартоплан и отправился в Сан-Франциско.

Далее в нашем рассказа «Профессия» Азимова кратком содержании вы узнаете, как Джордж посещает Олимпиаду по металлургии. Ее организовала планет Новия. И, как и ожидал Джордж, в ней принимает участие Тревельяни. Джородж очень завидует ему и даже несмотря на то что тот проиграл хочет встретиться с ним.

Уже после Олимпиады он разговаривает со своим другом. Тот жалуется Джорджу, что ему не повезло. В их городе были только перфокарты с спектографом Хенслера, а сейчас все работают со спектографом Бимена. Это и привело к его поражению. Ведь эти знания ему не заложили.

А на логичный вопрос Джорджа почему он не выучил спектограф Бимена самостоятельно, тот ответил, что разбираться самостоятельно это слишком долго. Но тут Тревельяни начал интересоваться, а какую же профессию получил Джордж. И только вмешательство полицейского предотвратило драку.

Но у главного героя нет документов и от полиции его спасает дипломированный историк Ладислас Индженеску.

Далее в рассказе Азимова «Профессия» читать можно о том, как Ладислас предлагает Джорджу свою помощь и выступает с предложением изучать главного героя. Ведь кроме как историк он еще и социолог. Кроме того, он рассказывает историю человечества. Его интенсивный прогресс начался с открытием возможности закладывать в память необходимые знания.

Благодаря этому человеку не надо было уже так долго учиться, а врачи могли по структуре мозга определить предрасположенность профессии. Джордж соглашается, но только если ему дадут возможность поговорить с жителем Новии. Им он предлагает создать собственную систему обучения, которая бы не требовала ежегодной покупки специалистов на Земле.

Эта система предполагает последующее дообучение людей. Но над ним лишь смеются.

Далее в кратком содержании рассказа «Профессия» Айзека Азимова читать можно о том, как Джордж понимает, что Ладислас подослан дабы следить за ним. И вновь все заканчивается снотворным. Просыпается он вновь в пансионате. Оказывается, за ним все время следили.

Ведь он один из немногих людей, которые способны созидать и создавать что-то новое. Достичь этого можно только обучаясь по книгам. Ведь те, кто получил профессию не могут двигать прогресс. А перфокарты должен кто-то придумать и составить.

Таких людей немного и именно на них держится прогресс человечества.

Рассказ «Профессия» на сайте Топ книг

Рассказ Айзека Азимова «Профессия» скачать настолько много желающих, что он уже не в первый раз попадает в наш рейтинг лучших книг научной фантастики. При этом с годами интерес к нему не спадает. Поэтому мы прогнозируем, что и в дальнейшем это произведение Азимова будет попадать в наши рейтинги лучшей фантастики.

Рассказ Айзека Азимова «Профессия» читать онлайн на сайте Топ книг вы можете здесь

Рассказ Айзека Азимова «профессия» скачать бесплатно на сайте Топ книг вы можете здесь

Источник: http://top-knig.ru/professiya/

Секреты успеха для быстрого запоминания любого текста

У каждого из нас были ситуации, когда в короткие сроки нужно запомнить большой объём информации. Будь то школа или университет, мы часто ломали голову, думая о том, как быстро запомнить текст, особенно если до экзамена остаётся одна ночь.

Легко и главное быстро воспроизвести в памяти и рассказать текст помогут простые способы, которые уже не раз проверялись на практике.

Однако помните, что память и, соответственно, способности к запоминанию у всех отличаются, поэтому нужно подобрать способ под себя или же составить свой собственный, опираясь на опыт и приведенные здесь рекомендации. Итак, рассмотрим некоторые популярные методы.

«Классический»

  1. Первым делом нужно подготовить организм к скорой работе. В этом отлично поможет прогулка в парке, минут на 15-20; езда на велосипеде, прыжки через скакалку или плавание. Главное не перенапрячь себя.
  2. Место, где предстоит запоминание текстов, не должно Вас ничем раздражать; желательно пусть оно будет тихим.

    Главное – иметь возможность сосредоточиться.

  3. Далее можно приступать к прочтению текста. Читайте внимательно, понимая его смысл. Обязательно узнайте в толковом словаре значения всех неизвестных слов.

  4. Разделите текст на 7-9 смысловых частей (именно столько может удержать наша краткосрочная память), каждую из которых нужно озаглавить цитатой из этого фрагмента, выражающей главное. Записав все заглавия, у вас получится план. Его, для надёжности, можно несколько перечитать.
  5. Начните перечитывать первый фрагмент.

    Сначала пробуйте рассказать одно предложение, затем второе, третье и т.д. После соберите всё воедино и перескажите часть, не забывая опираться на цитату из плана. Повторите тоже самое с остальными частями.

  6. Если все смысловые фрагменты запомнены хорошо, приступайте к пересказу всего текста целиком.

    Чаще всего, отдельные слова или фразы никак не могут запомниться и постоянно забываются. Если такое произошло, запишите их на листочке, в который изредка посматривайте, пока слова не отложатся в голове.

  7. Теперь можно сделать небольшой отдых, старайтесь минут 30 не думать о тексте; займитесь другими делами.

  8. Спустя время, ещё пару раз повторяем его. Ложитесь спасть пораньше, чтобы хорошо выспаться. Используя этот приём, даже сложный параграф будет казаться вам простым и понятным.

«Древнеримский»

Метод впервые описал Марк Туллий Цицерон – древнеримский оратор, который известен тем, что мог легко запомнить огромное количество фактов, дат и имён, не пользуясь при этом никакими записями. Способ поможет быстро научиться воспроизводить в памяти любую информацию. Итак, как пересказать текст, пользуясь методом ассоциаций?

Суть его заключается в создании ассоциаций. То есть в голове строится некая матрица, каждый элемент которой содержит в себе определённый образ.

В дальнейшем, при запоминании какой-либо информации, ключевые части текста должны ассоциироваться с тем или иным образом.

В среднем, человек может удержать более 100 различных образов, что позволяет эффективно запомнить большие объёмы текста, например параграф учебника.

Подробней остановимся на том, как создаётся матрица образов. Их лучше заимствовать из хорошо знакомой вам местности, например из комнаты или с места работы. Главное – ярко представлять все предметы, находящиеся там. Начинайте их перебирать.

Стул, диван, компьютер, телевизор, часы, тумбочка – все предметы должны быть чётко смоделированы у вас в голове. Чтобы не перепутать, какой элемент уже был, а какой не был, начните представлять, например, сначала левую сторону, затем противоположную и т.д.

Для создания большой матрицы используйте сразу несколько знакомых вам мест. Теперь вы знаете, как лучше запоминать прочитанное.

«Викторианский»

Метод, описанный преподобным Брейшоу, поможет запомнить любую дату. Он особенно полюбился студентам исторических факультетов, поскольку любой параграф легко запоминается. Научиться ему очень просто. Суть заключается в кодировании цифр буквами и последующее составление фраз. Адаптированный под русский язык код выглядит следующим образом.

Цифра123456789000
Буква б, в г, д ж, з к, л м н, п р, с, т ф х, ц ч, ш щ

Вариант использования кода: 1812 – бфбг (Бонапарт фырчал, Бонапарт гнал). Чем абсурднее фраза, тем легче она запоминается.

Несколько практических советов

  • Текст, который вы прочитаете прямо перед сном, запомнить гораздо проще. Утром можно ещё раз быстро взглянуть на него.
  • Не последнюю роль сыграет и стимул. Пообещайте себе какую-нибудь награду за проделанный труд. Например, выучив очередной параграф, угостите себя шоколадкой.
  • Делите информацию на смысловые части, на абзацы. Трудные отрывки перечитываются по несколько раз. Главное – частые тренировки.
  • Тренируйтесь на иностранных текстах. Здесь хорошо поможет аудирование; при этом лучше повторять за диктором все сказанные слова.

Источник: https://pamyatplus.ru/zapominanie/bystro-zapomnit-tekst.html

Читать онлайн “Профессия” автора Азимов Айзек – RuLit – Страница 1

Джордж Плейтен сказал с плохо скрытой тоской в голосе:

– Завтра первое мая. Начало Олимпиады!

Он перевернулся на живот и через спинку кровати пристально посмотрел на своего товарища по комнате. Неужели он не чувствует того же? Неужели мысль об Олимпиаде совсем его не трогает?

У Джорджа было худое лицо, черты которого еще более обострились за те полтора года, которые он провел в приюте. Он был худощав, но в его синих глазах горел прежний неуемный огонь, а в том, как он сейчас вцепился пальцами в одеяло, было что-то от затравленного зверя.

Его сосед по комнате на мгновение оторвался от книги и заодно отрегулировал силу свечения стены, у которой сидел. Его звали Хали Омани, он был нигерийцем. Темно-коричневая кожа и крупные черты лица Хали Омани, казалось, были созданы для того, чтобы выражать только одно спокойствие, и упоминание об Олимпиаде нисколько его не взволновало.

– Я знаю, Джордж, – произнес он.

Джордж многим был обязан терпению и доброте Хали; бывали минуты, когда он очень в них нуждался, но даже доброта и терпение могут стать поперек глотки. Разве сейчас можно сидеть с невозмутимым видом идола, вырезанного из дерева теплого, сочного цвета?

Джордж подумал, не станет ли он сам таким же через десять лет жизни в этом месте, и с негодованием отогнал эту мысль. Нет!

– По-моему, ты забыл, что значит май, – вызывающе сказал он.

– Я очень хорошо помню, что он значит, – отозвался его собеседник. – Ровным счетом ничего! Ты забыл об этом, а не я. Май ничего не значит для тебя, Джорджа Плейтена… и для меня, Хали Омани, – негромко добавил он.

– Сейчас на Землю за новыми специалистами прилетают космические корабли, – произнес Джордж. – К июню тысячи и тысячи этих кораблей, неся на борту миллионы мужчин и женщин, отправятся к другим мирам, и все это, по-твоему, ничего не значит?

– Абсолютно ничего. И вообще, какое мне дело до того, что завтра первое мая?

Беззвучно шевеля губами. Омани стал водить пальцем по строчкам книги, которую он читал, – видимо, ему попалось трудное место.

Джордж молча наблюдал за ним. «К черту! – подумал он. – Закричи, завизжи! Это-то ты можешь? Ударь меня, ну, сделай хоть что-нибудь!»

Лишь бы не быть одиноким в своем гневе. Лишь бы разделить с кем-нибудь переполнявшее его возмущение, отделаться от мучительного чувства, что только он, он один умирает медленной смертью!

В те первые недели, когда весь мир представлялся ему тесной оболочкой, сотканной из какого-то смутного света и неясных звуков, – тогда было лучше. А потом появился Омани и вернул его к жизни, которая того не стоила.

Омани! Он-то стар! Ему уже по крайней мере тридцать. «Неужели и я в этом возрасте буду таким же? – подумал Джордж. – Стану таким, как он, через каких-нибудь двенадцать лет?»

И оттого, что эта мысль вселила в него панический страх, он заорал на Омани:

– Брось читать эту идиотскую книгу!

Омани перевернул страницу и, прочитав еще несколько слов, поднял голову, покрытую шапкой жестких курчавых волос.

– А? – спросил он.

– Какой толк от твоего чтения? – Джордж решительно шагнул к Омани, презрительно фыркнул: – Опять электроника! – и вышиб книгу из его рук.

Омани неторопливо встал и поднял книгу. Без всякого раздражения он разгладил смятую страницу.

– Можешь считать, что я удовлетворяю свое любопытство, – произнес он. – Сегодня я пойму кое-что, а завтра, быть может, пойму немного больше. Это тоже своего рода победа.

– Победа! Какая там победа? И больше тебе ничего не нужно от жизни? К шестидесяти пяти годам приобрести четверть знаний, которыми располагает дипломированный инженер-электронщик?

– А может быть, не к шестидесяти пяти годам, а к тридцати пяти?

– Кому ты будешь нужен? Кто тебя возьмет? Куда ты пойдешь с этими знаниями?

– Никому. Никто. Никуда. Я останусь здесь и буду читать другие книги.

– И этого тебе достаточно? Рассказывай! Ты заманил меня на занятия. Ты заставил меня читать и заучивать прочитанное. А зачем? Это не приносит мне никакого удовлетворения.

– Что толку в том, что ты лишаешь себя возможности получать удовлетворение?

– Я решил наконец покончить с этим фарсом. Я сделаю то, что собирался сделать с самого начала, до того как ты умаслил меня и лишил воли к сопротивлению. Я заставлю их… заставлю…

Омани отложил книгу, а когда Джордж, не договорив, умолк, задал вопрос:

– Заставишь, Джордж?

– Заставлю исправить эту вопиющую несправедливость. Все было подстроено. Я доберусь до этого Антонелли и заставлю его признаться, что он… он…

Омани покачал головой.

– Каждый, кто попадает сюда, настаивает на том, что произошла ошибка. Мне казалось, что у тебя этот период уже позади.

– Не называй это периодом, – злобно сказал Джордж. – В отношении меня действительно была допущена ошибка. Я ведь говорил тебе…

– Да, ты говорил, но в глубине души ты прекрасно сознаешь, что в отношении тебя никто не совершил никакой ошибки.

– Не потому ли, что никто не желает в этом сознаваться? Неужели ты думаешь, что кто-нибудь из них добровольно признает свою ошибку?.. Но я заставлю их сделать это.

Во всем виноват был май, месяц Олимпиады. Это он возродил в Джордже былую ярость, и он ничего не мог с собой поделать. Да и не хотел: ведь ему грозила опасность все забыть.

– Я собирался стать программистом вычислительных машин, и я действительно могу им быть, что бы они там ни говорили, ссылаясь на результаты анализа. – Он стукнул кулаком по матрасу. – Они не правы. И не могут они быть правы.

– В анализах ошибки исключены.

– Значит, не исключены. Ведь ты же не сомневаешься в моих способностях?

– Способности не имеют к этому ровно никакого отношения. Мне кажется, что тебе достаточно часто это объясняли. Почему ты никак не можешь понять?

Джордж отодвинулся от него, лег на спину и угрюмо уставился в потолок.

– А кем ты хотел стать, Хали?

– У меня не было определенных планов. Думаю, что меня вполне устроила бы профессия гидропониста.

– И ты считал, что тебе это удастся?

– Я не был в этом уверен.

Никогда раньше Джордж не расспрашивал Омани о его жизни. Мысль о том, что у других обитателей приюта тоже были свои стремления и надежды, показалась ему не только странной, но даже почти противоестественной. Он был потрясен. Подумать только – гидропонист!

Источник: http://www.rulit.me/books/professiya-read-138491-1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector