Краткое содержание бальзак утраченные иллюзии точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание книги Утраченные иллюзии (изложение произведения), автор Оноре де Бальзак

Краткое содержание Бальзак Утраченные иллюзии точный пересказ сюжета за 5 минут

Питать иллюзии — участь провинциалов. Люсьен Шардон был родом из Ангулема. Его отец, простой аптекарь, в 1793 г. чудом спас от эшафота девицу де Рюбампре, последнюю представительницу этой знатной семьи, и получил тем самым право жениться на ней. Их дети Люсьен и Ева унаследователи дивную красоту матери.

Шардоны жили в великой нужде, но Люсьену помог встать на ноги его лучший друг — владелец типографии Давид Сешар. Эти юноши были рождены для великих свершений, однако Люсьен затмевал Давида блеском дарований и ослепительной внешностью — он был красавец и поэт.

На него обратила внимание местная светская львица госпожа де Бержетон и стала приглашать в свой дом к великому неудовольствию спесивой местной знати. Более других злобствовал барон Сикст дю Шатле — человек безродный, но сумевший сделать карьеру и имевший свои виды на Луизу де Бержетон, которая отдавала явное предпочтение талантливому юноше.

А Давид пылко влюбился в Еву, и та ответила ему взаимностью, угадав в этом кряжистом типографе глубокий ум и возвышенную душу. Правда, финансовое положение Давида было незавидным: родной отец фактически ограбил его, продав старую типографию по явно завышенной цене и уступив за изрядную мзду патент на издание газеты конкурентам — братьям Куэнте.

Впрочем, Давид надеялся разбогатеть, открыв секрет производства дешевой бумаги. Так обстояли дела, когда произошло событие, решившее судьбу Люсьена: один из местных дворянчиков, застав его на коленях перед Луизой, раструбил об этом по всему городу и нарвался на дуэль — мадам де Бержетон приказала покорному старику мужу наказать обидчика.

Но с этого момента жизнь в Ангулеме ей опостылела: она решила уехать в Париж, взяв с собой прелестного Люсьена, Честолюбивый юноша пренебрег свадьбой сестры, зная, что ему простят все. Ева и Давид отдали брату последние деньги — на них он должен был жить два года.

В столице пути Люсьена и мадам де Бержетон разошлись — провинциальная любовь, не выдержав первого же соприкосновения с Парижем, быстро переросла в ненависть.

Маркиза д’Эспар, одна из самых влиятельных дам Сен-Жерменского предместья, не отказала в покровительстве своей кузине, однако потребовала удалить нелепого юнца, которого та имела глупость привезти с собой.

Люсьен же, сравнивая свою «божественную» Луизу со светскими красавицами, уже готов был ей изменить — но тут стараниями маркизы и вездесущего Сикста дю Шатле его с позором изгоняют из приличного общества.

Несчастный поэт возлагал большие надежды на сборник сонетов «Маргаритки» и исторический роман «Лучник Карла IX» — оказалось, что в Париже полным-полно своих рифмоплетов и писак, а посему начинающему автору пробиться крайне сложно. Бездарно промотав все деньги, Люсьен забивается в нору и начинает работать: много читает, пишет, размышляет.

В дешевенькой студенческой столовке он знакомится с двумя молодыми людьми — Даниэлем д’Артезом и Этьеном Лусто. Судьба слабовольного поэта зависит от того, какой выбор он сделает. Поначалу Люсьена привлекает Даниэль, гениальный писатель, который трудится в тиши, презирая мирскую суету и сиюминутную славу.

Друзья Даниэля, хоть и с колебаниями, но принимают Люсьена в свой круг. В этом избранном обществе мыслителей и художников царит равенство: юноши бескорыстно помогают друг другу и горячо приветствуют любую удачу собрата. Но все они бедствуют, а Люсьена манит блеск власти и богатства.

И он сходится с Этьеном — прожженным журналистом, давно расставшимся с иллюзиями о верности и чести.

Благодаря поддержке Лусто и собственному таланту Люсьен становится сотрудником газеты либерального направления.

Он быстро познает могущество прессы: стоит ему упомянуть о своих обидах, как его новые друзья начинают кампанию безжалостной травли — из номера в номер они потешают публику рассказами о похождениях «Выдры» и «Цапли», в которых все без труда узнают мадам де Бержетон и Сикста дю Шатле. На глазах Люсьена даровитый романист Рауль Натан низко кланяется влиятельному критику Эмилю Блонде.

Журналистов всячески обхаживают за кулисами театров — от рецензии на спектакль зависит провал или успех пьесы. Самое страшное происходит, когда газетчики накидываются на свою жертву всей сворой — человек, попавший под такой обстрел, обречен.

Люсьен быстро постигает правила игры: ему поручают настрочить «разносную» статью о новой книге Натана — и он оправдывает ожидания коллег, хотя сам считает этот роман прекрасным. Отныне с нуждой покончено: поэту недурно платят, и в него страстно влюбляется юная актриса Корали. Как и все её подруги, она имеет богатого покровителя — торговца шелками Камюзо.

Лусто, который живет с Флориной, без зазрения совести пользуется чужими деньгами — Люсьен следует его примеру, хотя прекрасно понимает, что находиться на содержании у актрисы позорно. Корали одевает своего возлюбленного с ног до головы. Наступает час торжества — на Елисейских полях все любуются прекрасным, изысканно одетым Люсьеном. Маркиза д’Эспар и мадам Бержетон ошеломлены этим чудесным превращением, и юноша окончательно утверждается в правильности избранного пути.

Напуганные успехами Люсьена, обе знатные дамы начинают действовать. Молодой герцог де Реторе быстро нащупывает слабую струну поэта — честолюбие. Если молодой человек хочет по праву носить имя де Рюбампре, ему надо перейти из оппозиционного лагеря в стан роялистов. Люсьен клюет на эту приманку.

Против него составляется заговор, ибо интересы многих людей сходятся: Флорина жаждет обойти Корали, Лусто завидует таланту Люсьена, Натан обозлен его критической статьей, Блонде желает осадить конкурента.

Изменив либералам, Люсьен дает своим врагам прекрасный шанс расправиться с ним — по нему открывают прицельный огонь, и он в растерянности совершает несколько роковых оплошностей.

Первой жертвой становится Корали: прогнав Камюзо и потакая всем прихотям любимого, она доходит до полного разорения, когда же на нее ополчаются наемные клакеры, заболевает от огорчения и теряет ангажемент в театре.

Между тем Люсьену пришлось пойти на подлость, чтобы обеспечить успех возлюбленной — в обмен на хвалебные рецензии ему приказали «зарезать» книгу д’Артеза.

Великодушный Даниэль прощает бывшего друга, однако Мишель Кретьен, самый непреклонный из всех членов кружка, плюет Люсьену в лицо, а затем всаживает ему пулю в грудь на дуэли. Корали и её служанка Береника самоотверженно ухаживают за поэтом.

Денег нет совершенно: судебные исполнители описывают имущество актрисы, а Люсьену грозит арест за долги. Подделав подпись Давида Сешара, он учитывает три векселя на тысячу франков каждый, и это позволяет любовникам продержаться еще несколько месяцев.

В августе 1822 г. Корали умирает в возрасте девятнадцати лет. У Люсьена осталось только одиннадцать су, и он пишет за двести франков веселые песенки — только этими водевильными куплетами можно оплатить похороны несчастной актрисы.

Провинциальному гению нечего больше делать в столице — уничтоженный и растоптанный, он возвращается в Ангулем. Большую часть пути Люсьену приходится идти пешком.

В родные края он въезжает на запятках кареты, в которой путешествуют новый префект Шаранты Сикст дю Шатле и его супруга — бывшая мадам де Бержетон, успевшая овдоветь и снова выйти замуж. Прошло всего полтора года с той поры, как Луиза увезла счастливого Люсьена в Париж.

Поэт вернулся домой в тот момент, когда его зять оказался на краю пропасти. Давид вынужден скрываться, чтобы не попасть в тюрьму, — в провинции подобное несчастье означает последнюю степень падения. Случилось же это следующим образом. Братья Куэнте, давно жаждавшие прибрать к рукам типографию Сешара и прознавшие про его изобретение, выкупили подделанные Люсьеном векселя.

Пользуясь изъянами судебной системы, позволяющей загнать должника в угол, они довели предъявленные к оплате три тысячи франков до пятнадцати — немыслимая для Сешара сумма. Давида обложили со всех сторон: ему изменил наборщик Серизе, которого он сам выучил печатному делу, а скряга-отец отказался выручить сына, невзирая на все мольбы Евы.

Неудивительно, что мать и сестра весьма холодно встречают Люсьена, и это очень обижает самолюбивого юношу, который некогда был их кумиром. Он уверяет, что сумеет помочь Давиду, прибегнув к заступничеству мадам де Шатле, но вместо этого невольно выдает зятя, и того берут под стражу прямо на улице.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов айтматова за 2 минуты

Братья Куэнте немедленно заключают с ним соглашение: ему будет дарована свобода, если он уступит все права на производство дешевой бумаги и согласится продать типографию предателю Серизе. На этом злоключения Давида закончились: дав жене клятву навсегда забыть о своих опытах, он купил небольшую усадьбу, и семья обрела покой.

После смерти старого Сешара молодым досталось наследство в двести тысяч франков. Старший из братьев Куэнте, неслыханно обогатившийся благодаря изобретению Давида, стал пэром Франции.

Только после ареста Давида Люсьен осознает, что натворил. Прочтя проклятие во взоре матери и сестры, он твердо решает покончить с собой и отправляется на берег Шаранты.

Здесь происходит его встреча с таинственным священником: выслушав историю поэта, незнакомец предлагает повременить с самоубийством — утопиться никогда не поздно, но прежде стоило бы проучить тех господ, что изгнали юношу из Парижа.

Когда же демон-искуситель обещает заплатить долги Давида, Люсьен отбрасывает прочь все сомнения: отныне он будет принадлежать душой и телом своему спасителю — аббату Карлосу Эррера. О событиях, последовавших за этим пактом, рассказывается в романе «Блеск и нищета куртизанок».

Источник: http://pereskaz.com/kratkoe/utrachennye-illyuzii

«Утраченные иллюзии»: анализ романа и главных героев

Над романом «Утраченные иллюзии'' Бальзак работал очень долго, с 1837 по 1843 г. Это одно из самых широких его эпических полотен о современном обществе.

Хотя внешне в центре сюжета стоит как будто бы ограниченная и вполне определенная общественная сфера — мир литераторов и журналистов, роман вобрал в себя все предшествующие наблюдения Бальзака над законами буржуазного общества; в полифонии произведения звучат многие темы, затрагивавшиеся Бальзаком и ранее.

Уже начало романа как бы вводит нас в знакомый круг тем. Бальзак рассказывает о старике Сешаре — прижимистом владельце типографии в провинциальном городке Ангулеме — и подробно описывает, как старик решил вовлечь в дело своего образованного талантливого сына Давида.

Но вовлекает он его с одной лишь целью — воспользоваться его знаниями, да так, чтобы еще и надуть при этом.

Для старика Сешара собственный сын — всего лишь выгодный партнер в деле, причем такой партнер, которого легко можно обвести вокруг пальца, потому что Давид еще молод, благороден и нерасчетлив.

Читая эту историю, мы уже можем вспомнить целый ряд близких ситуаций из прежних произведений Бальзака: в «Гобсеке» графиня де Ресто пыталась обворовать собственных детей, лишить их законного наследства; в «Евгении Гранде» отец ради денег калечит жизнь собственной дочери; в «Отце Горио», напротив, дочери грабят и сводят в могилу отца; и вот сейчас отец пытается ограбить сына. Совершенно очевидно, что Бальзак варьирует одну и ту же ситуацию, явно видя в ней определенную закономерность. Эта закономерность в распаде, разрушении семейных связей — между детьми и родителями, между супругами — та же история семейства де Ресто в «Гобсеке», когда граф-отец пытается защитить будущее своих детей от алчности матери; в повести «Полковник Шабер» рассказывается еще об одной такой супружеской драме — наполеоновский полковник Шабер, считавшийся умершим, на самом деле жив; он пытается добиться справедливости, вернуть себе свое имя и прежнее положение, но жена, уже вышедшая замуж за другого, не только отрекается от полковника, но еще и самым бессердечным образом, играя на его благородстве, обманывает его.

Вот так и получается, что на смену семейным, кровным, родственным связям приходит уже чисто денежный интерес. Как в древних эпохах историки фиксируют, скажем, смену матриархата и родового строя патриархатом и феодализмом, так на произведениях Бальзака можно наблюдать этот новый важный сдвиг общественных отношений в буржуазном веке.

Есть в романе еще одна сквозная, хоть на первый взгляд и более частная тема — взаимоотношения провинциала и Парижа. И Бальзака, и Стендаля, как правило, интересует не просто история молодого человека, а именно история молодого человека из провинции! Таков Жюльен Сорель, таков Растиньяк в «Отце Горио», таков и Люсьен Шардон, герой «Утраченных иллюзий».

Но на Бальзаке тема не обрывается, она будет подхвачена А. Мюссе в его новеллах, Флобером в «Госпоже Бовари» и в «Воспитании чувств». Здесь, очевидно, помимо стремления добиться славы и значения именно из безвестности, есть и другая, определенная, подмеченная писателями XIX в. закономерность. Бальзак помогает нам ее выявить.

В «Утраченных иллюзиях'' он посвящает немало страниц описанию провинциального быта в Ангулеме, показывает, с одной стороны, поразительную узость духовных интересов этого мирка, а с другой стороны, муки романтических мечтателей, идеалистов в этой атмосфере.

Причем эти духовные муки подробней всего изображаются на примере женских судеб.

В «Утраченных иллюзиях» это госпожа де Бартетон; Люсьену, отправляющемуся в Париж, она говорит: «Когда вы вступите в царственную сферу, где владычествуют высокие умы, вспомните о несчастных, обездоленных судьбою, чей ум изнемогает, задыхаясь под гнетом нравственного азота».

Как знакомо звучат для нас эти слова! Помните: «Я здесь одна, никто меня не понимает, рассудок мой изнемогает, и молча гибнуть я должна».

Кстати, это не совсем случайное совпадение! Во Франции эти жалобы после бальзаковской героини подхватывает Эмма Бовари, в России на смену Татьяне придут тургеневские и затем чеховские героини.

Буржуазный век окончательно вытеснил романтический идеал в провинцию, потому что только там еще возможно было тешить себя надеждами на то, что где-то в столице, в Париже, существует «царственная сфера высоких умов», как говорит бальзаковская госпожа де Бартетон. Но всякое приобщение к этой царственной сфере оказывается для человека губительным — госпожа де Бартетон, попав в Париж, превращается в тщеславную, холодную лицемерку. 

Бальзаковскую критику провинции — и вообще эту тему в европейской литературе — не нужно понимать только как социальную критику еще одного аспекта буржуазного общества.

Эта критика фиксирует и более глубокий духовный и социальный сдвиг — здесь рушится одна из самых прочных цитаделей романтизма — принцип “близости к природе”, руссоистская в основе своей мечта о бегстве от цивилизации, мечта о царстве патриархальной первозданности.

Бальзаковские «Сцены провинциальной жизни», как правило, лишены всякого умильного любования провинцией, всякой ностальгической идеализации. В провинции растет и орудует своя, деревенская буржуазия (“Евгения Гранде»), идет не менее беспощадная социальная борьба (‘ Крестьяне'’), и Бальзак одним из первых показал проблемы провинциальной жизни, что потом станет темой Мопассана и Чехова.

Романтическому идеалу «нет места нигде» — не только в городах, где люди «главы перед идолами клонят, да просят денег да цепей», но и на лоне природы, в патриархальных городках, в дворянских гнездах.

Вот она, оборотная сторона буржуазного прогресса, его победного шествия, его распространения вширь! Эта самая буржуазная проза победоносно шествует по земле «путем своим железным» и подминает под себя поэзию.

И она делает это не только так грубо, как в истории с Евгенией Гранде, но и более тонко — «обращая человеческие совершенства в яд души», как говорит Бальзак о госпоже де Бартетон.

Несомненно, в такой трактовке темы провинции сказалась и собственная, так сказать биографическая, уязвленность Бальзака, вынужденного тоже пробиваться в столице собственными силами.

Читайте также:  Краткое содержание лев толстой детство точный пересказ сюжета за 5 минут

Потому он, конечно, так настойчиво фиксирует первые унижения провинциалов по приезде в Париж — Растиньяка при первом визите к госпоже де Босеан, Люсьена Шардона, которым пренебрегла госпожа де Бартетон, как только сама «пристроилась» в парижском свете.

Но за всем этим скрывается, как мы видели, и более глубокое, характерное не только для одного Бальзака, но и для всей литературы этих лет обобщение.

«Провинциальная знаменитость в Париже» – часть произведения, в которой Бальзак не только рассказывает о прогрессирующем нравственном измельчании Люсьена — он рассказывает эту историю на фоне детальнейшего анализа нравов и литературных, и журналистских кругов.

Набросанная Бальзаком картина этих нравов поистине шокирует. Здесь не только все продается и покупается, как и повсюду в мире буржуа, — здесь все еще и оправдывается с позиции утонченности и образованности.

Слово, великий Логос, сама мысль, веками шлифовавшая себя в истории европейской культуры, теперь во всеоружии этой своей силы, ею же пользуясь, сама себя втаптывает в грязь. Бальзак, повторяю, рисует не просто картину продажности буржуазной прессы, он истолковывает ее как процесс гигантского самоизбиения, самоуничижения духа.

То, что еще совсем недавно считалось святая святых, единственным прибежищем духа, великое искусство слова, которым так гордились романтики, здесь низводится со своих вершин в болото обыденности. Музу выволакивают на газетный лист, как на ярмарочную площадь.

А ведь менее чем десятью годами раньше романтик Гюго в «Соборе Парижской богоматери» восхищался развитием книгопечатания и прессы как величайшими достижениями прогресса и просвещения — по сравнению со средневековьем.

Лусто — один из излюбленных бальзаковских типов, этаких «воспитателей» юношества, людей, не только распознавших, но и всецело принявших законы буржуазного мира.

Как и Вотрем, Лусто, конечно, развратитель; но, так же, как и Вотрен, он делает свое дело, опираясь на как будто бы безупречную логику, выразившуюся в формуле Вотрена: ‘‘Принципов нет, а есть события, законов нет, а есть обстоятельства».

Рассуждения и Лусто и Вотрена все исходят из одного постулата: мораль, нравственность — это пустой звук, фикция, выдумка романтическая и беспочвенная. И вот, если человек сам по себе внутренне неустойчив, то стоит ему принять посылку — и он уже бессилен против дальнейшей железной логики.

Все тирады Лусто произносит для того, чтобы уговорить Люсьена стать журналистом. Заметим себе сразу, что для Лусто понятие «журналистика» тождественно понятию “продажность”. Он сам цинично определяет свою профессию как “наемный убийца идей и репутаций”.

Но это не только его мнение. Друзья Люсьена, члены кружка Д'Артеза, борясь за его душу, со своей стороны предостерегают его от журналистики по тем же причинам. Они говорят ему: «Журналистика — настоящий ад, пропасть беззакония, лжи, предательства…».

Однако аргументы Лусто оказываются для Люсьена более весомыми, чем аргументы Д'Артеза.

Ведь Лусто, соблазняя Люсьена, упорно взывает к его инстинкту почти физического самосохранения — или помирай с голоду в безвестности, или продай свое перо и становись «проконсулом», властелином в литературе.

И Люсьен, натура очень слабая, человек бесхарактерный и тщеславный, конечно, выбирает второе. Так начинается процесс необратимого и неуклонного падения личности, так начинается люсьеновскнй ‘‘блистательный позор”. Поначалу он все же надеется остаться чистым в этой сфере.

Но вот он впервые воспользовался своей профессией, чтобы отомстить своему обидчику барону Шатле, пустив против него печатно сплетню, и ему стало совсем не стыдно, а сладко, — он вкусил от своей власти «наемного убийцы репутаций». Первый шаг уже сделан.

И теперь, когда Люсьен встал на этот путь, когда он выбрал эту профессию, Лусто и его друзья уже довольно легко лепят его по своему образу и подобию.

Теперь они уже раскрывают перед ним тайны своего ремесла, не общий принцип — “убивать репутации других, чтобы создать репутацию себе”, — а именно тайны, механику таких убийств.

И Люсьену приходится пережить поистине фантастические приключения в этом мире.

Вот Лусто дает Люсьену очередное задание — разбранить книгу стихов Рауля Натана, которую сам Люсьен находит прекрасной. Сразу же вслед за этим Лусто советует Люсьену написать теперь хвалебную статью о той же книге Натана (только уже в другой газете и под другим псевдонимом), чтобы не нажить себе в Натане врага, Люсьен снова ошеломлен.

Но, когда Люсьен соглашается и на эту операцию, оказывается, что и это еще не все! Теперь его заставляют написать еще одну статью о книге Натана и подписаться при этом полным именем! Люсьен уже совсем сбит с толку, но новые друзья и тут ему все объясняют: “Ты раскритикуешь облик критиков Ш. и Л. и в заключение возвестишь, что книга Натана — превосходная книга нового времени».

Вы уже, вероятно, заметили, что в этой истории речь идет, собственно, уже не об убийстве репутации поэта Натана, а о чем-то более, так сказать, хитроумном.

Ведь перед нами в сущности то же наслаждение своими возможностями, которые в другой сфере — сфере исследования человеческих страстей и в деловом мире — демонстрировали Гобсек и Гранде! Это перед нами своего рода игра — игра возможностями критического суждения, возможностями самой мысли.

Лусто и его братия создают своего рода апофеоз относительности критического суждения. Здесь мысль уже не верит сама в себя — она может быть сейчас такой, а через минуту совершенно противоположной.

Бальзак снова проводит резкую грань между литературой как творчеством и журналистикой, критикой. Для него это явления не только отличные, но и несовместимые друг с другом. Бальзак сигнализирует о тех глубоких изменениях в самом образе мышления, которые принесла со своим рождением журналистика.

Ее органическая функция, по мысли Бальзака, — релятивировать, обесценивать вообще всю духовную жизнь. Если об одной и той же книге можно говорить прямо противоположные вещи, значит утрачиваются вообще всякие критерии художественных ценностей.

Оказывается, пресса в состоянии «заболтать» и обесценить любое явление в сфере духа!

Когда Люсьен осознает еще и это — он уже окончательно созрел для компании Лусто. Если любое суждение относительно — почему бы им в таком случае не торговать? Принципов нет — есть обстоятельства. И теперь он уже катится по наклонной плоскости еще быстрее!

Вот такова история Люсьена: это уже бесхребетный, безвольный человек, деградировавший глубже, чем Растиньяк, хотя они как персонажи очень близки друг другу.

Источник: Карельский А.В. Метаморфозы Орфея. Вып. 1: Французская лит-ра 19 в. / М.: Российский гос. гуманит. ун-т, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/balzak/utrachennye_illjuzii_analiz_romana_i_glavnykh_geroev/98-1-0-590

Пересказ романа «Утраченные иллюзии» Бальзака

Люсьен Шардон появился на свет в глубине французской провинции Ангулем. Его отец, обыкновенный аптекарь, во времена революции спас от казни некую аристократку, мадемуазель дю Рюбампре, и таким образом стал супругом этой знатной особы. От этого брака родились сын Люсьен и его сестра Ева, оба, взрослея, становятся столь же привлекательными внешне, как и их мать.

Семья Шардонов живет в полнейшей нищете, но Люсьену оказывает помощь его ближайший приятель Давид Сешар, также честолюбиво мечтающий о великих подвигах и достижениях.

Однако Люсьен, в отличие от товарища, обладает удивительной красотой и способностями к поэзии, поэтому Давид всегда старается скромно держаться рядом с другом, не привлекая к себе особого внимания.

Молодой Шардон вызывает интерес и симпатию у светской дамы Луизы де Бержетон, которая начинает всячески покровительствовать юноше, регулярно приглашая его к себе в гости, хотя это и не нравится представителям местного аристократического общества.

Читайте также:  Краткое содержание приключения алисы в стране чудес льюиса кэрролла точный пересказ сюжета за 5 минут

Более других против Люсьена настроен некий барон дю Шатле, человек довольно низкого происхождения, который, тем не менее, сумел продвинуться по карьерной лестнице и связывает свои планы на будущее с мадам де Бержетон. В то же время Давид страстно влюбляется в сестру Люсьена Еву, и девушка отвечает на его чувства взаимностью.

Однако в денежном отношении Сешара нельзя назвать завидным женихом, ведь его отец ранее продал фактически за бесценок их семейную типографию извечным конкурентам, братьям по фамилии Куэнте. Правда, Давид еще не теряет надежды стать богатым, он постоянно занят разработкой средства для выпуска как можно более дешевой бумаги.

Однажды один из ангулемских дворян случайно видит, как Люсьен стоит на коленях перед Луизой, эта сплетня тут же становится известной всему городу.

Мадам де Бержетон вынуждает своего пожилого супруга вызвать этого дворянина на поединок, но после этих событий женщина твердо решает переехать в Париж и приглашает отправиться вместе с собой и Люсьена.

Шардон охотно использует представившуюся возможность перебраться в столицу, не задерживаясь даже ради бракосочетания сестры и лучшего друга. Давид и Ева отдают ему все имеющиеся у них средства, на которые Люсьен должен провести в Париже не менее двух лет.

По приезде в столицу Шардон и его возлюбленная почти сразу же расстаются. Одна из родственниц Луизы, родовитая маркиза, пользующаяся влиянием в парижском обществе, готова оказать ей покровительство, но требует немедленно удалить нелепого провинциального юношу, находящегося при мадам де Бержетон.

В свою очередь, и Люсьен видит в столице гораздо более эффектных и интересных женщин, чем его подруга. Он уже склонен найти для себя другую любовницу, но благодаря маркизе и барону дю Шатле, имеющему связи и в столичном свете, он быстро оказывается полностью изгнанным из желанного для него общества.

Люсьен пытается издавать сборники своих стихов, у него даже имеется написанный роман, но тут же убеждается в том, что в Париже множество таких же никому не известных писателей, и начинающему автору абсолютно невозможно пробиться без серьезных покровителей. Юноша в короткие сроки проматывает все свои деньги, после чего он вынужден постоянно находиться в убогой съемной комнате, где усердно читает, пишет и размышляет над собственной жизненной дорогой.

У молодого человека появляются новые знакомые, в том числе Даниэль д’Артез и Этьен Лусто. Люсьену искренне нравится Даниэль, талантливый писатель, посвящающий творчеству все свое время и силы.

Между товарищами д’Артеза существуют прекрасные отношения, приятели всячески поддерживают друг друга и в минуты успехов, и в периоды неудач. Однако все эти люди весьма небогаты, тогда как Шардон мечтает о славе и солидных средствах.

В итоге он находит общий язык с Лусто, беспринципным и прожженным журналистом, давно расставшимся с любыми иллюзиями.

С помощью Этьена Люсьен устраивается на работу в некую газету либеральной направленности, причем его коллеги, желая отомстить за прежние обиды юноши, начинают травить в своем издании барона дю Шатле и мадам де Бержетон.

Хотя эти люди и представлены в фельетонах под другими именами, публика без труда понимает, о ком на самом деле идет речь. Шардон также замечает, насколько писатели, даже наиболее одаренные, зависят от благосклонности критиков.

Вскоре ему самому поручают написать «разгромную» статью о книге одного из известных авторов, и Люсьен отлично справляется с этим заданием, хотя в глубине души считает это произведение замечательным.

Вскоре бывший провинциал забывает о тяжелых, безденежных временах, его служба в редакции неплохо оплачивается, к тому же в него влюбляется очаровательная юная актриса по имени Корали. Эта девушка, как и все ее товарки по сцене, пользуется покровительством обеспеченного торговца Камюзо.

Этьен Лусто без всякого смущения прибегает к деньгам своей возлюбленной Флорины, точно так же ведет себя и Люсьен, хотя и испытывает при этом некоторое чувство стыда.

Корали покупает для своего возлюбленного роскошные наряды, и на Елисейских полях Луиза де Бержетон и ее родственница, маркиза д’Эспар, просто потрясены тем, как теперь выглядит и держится прежний неотесанный уроженец Ангулема.

Дамы решают непременно уничтожить Люсьена и лишить его всяких шансов на дальнейший успех. Их приятель, герцог де Реторе, подсказывает молодому человеку, что для ношения аристократической фамилии дю Рюбампре, которая имелась в девичестве у матери Люсьена, ему следует перейти в стан роялистов, оставив оппозиционеров.

Шардон соглашается с этим мнением, не подозревая о том, что против него уже составлен настоящий заговор.

Флорина, подруга Этьена, желает превзойти свою постоянную соперницу Корали, Лусто испытывает к нему сильнейшую зависть, писатель, книгу которого Люсьен резко раскритиковал, затаил на него обиду, и все эти люди стремятся свести счеты с начинающим журналистом.

Корали, расставшись со своим покровителем, и всячески стараясь угодить возлюбленному, оказывается полностью разоренной, девушка от горя заболевает и теряет работу в театре.

В то же время Шардон вынужден выступить с резкими нападками на роман своего прежнего товарища Даниэля,у него нет иной возможности обеспечить Корали успешные выступления.

Д’Артез не предъявляет Люсьену претензий, однако его друг по фамилии Кретьен вызывает Шардона на поединок и наносит ему достаточно тяжелую рану.

Подруга Люсьена Корали преданно ухаживает за ним, но у этих двоих совершенно не остается денег, все имущество актрисы подлежит описи, а Шардону угрожает тюремное заключение из-за долгов. В отчаянии молодой человек подделывает на векселях подпись своего зятя Давида Сешара, что дает ему и его подруге некоторую отсрочку.

Вскоре актриса умирает в возрасте 19 лет, и Люсьену приходится написать веселые куплеты ради оплаты ее похорон, у него нет более ни единого су. Потеряв Корали, он вынужден пешком отправиться на родину, полагая, что в Париже ему уже абсолютно нечего делать. При въезде в Ангулем он встречает свою бывшую возлюбленную Луизу, успевшую овдоветь и стать супругой барона дю Шатле.

Дома Люсьен узнает о том, что Давид находится в тяжелейшем положении, его в любой момент могут посадить под арест.

Его старинные конкуренты братья Куэнте выкупили векселя, подделанные старым приятелем Давида, и предъявили к оплате огромную для Сешара сумму в 15 тысяч франков.

Скупой отец отказался помочь сыну, невзирая на все просьбы жены Давида Евы. Из-за этих обстоятельств мать и сестра крайне холодно встречают прежде горячо любимого ими Люсьена.

Шардон пытается выручить зятя, но из-за его случайной ошибки Сешар попадает в руки полиции непосредственно на улице. Конкуренты обещают простить долги, если он передаст им все права на выпуск дешевой бумаги. Давид охотно соглашается на эту сделку, после выхода на свободу он и Ева покупают небольшой домик, собираясь отныне жить спокойно и тихо, без всяких новых экспериментов.

Однако после ареста Сешара Люсьен чувствует, что самые близкие люди, сестра и мать, смотрят на него с ненавистью, и молодой человек намеревается покончить с жизнью, не видя для себя никакого иного выхода.

На берегу реки юноша встречает некоего священнослужителя, который уговаривает его хотя бы отложить самоубийство. По словам церковника, следует отомстить тем, кто столь безжалостно изгнал Люсьена из столицы.

К тому же этот человек, представившийся аббатом Карлосом Эррерой, обещает Шардону заплатить все его долги, и молодой человек обещает загадочному спасителю преданную службу на протяжении всей жизни.

Источник: http://sochinyalka.ru/2017/07/pereskaz-romana.html

Ссылка на основную публикацию