Краткое содержание человек с рассечённой губой дойла точный пересказ сюжета за 5 минут

Краткое содержание «Человек с рассеченной губой» Дойля Помощь по литературе

Краткое содержание Человек с рассечённой губой Дойла точный пересказ сюжета за 5 минут

К Шерлоку Холмсу обращается за помощью миссис Сент-Клер, живущая в маленьком домике под Лондоном, с просьбой найти ее пропавшего мужа мистера Невилла Сент-Клера.

Мистер Невилл Сент-Клер появился в той местности недавно. Он снял роскошную виллу, женился, в семье родилось двое детей. По отзывам окружающих, мистер Невилл прекрасный семьянин и превосходный человек. Занимается он коммерцией, денежных затруднений не испытывает.

В тот день, после ухода мужа на работу, миссис Сент-Клер получила извещение о том, что на ее имя пришла посылка. Приехав в Лондон, она отправилась по указанному адресу. Ей пришлось идти мимо порта — места, где собираются нищие. Один из них, хромой калека по имени Хью Бун, завоевал особую популярность.

Обладая отталкивающей внешностью, изуродованный шрамом, он продавал восковые спички и привлекал покупателей редким остроумием. Сидел он всегда на одном и том же месте, возле притона, где курили опиум. Когда женщина проходила мимо этого места, нищего не было, но она с ужасом увидела в окне притона своего полуодетого мужа. Не раздумывая, она бросилась туда.

Хозяин притона попытался ее удержать, но она в сопровождении полицейского ворвалась в комнату и застала там Хью Буна. Мистера Сент-Клера нигде не было. Его одежда с карманами, полными монет, была выброшена за окно, в реку. В помещении обнаружились пятна крови, но Хью Бун показывал раненный палец и утверждал, что это его кровь.

Была обнаружена и коробка с детскими кубиками, которые мистер Сент-Клер должен был привезти сыну. Хозяин притона и нищий были арестованы, хотя они клялись, что…понятия ни о чем не имеют.

Великий сыщик и его друг доктор Уотсон посещают миссис Сент-Клер. К сожалению, Холмс не может сообщить ничего утешительного, он считает, что мистер Сент-Клер мертв.

Миссис Сент-Клер показывает записку от мужа, написанную в день исчезновения. В записке Невилл сообщал, что с ним все в порядке, произошла ошибка, которая скоро исправится. К записке было приложено кольцо.

В разговоре женщина упоминает, что в тот день мистер Сент-Клер поранил палец.

Всю ночь великий сыщик взвешивает факты. Рано утром, взяв небольшой чемодан, он с доктором Уотсоном посещает арестованного нищего. По словам тюремщика, нищий ведет себя тихо, вот только умываться не хочет и тем самым позорит их тюрьму. Холмс вынимает из чемодана губку, будит арестанта, снимает с него парик и смывает грим. Перед посетителями оказывается пропавший мистер Невилл Сент-Клер.

Невилл Сент-Клер получил превосходное образование. В молодости ему пришлось перепробовать множество профессий. Он был актером, репортером. Однажды ему поручили написать для газеты заметку о нищих. Чтоб получить необходимый материал, Невилл загримировался и сел в оживленном месте просить милостыню. К вечеру он с удивлением обнаружил, что заработал приличную сумму.

Невилл забыл об этом случае до тех пор, пока ему не пришлось платить долг. Чтобы раздобыть нужную сумму, он взял отпуск на работе и отправился просить милостыню. Поняв, что попрошайничая он заработает больше денег, Невилл Сент-Клер бросил работу. В его тайну был посвящен только хозяин притона, которому Невилл щедро платил.

Теперь Невилл клянется себе самой торжественной клятвой бросить это занятие.

Источник: http://pomosh-po-literatyre.imysite.ru/2439_kratkoe_soderzhanie_171_chelovek_s_rassechennoy_guboy_187_doylya.htm

Лаборатория Фантастики

Артур Конан ДойлThe Man with the Twisted LipДругие названия: Рваная губа; Человек с вывернутой губой; Человек со вздёрнутой губой; Человек со шрамом; The Strange Tale of a BeggarРассказ, 1891 год; цикл «Шерлок Холмс»

Перевод на русский: Ф. Латернер (Человек со шрамом), 1905Н. Чуковский, М. Чуковская (Человек с рассечённой губой, Человек с рассечёной губой), 1946Н. Войтинская (Человек со вздёрнутой губой), 1946М. Чуковская (Человек с рассечённой губой), 1977К. Чуковский, М. Чуковская (Человек с рассечённой губой), 1980Р. Латышев (Человек с рассечённой губой), 2009В. Михалюк (Человек со шрамом, Дело VI. Человек со шрамом), 2009Л. Брилова (Человек с вывернутой губой), 2017И. Гурова (Человек с вывернутой губой), 2017
Перевод на украинский: М. Дмитренко (Людина з вивернутою губою), 1992В. Панченко (Людина з розсіченою губою), 2010
читать отрывок FB2 EPUB RTF TXT PDF

Аннотация:

Однажды, гуляя по городу, миссис Сент-Клер вдруг увидела в окне одного дома своего мужа, который как будто звал её на помощь. Войти в дом удалось только с помощью полиции, однако в комнате не было никого кроме калеки-нищего.

Но там остались вещи и одежда мистера Сент-Клера, были обнаружены следы крови, а окно выходило на реку, куда можно выбросить труп, так что нищий по имени Хью Бун был арестован по обвинению в убийстве.

Но виновен ли он в действительности?

Входит в:

Издания:/языки:, ,/тип:,/перевод:, , , , , , , , , ,

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Страницы: 12

видфара, 22 августа 2012 г.

https://www.youtube.com/watch?v=G4Wg-U0eSVE

Вот яркий пример рассказа, который берёт не детективной интригой (она просчитывается современным читателем примерно к середине истории), а каким-то неуловимым очарованием.

Сразу чувствуется эпоха: наличие опиумокурилен в Лондоне вызывает у Ватсона не праведный гнев и возмущение, а всего лишь некоторую досаду. Разумеется, ему жалко пристрастившихся.

Но искоренять зло он явно не собирается — ведь все эти джентльмены пришли сюда добровольно!

Холмс в этой истории интересен вовсе не своей дедукцией, тем более, что ход его размышлений так и остался «за кадром». Гениальный сыщик здесь проявляет великодушие и тоже не читает мораль оступившемуся журналисту. По сути, нет в рассказе никакого преступления. Есть лишь слабый человек,

Спойлер (раскрытие сюжета)
стыдящийся своей тяги к лёгким деньгам, его верная жена (тоже вполне викторианская — её не интересуют дела мужа, но ради него она готова и скандал учинить в самой жуткой ночлежке!)и благородные сыщики, для которых душевное спокойствие невинных людей гораздо дороже формального торжества буквы закона.

Стронций 88, 26 октября 2017 г.

Для меня это пока самое оригинальное произведение из сборника и пока самое интересное. Рассказ совершенно не похож на предыдущие – да, тут, как и в «Знатном холостяке» и «Установлении личности» тоже исчезновение человека, но исчезновение совершенно иное – это не побег из-под венца, а нечто криминальное (по крайней мере, выглядящее так) и, кажущееся жутким.

Да и начало тут какое-то совершенно иное – это не о том, как «мы с Холмсом сидели на Бейкер-стрит, и к нам пришёл клиент». Надо сказать, что рассказ имеет какую-то удивительную целостность и атмосферу – атмосферу нагнетаемую изнанкой Лондона: грязными домами, опиумными притонами, нищими, вечерним мраком и утренними туманами.

Атмосфера была одной из тех мелодий рассказа, что доставляли отдельное практически готическое удовольствие. Второй такой мелодией был сам сюжет, само «дело». Мне кажется, Холмс слегка лукавил, говоря, что оно кажется простым – вот я ничего простого в этом не увидел, наоборот оно казалось совершенно таинственным, жутким, практически не решаемым и очень-очень интригующим.

И это тот случай, когда и преступление казалось необычным, и разгадка его удивляла тоже, была на одном таком впечатляющем настроении, на одном уровне.

Исчезновение, крик, молчание сомнительных личностей населяющих дом, кровь, одежда на дне реки и странное письмо, полученное от человека уже считавшегося Холмсом мёртвым – всё это делает рассказ просто удивительно увлекательным и захватывающим. Вот такого я жду от хорошей детективной прозы.

И, главное, тут все это, все интриги, расставлены так умело и тонко, что подкопаться, в общем-то, и не к чему, нет каких-то явных нестыковок.

И вот ещё – удивительно! – а ведь в этом рассказе нет описания тех логических умозаключений, что привели в Холмса к раскрытию дела! Их нет! Но это отсутствие так тонко, что его и не замечаешь – это будто такой ловкий трюк, когда всё становится ясно, и те мысли, которые должен был озвучить Холмс, звучат у тебя в голове сами – и это так неуловимо, будто они действительно в рассказе были. Это просто потрясающе! Пока самый лучший для меня рассказ из сборника! Единственное что могу сказать: в принципе как-то логически сам до разгадки я не дошёл, но концовка и удивила и не удивила, так как

Спойлер (раскрытие сюжета)
нищий немного вызывал у меня подозрение,но подозрение это не вытекало из самого текста, скорее это была интуиция.

И, кстати о нищем – а я мне одному кажется, что в этом есть и очень интересный социальный контекст? Не раз мне доводилось слышать или смотреть по телевидению истории про таких «нищих», а оказывается вон оно что – такое было уже и в конце 19-го века. Ничто не ново под Луной. Но и этот тонко подхваченный интересный момент, а так же его актуальность на день сегодняшний мне тоже очень понравились.

Единственное, что немного снижаете градус моего восхищения рассказом, так это, пожалуй, то, что рано или поздно данное дело было бы раскрыто и без участия Шерлока Холмса,

Спойлер (раскрытие сюжета)
когда пришло бы время Хью Буна отмыть, а такой момент настал бы рано или поздно.

И, кстати, само название-то какое – от него одного уже мурашки бегут по коже!

Фалкон, 5 ноября 2016 г.

Нетипичный сюжет; по крайней мере, завязка нетипична. Это не приглашение от Холмса Уотсону, и не визит клиента к неразлучной парочке, и не вызов от Лестрейда/Грегсона/Хопкинса. Тут Уотсон ввязывается в расследование, шныряя по махровому наркопритону, и встречая там Холмса.

Кстати, приключения жены Уотсона тут продолжаются — жена присутствует на первых двух страницах, участвует в разговоре и, опять-таки! Ни Уотсон, ни подруга жены (к которой, кстати, обращаются по имени «Кэт»), не называют жену Уотсона по имени.

Склоняюсь к тому, что брак Уотсона (вопреки «Знаку четырех») оказался отнюдь не счастливым.

Или автор, который свои рассказы изначально печатал по одному, раз в месяц, в Стрэнде преимущественно, и только потом издавал их в виде авторских сборников, просто поленился вспоминать, как он ранее нарек суженую доктора. Мне лично это режет глаза.

Да и дальнейшее расследование также нетипично; Холмсу негде проявить свою фантастическую наблюдательность.

Хотя окончательная догадка, конечно же, приходит к нему — но не в результате стройной цепочки рассуждений, а в результате всего нескольких наблюдений.

Безусловно, чтобы их увязать нужно было обладать гением Холмса, однако остается ощущение того, что в этом приключении Шерлок свой талант понапрасну растрачивал.

Преступление тут отсутствует (если не считать таковым махровую наркоманию — которая в Лондоне тех лет была вполне заурядна и даже благопристойна).

Ужасы типа выбрасывания трупов в канал через потайные дверцы — остаются ужасами, за рамками повествования (а может, и мифом). Связанные с наркопритоном негодяи никакого ущерба не терпят; не наказаны.

Реальность изложенного (с социальной точки зрения) для современного читателя остается непостижима.

Читайте также:  Краткое содержание голсуорси сага о форсайтах точный пересказ сюжета за 5 минут

В общем, добротно; но в данном сборнике — не лучшее произведение. Я его не люблю, хотя и перечитывал неоднократно.

Оценка — 8.

geodem, 22 апреля 2017 г.

Двадцать семь лет в полиции ничего подобного не видели. Рассказ интересный в смысле детективной интриги с моралью. История проста и гениальна одновременно.

Цепочка событий приводит нас к очередному расследованию Шерлока Холмса.

Мастерство маскировки, шпионская составляющая характера Шерлока Холмса нашла своё воплощение в манере героя нырять в чуждую обстановку, предварительно замаскировавшись под коренных обитателей изучаемой среды.

Перед нами сюжет об опасностях неправильно заработанных денег. Невилл Сент-Клер клюнул на легкий заработок и в прямом смысле этого слова «потерял лицо». Миру неправильного заработка противостоит мир заработка правильного, освященного общественной моралью, традицией, дисциплиной, скромностью и трудолюбием.

Невилл Сент-Клер получил хорошее образование, много путешествовал и работал журналистом, пока его не попутал бес, его свел с ума вид 26 шиллингов и 4 пенсов, вырученных за день попрошайничества. Долго длилась борьба между его гордостью в стремление к наживе, но страсть к деньгам, в конце концов, победила.

Он бросил работу и стал все дни проводить на давно облюбованном им углу, вызывая жалость своим уродливым видом и набивая карманы медяками.

Теперь вообразите себе, легко ли работать за два фунта в неделю, когда знаешь, что эти два фунта ты можешь получить в один день, выпачкав себе лицо, положив кепку на землю и ровно ничего не делая?

Приятного чтения!

Лэйла, 8 апреля 2010 г.

Какой огласки могло бы достигнуть это дело не вмешайся в него Шерлок Холмс. Чувство такта, которое у него не отнимешь, позволяет некоторым обвиняемым не предавать их жизненные ошибки широкой огласке. Так и в этом деле.

Очень интересный рассказ, один из моих любимых.

ii00429935, 21 сентября 2009 г.

То, что нищенство может быть более денежным делом, чем государственная служба — остроумная и, увы, очень актуальная мысль. В остальном же… Сюжет, конечно, закрученный, но слишком надуманный. И насладиться дедуктивным методом Шерлока Холмса здесь не получится.

Он, конечно, с блеском распутывает это дело, но ход своих мыслей объясняет так:«Мне понадобилось посидеть на груде подушек и выкурить пачку табаку». Вот и все.

Такой скомканный финал, на мой взгляд, имеет только одну причину: Конан Дойл уже начал уставать от своего героя.

glupec, 21 мая 2016 г.

Викторианская Англия — как мы привыкли считать, благословенные времена, где правят бал семейственность и домовитость… А если взглянуть трезво? Те же наркопритоны, те же мужья, пропадающие неизвестно где…

Тот же великий сыщик, вынужденный банально лезть в чужую частную жизнь *как оно обычно и бывает в реальности* В общем, очень, оочень колоритно…

хоть мы и не видим Холмсову дедукцию в деталях; за это немного снижаю оценку (но — говоря по совести — тут детальное описание, наверное, не нужно).

Ну а ключевой уликой, изобличившей Хью Буна, оказалась… влажная губка. Ибо даже нищий должен хоть когда-нибудь совершать помывку. :biggrin: Казалось бы — вот кому еще такой наглый «изврат» мог прийти в голову, кроме Моффата и Гэттиса? Ан нет, это не они, это Конан Дойл. Тоже (если так разобраться) мастер похулиганить. :friends:

Gourmand, 27 октября 2015 г.

Хорошая история. Вообще, я заметил, что когда Конан Дойл берёт все основные ингредиенты: любовь, деньги и убийство (загадку, исчезновение), — то получается отличный рассказ. Стоит выбросить что-то одно — и рассказ провисает.

Было бы и 10, если бы не такие вот неправдоподобности:

Спойлер (раскрытие сюжета)
Я слышал внизу голос жены, но я знал, что подняться она не сможет. Я быстро разделся, натянул на себя нищенские лохмотья, парик и разрисовал лицо.

AlisterOrm, 21 июля 2017 г.

Да уж, а рассказец-то вполне себе можно рассматривать как практическое пособие для заработка. Скажем, немного знаю одного скрипача в граде Саратове, который, играя на проспекте, очень прилично зарабатывает.

куда больше, чем в филармонии и консерватории. Однако здесь ещё надо уметь и на скрипке пиликать. Нищего изображать куда проще — сделай видок позапоминающейся, и ничего более не делай, только греби фунты…

Вот и Холмс не сразу догадался, что неудивительно. Как такое навскидку в голову придёт? Однако, при поступлении всех фактов, он смог раскрыть преступление, которое и преступлением-то не было.

В общем, хорошая и небанальная зарисовка, с атмосферным описанием опиумного притона. Изнанка Виктории, однако…

Александрович, 9 января 2016 г.

Вытаскивая мужа подруги жены из притона Джон Уотсон натыкается на Шерлока Холмса, который расследует странное исчезновение. В результате читатель опадает в мир лондонских попрошаек конца XIX века, который покажется знакомым читателю из любого уголка земли.

На страницах «Человека с рассечённой губой» Холмс демонстрирует, что не является живым компьютером — ему свойственно сострадание и понимание. К тому же преступления как такового нет.

Одно плохо. Есть момент на котором хочется оборвать чтение на середине и вернуться к нему через несколько часов, или дней.

Golovin, 23 сентября 2012 г.

Рассказ своеобразный вроде бы преступление есть, но потом оказывается, что его как бы и нет…

Тема, как указано в ранних отзывах, актуальна. Развязку было узнать интересно, но рассказ в полном объеме по уровню впечатляемости ниже предыдущих.

Страницы: 12

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work39658

Книга Человек с рассеченной губой читать онлайн бесплатно, автор Артур Конан Дойл на Fictionbook

Скачать полностью

Айза Уитни, брат покойного Элиаса Уитни, доктора богословия, директора богословского колледжа св. Георгия, приучился курить опий. Еще в колледже, прочитав книгу де Куинси, в которой описываются сны и ощущения курильщика опия, он начал подмешивать опий к своему табаку, чтобы пережить то, что пережил этот писатель.

Как и многие другие, он скоро убедился, что начать курить гораздо легче, чем бросить, и в продолжение многих лет был рабом своей страсти, внушая сожаление и ужас всем своим друзьям.

Я так и вижу перед собой его желтое, одутловатое лицо, его глаза с набрякшими веками и сузившимися зрачками, его тело, бессильно лежащее в кресле, – жалкие развалины человека.

Однажды вечером, в июне 1889 года, как раз в то время, когда начинаешь уже зевать и посматривать на часы, в квартире моей раздался звонок. Я выпрямился в кресле, а жена, опустив свое шитье на колени, недовольно поморщилась.

– Пациент! – сказала она. – Тебе придется идти к больному.

Я вздохнул, потому что незадолго до этого вернулся домой после целого дня утомительной работы.

Мы услышали шум отворяемой двери и чьи-то торопливые шаги в коридоре. Дверь нашей комнаты распахнулась, и вошла дама в темном платье, с черной вуалью на лице.

– Извините, что я ворвалась так поздно, – начала она и вдруг, потеряв самообладание, бросилась к моей жене, обняла ее и зарыдала у нее на плече. – Ох, у меня такое горе! – воскликнула она. – Мне так нужна помощь!

– Да ведь это Кэт Уитни, – сказала жена, приподняв ее вуаль. – Как ты испугала меня, Кэт! Мне и в голову не пришло, что это ты.

– Я просто не знаю, что делать. Вот и решила приехать к тебе.

Это было обычным явлением. Люди, с которыми случалась беда, устремлялись к моей жене, как птицы к маяку.

– И правильно поступила. Садись поудобнее, выпей вина с водой и рассказывай, что случилось. Может быть, ты хочешь, чтобы я отправила Джеймса спать?

– О нет, нет! От доктора я тоже жду совета и помощи. Дело идет об Айзе. Вот уже два дня, как его нет дома. Я так боюсь за него!

Не в первый раз беседовала она с нами о своем несчастном муже – со мной как с доктором, а с женой как со своей старой школьной подругой. Мы утешали и успокаивали ее как могли. Знает ли она, где находится ее муж? Нельзя ли съездить за ним и привезти его домой?

Оказалось, что это вполне возможно. Ей было известно, что за последнее время он обычно курил опий в притоне, который находился на одной из восточных улиц Сити.

До сих пор его оргии всегда ограничивались одним днем и к вечеру он возвращался домой в полном изнеможении, совершенно разбитый, но на этот раз он отсутствует уже сорок восемь часов и, конечно, лежит там среди всяких подозрительных личностей, вдыхая яд или отсыпаясь после курения.

Она была убеждена, что он находился именно там, в «Золотом самородке» на Аппер-Суондем-лейн. Но что она может сделать? Как может она, молодая, застенчивая, робкая женщина, войти в такое место и вырвать своего мужа из толпы подонков?

Не пойти ли нам с ней вместе? Впрочем, зачем ей идти? Я лечил Айзу Уитни и, как доктор, мог повлиять на него. Без нее мне будет легче справиться с ним. Я дал ей слово, что в течение ближайших двух часов усажу ее мужа в кэб и отправлю домой, если он действительно находится в «Золотом самородке».

Через десять минут, покинув уютную гостиную, я уже мчался в экипаже на восток. Я знал, что мне предстоит довольно необычное дело, но в действительности оно оказалось еще более странным, чем я ожидал.

Сначала все шло хорошо. Аппер-Суондем-лейн – грязный переулок, расположенный позади высоких верфей, которые тянутся на восток вдоль северного берега реки, вплоть до Лондонского моста.

Притон, который я разыскивал, находился в подвале между грязной лавкой и кабаком; в эту черную дыру, как в пещеру, вели крутые ступени.

Посередине каждой ступеньки образовалась ложбинка – такое множество пьяных ног спускалось и поднималось по ним.

Приказав кучеру подождать, я спустился вниз. При свете мигающей керосиновой лампочки, висевшей над дверью, я отыскал щеколду и вошел в длинную низкую комнату, полную густого коричневого дыма; вдоль стен тянулись деревянные нары, как на баке эмигрантского корабля.

Сквозь мрак я не без труда разглядел безжизненные тела, лежащие в странных, фантастических позах: со сгорбленными плечами, с поднятыми коленями, с запрокинутыми головами, с торчащими вверх подбородками. То там, то тут замечал я темные, потухшие глаза, бессмысленно уставившиеся на меня.

Среди тьмы вспыхивали крохотные красные огоньки, тускневшие по мере того, как уменьшалось количество яда в маленьких металлических трубках.

Большинство лежали молча, но иные бормотали что-то себе под нос, а иные вели беседы странными низкими монотонными голосами, то возбуждаясь и торопясь, то внезапно смолкая, причем никто не слушал своего собеседника – всякий был поглощен лишь собственными мыслями.

В самом дальнем конце подвала стояла маленькая жаровня с пылающими углями, возле которой на трехногом стуле сидел высокий, худой старик, опустив подбородок на кулаки, положив локти на колени и неподвижно глядя в огонь.

Читайте также:  Краткое содержание будденброки томас манн точный пересказ сюжета за 5 минут

Как только я вошел, ко мне кинулся смуглый малаец, протянул мне трубку, порцию опия и показал свободное место на нарах.

– Спасибо, я не хочу, – сказал я. – Здесь находится мой друг, мистер Айза Уитни. Мне нужно поговорить с ним.

Справа от меня что-то шевельнулось, я услышал чье-то восклицание и, вглядевшись во тьму, увидел Уитни, который пристально смотрел на меня, бледный, угрюмый и какой-то встрепанный.

– Боже, да это Уотсон! – проговорил он.

Он находился в состоянии самой плачевной реакции после опьянения.

– Который теперь час, Уотсон?

– Скоро одиннадцать.

– А какой нынче день?

– Пятница, девятнадцатое июня.

– Неужели? А я думал, что еще среда. Нет, сегодня среда. Признайтесь, что вы пошутили. И что вам за охота пугать человека!

Он закрыл лицо ладонями и зарыдал.

– Говорю вам, что сегодня пятница. Ваша жена ждет вас уже два дня. Право, вам должно быть стыдно!

– Я и стыжусь. Но вы что-то путаете, Уотсон, я здесь всего несколько часов. Три трубки… четыре трубки… забыл сколько! Но я поеду с вами домой. Я не хочу, чтобы Кэт волновалась… Бедная маленькая Кэт! Дайте мне руку. Есть у вас кэб?

– Есть. Ждет у дверей.

– В таком случае, я уеду сейчас же. Но я им должен. Узнайте, сколько я должен, Уотсон. Я совсем размяк и ослабел. Нет сил даже расплатиться.

Задерживая дыхание, чтобы не вдыхать одуряющих паров ядовитого зелья, я отправился разыскивать хозяина. Поравнявшись с высоким стариком, сидевшим у жаровни, я почувствовал, что меня кто-то дергает за пиджак, и услышал шепот:

– Пройдите мимо меня, а потом оглянитесь.

Эти слова я расслышал вполне отчетливо. Их мог произнести только находившийся рядом со мной старик. Однако у него по-прежнему был такой вид, будто он погружен в себя и ничего кругом не замечает.

Он сидел тощий, сморщенный, согбенный под тяжестью лет; трубка с опием висела у него между колен, словно вывалившись из его обессиленных пальцев. Я сделал два шага вперед и оглянулся. Мне понадобилось все мое самообладание, чтобы не вскрикнуть от удивления.

Он повернулся так, что лица его не мог видеть никто, кроме меня. Спина его выпрямилась, морщины разгладились, в тусклых глазах появился их обычный блеск. Возле огня сидел, посмеиваясь над моим удивлением, не кто иной, как Шерлок Холмс.

Он сделал мне украдкой знак, чтобы я подошел к нему, и опять превратился в дрожащего старика с отвислой губой.

– Холмс! – прошептал я. – Что делаете вы в этом притоне?

– Говорите как можно тише, – прошептал он, – у меня превосходный слух. Если вы избавитесь от вашего ошалелого друга, я буду счастлив немного побеседовать с вами.

– Меня за дверью ждет кэб.

– Так отправьте вашего друга домой одного в этом кэбе. Вы можете за него не бояться, так как он слишком слаб, чтобы впутаться в какой-нибудь скандал. Будет лучше всего, если вы пошлете с кучером записку вашей жене, что вы встретили меня и остались со мной. Подождите меня на улице, я выйду через пять минут.

Трудно отказать Шерлоку Холмсу: его требования всегда так определенны и точны и выражены таким повелительным тоном.

К тому же я чувствовал, что, как только я усажу Уитни в кэб, я уже выполню все свои обязательства по отношению к нему и мне уже ничто не помешает принять участие в одном из тех необычайных приключений, которые составляли повседневную практику моего знаменитого друга.

Поэтому я тотчас же написал записку жене, заплатил за Уитни, усадил его в кэб и стал терпеливо ждать неподалеку от дома. Кэб сразу же скрылся во мраке. Через несколько минут из курильни вышел старик, и я зашагал за ним по улице. Два квартала он прошел не разгибая спины и неуверенно шаркая старческими ногами. Потом торопливо оглянулся, выпрямился и от души захохотал.

– Вероятно, Уотсон, – оказал он, – вы вообразили, что я пристрастился к курению опия.

– По правде сказать, я действительно был удивлен, когда увидел вас в этой трущобе.

– И все же я удивился еще больше, чем вы, когда увидел в этой трущобе вас.

– Я искал там друга.

– А я – врага.

– Врага?

– Да. Короче говоря, Уотсон, я занят чрезвычайно любопытным делом и надеялся узнать кое-что из бессвязной болтовни очумелых курильщиков опия. Прежде мне это иногда удавалось. Если бы меня узнали в той трущобе, жизнь моя не стоила бы медяка, так как я уже бывал там не раз и негодяй ласкар[1]

1   Матрос-индеец.

[Закрыть]

, хозяин притона, поклялся расправиться со мною. На задворках этого дома, возле верфи святого Павла, есть потайная дверца, которая могла бы порассказать много диковинных историй о том, что выбрасывают через нее в черные, безлунные ночи.

– Неужели трупы?

– Да, Уотсон, трупы. Мы с вами были бы миллионерами, если бы получили по тысяче фунтов за каждого несчастного, убитого в этом притоне. Это самая страшная ловушка на всем берегу реки, и я опасаюсь, что Невилл Сент-Клер, попавший в нее, никогда не вернется домой. Но мы тоже устроим ловушку.

Шерлок Холмс сунул два пальца в рот и резко свистнул. Тотчас же издалека донесся такой же свист, а затем мы услышали грохот колес и стук копыт.

– Ну что же, Уотсон, – сказал Холмс, когда из темноты вынырнула двуколка с двумя фонарями, бросавшими яркие полосы света, – поедете вы со мною?

– Если буду вам полезен…

– Верный товарищ всегда полезен. В моей комнате в «Кедрах» имеются две кровати.

– В «Кедрах»?

– Да. Так называется дом мистера Сент-Клера. Я буду жить в его доме, пока не распутаю это дело.

– Где же этот дом?

– В Кенте, неподалеку от Ли. Нам нужно проехать семь миль.

– Ничего не понимаю.

– Вполне естественно. Сейчас я вам все объясню. Садитесь… Хорошо, Джон, вы нам больше не нужны. Вот вам полкроны. Ждите меня завтра часов в одиннадцать. Дайте мне вожжи. Прощайте.

Он хлестнул лошадь, и мы понеслись по бесконечным темным, пустынным улицам и наконец очутились на каком-то широком мосту, под которым медленно текли мутные воды реки. За мостом были такие же улицы с кирпичными домами; тишина этих улиц нарушалась только тяжелыми размеренными шагами полицейских да песнями и криками запоздалых гуляк.

Черные тучи медленно ползли по небу, и в разрывах между ними то там, то здесь тускло мерцали звезды. Холмс молча правил лошадью, в глубокой задумчивости опустив голову на грудь, а я сидел рядом с ним, стараясь отгадать, что занимает его мысли, и не смея прервать его раздумье.

Мы проехали несколько миль и уже пересекали пояс пригородных вилл, когда он наконец очнулся, передернул плечами и закурил трубку.

Источник: https://fictionbook.ru/author/artur_konan_doyil/chelovek_s_rassechennoyi_guboyi/read_online.html

Конан Дойл Артур – Человек с рассеченной губой

Долго длилась борьба между моей гордостью в стремлением к наживе, но страсть к деньгам в конце концов победила. Я бросил работу и стал все дни проводить на давно облюбованном мною углу, вызывая жалость своим уродливым видом и набивая карманы медяками.

Только один человек был посвящен в мою тайну — владелец низкопробного притона на Суондем-лейн, в котором я поселился. Каждое утро я выходил оттуда в виде жалкого нищего, и каждый вечер я превращался там в хорошо одетого господина, я щедро платил этому ласкару за его комнаты, так как был уверен, что он никому ни при каких обстоятельствах не выдаст моей тайны.

Вскоре я стал откладывать крупные суммы денег. Вряд ли в Лондоне есть хоть один нищий, зарабатывающий по семисот фунтов в год, а я зарабатывал и больше. Я навострился шуткой парировать замечания прохожих и скоро прославился на все Сити.

Поток пенсов вперемешку с серебром сыпался на меня непрестанно, и я считал неудачными дни, когда получал меньше двух фунтов. Чем богаче я становился, тем шире я жил. Я снял дом за городом, я женился, и никто не подозревал, чем я занимаюсь в действительности.

Моя милая жена знает, что у меня есть какие-то дела в Сити. Но какого рода эти дела, она не имеет ни малейшего представления.

В прошлый понедельник, закончив работу, я переодевался у себя в комнате, как вдруг, выглянув в окно, увидел, к своему ужасу, что жена моя стоит на улице и смотрит прямо на меня.

Я вскрикнул от изумления, поднял руки, чтобы закрыть лицо, и кинулся к моему соучастнику ласкару, умоляя его никого ко мне не пускать. Я слышал внизу голос жены, но я знал, что подняться она не сможет.

Я быстро разделся, натянул на себя нищенские лохмотья, парик и разрисовал лицо. Даже жена не могла бы узнать меня в этом виде.

Но затем мне пришло в голову, что комнату мою могут обыскать и тогда моя одежда выдаст меня. Я распахнул окно, причем второпях задел раненый палец (я поранил себе палец утром в спальне), и из ранки опять потекла кровь.

Потом я схватил пиджак, набитый медяками, которые я только что переложил туда из своей нищенской сумы, швырнул его в окно, и он исчез в Темзе.

Я собирался швырнуть туда и остальную одежду, но тут ко мне ворвались полицейские и через несколько минут, вместо того чтобы быть изобличенным как мистер Невилл Сент-Клер, я оказался арестованным как его убийца.

Больше мне нечего прибавить. Желая сохранить грим на лице, я отказывался от умывания. Зная, что жена будет очень тревожиться обо мне, я тайком от полицейских снял с пальца кольцо и передал его ласкару вместе с наскоро нацарапанной запиской, в которой я сообщал ей, что мне не угрожает никакая опасность.

— Она только вчера получила эту записку, — сказал Холмс.

— О боже! Какую неделю она провела!

— За ласкаром следила полиция, — сказал инспектор Брэдстрит, — и ему, видимо, никак не удавалось отправить записку незаметно. Он, вероятно, передал ее какому-нибудь матросу, завсегдатаю своего притона, а тот в течение нескольких дней все забывал опустить ее в ящик.

— Так это, без сомнения и было, — подтвердил Холмс. — Но неужели вас никогда не привлекали к суду за нищенство?

— Много раз. Но что значит для меня незначительный штраф!

— Однако теперь вам придется оставить свое ремесло, — сказал Брэдстрит. — Если вы хотите, чтобы полиция замяла эту историю, Хью Бун должен исчезнуть.

— Я уже поклялся себе в этом самой торжественной клятвой, какую только может дать человек.

— В таком случае, все будет забыто, — сказал Брэдстрит. — Но если вас заметят опять, мы уже не станем скрывать ничего… Мы очень признательны вам, мистер Холмс, за то, что вы раскрыли это дело. Хотел бы я знать, каким образом вы достигаете подобных результатов.

Читайте также:  Краткое содержание белов плотницкие рассказы точный пересказ сюжета за 5 минут

— На этот раз, — отозвался мой друг, — мне понадобилось посидеть на пяти подушках и выкурить полфунта табаку… Мне кажется, Уотсон, что, если мы сейчас поедем на Бейкер-стрит, мы поспеем как раз к завтраку.

Источник: https://fanread.ru/book/2668666/?page=5

Скачать книгу Человек с рассеченной губой

Айза Уитни приучился курить опий. Еще в колледже, прочитав книгу де Куинси, в которой описываются сны и ощущения курильщика опия, он начал подмешивать опий к своему табаку, чтобы пережить то, что пережил этот писатель.

Как и многие другие, он скоро убедился, что начать курить гораздо легче, чем бросить, и в продолжение многих лет был рабом своей страсти, внушая сожаление и ужас всем своим друзьям.

Я так и вижу перед собой его желтое, одутловатое лицо, его глаза с набрякшими веками и сузившимися зрачками, его тело, бессильно лежащее в кресле, — жалкие развалины человека.

Однажды вечером, в июне 1889 года, как раз в то время, когда начинаешь уже зевать и посматривать на часы, в квартире моей раздался звонок. Я выпрямился в кресле, а жена, опустив свое шитье на колени, недовольно поморщилась.

— Пациент! — сказала она. — Тебе придется идти к больному.

Я вздохнул, потому что незадолго до этого вернулся домой после целого дня утомительной работы.

Мы услышали шум отворяемой двери и чьи-то торопливые шаги в коридоре. Дверь нашей комнаты распахнулась, и вошла дама в темном платье, с черной вуалью на лице.

— Извините, что я ворвалась так поздно, — начала она и вдруг, потеряв самообладание, бросилась к моей жене, обняла ее и зарыдала у нее на плече. — Ох, у меня такое горе! — воскликнула она. — Мне так нужна помощь!

— Да ведь это Кэт Уитни, — сказала жена, приподняв ее вуаль. — Как ты испугала меня, Кэт! Мне и в голову не пришло, что это ты.

— Я обращаюсь к тебе, потому что не знаю, что делать.

Это было обычным явлением. Люди, с которыми случалась беда, устремлялись к моей жене, как птицы к маяку.

— И правильно поступила. Садись поудобнее, выпей вина с водой и рассказывай, что случилось. Может быть, ты хочешь, чтобы я отправила Джеймса спать?

— О нет, нет! От доктора я тоже жду совета и помощи. Дело идет об Айзе. Вот уже два дня, как его нет дома. Я так боюсь за него!

Не в первый раз беседовала она с нами о своем несчастном муже — со мной как с доктором, а с женой как со своей старой школьной подругой. Мы утешали и успокаивали ее как могли. Знает ли она, где находится ее муж? Нельзя ли съездить за ним и привезти его домой?

Оказалось, что это вполне возможно. Ей было известно, что за последнее время он обычно курил опий в притоне, который находился на одной из восточных улиц Сити.

До сих пор его оргии всегда ограничивались одним днем и к вечеру он возвращался домой в полном изнеможении, совершенно разбитый, но на этот раз он отсутствует уже сорок восемь часов и, конечно, лежит там среди всяких подозрительных личностей, сдыхая яд или отсыпаясь после курения.

Она была убеждена, что он находился именно там, в «Золотом самородке» на Эппер-Суондем-лейн. Но что она может сделать? Как может она, молодая, застенчивая, робкая женщина, войти в такое место и вырвать своего мужа из толпы подонков?

Не пойти ли нам с ней вместе? Впрочем, зачем ей идти? Я лечил Айзу Уитни и, как доктор, мог повлиять на него. Без нее мне будет легче справиться с ним. Я дал ей слово, что в течение ближайших двух часов усажу ее мужа в кэб и отправлю домой, если он действительно находится в «Золотом самородке».

Через десять минут, покинув уютную гостиную, я уже мчался в экипаже на восток. Я знал, что мне предстоит довольно необычное дело, но в действительности оно оказалось еще более странным, чем я ожидал.

Сначала все шло хорошо. Эппер-Суондем-лейн — грязный переулок, расположенный позади высоких верфей, которые тянутся на восток вдоль северного берега рек'и, вплоть до Лондонского моста.

Притон, который я разыскивал, находился в подвале между грязной лавкой и кабаком; в эту черную дыру, как в пещеру, вели крутые ступени.

Посередине каждой ступеньки образовалась ложбинка — такое множество пьяных ног спускалось и поднималось по ним.

Приказав кэбу подождать, я спустился вниз. При свете мигающей керосиновой лампочки, висевшей над дверью, я отыскал щеколду и вошел в длинную низкую комнату, полную густого коричневого дыма; вдоль стен тянулись деревянные нары, как на баке эмигрантского корабля.

Сквозь мрак я не без труда разглядел безжизненные тела, лежащие в странных, фантастических позах: со сгорбленными плечами, с поднятыми коленями, с запрокинутыми головами, с торчащими вверх подбородками. То там, то тут замечал я темные, потухшие глаза, бессмысленно уставившиеся на меня.

Среди тьмы вспыхивали крохотные красные огоньки, тускневшие по мере того, как уменьшалось количество яда в маленьких металлических трубках.

Большинство лежали молча, но иные бормотали что-то себе под нос, а иные вели беседы странными низкими монотонными голосами, то возбуждаясь и торопясь, то внезапно смолкая, причем никто не слушал своего собеседника — всякий был поглощен лишь собственными мыслями.

В самом дальнем конце подвала стояла маленькая жаровня с пылающими углями, возле которой на трехногом стуле сидел высокий, худой старик, опустив подбородок на кулаки, положив локти на колени и неподвижно глядя в огонь.

Как только я вошел, ко мне кинулся смуглый малаец, протянул мне трубку, порцию опия и показал свободное место на нарах.

— Спасибо, я не могу здесь остаться, — сказал я. — Здесь находится мой друг, мистер Айза Уитни. Мне нужно поговорить с ним.

Справа от меня что-то шевельнулось, я услышал чье-то восклицание и, вглядевшись во тьму, увидел Уитни, который пристально смотрел на меня, бледный, угрюмый и какой-то встрепанный.

— Боже, да это Уотсон! — проговорил он.

Он находился в состоянии самой плачевной реакции после опьянения.

— Который теперь час, Уотсон?

— Скоро одиннадцать.

— А какой нынче день?

— Пятница, девятнадцатое июня.

— Неужели? А я думал, что еще среда. Нет, сегодня среда. Признайтесь, что вы пошутили. И что вам за охота пугать человека!

Он закрыл лицо ладонями и зарыдал.

— Говорю вам, что сегодня пятница. Ваша жена ждет вас уже два дня. Право, вам должно быть стыдно!

— Я и стыжусь. Но вы что-то путаете, Уотсон, я здесь всего несколько часов. Три трубки… четыре трубки… забыл сколько! Но я поеду с вами домой. Я не хочу, чтобы Кэт волновалась… Бедная маленькая Кэт! Дайте мне руку. Есть у вас кэб?

— Есть. Ждет у дверей.

— В таком случае, я уеду сейчас же. Но я им должен. Узнайте, сколько я должен, Уотсон. Я совсем размяк и ослабел. Нет сил даже расплатиться.

По узкому проходу между двумя рядами спящих, задерживая дыхание, чтобы не вдыхать одуряющих паров ядовитого зелья, я отправился разыскивать хозяина. Поровнявшись с высоким стариком, сидевшим у жаровни, я почувствовал, что меня кто-то дергает за пиджак, и услышал шепот:

— Пройдите мимо меня, а потом оглянитесь.

Эти слова я расслышал вполне отчетливо. Их мог произнести только находившийся рядом со мной старик. Однако у него по-прежнему был такой вид, будто он погружен в себя и ничего кругом не замечает.

Он сидел тощий, сморщенный, согбенный под тяжестью лет; трубка с опием висела у него между колен, словно вывалившись из его обессиленных пальцев. Я сделал два шага вперед и оглянулся. Мне понадобилось все мое самообладание, чтобы не вскрикнуть от удивления.

Он повернулся так, что лица его не мог видеть никто, кроме меня. Спина его выпрямилась, морщины разгладились, в тусклых глазах появился их обычный блеск. Возле огня сидел, посмеиваясь над моим удивлением, не кто иной, как Шерлок Холмс.

Он сделал мне украдкой знак, чтобы я подошел к нему, и опять превратился в дрожащего старика с отвислой губой.

— Холмс! — прошептал я. — Что делаете вы в этом притоне?

— Говорите как можно тише, — прошептал он, — у меня превосходный слух. Если вы избавитесь от вашего ошалелого друга, я буду счастлив немного побеседовать с вами.

— Меня за дверью ждет кэб.

— Так отправьте вашего друга домой одного в этом кэбе. Вы можете за него не бояться, так как он слишком слаб, чтобы впутаться в какой-нибудь скандал. Будет лучше всего, если вы пошлете с кучером записку вашей жене, что вы встретили меня и остались со мной. Подождите меня на улице, я выйду через пять минут.

Трудно отказать Шерлоку Холмсу: его требования всегда так определенны и точны и выражены таким повелительным тоном. К тому же я чувствовал, что, как только я усажу Уитни в кэб, я уже выполню все свои обязательства по отношению к нему и мне уже ничто не помешает принять участие в одном из тех необычайных приключений, которые составляли повседневную практику моего знаменитого друга.

Помогать Шерлоку Холмсу в его изысканиях было для меня наивысшим счастьем. Поэтому я тотчас же написал записку жене, заплатил за Уитни, усадил его в кэб и стал терпеливо ждать неподалеку от дома. Кэб сразу же скрылся во мраке.

Через несколько минут из курильни вышел старик, и я зашагал за ним по улице. Два квартала он прошел не разгибая спины и неуверенно шаркая старческими ногами. Потом торопливо оглянулся, выпрямился и от души захохотал.

Предо мною был Шерлок Холмс.

— Вероятно, Уотсон, — оказал он, — вы вообразили, что я пристрастился к курению опия.

— По правде сказать, я действительно был удивлен, когда увидел вас в этой трущобе.

— И все же я удивился еще больше, чем вы, когда увидел в этой трущобе вас.

— Я искал там друга.

— А я — врага.

— Врага?

— Да. Короче говоря, Уотсон, я занят чрезвычайно любопытным делом и надеялся узнать кое-что из бессвязной болтовни очумелых курильщиков опия. Прежде мне это иногда удавалось.

Если бы меня узнали в той трущобе, жизнь моя не стоила бы медяка, так как я уже бывал там не раз и негодяй ласкар, хозяин притона, поклялся расправиться со мною.

На задворках этого дома, возле верфи святого Павла, есть потайная дверца, которая могла бы порассказать много диковинных историй о том, что выбрасывают через нее в черные, безлунные ночи.

— Неужели трупы?

— Да, Уотсон, трупы. Мы с вами были бы миллионерами, если бы получили по тысяче фунтов за каждого несчастного, убитого в этом притоне. Это самая страшная ловушка на всем берегу реки, и я опасаюсь, что Невилл Сент-Клер, попавший в нее, никогда не вернется домой. Но мы тоже устроим ловушку.

Источник: http://artur-konan-dojl.mobie.in/chelovek-s-rassechennoj-guboj

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector