Краткое содержание эпоса урал-батыр точный пересказ сюжета за 5 минут

Из башкирского народного эпоса «Урал-батыр»

Краткое содержание эпоса Урал-батыр точный пересказ сюжета за 5 минут

«Урал Батыр» – это настоящий кладезь информации о давно забытом прошлом и передает ее все новым и новым поколениям башкирского народа. На протяжении долгих лет эпос существовал в исключительно устной форме. Только в 1910 году, известный фольклорист М. Бурангулов смог кодифицировать все стихи и сказания в единое произведение. 

Эпос состоит из трех частей, которые включают в себя 4576 поэтических строк. «Урал батыр» относиться к древнейшему жанру народной поэзии Башкирии кубаир (разновидность героических сказаний).

Герои этого эпоса часто встречаются и в других народных башкирских сказаниях «Алпамыша», «Конгур-буга», «Заятуляк и Хыухылу». Позже были созданы произведение, которые стали продолжением легендарного эпоса: «Бабсак и Кусэк», «Акбузат». 

Сюжет эпоса «Урал батыр»

Сюжетной основой данного эпоса является описание героической борьбы Урал батыра за благополучие других людей. Противники главного героя это захватчики с других земель, которым помогают злые потусторонние силы. Персонажи сказания это простые жители земли, которые отстаивают свое право на счастье.

В сюжет введены и мифические существа – небесный царь Самрау и духи природы. Каждая часть эпоса описывает жизнь одного из трех героев, которые являются детьми и внуками старика Янбирде. Первая часть эпоса повествует о самом старике и его жене Янбике.

По злой воле судьбы, они вынуждены жить на безлюдных территориях. Пожилая семейная пара занимается охотой на диких зверей, так как это единственный выход раздобыть себе пищу. На склоне лет женщины, небесный царь дарит ей двух сыновей Урала и Шульгена.

Старик Янбирде рассказал своим детям о существовании злой силы Улем, которая уничтожает все живое на земле. В момент разговора к людям подплыл лебедь, который сказал, что есть на планете бессмертный родник жизни Яншишмы. Ребята, впечатленные рассказами отца и лебедя, решают найти животворящий родник, и тем самым, уничтожить Улем. 

Однако, во время их путешествия, Шульген переходит на сторону зла и всячески препятствует своему родному брату, Урал батыру, осуществить свою миссию. На помощь Шульгену приходят злые мифические существа, которые нападают на Урал батыра, однако мужественному юноше удается победить их.

Согласно башкирским преданиям, из тел убитых врагов, Урал батыр создал горы (Уральские горы). В конце второй части Урал батыр умирает, но оставляет после себя достойных наследников своих детей, которые подобно отцу становятся такими, же мужественными и отважными. 

Третья часть эпоса это легенда о заселении башкирского народа уральской земли. Дети Урал батыря смогли продолжить дело отца и отыскали источник благоденствия, что позволило им счастливо жить на благодатных землях у подножья гор, воздвигнутых их родителем.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Лонгфелло «Песнь о Гайавате»: величие легенды, мастерство переводчика
Следующая тема:   Из абхазских сказаний о нартах: герои, цикл Ахсара и Ахсартага

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/ural-batyr

Мифологическое содержание эпоса «урал-батыр»

Эпос «Урал-батыр» занимает важнейшее место в башкирском фольклорном наследии и мифологии. Несмотря на большое количество башкирских народных произведений, именно данный эпос вызывает большой интерес.

Возможно, людей привлекает сакральность старинного произведения, нетипичный для башкирского фольклора сюжет, проблемы, которые в нем поднимаются.

В данной работе хотелось бы раскрыть мифологическое содержание эпоса.

Миф – это фантастическое описание действительности, зачастую претендующее на объяснение всего мироздания и формирование мифологической картины мира.

Так, и в мифическом проведении «Урал-Батыр», условная точка отсчета – начало мироздания описано так: «В древнюю пору, давным-давно» после всемирного потопа образовалось «место одно, / С четырех сторон обступала / Это место морская вода.

/ С незапамятных пор проживала / Там семейная чета: Старик по имени Янбирде / С Янбикою, старухой своей» [6, с. 21]. Так показано начало жизни. Янбирде (с башк.

«давший жизнь») и Янбика «не знали, что такое болезни, Смерть была им неизвестна», «Приручили и держали /Льва-арслана, чтоб их возил» [6, с. 22]. Сюжет эпоса «Урал-батыр» о первых мужчине и женщине – классический образец мифа о всемирном потопе, когда погибли все люди и спаслись только двое.

Миф представляет собой продукт первобытного мышления, когда человек не выделял себя из природы. Отголоски первобытного мышления проявляются в том, что первые люди эпоса в пищу употребляли только сердце и голову определенных животных, пили их кровь (считая, что именно к ним перейдет их сила), к животным относились на равных.

У Янбирде и Янбика появилось двое сыновей: старший – Шульген, младший – Урал. По сюжету два брата отправляются на поиски Смерти, чтобы ее стереть с лица земли. Они намерены искать Живой родник (Яншишма), который может «убить Смерть», обессмертив человека.

Пути братьев расходятся: Шульген согласно эпосу идет «налево», в страну, где «нет несчастья», а Урал – «направо, где плач и горе». На этом пути Урал преодолевает множество препятствий, побеждает быка царя Катила, уничтожает змеиное царство Кахкахи, освобождает дочерей Самрау, сражается с драконами.

Вскоре Урал-батыр находит Живой Родник, он обрызгивает водой окружающую природу, после чего на земле торжествует мир, а сам герой погибает.

Пространство в мифе четко организовано. Верхний мир – Космос – модель идеальной организации общества.

Во главе него стоит Самрау, у него 2 жены: Кояш и Ай (Луна); их дочери – Хомай (Дочь солнца) и Айхылыу (Лунная красавица). Мужьями их станут Урал и Шульген, от этих браков произошли их дети – башкиры.

Последние (т.е. люди) живут в срединном мире. А в нижнем мире обитают разного рода чудовища.

Окружающий, внешний по отношению к человеку, мир в мифе концептуализируется.

В эпосе мы находим распространенные архетипические мотивы: небо – подземный мир, земля – подземный мир, семь драконов на небе – Большая Медведица; Живой родник – символ вечной жизни; выбор Хомай для себя жениха (испытание); божественный брак Урала и Хомай; говорящие и сознательные  животные – олицетворение человеческих качеств (бык, лев, собака, и т.

п.); охота на оленя – аллегория, обозначающая половой акт; Всемирный потоп; океан – хаос; числа как архетипы порядка (семерка – число планетарных богов); кровь в ракушках как символы дурного духа, вспыльчивого гнева и чувственных пристрастий; женитьбы Урала, когда уходит детская безответственность при вступлении в общество.

Обозначаются и фундаментальные антиномии: Смерть–жизнь, счастье–несчастье. Все это связывает воедино мир сознания и мир бессознательного. Первобытная мысль, что и рождает миф, неотделима от эмоциональной (двигательной) сферы. Оттуда и проистекает антропоморфизация природы, анимимзм [4, с. 17-18].

«Урал-батыр» – героический эпос, похожий на сказку, рассказывающий о жизни и подвигах богатыря, его формировании. Мотивы эпоса схожи с произведениями мировой мифологии: борьба Митры против страшного быка в индоиранской мифологии; бог Тор сражается с чудовищами, порожденными злым Локи, в частности – с космическим змеем Ёрмунгандом.

В мифе об Урале не наблюдается историзации, нет политической конкретики. Урал – богоподобное существо, имеет родство с богами как верхнего, так и нижнего мира. Так же как и Геракл – он культурный герой, который уничтожает чудовищ, оставшихся от хаоса первичный времен.

Как в любом героическом эпосе, в нем показан процесс формирования батыра: «Росли сыновья день за днем, / Крепли и телом, и умом» – типичный мотив героического эпоса. Их родители «Пить кровь, есть голову или сердце / Строго-настрого запрещали» [6, с. 22]. Но Шульген, страший брат, испив кровь, ослушался отца.

Именно после этого Шульген предстает перед нами отрицательным героем-антагонистом по отношению к Уралу – герою светлому и доброму. Урал не стал пить кровь, не ослушался отца. В поступке Шульгена мы видим не только нарушение запрета отца, но и нечто большее – нарушение родового запрета (табу) как нормы социальной общности, по-башкирски «йола».

Читайте также:  Краткое содержание рассказов стивена кинга за 2 минуты

Нарушение табу-йола противоречит представлениям общности и, по мысли народа, противоречит нормальному стабильному существованию.

Тема обычая – Номос – издавна сложившегося порядка, заложенного природой, регулирующего жизнь и определяющего судьбу человека имеет в мифологическом сознании народа особое значение. Номос – это священный закон, нарушение которого приведет к несчастью и смерти. Питье крови и поедание головы и сердца родителями объяснялось тем, что «С древности тот обычай дошел / И навеки с ними остался».

Нарушение табу противоречит Номосу и становится началом распространения Хаоса – разрушающей силы. И пристанищем Шульгена, нарушившего табу, станет мир Хаоса – мир чудовищ, дивов и всякой нечисти – нижний мир. Если Шульген – нарушитель природного естественного порядка, то Урал – защитник Номоса, предстает светлым героем, за которым идет народ.

Именно борясь с чудовищами, дивами – с силами Хаоса, он приходит к познанию сущности бытия и мироздания. Он буквально захватывает Хаос. Боясь Урала, чудовища и дивы прячутся в озере, герой выпивает воду, но он не способен «переварить», уничтожить их, и зло пробивает его изнутри и выходит на свободу.

Последние слова Урала предостерегают людей от воплощений зла – нечисти, говорит, что только «Добро» сможет противостоять злу – Хаосу.

В эпосе показано стремление человека прикоснуться к тайне мироздания, познать мир и себя. Миф выражает сердцевину мироздания, непознаваемость мира. В башкирском эпосе мы видим, что основой бытия (мироздания) – является Добро.

Интересным представляется аргументация старшего брата в пользу того, чтобы попробовать кровь: «О том, что Смерть не сильнее людей … / Повторял вам отец… / Мы сами Смерть для твари любой» [6, с. 22].

Как видим, руководством к действию Шульгена становится известный еще античности принцип, автором которого является Протагор: «человек есть мера всех вещей». Шульген выступает в эпосе индивидуумом сомневающимся, тем, что он может поставить под сомнение общеизвестную истину.

И это по замыслу эпоса и мифологическому (традиционному) мышлению – зло. Можно сказать, что в этом проявляются некоторые сходства героев Шульгена и Прометея из трагедии Эсхила «Прометей прикованный». Оба героя нарушают родовой запрет: один из них пьет кровь, другой берет мясо от жертвенного быка.

И обоих наказывает отец Янбирде и Зевс Вседержитель. Они представлены как бунтари, не зря в творчестве многих писателей образ Прометея становится символом свободы, независимости.

Эсхил, как представитель периода распада общинно-родового строя в сильно интерпретированном древнем мифе, показывает данного героя как новую личность эпохи с индивидуальными стремлениями, открыто противопоставляющего свою волю земного человека небесной воле богов. А у консервативно мыслящего Гесиода Прометей носит отрицательный характер и обрисован в негативном смысле [2, с. 15-18].

Описание модели мира в эпосе «Урал-батыр» происходит как рассказ о происхождении различных вещей, а события прошлого становятся «необходимыми элементами этого описания, «кирпичиками» мифологической конструкции» [4, с. 26].  Как отмечает Мелетинский Е.М. космизация хаоса, упорядочивание земной жизни – главная направленность мифов вообще [5, с. 203]. В «Урал-батыре» это также прослеживается (творение мира, борьбу с хаосом).

Следование Номосу не отменяет осознанного восприятия мира. Древний эпос, показав, что жизнь человека неразрывно связана с природой и природными циклами, отразил лишь зачатки сознания у людей,  которая проявляются, в том, что человек начинает искать и понимать свободу, верит в собственные силы.

Сейчас он перестаёт слепо доверять вмешательствам потусторонних сил и природных стихий, т.е. намечается тенденция на восприятие себя отдельно от природы.

Но в том обществе, о котором рассказывается в эпосе, – обществе родовом и традиционном, такое поведение ее членов неприемлемо, такие индивиды вынужден покинуть сообщество людей и жить изгоями, их жизнь показана несчастливой в эпосе (жизнь Шульгена).

Понимание собственной индивидуальности, отход от слепого следования инстинктам и рефлексам, самоограничение – таким образом косвенно показано начало становления сознания у человека в эпосе.

«Пусть имя будет вам – человек», – восклицает главный герой. Вместо того чтобы выпить Живую воду самому, принести благо себе, Урал орошает окружающий мир, природу, даруя ей вечную жизнь. Желая изначально убить «Смерть», возжелая жить вечно, т.е.

потакая собственным эгоистичным желаниям, а затем отказавшись от этого, Урал уходит от себя, он, как бы выразился Бородай Ю.М., приходит к «смерти самого себя как эгоцентрического существа» [1, с. 201]. Он «убивает» не только «самого себя», но и ту  мифическую «Смерть», про которую говорится в эпосе.

И этот путь в эпосе, выбранный Уралом, – верный, это путь «Добра», к которому должен стремиться человек. Вспомним старика, который некогда в погоне за собственными эгоистичными желаниями выпивший Живую воду: теперь он «обречен на вечную и мучительную жизнь».

Он не нашел счастья, он не смог победить «Смерть», потому что, не отказавшись от себя, он не выбрал путь «Добра». Ведь бессмертие физическое – не благо, а источник бессмертия – «Добро»: «Пусть станет ДОБРО лишь вашим именем, / Злу не давайте дорогу вовек!».

Смертный человек согласно эпосу, не нарушая Номос, должен стремиться к совершению Добра, что и обессмертит его. Смерть, которая представлялась как некоторое существо, является лишь естественным процессом обновления мира.

Человека, не понявшего это, моторика и поведение которого управляется не сознанием, а инстинктом – ждет «Смерть».

Преодоление естества (как преодоление некоего тупика человечества), самоограничение – обретение сознания человеком, осознанности поведения, новое сверхбиологическое качество человека, проявлением которого является и отказ от убийства, соперничества [1, с. 405].

Урал имел возможность убить Шульгена за его преступления, но он милостив и не стал этого делать.

Отказ от убийства,  как проявление зачатков сознания, стал отождествлять также и отказ от половых связей внутри общины (негативные последствия данных действий отразились  в том, что Заркум чуть не умер, когда пытался проглотить оленя – скрытое проявление сексуального инстинкта). Ядром этих действий является табу. Вышеописанная трансформация человека – одна из составляющей содержания эпоса как мифа.

Мы, говоря словами А.Ф. Лосева, можем сделать вывод о «срединном положении эпоса», о том, что и башкирский народный эпос находится между первобытной дикостью и цивилизацией [3, с. 145]. Главный герой Урал символизирует все родовые (племенные – коллективные) силы, это некий идеал народа, символ свободы. Данное произведение является отражением мировосприятия народа.

Эпос описывает жизнь того или иного человеческого коллектива, подчиняющего себе своими закономерностями решительно всякую личную жизнь, индивид реализует себя только в рамках этого коллектива. Поэтому потеря героя – смерть Урал-батыра – это потеря общественного блага, гибель на фоне борьбы космоса с хаосом.

Но его смерть (и воскрешение) необходимы для перерождения и нескончаемости жизни.

Список литературы:

  1. Бородай Ю.М. Эротика. Смерть. Табу. Трагедия человеческого сознания. М.: Гнозис, Русское феноменологическое общество, 1996. – 416 с.
  2. Галлямов С.А. Башкордская философия. Том 3. – Уфа: Китап, 2005. – 344 с.
  3. Лосев А.Ф. Гомер (Сер. Жизнь замечательных людей). – М.: Молодая гвардия, 2006. – 400 с.
  4. Мелетинский Е.М. От мифа к литературе. – М.: РГГУ, 2001. – 168 c.
  5. Мелетинский. Е.М. Поэтика Мифа. – М.: Наука, 2000. – 407 с.
  6. Урал батыр. Башкирский народный эпос. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1977. – 518 с.
Читайте также:  Краткое содержание никита платонова точный пересказ сюжета за 5 минут

Источник: https://sibac.info/studconf/hum/xxxix/46852

5 класс. Урок № 18. Эпос «Кобланды-батыр» (отрывок). Сюжет эпоса. Образ

Кобланды-батыр: Часть III

  Услышав топот коня, Кортка поняла, что это скачет к ней Кобланды. Приподняв полог юрты и увидев мужа в гневе, Кортка побледнела. Она подумала: “Разве я провинилась перед своим повелителем?” – И, отвязав коня Бурыла, вышла к нему навстречу.

Тайбурыла-коня увидав,Богатырь КобландыПерестал гневаться на Кортку.На Бурыла бросил взглядИ сказал тогда Кобланды:”Я – взлетевший с озера гусь,Гуси гнездятся на глиняном берегу,После наурыза лето настает,Безумный я, рожденный глупцом!Кортку, вырастившую такого коня,Я чуть было не зарубил”.

Когда погасла предутренняя звезда,Когда занялась красная заря,Зная, что батыра КобландыНевозможно удержать,Красавица Кортка на коняПоложила седло со сбруей золотой,Положила немного еды и зерна,К белой юрте коня подвела,Где батыр прилег отдохнуть.Тайбурыла-коня увидав,Встал с постели Кобланды.

У юрты собралась вся родня,Услыхав о его сборах в поход.Дивился и плакал народ -Всем было жаль отпускать

Юного батыра Кобланды.

Одевшись, из юрты вышел он,Народ его окружил.Попрощавшись с народом своим,На Тайбурыла вскочил Кобланды,Белую кольчугу надел,На пояс повесил меч,Ногайскую шапку надел,Выехал из-за горы Караспан.За кыятами, ушедшими вперед,Отправился богатырь Кобланды.

Девяностолетний его отец Токтарбай,Шестидесятилетняя мать Аналык,Сестра родная Карлыгаш,Любимая жена Кыз Кортка, -Рыдая и причитая, вчетвером,Едут следом за Кобланды.Когда провели в пути полдня,Когда настал полуденный час,Сестра батыра говорит:”Единственный мой, родной коке,Решил ты отправиться в поход.Белый сокол летает, когдаЦелы крылья его и хвост.

Я – трава кокты, что в овраге растет,Я – перышко на шапочке меховой.Да буду жертвенным ягненком твоим!Печальные мысли охватывают меня,Коке, слезы застилают мои глаза,Пока не вернешься, мой милый коке,Меня, несчастную, оставшуюся без тебя,Пусть богу в жертву принесут!Золотые перья на шапочке моей,Родной коке, когда не вижу тебя,Не мил мне и белый свет -Словно ступаю по раскаленным углям.

Стрела смерти, предназначенная тебе,Пусть в меня попадет.Жеребенок, рожденный вместе со мной,Ты – мой тополь, опора для всех,Брат мой, рожденный вместе со мной,Ты – надежная опора моя,Ты – камыш, поднявшийся над водой,Ты – мой скакун, вырвавшийся вперед.

Все горести, ниспосланные тебе,Я готова принять на себя!Ты – мой ягненок, мой близнец,Вместе мы родились, вместе росли,Мы – две утки, что пасутся вдвоем,В трудностях ты опора моя.

Твои загоны полны овец,На кого же оставляешь их?Твоя коновязь полна лошадей,На кого оставляешь их, коке?Девяностолетнего Токтарбая-отца,Шестидесятилетнюю свою мать АналыкНа кого оставляешь, родной коке?Вместе, как жеребята, резвились мы -Рожденную и выросшую вместе с тобой,На кого оставляешь, несчастную, меня?Богом данную супругу твою -Дочь Коктыма – Кортку,На кого оставляешь невестку мою?”Тут призадумался Кобланды,Задели батыра слова сестры.Оперся он на белое копье,Опечалился, заплакал богатырь:”Гуси возвращаются назад,Садятся там, где гнезда свили.Каждый в радости, в веселье,Когда он среди сверстников своих”.Опершись на белое копье,Украдкой, чтоб не увидела Карлыгаш,Вытер Кобланды слезы рукавом,Потом заговорил;Вот что он сказал:”Камни пестрые бывают на горе,Когда горюют, льются слезы из глаз,Когда ранит подмышку стрела,Только близкий может опорой стать.Если близкого друга нет,Сложишь голову в стане врага.Пряди черных волос твоихРассыпались по спине.Дорогая моя Карлыгаш,Если я задержусь, не вернусь,Здесь не оставит вас в бедеМногочисленный род кипчак.Карлыгаш, родная моя,Слезы свои осуши,Родная, дай поцеловатьТвои глаза в жемчуге слез.Единственный сын у отца,Вышел я на врага,Не ведаю, что случится со мной,Ты хоть и женщиной родилась,Достоинства твои не умалю.Повернись ко мне, милая Карлыгаш,Дай поцелую в щеки тебя

И уеду со спокойной душой”.

Подошла к батыру Кортка,Говорит ему красавица Кортка:”Негнущееся серебро мое,Богом мне данный, вершина моя,Радость моя, улыбка моя,Когда соединились мы с тобой,Стал мне мир просторней и светлей.Из золота много сделано вещей,Ты – весь рай для меня,Ты – вода из источника Каус-Каусар,Из райского сада плод.

Лев мой, будь жив, здоров!Ты – приметный конь в табуне,Конь жесткошерстный, вороной.Оставив своих отца и мать,Идешь ты навстречу беде,Если уж собрался в путь,Разве кого послушаешь ты,Пока не добьешься своего?Прощай, повелитель, в добрый путь!Через высокий горный хребетПерескочишь на Тайбурыле своем,Опередишь на двенадцать днейКыятов, что ушли вчера.

Из двух занятых Казаном городовСначала город Сырлы возьмешь.Поблизости от негоВозвышается гора Каскарлык,Ты взойдешь на вершину ее,Дашь коню поесть травы,К битве подготовишь егоИ отдохнешь, повелитель мой.

Твой ровесник по имени КараманЗахочет город Кырлы отбить,Но не сможет, не осилит врага,Его конь не перескочит шесть рвов,Городские ворота не сможет открыть -Не сможет похвастаться перед тобой.И к тебе за помощью самЯвится твой ровесник Караман.Вот тогда его и пристыдишьЗа то, что бабой тебя назвал.

Когда два коня хана КобиктыПоскачут к косяку, Тайбурыла опередив,Вот тогда и убедишься сам,Что не выстоял он еще сорок три дня,Вот тогда ты и поймешь,Права была Кортка или неправа.Когда девяностолетнему свекру моемуНечем будет прикрыть свою наготу,Когда о землю кызылбашейОн пятки до крови сотрет,Ты вернешься тогда, повелитель мой.

Когда шестидесятилетняя моя свекровьБудет шерсть трепать и аркан плести,Кипятить для брынзы молоко,Будет с горя кровавые слезы лить,Вот тогда вернешься ты назад.Когда сестра твоя БикешжанС полотенцем на плече,Повязав передником свой стан,Будет чай кипятить для кызылбашей,Ты вернешься тогда, повелитель мой.

Когда меня, оставшуюся без тебя,Самый сильный среди враговЗахочет себе в жены взять,Когда запрет в темницу меня,Когда горе переполнит душу мою,Ты вернешься тогда, повелитель мой.Под тобою быстроногий конь,Ты – прославленный богатырь.Предначертанную судьбуПознает каждый, живущий на земле.Ты отправляешься в поход.

Прощай! Да поможет тебе бог!”Тем временем к КобландыС плачем подходит его матьИ, обняв богатыря,Заливаясь слезами, говорит:”О создатель восемнадцати тысяч миров,Владыка всевышний, единственный!Внемли моим словам!Не оставляй меня в слезах!На небесах пророк Кияс,На земле пророк Ихлас,Кто мой заступник, кроме вас?Вам в жертву ягненка принесу.

Не заступитесь – погибнем мы!О духи предков, молим мы вас!Ни один конь не опередитВзращенного невесткой чалого коня,Не даст стреле коснуться богатыряВыкованная Даутом кольчуга его.Создатель, препоручаю тебеСына, чей меч с рукоятью золотой.Как ни хвастает белый сокол,Но и он однажды попадаетОхотнику в силок.

Как ни хвастает лучший скакун,Но и он однажды упадетВ вырытый возле города ров.Ихлас святой, Шашты-Азиз!Ягненка моего, отправившегося в путь,Препоручаю тебе одному!Не дай моему ягненку упасть в ров,Не дай ему повстречаться с бедой!Если из этого походаВозвратится невредимым он,Серых баранов – двойню -В жертву я принесу,Серых верблюдов – двойню -И тех принесу в жертву за тебя.

О Камбар, владыка озер!О Камбар, владыка пустынь!Ягненка моего, отправившегося в путь,Препоручаю лишь тебе -О Гали, наш лев!В морозный день я ласкала его,В туманный день нежила его,Склонялась над колыбелью его,Просыпалась, едва заслышав его крик.Из золота сделала ему колыбель,Пеленала его в белый шелк.Он – долгожданный ягненок мой,Даже ребра гнулись мои,Гнулись все десять пальцев моих,Когда из колыбели его брала,Как гусенка, водила его за собой,На руки брала – немели руки мои.О Хазрет в гробнице святой!Всевышний Создатель, храните его!Ягненка своего препоручаю тебе,Сподвижник бога – Мухаммет,Единственному моему помоги!”Тогда молвил Кобланды:

«Успокойся, родная, не плачь».

3

Источник: https://multiurok.ru/files/urok-18-epos-koblandy-batyr-otryvok-siuzhiet-eposa.html

Читать книгу «Урал-батыр. Башкирский народный эпос в изложении Айдара Хусаинова» онлайн — Айдар Гайдарович Хусаинов — Страница 1 — MyBook

© Айдар Гайдарович Хусаинов, перевод, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Как жили во времена древнее самого древнего

Туман, глубокий туман повсюду. Не видно ни звездочки, ни огонька, лишь только туман повсюду – без конца и без начала, без верха и низа, без четырех сторон света.

Но что это? Словно посветлело вокруг, и туман начал стремительно таять, распадаясь на неравные части. Это рассвет прочертил узкую полоску на горизонте, это восходит солнце!

Читайте также:  Краткое содержание рассказов оноре де бальзака за 2 минуты

Поднимается светило, сверкает все сильнее и сильнее, захватывает все большее и большее пространство, гонит прочь остатки тумана, и вот уже открылось огромное чистое небо, и вот уже плещется бескрайнее море.

Играют волны, бегут они наперегонки бесконечной морской равниной и разбиваются о скалы большого острова.

Покрыт тот остров густыми лесами, а в тех лесах нет-нет да мелькнет широкая солнечная поляна.

Вот на одной из них появился обитатель этих мест, Йанбирде-Тот, Кто Вдохнул Душу. Немного поотстав, за ним идет его жена Йанбике – Душа Жизни. Они живут здесь так давно, что сами не помнят, когда появились на свет. Не помнят они, кто их отец, кто мать, где остался оберегавший их Йер-Хыу. Давным-давно пришли они сюда и поселились здесь.

Йанбирде и Йанбике – хозяева этих мест. Нет у них дома, не ведут они никакого хозяйства, не разжигают огня под котлом вечерней порой, не ставят квашню, чтобы тесто замесить.

Притомятся, захочется им поспать – высокая трава стелится как мягкое ложе, высокие липы склоняют свои ветви, чтобы укрыть их от дождя, густой боярышник и шиповник смыкаются вокруг них, чтобы защитить от ветра.

Не знают Йанбирде и Йанбике болезней, не пристает к ним недуг, а любая рана тут же заживает, словно ее и не было.

Йанбирде и Йанбике живут охотой. Ни лука нет у них, ни стрел, выезжают они на могучих свирепых львах, собака ловит для них зверей, щука помогает им ловить рыбу в реках, помогает им пиявка, высасывает она кровь травоядных животных, а верный сокол прямо на лету бьет для них птиц.

Вот и теперь возвращаются они с охоты. Сзади тащится лев, на которого взвалили добычу – высокого оленя, в небе над ними кружится сокол, высматривает, что творится в округе, собака радостно лает, а в ручье весело плещется щука.

Много-много лет жили в этих местах Йанбике и Йанбирде, жили, не зная, что такое смерть. Сколько помнили себя, был у них обычай – ели они голову самцов хищных зверей, добытых на охоте, а если поймают самку – то сердце. Пили они кровь травоядных животных, которую высасывала для них пиявка, эта кровь придавала Йанбирде и Йанбике сил и бодрости.

Годы шли, один за другим, и вдруг, точно так же – один за другим, у них появились дети, два сына – Шульген и Урал.

Впереди показалась опушка леса, и вот они выбегают навстречу родителям. Радостно приветствуют они отца и мать, весело встречают их возвращение. Того, что пониже, зовут Урал, он – младший сын. Того, что повыше, зовут Шульген, он – старший сын.

Так начинается наш рассказ об Урал-батыре.

Как Йанбирде наставлял сыновей

Дети Йанбирде и Йанбике росли очень быстро.

Когда Шульгену исполнилось двенадцать лет, он захотел оседлать льва и отправиться на охоту. Урал, которому в ту пору было десять лет, вслед за братом решил натравить на дичь их верного сокола.

Но Йанбирде не дал им на это своего благословения. Он сказал им так:

– Дети мои! Вы дороги мне, словно очи, которыми я смотрю на белый свет. Но разрешить вам охотиться не могу – у вас еще не выпали молочные зубы, вы еще не окрепли телом и душой, не пришло пока ваше время сесть верхом на льва, в руки взять сукмар, сокола с криком выпустить на дичь.

Не торопите своего детства и слушайте меня.

А я вам говорю – чтобы привыкнуть к верховой езде, садитесь на оленя. Чтобы научиться охотиться с соколом, пускайте его на стайку скворцов. Есть захочется – ешьте, пить захочется – пейте, но только воду из родника. Пить то, что мы с матерью пьем, вам запрещено.

Кивнули мальчики, усмирили юный пыл, принялись за свои новые занятия.

Как Шульген нарушил запрет отца

Однажды Йанбирде и Йанбике ушли на охоту и долго не возвращались. Мальчики играли на полянке, а когда проголодались, Шульген вдруг сказал младшему брату:

– Давай попробуем то, что пьют наши родители. Я подсмотрел, где они прячут кровь.

– Нельзя, – отвечал ему Урал. – Отец не разрешает, ведь ты же знаешь об этом.

Тогда Шульген стал уговаривать брата:

– Да ты не бойся, он ничего не узнает, мы же только попробуем кровь на вкус. Питье-то сладкое, наверно. Если бы это было не так, отец и мать не ходили бы на охоту, не губили зверей, позабыв о сне и отдыхе.

– Пока не стану егетом, пока не узнаю людских обычаев, пока не постранствую по земле и не уверюсь в том, что Смерти-Улем на свете нет – пробовать кровь не буду, – твердо стоял на своем Урал.

– Да ты просто трус, – разозлился тогда Шульген и стал громко смеяться над братом.

– Нет, я не трус, – не поддался Урал. – Львы, тигры и медведи тоже очень храбрые звери, но и они плачут, когда к ним приходит Смерть. Вдруг, если попробовать кровь на вкус, она здесь появится?

На плотву щука охотится, на суслика – сурок, а лисица – на зайца. Если так подумать, получается, что сильный для слабого и есть Смерть.

Разве не мы, люди, ловим рыб, ныряющих в глубину, птиц, что поют на скалах? Мы, четверо, и ввели этот обычай в наших краях.

А если звери задумаются об этом, если все соберутся и когти свои обратят против нас, как сукмар, и бросятся на нас – разве тогда не явится к нам Смерть, о которой отец нам говорил?

Призадумался тут Шульген, однако большого значения этим словам не придал.

– А ты не бойся, – только и сказал.

Побежал непослушный Шульген к тайному месту и отпил понемногу из раковин морских, в которых хранилась кровь.

Так Шульген нарушил запрет отца.

Источник: https://MyBook.ru/author/ajdar-husainov/ural-batyr/read/

В уфе сняли новый мультфильм «урал-батыр» (видео)

Эпос башкир «Урал-батыр», стал основой нового анимационного фильма — это нам рассказали последние Новости Башкортостана и Уфы. Новое анимационное творение снималось на студии «Аманат» при помощи самых новых видео-технологий. Автором данного проекта является Ильдар Гафаров.

Творческая группа, которой он руководил, постаралась вложить глубокий смысл эпоса в 21-минутное видео.

Участникам научной конференции проходившей в октябре прошлого года в Париже посчастливилось первыми увидеть данный фильм, он стал своеобразной презентацией Республики Башкортостан.

Гостям и жителям города Уфа видео предлагалось к просмотру на праздновании Дня республики, а также на мероприятие «Ночь искусств».

«Урал-батыр» — это башкирский народный эпос, впитавший в себя всю сущность древней мифологии. В эпосе представлены древнейшие взгляды на жизнь. Часть мотивов и образов встречаются в эпосах: «Алпамыша», «Заятуляк и Хыухылу», «Кузыйкурпяс и Маянхылу», «Конгур буга».

Этот башкирский эпос не сразу появился на бумаге, многие годы его передавали устно –так, от поколения к поколению, он и продолжал существовать. В начале 19 века Мухаметша Бурангулов впервые записал эпос на бумагу, его источниками были два поэта – сказателя.

Первое сокращенное издание на башкирском языке эпоса «Урал-батыр» состоялось в 1968 г. в журнале «Агидель». Полная версия на башкирском языке была опубликована в 1972 г. А 1975 год дал возможность ознакомиться с эпосом и на русском языке.

Существуют переводы «Урал-Батыр» на разные языки, его можно читать на русском, немецком, турецком, английском языках.

Эпос «Урал-батыр» представляет собой одно из «7 чудес Башкортостана», он также находится в Списке культурного нематериального наследия ТЮРКСОЙ.

Башкирская сказка «Урал-батыр» основана на эпосе, она так же передает краткое его содержание, описывая подвиги, совершенные Урал-батыром.

Основой сюжетной линии является борьба батыра Урала за добро, жизнь и счастье людей. Борьба ведется со злом, олицетворенным драконами, змеями.

Эпос состоит из трех частей, каждая из них описывает судьбы одного из трех поколений героев: старики Янбирде и Янбике, они же родители Шульгена и Урала, они же бабушка и дедушка для детей Урала — Сакмара, Яика, Нугуша, Идель.

Мультфильм на башкирском языке с переводом можно посмотреть здесь наYouTube и там же Вы сможете найти одноименный анимационный фильм, который был снят несколько лет назад, в студии братьев Наумовых.

Сегодня предоставляется возможность ознакомиться с двумя мультипликационными картинами, созданными на базе эпоса «Урал-батыр». Желающие так же могут скачать приглянувшуюся версию.

Источник: http://imhomir.com/blog/Ufa/12003.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector