Краткое содержание хемингуэй иметь и не иметь точный пересказ сюжета за 5 минут

Художественное своеобразие рассказа «У нас в Мичигане» Хемингуэя

Краткое содержание Хемингуэй Иметь и не иметь точный пересказ сюжета за 5 минутСочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Художественное своеобразие рассказа «У нас в Мичигане» Хемингуэя!!! =>>>

«У нас в Мичигане» представляет значительный интерес в нескольких отношениях. Прежде всего, речь пойдет о частном синтезе, в котором впервые в творчестве писателя практически воплощается «принцип айсберга». Некто Уаймен, Смит и Джим собираются на несколько дней на охоту: «Лиз и миссис Смит четыре дня готовили им в дорогу еду. Лиз хотела приготовить что-нибудь повкусней для Джима, но так и не собралась, потому что боялась попросить у миссис Смит яиц и муки и боялась, как бы миссис Смит не застала ее за стряпней, если она сама все купит. Миссис Смит, вероятно, ничего не сказала бы, но Лиз все-таки боялась»

Затем мы узнаем, что Матильда Луазель достала у подруги драгоценное украшение, без которого не могла поехать на бал. Это случилось не за пять минут до праздника, но автор, естественно, переходит прямо к описанию успеха героини на балу и сообщает об утере ожерелья.

Бал состоялся в понедельник, как не забывает сообщить автор, но мы сразу переносимся в конец недели и т. д. и т. п. Тот же прием мы часто находим в творчестве Чехова, например в «Черном монахе». Но Хемингуэй делает принципиально иное.

Он в данном случае не пропускает то, что вообще не имеет значения для сюжета, а использует специфическую архитектонику, вызывающую определенную подстановку времени в уме читателя, перевод времени в подтекст.

Заметим здесь же, что чисто реалистический психологический эффект, достигаемый Хемингуэем, не имеет ничего общего с разросшимся в двадцатом веке экспериментированием с литературным временем, наиболее, на наш взгляд, полно представленным в творчестве Марселя Пруста.

В поразительно талантливой и утонченной прозе Пруста время иногда как бы растворяется в сознании рассказчика, утрачивает свою реальность. Происходит смешение времен, и тогда можно подчас обнаружить, например, прекраснейшие эпизоды, в которых время, нужное для прочтения тончайшего описания, оказывается более длительным, чем реальное время описываемого переживания. Нечто подобное можно найти не только у Пруста.

Попробуем представить себе (разумеется, в контексте), что этот отрывок написан в аналитической манере Бальзака.

Он непременно содержал бы, помимо обширного авторского комментария, подробную характеристику душевного состояния Лиз, тех особенностей ее воспитания и характера, которые обусловливают «боязнь», иначе говоря, смущение девушки, не решающейся признаться в своем чувстве; были бы проанализированы отношения Лиз и ее хозяйки миссис Смит, не говоря уже о детальном расследовании разницы в ее имущественном и социальном положении и таком же положении Джима, человека независимого и держащегося па равной ноге с хозяином Лиз.

Уже то, что мы смогли так подробно перечислить все эти моменты, достаточно показательно.

Хемингуэй не игнорирует, не опускает их, а также подвергает анализу, только читатель видит уже синтез, построенный с учетом предварительного анализа.

При этом авторский анализ оказывается не исключенным или опущенным (так, вместо подробного разбора соответствующих отношений Хемингуэй несколько дальше просто замечает, что, подав еду на стол, Лиз и сама садится есть вместе с хозяевами и Джимом), а только скрытым в тексте, и читатель может безошибочно ответить и на вопрос о разнице положений Лиз и Джима, и на вопрос об отношениях служанки и хозяйки, и, главное, на вопрос о душевном состоянии Лиз. Итак, в маленьком эпизоде с неосуществленным желанием Лиз читатель находит скрытый, но не пропадающий для него анализ. Перечисленные моменты этого анализа даны в подтексте, а синтез является настолько насыщенным, что читатель воспринимает их с достаточной степенью эмоционального накала. Тот же синтез мы находим и в других эпизодах рассказа: длительная охота (еду для охотников готовили четыре дня, а сами они обросли бородами) не описана, но «передана» в том, как ведут себя возвратившиеся; так же скрыто выражена психологическая готовность Лиз позволить Джиму все, чего бы он ни пожелал. Хемингуэевский синтез (с анализом в подтексте) не единственная кардинальная черта его стиля. Он как бы сплавлен в одно целое с «показом», заменившим описание, и достигается точными средствами, среди которых далеко не последнюю роль играют композиция и архитектоника произведения. «У нас в Мичигане» дает превосходный образец этой стороны мастерства Хемингуэя.

Удивительно у Пруста полнейшее соответствие содержательной и формальной сторон повествования.

Расщепление времени на нематериальные «волокна» как бы накладывается на «расщепление» личности, ощущения которой, возможно, и обладают какой-то смутной реальностью, но в тексте анализируются подробно и конкретно, причем Пруст, естественно, прибегает к бесконечным сопоставлениям и уподоблениям, что, в свою очередь, находит выражение в характерной усложненности синтаксиса и в собственно лексическом оформлении эпизода.

У Хемингуэя же время вовсе не исчезает, остается такой же реальностью, как и изменившаяся, но отнюдь не «расщепленная» личность, состояние которой столь важно для развития действия в рассказе.

Но анализ этой и других характеристик эстетики Хемингуэя значительно усложняется тем, что, даже выделив какую-нибудь доминанту его стиля, мы найдем в том же самом текстуальном материале и другие — также очень важные — особенности, которые неразрывно сплетены друг с другом и только взятые в целостности позволяют дать полное представление о его стилистическом новаторстве.

Первый рассказ сборника «Уайнсбург, Огайо» традиционно начинается с описания места действия. Из двух вступительных абзацев важнейшим оказывается второй, дающий картину провинциальной, сельской жизни.

Следует заметить, что здесь мы имеем дело с принципиальным новшеством, введенным Хемингуэем. Пропуск в повествовании того, что и так ясно, широко используется в классической литературе. На неполных семи страничках рассказа Мопассана «Ожерелье», например, насчитывается пять таких пауз.

В начале рассказа мы узнаем, что супруги Луазель получают приглашение на бал к министру и решают, что мадам Луазель сошьет себе новое платье.

Следует пауза, во время которой это платье шьется, но такие подробности не интересуют ни автора, ни читателя, поскольку к развитию сюжета не имеют никакого отношения.

В самом деле, мы только что узнали о чувстве Лиз к Джиму. Фраза: «И, почувствовав, что это ей нравится, она смутилась» — показывает, что Лиз только что впервые осознала свою любовь.

Если бы автор тут же, пропустив описание Хортонс-Бея (или дав его традиционно, в начале рассказа), объявил: «Теперь Лиз все время думала о Джиме, Гилморе» (I, 16), в повествовании образовался бы разрыв, так как исчез бы тот промежуток времени, который понадобился Лиз, чтобы от первого осознания своего чувства перейти к такому состоянию, когда она только о Джиме и думает.

Но Хемингуэй ничего не сообщает об изменении душевного состояния Лиз. Просто между третьим абзацем рассказа, заканчивающимся словами «она смутилась», и шестым, начинающимся фразой «Теперь Лиз все время думала о Джиме Гилморе», вставлено описание Хортонс-Бея. Между тем у читателя не возникает никакого недоумения по поводу этого «теперь».

Время, потребовавшееся для прочтения двух абзацев,- такова  уж архитектоника этого рассказа — невольно ассоциируется читателем со временем, за которое так выросло и окрепло чувство Лиз. (Когда же Хемингуэй начинает рассказ с описания места действия, например в новелле «Что-то кончилось», то не для создания простого фона.

Такое описание выполняет многообразные функции и оказывается ассоциативно связанным с сюжетом.) В дальнейшем Хемингуэй значительно усовершенствует свое открытие и широко использует его не только в рассказах, но и в романах. Такое употребление литературного времени станет очень существенной чертой его прозы.

Читайте также:  Краткое содержание завтра была война васильева точный пересказ сюжета за 5 минут

Совершенно иначе начинается «У нас в Мичигане».

В первом абзаце Хемингуэй кратко знакомит нас с Джимом Гилмором, во втором — с Лиз Коутс, в третьем сообщает, что Джим очень нравился Лиз, и только в двух последующих дает, наконец, характеристику места действия, Это отличие имеет первостепенное значение.

Построив начало рассказа таким образом, Хемингуэй не просто отходит от привычной традиции, но делает важное открытие относительно ассоциативного мышления читателя, касающееся области соотношения реального времени со временем чтения.

Сочинение опубликовано: 15.06.2012 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Художественное своеобразие рассказа «У нас в Мичигане» Хемингуэя

Источник: http://www.getsoch.net/xudozhestvennoe-svoeobrazie-rasskaza-u-nas-v-michigane-xemingueya/

Краткий пересказ романа Э. Хемингуэя “Иметь и не иметь”

Роман, состоящий из трех новелл, относится ко времени экономической депрессии 1930-х гг. Флоридский рыбак Гарри Морган из Ки-Уэста зарабатывает на жизнь тем, что сдает свою моторку разным богатеям, приехавшим сюда половить рыбку. Лодку они нанимают вместе с хозяином – тот хорошо знает, где лучше клев и какая для какой рыбы нужна приманка.

Гарри предпочитает быть в хороших отношениях с законом и взял за правило не связываться с контрабандистами и вообще не заниматься незаконным промыслом. Но однажды все меняется.

Зафрахтовавший лодку на три недели американец, с которым Гарри ловил рыбу у побережья Кубы, обманывает рыбака и, испортив тому в придачу снасти, преспокойно улетает, не расплатившись и не возместив убытки.

Морган рассчитывал получить около шестисот долларов, ему надо закупить бензин, чтобы вернуться в Штаты, нужны и деньги на жизнь: у него семья – жена и три дочери-школьницы.

Гарри вынужден идти на противозаконную сделку: за тысячу долларов он соглашается нелегально вывезти с Кубы нескольких китайцев. Посредник дает понять, что китайцев вовсе не надо доставлять на материк, а просто шлепнуть по дороге.

Морган предпочитает убить самого негодяя-посредника, а китайцев высаживает на кубинском же побережье, недалеко от того места, где взял их на борт.

Китайцы, не понимая, что спаслись от верной смерти, недовольны, что их надули, но открыто

не ропщут. Лиха беда – начало. Гарри, которому надо кормить семью, становится контрабандистом – перевозит виски с Кубы в Ки-Уэст. Однажды, когда Гарри вместе с подручным-негром совершает рядовой рейс с грузом виски, их нагоняет катер морской полиции. Им приказано остановиться.

Когда стражи порядка видят, что на моторке и не думают подчиняться приказу, они открывают стрельбу и ранят Гарри и негра. Тем, однако, удается уйти от преследования, но негр совсем раскис, да и Гарри с трудом бросает якорь в водах рядом с Ки-Уэстом. Штормит.

Гарри боится, что посредники не придут за опасным грузом.

С проходящего мимо катера, владелец которого Уилли – приятель Гарри, замечают, что на лодке Моргана что-то не в порядке.

Пассажиры катера – представители закона, они догадываются, что раненый человек на лодке – бутлеггер, и требуют, чтобы Уилли подошел к суденышку поближе, но тот наотрез отказывается.

Мало того, он кричит Гарри, чтобы тот, если у него есть чего лишнее на борту, поскорее бы от этого отделался и пусть знает: Уилли его в глаза не видел и покажет это даже перед судом. Своим пассажирам он говорит, что в свидетели к ним не пойдет и вообще, если дойдет до разбирательства, присягнет, что ничего не знает и лодки этой в глаза не видел.

(No Ratings Yet)
Loading…
тема родины и природы в лирике есенина
Краткий пересказ романа Э. Хемингуэя “Иметь и не иметь”

Источник: http://home-task.com/kratkij-pereskaz-romana-e-xemingueya-imet-i-ne-imet/

«Иметь и не иметь» Хемингуэя в кратком изложении на Сёзнайке.ру

Роман, состоящий из трех новелл, относится ко времени экономической депрессии 1930-х гг.

Флоридский рыбак Гарри Морган из Ки-Уэста зарабатывает на жизнь тем, что сдает свою моторку разным богатеям, приехавшим сюда половить рыбку.

Лодку они нанимают вместе с хозяином — тот хорошо знает, где лучше клев и какая для какой рыбы нужна приманка.

Гарри предпочитает быть в хороших отношениях с законом и взял за правило не связываться с контрабандистами и вообще не заниматься незаконным промыслом. Но однажды все меняется.

Зафрахтовавший лодку на три недели американец, с которым Гарри ловил рыбу у побережья Кубы, обманывает рыбака и, испортив тому в придачу снасти, преспокойно улетает, не расплатившись и не возместив убытки.

Морган рассчитывал получить около шестисот долларов, ему надо закупить бензин, чтобы вернуться в Штаты, нужны и деньги на жизнь: у него семья — жена и три дочери-школьницы.

Гарри вынужден идти на противозаконную сделку: за тысячу долларов он соглашается нелегально вывезти с Кубы нескольких китайцев. Посредник дает понять, что китайцев вовсе не надо доставлять на материк, а просто шлепнуть по дороге.

Морган предпочитает убить самого негодяя-посредника, а китайцев высаживает на кубинском же побережье, недалеко от того места, где взял их на борт.

Китайцы, не понимая, что спаслись от верной смерти, недовольны, что их надули, но открыто не ропщут.

Лиха беда — начало. Гарри, которому надо кормить семью, становится контрабандистом — перевозит виски с Кубы в Ки-Уэст. Однажды, когда Гарри вместе с подручным-негром совершает рядовой рейс с грузом виски, их нагоняет катер морской полиции. Им приказано остановиться.

Когда стражи порядка видят, что на моторке и не думают подчиняться приказу, они открывают стрельбу и ранят Гарри и негра. Тем, однако, удается уйти от преследования, но негр совсем раскис, да и Гарри с трудом бросает якорь в водах рядом с Ки-Уэстом. Штормит.

Гарри боится, что посредники не придут за опасным грузом.

С проходящего мимо катера, владелец которого Уилли — приятель Гарри, замечают, что на лодке Моргана что-то не в порядке. Пассажиры катера — представители закона, они догадываются, что раненый человек на лодке — бутлеггер, и требуют, чтобы Уилли подошел к суденышку поближе, но тот наотрез отказывается.

Мало того, он кричит Гарри, чтобы тот, если у него есть чего лишнее на борту, поскорее бы от этого отделался и пусть знает: Уилли его в глаза не видел и покажет это даже перед судом.

Читайте также:  Краткое содержание зощенко не надо врать точный пересказ сюжета за 5 минут

Своим пассажирам он говорит, что в свидетели к ним не пойдет и вообще, если дойдет до разбирательства, присягнет, что ничего не знает и лодки этой в глаза не видел.

Превозмогая боль в руке, Гарри выбрасывает груз за борт и направляет моторку в сторону гавани — ему и негру нужен врач. Может, руку все же вылечат — ему бы она очень пригодилась…

Руку, однако, спасти не удается, теперь у Гарри правый рукав подколот к самому плечу. Лодка его после последнего случая арестована: законники из Вашингтона, оказавшиеся в тот день на катере Уилли, добились-таки своего.

Но, как Гарри говорит Другу, он не может допустить, чтобы у его детей с голоду подводило животы, а рыть за гроши канавы для правительства он тоже не намерен. Гарри по-прежнему не отказывается от незаконных вояжей — на этот раз ему предлагают доставить на Кубу четырех нелегалов.

Его друг Элберт соглашается помочь Гарри, тем более что за эту работенку хорошо платят. Они дружно решают, что нет такого закона, чтобы человек голодал. Богачи скупают здесь земельные участки, и скоро беднякам придется отправляться голодать в другое место.

Гарри не «красный», но, по его словам, его давно зло берет от такой жизни. Для выполнения задания Гарри берет напрокат катер у своего друга-бармена.

Мария, жена Гарри, с тех пор как муж согласился на последнее опасное предложение, места себе не находит. Этих двух немолодых людей связывает трогательное чувство, каждого до сих пор волнует простое прикосновение другого, и понимают они Друг друга с полуслова.

Зимой в Ки-Уэст съезжается много известных и просто богатых людей. Их проблемы не похожи на проблемы Гарри, им не надо ежедневно с риском для жизни добывать деньги на пропитание. Они пьют и затевают дешевые интрижки — как миссис Брэдли с писателем Ричардом Гордоном; та коллекционирует писателей точно так же, как и их книги.

Пассажиры оказываются опаснее, чем ожидал Гарри. Они ограбил банк, а при посадке в катер без всяких причин прихлопнули Элберта. Под дулом автомата Гарри отчаливает от берега, понимая, что кубинцы после завершения всех дел и его тоже пустят в расход.

Кубинцы не скрывают, что они революционеры, они грабят и убивают людей, но это все только ради революции и будущего торжества справедливости, ради рабочих людей.

Господи, думает Гарри, чтобы помочь людям, они грабят и при этом убивают таких же простых людей. Все сошли с ума.

Гарри понимает, что ему надо опередить кубинцев и, чтобы не обречь себя на заклание, напасть первым. В удобный момент он выхватывает спрятанный заранее автомат и сражает кубинцев несколькими очередями.

Однако один кубинец находит в себе силы сделать ответный выстрел и ранит Гарри в живот.

Лежа на дне лодки, Гарри мучительно думает, что же теперь будет делать Мария. Как вырастит девочек? Ничего, как-нибудь проживет, она женщина с головой, А вот я откусил больше, чем смог прожевать. На лодке куча денег, а я ни цента не могу передать семье.

Дрейфующую в открытом море лодку замечает катер береговой охраны. Много чего повидавшие на своем веку полицейские, подойдя поближе, не могут скрыть замешательства при виде залитой кровью палубы. Гарри еще жив, хотя и без сознания. Он что-то бормочет.

«Человек один не может ни черта», — слышат ступившие на борт охранники. Ясно, что здесь разыгралась страшная драма — в мертвецах полицейские узнают преступников, ограбивших банк.

Но какова во всем этом роль Гарри? Лодку медленно тянут на буксире к пристани мимо стоящих у причала яхт богачей.

А на этих яхтах идет своя жизнь. На одной — выпускник Гарварда миллионер Уоллэйс кутит с неким Карпентером, вконец разорившимся типом, о котором говорят, что если его сбросить с высоты пятисот футов, то он благополучно приземлится за столом какого-нибудь богача.

На других яхтах — другие люди и другие заботы. На самой большой и роскошной — шестидесятилетний хлебный маклер ворочается на постели, встревоженный последним бухгалтерским счетом.

Деньги — его единственная страсть: ухода жены, с которой прожил двадцать лет, он даже не заметил. На яхте рядом известный плейбой спит со своей любовницей — женой знаменитого голливудского режиссера.

Та лежит подле него без сна, размышляя, пить ли снотворное и почему мужчины такие негодяи.

Марии сообщают о случившемся. Вместе с дочерьми она сидит в больнице, все четверо истово молятся, чтобы муж и отец остался жив.

Но Гарри умирает, так и не придя в сознание, и Мария чувствует, что с ним что-то умерло у нее внутри, она вспоминает, какой он был задорный, сильный, похожий на какое-то редкое животное.

Лучше его не было мужчины на свете. Теперь ей придется тоже стать мертвой — как большинству людей.

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/kratkoe-soderjanie/6023-imet-i-ne-imet-hemingueya-v-kratkom-izlojenii

Лаборатория Фантастики

Аннотация:

«Иметь и не иметь» (1937 г.) — история Гарри Моргана, простого и честного рыбака, который превращается в контрабандиста. В основе повествования — судьба главного героя, ставшего преступником.

Но кроме этого, «Иметь и не иметь» — остросоциальный роман, в центре которого — конфликт бедности и богатства, имущих и не имущих, людей, которых бедность вынуждает преступать закон, и людей, наслаждающихся жизнью и прожигающих ее.

Кто же из них более достоин порицания?

Экранизации:

— «Иметь и не иметь» / «To Have and Have Not» 1944, США, реж: Ховард Хоукс

— «To Have and Have Not» 1957, США, реж: Джеймс П. Ярбро

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

vrochek, 30 октября 2011 г.

Роман, который считается не самым удачным у Хэма.

Но, что интересно, именно его я перечитывал раз двадцать.

Роман странный. На первый взгляд он неровный, дерганый, словно слепленный из трех разных кусков, плюс вставки от имени американки в третьей части и жены героя. Но на удивление, когда я перечитывал его третий или четвертый раз, я начал ощущать, что в этом есть определенная логика.

Роман жесткий и пессимистичный. Герой не получает никакой награды, а умирает (спойлер, да), потеряв почти все.

Кроме, возможно, себя.

И вот я перечитывал роман — иногда с середины, реже — с начала, иногда вообще с третьей части. Злился, но опять перечитывал. А потом спросил себя: Что за черт? Почему я опять это делаю?

И начал понимать — меня это цепляет. По настоящему цепляет.

Читайте также:  Краткое содержание лето господне шмелёва точный пересказ сюжета за 5 минут

Имхо, структура романа не обязательна должна быть прямой, как телеграфный столб. Вполне возможно, что она будет кривой сосной, выросшей на обдуваемом всеми ветрами каменистом утесе. Она кривая, да. Но она так вцепилась в камень, так сильна, что хрен ее вырвет даже ураганом. И, черт возьми, с этого своего утеса она каждый день смотрит на море…

Гарри Морган — настоящий человек. Кажется, его стоит назвать неудачником — но нет, не могу. Он не неудачник. Он — герой, против которого играет Судьба.

Все-таки отличный роман. Кривая сосна, да — но отличный роман.

P.S. И про экранизацию:

Кажется, единственный фильм в истории кино, над которым работали сразу два нобелевских лауреата плюс два лауреата Оскара. Роман Хемингуэя, сценарий Фолкнера. Режиссер Говард Хоукс, в главной роли Хэмфри Богарт — у обоих по Оскару (правда, не на момент съемок фильма)

Кстати, режиссер Говард Хоукс считал, что Фолкнер пишет отвратительные диалоги. И, скорее всего, сокращал их во время съемок — режиссеры часто так делают (и актеры тоже, если позволяет статус). Это забавное ощущение. Потому что обычно герои Фолкнера треплются только так, а в фильме почти все диалоги очень лаконичны и афористичны — словно их писал Чандлер или Хэммет, а не Фолкнер.

Фильм общего с романом имеет только пару сцен, да героя-пьяницу. Смешно. Это оптимистичный, легкий фильм с хэппи-эндом. И с отличными репликами. «Ты умеешь свистеть? Это так просто. Достаточно только сложить губы вот так и посвистеть». Это реплики Фолкнера, таких фраз в оригинале Хэма нет.

Да, еще фильм замечателен тем, что на съемках Богарт встретил свою жену — Лорен Бэколл. Счастливый брак, на удивление. А Лорен Бэколл в фильме хороша. Этот ее низкий голос… и притяжение между ней и Богартом…

В общем, фильм я тоже рекомендую:smile: Хотя с романом он имеет мало общего.

Кечуа, 1 июля 2017 г.

Не всегда человек встаёт на кривую дорожку, потому что лямка натёрла плечо. Чаще обстоятельства не оставляют иного выбора. Гарри Морган циничен и резок, и он идёт, куда толкает его судьба — ниже и ещё ниже. Рыбак не может остаться рыбаком, если нет денег на снасти, а бутлегер — продолжить возить груз без руки.

История Гарри Моргана, если вырезать её из контекста, — на десять баллов. История антиромантическая, отрывистая и чертовски правдоподобная, как и он сам.

Чем-то отдалённо напомнила Кормака Маккарти, но у Кормака романы былинно-отстранённые, а здесь бурлит страсть — к жизни, к женщине — словно озеро терпкого вина, заключённое плотиной хлёсткого, лаконичного стиля, и плотина выцеживает благородную жидкость — брызги падают вниз, с плотины, и читатель счастлив. Такую страсть, наверное, можно было увидеть в глазах всамделишных пиратов минувших столетий: щетина, губы плотно сжаты, уголки презрительно опущены книзу, во всей позе сила и уверенность. Очень мужская, маскулинная история. Как, впрочем, и другие, что читал у Хэма, за исключением романа «Прощай оружие», где герой больше смахивает на юношу, чем на мужчину и ведёт себя порой инфантильно.

Контекст слаб. Много второстепенных персонажей — характеры не запоминаются и чувств не рождают. Кругом алкоголь, как и всегда, мужчины и женщины, любовники и любовницы, блондинки, писатели, совсем уж опустившиеся личности, привлечённые к общественным работам, и даже член тайного общества «Череп и кости».

Много маленьких историй, и все герои на пределе, но «полотнА» не рождается.

Чувство, будто писатель взял запредельно высокую ноту, и ты сначала думаешь: «Вот это да!» а потом «Чёрт, пискляво-то как» и хочется даже зажать уши — пролистать скорее всю эту муру про местную мадемуазель, которая всем даёт, и как она чуть не дала заезжему писателю, а он пришёл домой в её помаде и жена сказала, что это последняя капля, и она уходит с профессором, и писатель пошёл в бар, надрался вместе с ветеранами общественных работ (все сифилитики), заметил вдруг профессора, и чуть его не избил. А профессору было потом жаль, что он не дал себя избить — так он снял бы груз с души писателя. Мура же, друзья, — она и есть! Конфликт бедности и богатства, о котором заявлено в аннотации, если и можно здесь разглядеть, то с трудом.

В целом, то, что читал раньше у Хэма, нравилось больше («Фиеста», «Старик и море», некоторые рассказы) либо гораздо больше («Прощай, оружие!»). На очереди «По ком звонит колокол». Кстати, эпиграф там глубокий — про человека, который часть материка, но никак не остров.

Любопытно, что и в этой книге (в конце) Гарри Морган высказывает схожую мысль: «человек один ни черта не может». «Ему понадобилась жизнь, чтобы прийти к такому выводу», — поясняет автор. Если честно, зачем это здесь, — не понял. Может и правда упустил некий пласт в романе.

Надо будет как-нибудь перечитать.

Rem1, 28 мая 2015 г.

История Гарри Моргана хороша и захватывает дух, от самого начала и до финальных аккордов. Но это касается только самой истории рыбака-контрабандиста, а не всего, что автор налепил вдовесок.

Ума не приложу, зачем была показала история писателя и его жены, а так же богачей на яхтах в самом конце (для контраста, да, мол, у одних есть все и они недовольны, а у других нет ничего и они пытаются это дело исправить, но все можно было бы написать более гармонично, как по мне).

Ну и рваная стилистика в глаза бросается. Вначале от первого лица, потом от третьего, потом вновь от первого, но уже с точки зрения другого фокального персонажа. Зачем — непонятно.

Но в целом, роман приятно удивил, особенно учитывая тот факт, что с творчеством Хемингуэя у меня все сложно. Быть может еще морально не дорос.

Walles, 1 октября 2017 г.

Производит впечатление, как в одной из глав второстепенный персонаж — писатель (весьма посредственный) Ричард Гордон размышляет о том, что неплохо бы в новой книге вывести образ женщины, которую он встретил сегодня на улице. Это «толстая женщина с заплаканными глазами…

муж возвращаясь домой, ненавидит ее…она так расплылась и обрюзгла, ему противны ее крашеные волосы, слишком большие груди». В конце главы мы узнаем, что писатель встретил Марию Морган — жену главного героя, мать троих дочерей.

Парадокс ситуации как раз в том, что именно ради этой женщины Гарри и согласился нелегально переправить домой четырех — кубинцев-революционеров с радикальными взглядами по жизни.. Пропитанная алкоголем и безысходностью атмосфера накаляется.

Чем закончился этот рейс для Гарри — читатель узнает дочитав до книжку до конца…

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work283600

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector