Краткое содержание холодная осень бунина точный пересказ сюжета за 5 минут

И. Бунин: краткое содержание рассказа «Холодная осень»

Многие произведения Бунина посвящены любви. Его рассказы читаются на одном дыхании. Одно из таких шедевров Бунина – «Холодная осень», его краткое содержание условно делится на 2 части. В первой – жизнь до ухода героя на войну, во второй – что происходит после его гибели.

Сначала главная героиня возвращается к воспоминаниям о том времени, когда они были вместе с возлюбленным. Он считался в кругу девушки своим человеком, а их отношения обещали закончиться свадьбой. Семейная жизнь и счастье уже были не за горами, когда пришло сообщение о начале Первой мировой. Об этом сообщил, собрав всех домочадцев в столовой, отец девушки.

В июне молодой человек получил официальное согласие на брак, но через две недели Германия и Россия стали врагами. На защиту родины были призваны все, кто могли воевать. Жених девушки успел приехать проститься с невестой только осенью, перед отъездом на фронт. В результате свадьба была отложена до его возвращения. Все думали, что война закончится быстро.

Описывается прощальный вечер, который был очень молчаливым, с редкими кратковременными диалогами. За столом царило преувеличенное спокойствие. Молодому человеку был передан сделанный матерью мешочек с оберегом. Уезжать ему нужно уже утром, а вся семья ночью молилась, чтобы этого не произошло.

Родители девушки прощаются с женихом дочери. Он в ответ целует их руки. Невеста, чтобы снять напряжение, начала раскладывать карты, а жених часами молча ходил по комнате. Через время они решили выйти на свежий воздух. Девушка еле сдерживала слезы, а будущий солдат старался развеять ее печаль стихами.

Затем признался в своей огромной любви.

Влюбленная пара спускается в сад и страстно целуется. Жених беспокоится, что девушка забудет его или не дождется. Она, в свою очередь, утверждает, что не переживет его гибель и обещает встретить с фронта. Молодой человек уезжает утром.

На проводах все горестно молчат, а в их душах ощущение безвозвратной потери. Вторая часть произведения Бунина «Холодная осень» содержит сюжет, что происходило после гибели молодого человека. Это известие пришло в семью через месяц. До сих пор женщина вспоминает годы, которые прошли, как невыносимые.

Для нее память о счастливом прошлом стала якорем, за который она хваталась.

После смерти любимого девушка жила у одной мегеры-торговки, которая постоянно напоминала о горе. Родители молодой дамы на тот момент уже умерли, усадьба была отобрана. Девушка жила только на выручку от продажи драгоценностей. Вскоре она встретила пожилого, но очень хорошего человека и вышла за него замуж. Они уехали в Екатеринодар и прожили вместе два года.

Затем уехали в Турцию, сбегая от «красных», но в дороге муж женщины скончался от тифа. Потом она жила некоторое время вместе с семьей его племянника. Однако вскоре они решили вернуться в Крым и после этого пропали.

На руках у женщины остался маленький ребенок. Даме пришлось нелегко в чужой стране, чтобы обеспечить себя и дочь. Им пришлось поездить по всей Европе. Дочь выросла и насовсем осталась жить во Франции.

Сама женщина так и осталась одиноко коротать свой век в Ницце.

В своем произведении Иван Бунин («Холодная осень», краткое содержание описано выше) пытается донести до читателя, что если любить человека по-настоящему, то даже расставание длиною в целую жизнь не может разрушить прежние чувства.

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/bunin-kholodnaja-osen-kratkoe-soderzhanie.html

Изложение сюжета рассказа Бунина «Холодная осень»

Главный герой в саду был очень лиричен, ему вспомнились стихотворение, которое будто бы предсказывает будущее, словно «пожар» – это и есть война, красная и кровавая война… так же он говорит, что «совсем особенно, по-осеннему светят окна домов», ведь это действительно «особенная» осень, последняя в его жизни и последняя в мире счастья героини.

Когда мать зашивала «маленький шелковый мешочек», каждый чувствовал в себе нотки трогательности, потому что столь скорое расставание молодых людей очень неприятно колет сердца всех членов семьи.

Девушка гонит от себя мрачные мысли, боится их, но с уверенностью говорит, что без него жизнь лишится смысла. Ведь, действительно, так и будет потом, она не найдет больше свое счастье, она останется одна, никому не нужная пожилая женщина, потерявшая всю семью, потерявшая его…

Она говорит, что «пережила его смерть», но это не так, она всю жизнь свою ждет его, но «любовь не понимает смерти, любовь есть жизнь», и это держит ее в мире. Но она ждет своей смерти, чтобы там встретить его, чтобы вновь окунуться в прошлое, чтобы тот осенний вечер вернул краски чувствам…

В эмиграции, куда Бунин уехал после известных Октябрьских событий, за годы одиночества и медленного забвенья в его творчестве появляются произведения на темы любви, смерти и человеческой памяти.

Творения этого цикла, отмеченные необыкновенной поэтизацией человеческого чувства, раскрыли чудесное дарование писателя, его способность проникать в самые глубины сердца с их неизведанными и непознанными законами. Для Бунина истинная любовь сродни вечной красоте природы, а подлинно прекрасно только естественное, ненадуманное чувство.

Бунин не скрывает, что возвышенная любовь приносит не только радость, но зачастую таит в себе муки разочарования и смерть. В одном из писем он сам объяснял, почему антитеза любви и смерти так часто звучит в его творчестве, и не просто объяснял, а убедительно доказывал: «Неужели вы еще не знаете, что любовь и смерть связаны неразрывно.

Каждый раз, когда я переживал любовную катастрофу, а их, этих любовных катастроф, было немало в моей жизни, вернее, почти каждая моя любовь была катастрофой, я был близок к самоубийству».

Подобную историю трагичной любви Бунин поведал в небольшом рассказе «Солнечный удар». Случайное знакомство на пароходе, обычное дорожное приключение, мимолетная встреча, закончившаяся трагедией для его участников.

«Никогда, ничего даже похожего на то, что случилось, со мной не было да и не будет больше. На меня точно затмение нашло.

Или, вернее, мы оба получили что-то вроде солнечного удара»,— признается героиня рассказа, «маленькая безымянная женщина, так и не назвавшая своего имени». Но этот удар пока еще не коснулся героя.

Проводив свою знакомую и беззаботно вернувшись в гостиницу, поручик вдруг почувствовал, что сердце его «сжалось непонятной нежностью» при воспоминании о ней. Когда же он понял, что потерял ее навеки, «он почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что его охватил ужас отчаяния».

Пораженный, словно ударом, этой неожиданной любовью, поручик готов умереть, лишь бы вернуть эту женщину.

«Он, не задумываясь, умер бы завтра, если бы можно было каким-нибудь чудом вернуть ее провести с ней еще один, нынешний день,— провести только затем, чтобы высказать ей и чем-нибудь доказать, убедить, как он мучительно и восторженно любит ее…»

Читайте также:  Краткое содержание рытхэу хранитель огня точный пересказ сюжета за 5 минут

В рассказе «Солнечный удар» писатель развивает свою философию любви.

Если в произведениях, написанных прежде, любовь трагедийна («Сны Чанга») потому, что она не разделена, одинока, то здесь ее трагедийность именно в том, что она взаимна и слишком прекрасна для того, чтобы продлиться.

Обрыв встречи закономерен и неизбежен. Более того, оба любящих знают, что если их встреча продлится и жизни соединятся, то чудо, озарение, «солнечный удар», поразивший их, исчезнет.

В своей книге «Освобождение Толстого» Бунин привел слова великого русского писателя, некогда сказанные ему, юноше: «Счастья в жизни нет, есть только зарницы его,— цените их, живите ими».

Такая любовь не придумана людьми, она встречается, и, может быть, не столь уж редко. Она — огромное счастье, но счастье недолгое, порою — мгновенное, именно как зарница: вспыхнуло и исчезло.

Поэтому о супружеских парах в бунинских рассказах вообще, как правило, речи нет. В книге любовь недолговечна. И чем она сильнее, необычнее, тем скорее суждено ей оборваться.

Но эта зарница счастья может осветить всю память и жизнь человека.

Источник: http://www.school-essays.info/izlozhenie-syuzheta-rasskaza-bunina-xolodnaya-osen/

Рассказ И.А. Бунина «Холодная осень»

Во время Великой Отечественной войны, находясь в это время в эмиграции и живя на вилле «Жаннет» в Грассе, И.А. Бунин создал лучшее из всего написанного им – цикл рассказов «Темные аллеи».

В нем писатель совершил беспрецедентную попытку: он тридцать восемь раз писал «об одном и том же» – о любви.

Однако результат этого удивительного постоянства поразителен: всякий раз Бунин повествует о любви по-новому, а острота сообщаемых «подробностей чувства» при этом не притупляется, а даже усиливается.

Один из лучших рассказов цикла – это «Холодная осень». Писатель писал о нем: «Очень самого трогает “Холодная осень”». Он был создан 3 мая 1944 года. Этот рассказ заметно выделяется среди других.

Обычно Бунин ведёт повествование от третьего лица, в которое вклинивается исповедь героя, его воспоминание о каком-то ярком моменте жизни, о своей любви. А в описании чувства Бунин следует по определенной схеме: встреча – внезапное сближение – ослепительная вспышка чувств – неотвратимое расставание.

И чаще всего писатель рассказывает о несколько запретной любви. Здесь же Бунин отказывается и от безличного повествования и от привычной схемы. Рассказ ведётся от лица героини, что придаёт произведению субъективный окрас и делает его в то же время непредвзятым, точным по выражению чувств, испытываемых героями.

Но всевидящий автор при этом всё равно есть: он проявляет себя в организации материала, в характеристиках героев, и невольно мы от него узнаём заранее о том, что произойдёт, чувствуем это.

Нарушение схемы состоит в том, что рассказ героини начинается как бы с середины. Мы ничего не узнаём о том, как и когда родилась любовь. Героиня начинает свой рассказ с последней в жизни двух любящих людей встречи.

Перед нами – уже развязка, приём не типичная для «Тёмных аллей»: влюблённые и их родители уже договорились о свадьбе, а «неотвратимое расставание» обусловлено войной, на которой убивают героя.

Это наводит на мысль о том, что Бунин в этом рассказе пишет не только о любви.

Сюжет произведения довольно простой. Все события излагаются последовательно, одно за другим.

Открывается рассказ предельно краткой экспозицией: здесь мы узнаём о времени, когда происходили основные события, немного о героях повествования.

В качестве завязки выступает убийство Фердинанда и тот момент, когда отец героини приносит в дом газеты и сообщает о начале войны. Очень плавно Бунин подводит нас к развязке, которая заключена в одном предложении:

Убили его (какое странное слово!) через месяц, в Галиции.

Последующее повествование является уже эпилогом (рассказ о дальнейшей жизни рассказчицы): проходит время, уходят из жизни родители героини, она живет в Москве, выходит замуж, переезжает в Екатеринодар.

После смерти мужа скитается по Европе с дочкой его племянника, который вместе с женой укатил к Врангелю и пропал без вести.

И вот теперь, когда рассказывается её история, она живет одна в Ницце, вспоминая тот холодный осенний вечер.

Временные рамки в произведении в целом сохранены. Лишь в одном месте хронология нарушается.

Вообще внутреннее время рассказа можно разделить на три группы: «прошлое первое» (холодная осень), «прошлое второе» (тридцать лет дальнейшей жизни) и настоящее (проживание в Ницце, время рассказывания).

«Первое прошлое» заканчивается сообщением о смерти героя. Здесь время словно обрывается и мы переносимся в настоящее:

И вот прошло с тех пор целых тридцать лет.

В этом месте рассказ делится на две части, резко противопоставленные друг другу: холодный осенний вечер и «жизнь без него», казавшаяся такой невозможной. Потом хронология времени восстанавливается. А слова героя «Ты поживи, порадуйся на свете, потом приходи ко мне…» в конце рассказа как бы возвращают нас к той холодной осени, о которой говорится в начале.

Ещё одна особенность времени в «Холодной осени» состоит в том, что не все события, составляющие сюжетную основу произведения, освещены одинаково подробно.

Бóльшую половину рассказа занимают перипетии одного вечера, тогда как события тридцати лет жизни перечисляются в одном абзаце. Когда героиня говорит об осеннем вечере, время словно замедляется.

Читатель вместе с героями погружается в состояние полудрёмы, слышится каждый вздох, каждый шорох. Время как будто задыхается.

Пространство рассказа совмещает в себе два плана: локальный (герои и их близкое окружение) и историко-географический фон (Фердинанд, Врангель, Сараево, первая мировая война, города и страны Европы, Екатеринодар, Новочеркасск и др.). Благодаря этому пространство рассказа расширяется до мировых пределов.

При этом историко-географический фон является не только фоном, это не просто декорация. Все названные историко-культурные и географические реалии имеют непосредственное отношение к героям рассказа и к тому, что творится в их жизни. Любовная драма происходит на фоне первой мировой войны, вернее ее начала.

Более того, она является причиной творящейся трагедии:

На Петров день к нам съехалось много народу, – были именины отца, и за обедом он был объявлен моим женихом. Но девятнадцатого июля Германия объявила России войну…

Очевидно осуждение Буниным войны.

Писатель как бы говорит нам о том, что эта мировая трагедия является одновременно и общей трагедией любви, потому что она разрушает ее, сотни людей страдают от того, что началась война и именно по той причине, что любимые разлучаются ею, часто – навсегда. Это подтверждается ещё тем, что Бунин всячески обращает наше внимание на типичность данной ситуации. Нередко об этом говорится прямо:

Я тоже занималась торговлей, продавала, как многие продавали тогда…

Потом, как многие, где только не скиталась я с ней!..

Персонажей, как в любом рассказе, здесь немного: герой, героиня, ее отец и мать, ее муж и его племянник с женой и дочкой. Ни у кого из них нет имён! Это подтверждает высказанную выше мысль: они – не конкретные люди, они – одни из тех, кто пострадал сначала от первой мировой войны, а потом от гражданской.

Читайте также:  Краткое содержание чехов вишнёвый сад точный пересказ сюжета за 5 минут

Для передачи внутреннего состояния героев используется «тайный психологизм». Очень часто Бунин употребляет слова со значением безразличия, спокойствия: «незначительные» «преувеличенно спокойные» слова, «притворная простота», «рассеянно глядел», «легонько вздохнул», «безразлично отозвалась» и другие.

В этом проявляется тонкий бунинский психологизм. Герои стараются скрыть свое волнение, возрастающее с каждой минутой. Мы становимся свидетелями великой трагедии. Кругом тишина, но она мёртвая. Все понимают и чувствуют, что это последняя их встреча, этот вечер – и больше никогда такого не будет, ничего дальше не будет.

От этого и «трогательно и жутко», «грустно и хорошо». Герой почти уверен, что никогда уже не вернется в этот дом, поэтому он так чуток ко всему, происходящему вокруг него: он замечает, что «совсем особенно, по-осеннему светят окна дома», блеск ее глаз, «совсем зимний воздух». Он ходит из угла в угол, она вздумала раскладывать пасьянс.

Разговор не клеится. Эмоциональный трагизм достигает своей кульминации.

Драматический оттенок несёт на себе и пейзаж. Подойдя к балконной двери, героиня видит, как «в саду, на чёрном небе», «ярко и остро» сверкают «ледяные звёзды»; выйдя в сад – «в светлеющем небе черные сучья, осыпанные минерально блестящими звёздами». Утром во время его отъезда всё вокруг радостно, солнечно, сверкает изморозью на траве. А дом остаётся опустевшим – навсегда.

И чувствуется «удивительная несовместимость» между ними (героями рассказа) и окружающей их природой. Не случайно сосны из стихотворения Фета, которое вспоминает герой, становятся «чернеющими» (У Фета – «дремлющие»). Бунин осуждает войну. Любую. Она нарушает естественный порядок вещей, разрушает связи между человеком и природой, заставляет чернеть сердце и убивает любовь.

Но и это ещё не самое главное в рассказе «Холодная осень».

Когда-то Лев Толстой сказал Бунину: «Счастье в жизни нет, есть только зарницы  его – цените их, живите ими». Герой, уходя на фронт, просил героиню пожить и порадоваться на свете (если он будет убит).

А была ли радость в её жизни? Она сама отвечает на этот вопрос: был «только тот холодный осенний вечер», и это всё, «остальное ненужный сон». И тем не менее этот вечер «всё-таки был».

И прошедшие годы ее жизни несмотря ни на что представляются ей «тем волшебным, непонятным, непостижимым ни умом, ни сердцем, что называется прошлым». Та мучительно-тревожная «холодная осень» была той самой зарницей счастья, которые советовал ценить Толстой.

Что бы ни было в жизни человека – оно «всё-таки было»; именно оно – волшебное прошлое, именно о нем сохраняет воспоминания память.

Местонахождение: в домашнем офисе, т.е. за компом
Настроение: thoughtful
Музыка: CAPELLA – U GOT 2 KNOW

5 комментариев – Оставить комментарий

Источник: https://vladim-ka.livejournal.com/43542.html

Темные аллеи

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

И. А. БУНИН

«В холодное осеннее ненастье, на одной из больших тульских дорог, залитой дождями и изрезанной многими черными колеями, к длинной избе, в одной связи которой была казенная почтовая станция, а в другой частная горница, где можно было отдохнуть или переночевать, пообедать или спросить самовар, подкатил закиданный грязью тарантас с полуподнятым верхом, тройка довольно простых лошадей с подвязанными от слякоти хвостами».

На козлах сидел крепкий темноликий мужик, похожий на старинного разбойника. Вез он старика-военного со строгим и усталым взглядом.

Приезжий вошел в дом. Его встретила темноволосая красивая женщина, похожая на пожилую цыганку. Это была хозяйка. Она приветливо встретила гостя: «Добро пожаловать, ваше превосходительство». Когда она назвала военного по имени, Николай Алексеевич, он понял, что это его старая знакомая.

Стали выяснять, что же случилось за то время, пока они не виделись. Господа дали этой женщине вольную, замужем она не была… А не была потому, что очень когда-то любила этого самого Николая Алексеевича. Военный смутился: «Ведь не могла же ты любить меня весь век!» «Значит, могла. Сколько ни проходило времени, все одним жила.

Знала, что давно вас нет прежнего, что для вас словно ничего и не было, а вот… Поздно теперь укорять, а ведь, правда, очень бессердечно вы меня бросили, — сколько раз я хотела руки на себя наложить от обиды от одной, уж не говоря обо всем прочем.

Ведь было время, Николай Алексеевич, когда я вас Николенькой звала, а вы меня — помните как? И все стихи мне изволили читать про всякие «темные аллеи», — прибавила она с недоброй улыбкой».

Всю красоту, всю молодость отдала женщина Николаю. Не смогла она простить обиду: «Как не было у меня ничего дороже вас на свете в ту пору, так и потом не было. Оттого-то и простить мне вас нельзя. Ну да что вспоминать, мертвых с погоста не носят».

А Николай Алексеевич был женат. Любил жену без памяти. А она бросила его еще оскорбительней, чем Николай хозяйку этого дома. Сын вырос наглецом: «Думаю, что и я потерял в тебе самое дорогое, что имел в жизни».

Не выдержал мужчина этой встречи, этого разговора. Уехал раньше времени. «Да, пеняй на себя. Да, конечно, лучшие минуты. И не лучшие, а истинно волшебные! «Кругом шиповник алый цвел, стояли темных лип аллеи…

» Но, боже мой, что же было бы дальше? Что, если бы я не бросил ее? Какой вздор! Эта самая Надежда не содержательница постоялой горницы, а моя жена, хозяйка моего петербургского дома, мать моих детей? И, закрывая глаза, качал головой».



Источник: https://scribble.su/short/all/235.html

Пересказ повести И. А. Бунина «Холодная осень»

    • Еще сочинения по заданной теме
    • Похожих сочинений нет

    В июне того года он гостил у нас в имении – всегда считался у нас своим человеком: покойный отец его был другом и соседом моего отца.

    Пятнадцатого июня убили в Сараеве Фердинанда. Утром шестнадцатого привезли с почты газеты.

    Отец вышел из кабинета с московской вечерней газетой в руках в столовую, где он, мама и я сидели за чайным столом, и сказал: – Ну, друзья мои, война! В Сараеве убит австрийский кронпринц. Это война!

    На Петров день к нам съехалось много народу, – были именины отца, и за обедом он был объявлен моим женихом. Но девятнадцатого июля Германия объявила России войну…

    В сентябре он приехал к нам всего на сутки – проститься перед отъездом на фронт (все тогда думали, что война кончится скоро, и свадьба наша была отложена до весны). И вот настал наш прощальный вечер.

    После ужина подали, по обыкновению, самовар, и, посмотрев на запотевшие от его пара окна, отец сказал: – Удивительно ранняя и холодная осень!

    Мы в тот вечер сидели тихо, лишь изредка обменивались незначительными словами, преувеличенно спокойными, скрывая свои тайные мысли и чувства. Я подошла к балконной двери и протерла стекла платком: в саду, на черном небе, ярко и остро сверкали чистые ледяные звезды.

    Отец курил, откинувшись в кресло, рассеянно глядя на висевшую над столом жаркую лампу, мама, в очках, старательно зашивала под ее светом маленький шелковый мешочек, – мы знали какой, – и это было и трогательно и жутко. Отец спросил: – Так ты все-таки хочешь ехать утром, а не после завтрака? – Да, если позволите, утром, – ответил он.

    – Очень грустно, но я еще не совсем распорядился по дому. Отец легонько вздохнул: – Ну, как хочешь, душа моя.

    Читайте также:  Краткое содержание казаков голубое и зелёное точный пересказ сюжета за 5 минут

    Только в этом случае нам с мамой пора спать, мы непременно хотим проводить тебя завтра… Мама встала и перекрестила своего будущего сына, он склонился к ее руке, потом к руке отца.

    Оставшись одни, мы еще немного побыли в столовой, – я вздумала раскладывать пасьянс, – он молча ходил из угла в угол, потом спросил: – Хочешь пройдемся немного? На душе у меня делалось все тяжелее, я безразлично отозвалась: – Хорошо…

    Одеваясь в прихожей, он продолжал что-то думать, с милой усмешкой вспомнил стихи Фета: Какая холодная осень! Надень свою шаль и капот… – Капота нет, – сказала я. – А как дальше? – Не помню.

    Кажется так: Смотри – меж чернеющих сосен Как будто пожар восстает… – Какой пожар? – Восход луны, конечно. Есть какая-то деревенская осенняя прелесть в этих стихах. «Надень свою шаль и капот…» Времена наших дедушек и бабушек…

    Ах, боже мой, боже мой! – Что ты?

    – Ничего, милый друг. Все-таки грустно. Грустно и хорошо. Я очень, очень люблю тебя… Одевшись, мы прошли через столовую на балкон, сошли в сад. Сперва было так темно, что я держалась за его рукав. Потом стали обозначаться в светлеющем небе черные сучья, осыпанные минерально блестящими звездами.

    Он, приостановясь, обернулся к дому: – Посмотри, как совсем особенно, по-осеннему светят окна дома. Буду жив, вечно буду помнить этот вечер… Я посмотрела, и он обнял меня в моей швейцарской накидке. Я отвела от лица пуховой платок, слегка отклонила голову, чтобы он поцеловал меня. Поцеловав, он посмотрел мне в лицо: – Как блестят глаза, – сказал он. – Тебе не холодно?

    Воздух совсем зимний. Если меня убьют, ты все-таки не сразу забудешь меня? Я подумала: «А вдруг и правда убьют? и неужели я все-таки забуду его в какой-то срок – ведь все в конце концов забывается?

    » И поспешно ответила, испугавшись своей мысли: – Не говори так! Я не переживу твоей смерти! Он, помолчав, медленно выговорил: – Ну что ж, если убьют, я буду ждать тебя там. Ты поживи, порадуйся на свете, потом приходи ко мне. Я горько заплакала…

    Утром он уехал. Мама надела ему на шею тот роковой мешочек, что зашивала вечером, – в нем был золотой образок, который носили на войне ее отец и дед, – и мы все перекрестили его с каким-то порывистым отчаянием.

    Глядя ему вслед, постояли на крыльце в том отупении, которое всегда бывает, когда проводишь кого-нибудь на долгую разлуку, чувствуя только удивительную несовместность между нами и окружившим нас радостным, солнечным, сверкающим изморозью на траве утром. Постояв, вошли в опустевший дом.

    Я пошла по комнате, заложив руки за спину, не зная, что теперь делать с собой и зарыдать ли мне или запеть во весь голос… Убили его (какое странное слово!) через месяц, в Галиции.

    И вот прошло с тех пор целых тридцать лет.

    И многое, многое пережито было за эти годы, кажущиеся такими долгими, когда внимательно думаешь о них, перебираешь в памяти все то волшебное, непонятное, непостижимое ни умом, ни сердцем, что называется прошлым.

    Весной восемнадцатого года, когда ни отца, ни матери уже не было в живых, я жила в Москве, в подвале у торговки на Смоленском рынке, которая все издевалась надо мной: «Ну, ваше сиятельство, как ваши обстоятельства? » Я тоже занималась торговлей, продавала, как многие продавали тогда, солдатам в папахах и расстегнутых шинелях кое-что из оставшегося у меня, то какое-нибудь колечко, то крестик, то меховой воротник, побитый молью, и вот тут, торгуя на углу Арбата и рынка, встретила человека редкой, прекрасной души, пожилого военного в отставке, за которого вскоре вышла замуж и с которым уехала в апреле в Екатеринодар. Ехали мы туда с ним и его племянником, мальчиком лет семнадцати, тоже пробиравшимся к добровольцам, чуть не две недели, – я бабой, в лаптях, он в интересном казачьем зипуне, с отпущенной черной с проседью бородой, – и пробыли на Дону и на Кубани больше двух лет. Зимой, в ураган, отплыли с несметной толпой прочих беженцев из Новороссийска в Турцию, и на пути, в море, муж мой умер в тифу. Близких у меня осталось после того на свететолько трое: племянник мужа, его молоденькая жена и их девочка, ребенок семи месяцев. Но и племянник с женой уплыли через некоторое время в Крым, к Врангелю, оставив ребенка на моих руках. Там они и пропали без вести.

    А я еще долго жила в Константинополе, зарабатывала на себя и на девочку очень тяжелым черным трудом. Потом, как многие, где только не скиталась я с ней!

    Болгария, Сербия, Чехия, Бельгия, Париж, Ницца…

    Девочка давно выросла, осталась в Париже, стала совсем француженкой, очень миленькой и совершенно равнодушной ко мне, служила в шоколадном магазине возле Мадлен, холеными ручками с серебряными ноготками завертывала коробки в атласную бумагу и завязывала их золотыми шнурочками; а я жила и все еще живу в Ницце чем бог пошлет… Была я в Ницце в первый раз в девятьсот двенадцатом году и могла ли думать в те счастливые дни, чем некогда станет она для меня!

    Так и пережила я его смерть, опрометчиво сказав когда-то, что я не переживу ее.

    Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был.

    И это все, что было в моей жизни, остальное ненужный сон. И я верю, горячо верю: где-то там он ждет меня с той же любовьюи молодостью, как в тот вечер.

    «Ты поживи, порадуйся на свете, потом приходи ко мне…» Я пожила, порадовалась, теперь уже скоро приду.

    3 мая 1944

  • Источник: http://soshinenie.ru/pereskaz-povesti-i-a-bunina-xolodnaya-osen/

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector