Краткое содержание ионеско лысая певица точный пересказ сюжета за 5 минут

Антипьеса Эжена Ионеско «Лысая певица»

Краткое содержание Ионеско Лысая певица точный пересказ сюжета за 5 минутСочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Антипьеса Эжена Ионеско «Лысая певица»!!! =>>>

Буржуазный английский интерьер. Английский вечер. Английская супружеская пара — мистер и миссис Смит. Английские часы отбивают семнадцать английских ударов.

Миссис Смит говорит о том, что уже девять часов. Она перечисляет все, что они ели на ужин, и строит гастрономические планы на будущее. Она собирается купить болгарский йогурт, ибо он хорошо действует на желудок, почки, аппендицит и «апофеоз» — так сказал доктор Маккензи-Кинг, а ему можно верить, он никогда не прописывает средства, которые не испробовал на себе.

Прежде чем сделать операцию пациенту, он сначала сам лег на такую же операцию, хотя был абсолютно здоров, и в том, что пациент умер, он не виноват: просто его операция прошла удачно, а операция его пациента — неудачно.

Мистер Смит, читая английскую газету, поражается, почему в рубрике гражданских состояний всегда указывают возраст усопших и никогда не указывают возраст новорожденных; это кажется ему абсурдным. В газете сказано, что умер Бобби УОТСОН. Миссис Смит ахает, но муж напоминает ей, Что Бобби умер «два года назад», и полтора года назад они были на его похоронах.

Они обсуждают всех членов семьи покойного — всех их зовут Бобби УОТСОН, даже его жену, поэтому их вечно путали, и только когда Бобби УОТСОН умер, стало окончательно ясно, кто есть кто. Появляется служанка Смитов — Мэри, которая приятно провела вечер с мужчиной: они ходили в кино, потом пили водку с молоком, а после этого читали газету.

Мэри сообщает, что Мартины, которых Смиты ждали к ужину, стоят у дверей: они не решались войти и ждали возвращения Мэри. Мэри просит Мартинов подождать, пока Смиты, которые уже не надеялись их увидеть, переоденутся. Сидя друг против друга, Мартины смущенно улыбаются:

Кажется, они где-то уже встречались, но никак не могут вспомнить где. Оказывается, что оба они родом из Манчестера и только два месяца назад уехали оттуда. По странному и удивительному совпадению они ехали в одном и том же поезде, в одном и том же вагоне и в одном и том же купе.

В Лондоне оба они, как ни странно, живут на Бромфилд-стрит, в доме номер 19. И еще одно совпадение: оба они живут в квартире номер 18 и спят на кровати с зеленой периной. Мистер Мартин предполагает, что именно в постели они и встречались, возможно даже, что это было вчера ночью.

И у них у обоих есть очаровательная двухлетняя дочка Алиса, у которой один глаз белый, а другой красный. Мистер Мартин предполагает, что это одна и та же девочка. Миссис Мартин соглашается, что это вполне возможно, хотя и удивительно. Дональд Мартин долго размышляет и приходит к выводу, что перед ним его жена Элизабет.

Супруги радуются, что вновь обрели друг друга. Мэри потихоньку открывает зрителям один секрет: Элизабет вовсе не Элизабет, а Дональд — не Дональд, потому что дочка Элизабет и дочка Дональда — не одно и то же лицо: у дочки Элизабет правый глаз красный, а левый — белый, а у дочки Дональда — наоборот.

Так что несмотря на редкостные совпадения, Дональд и Элизабет, не будучи родителями одного и того же ребенка, не являются Дональдом и Элизабет и заблуждаются, воображая себя ими. Мэри сообщает зрителям, что ее настоящее имя — Шерлок Холмс.

Входят супруги Смит, одетые в точности как прежде. После ничего не значащих (и совершенно не связанных одна с другой) фраз миссис Мартин рассказывает, что по дороге на рынок видела необычайную картину: около кафе один мужчина наклонился и завязывал шнурки. Мистер Мартин наблюдал еще более невероятное зрелище: один человек сидел в метро и читал газету.

Мистер Смит предполагает, что, быть может, это тот же самый человек. В дверь звонят. Миссис Смит открывает дверь, но за ней никого нет. Как только она снова садится, раздается еще один звонок. Миссис Смит снова открывает дверь, но за ней опять никого нет.

Когда звонят в третий раз, миссис Смит не хочет вставать с места, но мистер Смит уверен, что раз в дверь звонят, значит, за дверью кто-то есть. Чтобы не ссориться с мужем, миссис Смит открывает дверь и, никого не увидев, приходит к выводу, что когда в дверь звонят, там никогда никого нет. Услышав новый звонок, мистер Смит открывает сам.

За дверью стоит Капитан пожарной команды. Смиты рассказывают ему о возникшем споре. Миссис Смит говорит, что кто-то оказался за дверью только в четвертый раз, а считаются только первые три раза. Все пытаются выяснить у Пожарника, кто же звонил первые три раза.

Пожарник отвечает, что стоял за дверью сорок пять минут, никого не видел и сам звонил только два раза: в первый раз он спрятался для смеха, во второй раз — вошел. Пожарник хочет примирить супругов. Он считает, что оба они отчасти правы: когда звонят в дверь, иногда там кто-то есть, а иногда никого нет.

Миссис Смит приглашает Пожарника посидеть с ними, но он пришел по делу и торопится. Он спрашивает, не горит ли у них что-нибудь; ему дан приказ тушить все пожары в городе. К сожалению, ни у Смитов, ни у Мартинов ничего не горит. Пожарник жалуется на то, что его работа нерентабельна: прибыли почти никакой.

Все вздыхают: везде одно и то же: и в коммерции, и в сельском хозяйстве. Сахар, правда, есть, да и то потому, что его ввозят из-за границы. С пожарами сложнее — на них огромная пошлина. Мистер Мартин советует Пожарнику наведаться к векфилдскому священнику, но Пожарник объясняет, что не имеет права тушить пожары у духовных лиц. Видя, что торопиться некуда.

Пожарник остается у Смитов в гостях и рассказывает анекдоты из жизни.

Он рассказывает басню о собаке, которая не проглотила свой хобот потому, что думала, что она слон, историю теленка, объевшегося толченого стекла и родившего корову, которая не могла называть его «мама», потому что он был мальчик, и не могла называть его «папа», потому что он был маленький, отчего теленку пришлось жениться на одной особе.

Остальные тоже по очереди рассказывают анекдоты. Пожарник рассказывает длинную бессмысленную историю, в середине которой все запутываются и просят повторить, но Пожарник боится, что у него уже не осталось времени.

Он спрашивает, который час, но этого никто не знает: у Смитов неверные часы, которые из духа противоречия всегда показывают прямо противоположное время. Мэри просит разрешения тоже рассказать анекдот. Мартины и Смиты возмущаются: служанке не пристало вмешиваться в разговоры хозяев.

Пожарник, увидев Мэри, радостно бросается ей на шею: оказывается, они давно знакомы. Мэри читает стихи в честь Пожарника, пока Смиты не выталкивают ее из комнаты. Пожарнику пора уходить: через три четверти часа и шестнадцать минут на другом конце города должен начаться пожар. Перед уходом Пожарник спрашивает, как поживает лысая певица, и, услышав от миссис Смит, что у нее все та же прическа, успокоенно прощается со всеми и уходит. Миссис Мартин говорит: «Я могу купить перочинный ножик своему брату, но вы не можете купить Ирландию своему дедушке». Мистер Смит отвечает:

«Мы ходим ногами, но обогреваемся электричеством и углем». Мистер Мартин продолжает: «Кто взял меч, тот и забил мяч». Миссис Смит учит: «Жизнь следует наблюдать из окна вагона».

Постепенно обмен репликами приобретает все более нервозный характер: «Какаду, какаду, какаду…» — «Как иду, так иду, как иду, так иду…» — «Я иду по ковру, по ковру…» — «Ты идешь, пока врешь, пока врешь…» — «Кактус, крокус, кок, кокарда, кукареку!» — «Чем больше рыжиков, тем меньше кочерыжек!» Реплики становятся все короче, все орут друг другу в уши. Свет гаснет. В темноте все быстрее и быстрее слышится: «Э-то-не-там-э-то-ту-да…» Вдруг все замолкают, Снова зажигается свет. Мистер и миссис Мартин сидят, как Смиты в начале пьесы. Пьеса начинается снова, причем Мартины слово в слово повторяют реплики Смитов. Занавес опускается.

О. Э. Гринберг

Сочинение опубликовано: 12.11.2014 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Антипьеса Эжена Ионеско «Лысая певица»

Источник: http://www.getsoch.net/antipesa-ezhena-ionesko-lysaya-pevica/

Краткое содержание: Лысая певица

Английский вечер, супружеская пара мистера и миссис Смит окружена буржуазным английским интерьером. Семнадцать английских ударов отбивают английские часы. Миссис Смит сообщает, что уже девять часов. Она перечисляет съеденное на ужин и планирует дальнейшие трапезы.

Подумывает купить болгарский йогурт — доктор Маккензи-Кинг сказал, что он хорошо действует на почки, желудок, аппендицит и апофеоз, а доктору Маккензи-Кингу можно верить, он не приписывает не испытанные на самом себе средства. Когда нужно было сделать пациенту операцию, доктор сначала сделал её самому себе, хотя вовсе в ней не нуждался.

Правда, пациент все равно умер, но доктор в этом не виноват, операция себе самому прошла очень удачно, а сделанная пациенту — неудачно.

Мистер Смит читает английскую газету и поражается, что рубрика гражданских состязаний не преминет сообщить о возрасте усопшего, но еще ни разу не сообщила о возрасте новорожденного: это же просто абсурд.

В газете написали о смерти Бобби Уотсона, миссис Смит поражена, но муж напоминает о том, что Бобби умер еще два года назад, и что они сами присутствовали на его похоронах полтора года назад.

Они перебирают членов семьи того Уотсона — в их семье всех зовут Бобби Уотсон, такое имя даже у его жены, потому их постоянно путают, и только когда Бобби умер, стало понятным, кто из них кто.

Мэри, служанка Смитов, приходит после проведенного с приятным мужчиной вечера: они сходили в кино, выпили водки с молоком, а потом вместе читали газету. Мартины, сообщает служанка, которых к ужину ждут Смиты, уже стоят у дверей — они ждали Мэри, не решаясь войти.

Мэри просит их подождать, пока Смиты, уже переставшие ждать гостей, переоденутся. Мартины сидят друг против друга и смущенно улыбаются: они, кажется, встречались уже где-то, но вот где. Оказывается, Мартины оба из Манчестера родом и уехали оттуда два месяца назад.

Странно, что пришлось им ехать не только в одном поезде, но и в одном вагоне, и даже в одном и том же купе. Оба они в Лондоне живут в доме номер девятнадцать по Бромфилд-стрит. Есть и еще совпадение, оба Мартины живут в восемнадцатой квартире и даже спят на кровати с зеленой периной.

Мистер Мартин высказывает предположение, что именно там, у кровати с зеленой периной, они и встречались ранее, и, возможно, было это прошлой ночью. Оба имеют очаровательную дочку, Алису двух лет, с одним белым глазом, и одним — красным. Мистер Мартин считает, что это может быть одна и та же девочка.

С ним соглашается миссис Мартин — хоть такое совпадение и кажется крайне удивительным, но оно вполне может быть. После долгих раздумий Дональд Мартин заключает, что против него сидит его супруга Элизабет. Оба несказанно рады, что обрели друг друга снова.

Обращаясь к зрителям, Мэри потихоньку открывает секрет: Дональд — это совсем не Дональд, Элизабет — совсем не Элизабет, поскольку дочка Дональда и Элизабет — не одна и та же Алиса, у дочки Дональда левый глаз — красный, а правый — белый, тогда как у дочки Элизабет все наоборот. Так что при всех невиданных совпадениях Элизабет и Дональд не являются родителями одного ребенка, они не могут быть Дональдом и Элизабет, и, воображая себя ими, сильно заблуждаются. Мэри также сообщает зрителям, что по-настоящему её зовут Шерлоком Холмсом.

Читайте также:  Краткое содержание бондарев берег точный пересказ сюжета за 5 минут

Входят одетые в те же одежды, что и раньше, супруги Смит.

Все перекидываются несколькими не связанными одна с другой и не имеющими смысла фразами, после чего миссис Мартин повествует, как ей, по дороге на рынок, довелось наблюдать странную картину: рядом с кафе какой-то мужчина, наклонясь, завязывал шнурки.

Мистер Мартин рассказывает о еще более удивительном случае: человек в метро сидел и читал газету. Мистер Смит высказывает предположение, что и та, и там был один и тот же странный человек.

На звонок в дверь миссис Смит открывает её, но там никого нет. Едва она садится, снова раздается звонок. Миссис Смит открывает дверь, но там снова пусто. После третьего звонка миссис Смит не желает подниматься, но мистер Смит считает, что за дверью должен кто-то обязательно быть, раз уж там звонят.

Во избежание ссоры миссис Смит поднимается в третий раз, открывает дверь, видит, что там — никого и приходит к выводу: если в дверь звонят, значит, за ней никого нет. После очередного звонка мистер Смит сам открывает дверь и видит за ней Капитана пожарной команды. Смиты рассказывают о споре, который возник меж ними.

Миссис Смит говорит, что только после четвертого звонка за дверью действительно кто-то был, считать же следует только три первых раза. Компания пытается выяснить у Капитана — кто звонил в дверь три первых раза. Тот отвечает, что простоял сорок пять минут за дверью, но никого там за все это время не видел.

Сам же он позвонил дважды: ради смеха спрятался в первый раз, но уже во второй — вошел. Пожарник старается помирить Смитов, утверждает, что правы они оба: если в дверь звонят, за ней либо есть кто-то, либо нет никого.

Миссис Смит приглашает Капитана посидеть у них, но он торопится и пришел исключительно по делу. Пожарник спрашивает, не загоралось ли у них ничего, потому как ему приказано тушить все пожары, которые возникают в городе. К сожалению, ни у кого из них ничего не горит, и Пожарник жалуется на нерентабельность своей работы: от неё нет никакой прибыли.

Все понимающе вздыхают, одно и то же наблюдается везде: в сельском хозяйстве, и в коммерции. Есть, правда, сахар, но он есть только потому, что был ввезен из-за границы. С пожарами дело обстоит хуже, уж очень высока на них пошлина.

Мистер Мартин рекомендует капитану посетить векфилдского священника, но тот отказывается: он не вправе тушить возникающие у духовных лиц пожары.

Торопиться ему, как видно, некуда, и Пожарник остается посидеть, начинает рассказывать жизненные анекдоты.

Он рассказывает о собаке, которая думала, что она слон, и потому не проглотила свой хобот, о теленке, который после того, как объелся толченого стекла, родил корову, но она не могла называть теленка «мамой», потому что тот был мальчиком, не могла также называть «папой», потому что тот был маленьким, потому теленок был вынужден жениться на некоей особе.

Остальные подключаются и тоже рассказывают анекдоты, по очереди. Пожарник рассказал бессмысленную, но очень длинную историю, в середине которой все вконец запутались и попросили повторить все сначала, но у Пожарника на это уже не осталось времени.

Он пытается узнать, который час, но это никому не известно: часы Смитов, снедаемые чувством противоречия, постоянно показывают противоположное время. Мэри просит позволения рассказать свой анекдот. Смиты и Мартины возмущены: служанка не должна вмешиваться в хозяйские разговоры.

Пожарник радостно бросается Мэри на шею, как оказалось, они давно знакомы друг с другом. Мэри читает в честь него стихи, пока супруги Смиты не выталкивают служанку вон из комнаты. Пожарник должен идти, через три четверти часа и еще шестнадцать минут должен начаться пожар на противоположном коне города. Перед уходом он спрашивает о здравии лысой певицы, узнает, что у той остается прежняя прическа, успокаивается, прощается и уходит.

Миссис Мартин заявляет, что может купить своему брату перочинный ножик, но Ирландию своему дедушке остальные присутствующие не смогут купить. Мистер Смит в ответ заявляет, что ходят они ногам, но обогреваются углем да электричеством.

Мистер Мартин говорит, что тот, кто взял меч — и мяч забил, а миссис Смит поучительно провозглашает, что только из окна вагона и следует наблюдать жизнь. Обмен репликами становится все боле нервозным, раздается: «Какаду, какаду…», «Как иду, как иду…», «Я иду по ковру…», «Ты идешь, пока врешь…

«, «Кактус, крокус» кок…», «Больше рыжиков — меньше кочерыжек». Реплики укорачиваются, все начинают громко орать в уши друг другу. Гаснет свет, в темноте слышится ускоряющееся: «Э-то-не-там-э-то-ту-да…». Неожиданно все стихает, зажигается свет. Мартины сидят, как сидели в начале пьесы Смиты.

И снова начинается та же пьеса, только теперь Мартины повторяют реплики Смитов — слово в слово…

Краткое содержание пьесы «Лысая певица» пересказала Осипова А.С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Лысая певица». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: http://biblioman.org/shortworks/ionesko/lysaja-pevica/

Театр абсурда (Беккет и Ионеско) — Сборник сочинений

В начале 50-х годов во французском театральном искусстве заявило о себе новое направление — искусство абсурда, преподнесенное как против буржуазного мышления, обывательского здравого смысла.

Его основоположниками явились живущие во Франции драматурги — румын Эжен Ионеско и ирландец Сэмюел Беккет. Пьесы драматургии абсурда («антипьесы») ставились во многих театрах стран капитализма.

Лишенные привычной логики и смысла спектакли вызывали бурную реакцию зрительного зала и прессы. Мнения критиков резко разошлись: одни провозглашали искусство абсурда возрождением и обновлением театра, другие считали его деградацией театрального искусства.

Вслед за Ионеско и Беккетом приемами искусства абсурда стали пользоваться драматурги А.Адамов, Ж.Жене (Франция), Г. Пинтер и Г. Симсон (Англия) и др.

            Искусство абсурда — это модернистическое течение, стремящееся создать абсурдный мир, как отражение мира реального, для этого натуралистические копии реальной жизни выстраивались хаотично без всякой связи.

  • В основу драматургии было положено разрушение драматического материала. Своеобразно отношение к художественному пространству — локальная конкретность и временный хаос. В пьесах нет локальной и исторической конкретности. Действие значительной части пьес театра абсурда происходят в небольших помещениях, комнатах, квартирах, совершенно изолированных от внешнего мира. Подвергается разрушению временная последовательность событий. Так, в пьесе Ионеско «Лысая певица» (1949) через 4 года после смерти труп оказывается теплым, а хоронят его через полгода после смерти. Два акта пьесы «В ожидании Годо» (1952) разделяет ночь, а «может быть — 50 лет». Этого не знают сами персонажи пьесы.
  • Локальная конкретность и временный хаос дополняются нарушением логики в диалогах. Диалог редуцирован, вне партнера. Речь – подобие диалога – герои не слышат друг друга.

Вот анекдот из пьесы «Лысая певица»: «Однажды некий бык спросил некую собаку, почему та не проглотила свой хобот. «прости, — ответила собака, — я думала , что я слон».

  • Абсурдно и само название пьес «Лысая певица»: в этой «антидраме» лысая певица не только не появляется, но и не упоминается.
  • Разделяли с экзистенциализмом  представление о мире как о хаосе, любое столкновение человека с миром порождает конфликт, недоверие к коммуникации.
  • Доводят принцип до художественного выражения – показывают абсурд средствами абсурда.
  • Бессмыслицу и сочетание не сочетаемого абсурдисты заимствовали у сюрреалистов и перенесли эти приемы на сцену. Со скрупулезной точностью выписал С. Дали на одной из своих картин Венеру Милосскую. С меньшей тщательностью изображены им ящечки, расположенные на ее туловище. Каждая из деталей похожа и доходчива. Сочетание же торса Венеры с выдвижными ящиками лишает картину всякой логики.
  • Части предложений находятся в нелепом сочетании.

Театр абсурда хотел показать реальный мир. Каков же он.

  • Жизнь а антипьесах идет и возникает под знаком смерти. Дважды пытаются повесится герои пьесы Ионеско «Стулья» (1952).; убийство лежит в основе сюжета его пьесы «Амедей или как отделаться» (1954); 5 трупов фигурируют в пьесе «Убийца вознаграждения» (1957); сороковую ученицу убивает герой пьесы «Урок» (1951).
  • Человек в театре абсурда не способен к действию. Герои произведений искусства абсурда не могут довести до конца ни одного действия , не в состоянии осуществить ни один замысел.
  • Личности в пьесах нивелированы, лишены индивидуальности, похожи на механизмы. Часто герои пьес имеют одинаковые имена, по мнению деятелей театра абсурда люди неотличимы друг от друга. Часто герои спрятаны за плащами, шапками…
  • В качестве героя выступают нелепые персонажи, они не знают ничего о мире и о себе,  деклассированные элементы, либо мещане, нет героев имеющих идеалы и видящих смысл жизни. Люди обречены существовать в непонятном и неизменном мире хаоса и абсурда.
  • Бросается в глаза и антипредельный гуманизм пьес. Стремясь подчеркнуть атмосферу уродства, патологии, окружающую человека, Беккет живописует в своих пьесах антиэстетизм, маразм жизни. Для того чтобы вызвать отвращение читателей и зрителей к героям пьесы «В ожидании Гордо», Беккет настойчиво повторяет, что у одного из них «воняет изо рта», а у другого «воняют ноги».
  • Многочисленные пьесы театра абсурда первого десятилетия (1949-1958) определяются не сюжетом произведений, а общей атмосферой идеатизма и хаоса, воссоздаваемой на сцене. Английский режиссер, прочитав перевод пьесы «Урок», заявил Ионеско, «Это невозможно. Вы не могли этого написать. Перевод этот абсолютно идиотский, ваш переводчик ничего не понял». Ионеско ответил: «Это сам текст идиотский. Это сделано нарочно».
  • Жанр трагифарс – трагический потенциал фарса – смех над смертью, болезнью, слабостью.

Деятельность классиков театра абсурда не дала много шумный споров среди критиков и была высоко оценена. В 1969г. Беккету была присуждена Нобелевская премия. Ионеско избрали в члены французской французской академии наук (Бальзак был не удостоен этой чести). 

Источник: http://schooltask.ru/teatr-absurda-bekket-i-ionesko/

Фредерик бегбедер лучшие книги xx века последняя опись перед распродажей аннотация

Неверующий Набоков определял психоанализ как «повседневное наложение древнегреческих мифов на человеческие гениталии». Говорить так – значит пренебрегать тем фактом, что «Три эссе о сексуальной теории» оказали влияние на всю литературу XX века.

Читайте также:  Краткое содержание голсуорси сага о форсайтах точный пересказ сюжета за 5 минут

Если как следует подумать, то без Фрейда наверняка не было бы сюрреализма, и Цвейга, и Шницлера, не было бы и Пруста, которому даже не понадобилось читать труды доктора Зигмунда, чтобы стать фрейдистом, – и Жида, и Томаса Манна; честно говоря, без Фрейда в нашем списке осталось бы очень мало имен.

Без его «чумы» мы также лишились бы книг Филипа Рота и фильмов Вуди Аллена. Так что хотя бы ради Рота и Аллена нам следует поблагодарить Фрейда за то, что он унизил человека, классифицировав его как инфантильное, сексуально одержимое существо.

Вы должны ясно отдавать себе отчет, что всякий раз, как вы называете свою подругу «истеричкой», своего лучшего друга «мифоманом», своего подчиненного «параноиком», а своего отца «скрытым гомосексуалистом», вы воздаете должное Фрейду.

Не будь его, вам пришлось бы именовать первую «ненормальной», второго «вруном», третьего «одержимым манией преследования», а отцу говорить: «Э э э… папа, будь добр, сними это платьице».

24. Эжен Ионеско «ЛЫСАЯ ПЕВИЦА» (1950)

На 24 й позиции распевает «Лысая певица» Эжена Ионеско (1912–1994; настоящее имя Эуген Ионеску) – «антипьеса», родившаяся 11 мая 1950 года в театре Полуночников115 (так как же она может мне не понравиться?!) и напечатанная в трех номерах «Тетрадей коллежа патафизики»116 в 1952 году.

Мистер и миссис Смит живут в Лондоне, что вполне нормально, если учесть, что они англичане. Часы отзванивают время наобум Лазаря, и сами они болтают невесть что, как, впрочем, и их гости – супружеская чета Мартин. Ну а где же лысая певица? А она не существует.

Разве только это Мэри, их служанка, или капитан пожарных, или даже один из бесчисленных Бобби Уотсонов…

Вы находите это абсурдным? Но так оно и задумано. «Абсурд» – одно из основополагающих слов послевоенного периода: первым его начал употреблять Камю – с отчаяния, а потом, очень скоро, его догнал и театр. «В ожидании Годо» и «Лысая певица» – это два шедевра театра абсурда. Только «Певица» получилась явно более смешной.

Можно было бы сказать, что это критика выжившей из ума буржуазии, что речь идет о современном образе жизни, или бульварном театре, или методе ассимиляции, или о некоммуникабельности в сегодняшнем мире, но все это звучит очень уж скучно.

А про «Лысую певицу» можно думать все что угодно кроме того, что она скучна: перед нами потрясающий гомерический гротеск, прямой потомок «Короля Убю» Альфреда Жарри117.

И никому не дозволено оскорблять «Лысую певицу», притягивая за волосы… пардон, за лысину всякие занудные определения.

Эжен Ионеско родился в Румынии, как и граф Дракула: оттого то он и сосет кровь из современного театра. Ионеско – революционер, который пускает кровь словам. «Лысая певица» – самая первая его пьеса и самая потешная, самая оригинальная, самая яркая в своей новизне.

Причудливый юмор ставит ее намного впереди своего времени: все эти «Monty Python», «Nuls» и «Deschiens»118 косят под Ионеско, сами того не зная. Кроме того, Эжена Ионеско – как и Магритта119, который рисует трубку с подписью «Это не трубка», – можно считать изобретателем «сдвига», столь любезного сердцу рекламистов 90 х годов.

Это очень простой фокус, но он жив и сегодня, спустя 50 лет: не называть по имени то, что показываешь, показывать не то, что называешь.

Избранный во Французскую академию в 1970 году, Ионеско неизменно выглядел очень грустным, как и все великие юмористы; он не шутил по поводу тщеты нашего существования. Детство его было одиноким, родители развелись, когда ему исполнилось пять лет. Человек не вечен, он умирает – и к чему все это? Нет ответа.

Ионеско – метафизик, а значит, мистик, о чем свидетельствуют его «Записки и контрзаписки» (1962), «Дневник вдребезги» (1967), «Настоящее в прошедшем, прошедшее в настоящем» (1968), «Периодический поиск» (1988). Он писал пьесы, чтобы чем то занять тот короткий отрезок времени, который был отпущен ему Богом.

Да что там говорить: вся эта суета выглядит такой же смехотворной, как намерение – если взять первый попавшийся пример – подарить расческу певице, лишенной волос.

23. Госсиньи и Удерзо «Астерикс, вождь галлов» (1959)

Номер 23 достался опять таки не мне, а «Астериксу, вождю галлов», и это как раз понятно: ведь герою удалось раздобыть себе волшебный отвар!

История рождения «Астерикса» всегда приводила меня в восторг. В 1959 году Рене Госсиньи (1926–1977), неизвестный сценарист, только что вернувшийся из Соединенных Штатов, и Альбер Удерзо (р. 1927), скромный иллюстратор в парижском агентстве «International Press», сходятся в Бобиньи, в квартире дешевой многоэтажки, где проживал Удерзо.

Они ищут идею комикса для первого номера нового журнала «Пилот». Сначала им приходит в голову сделать «Роман о Лисе»120, но кто то другой уже опередил их. Они колеблются, чешут в затылке, что у человеческого существа всегда было признаком усиленной работы мысли.

Наконец они решают начать с доисторических приключений (которые вполне могли бы озаглавить «Парк юрского периода», хотя теперь мы уже вряд ли это узнаем). И вдруг внезапно после нескольких эскизов на них нисходит озарение: что если рассказать о Франции времен римского владычества? Удерзо принимается рисовать самого известного галла той эпохи, Верцингеторикса.

Госсиньи тоже осеняет: искажая общеупотребительные слова, он создает имена Астерикс, Обеликс, Идефикс, Панорамикс, Ассюранстурикс, Абраракурсикс, Ажканоникс (через несколько лет он прославит себя самой блестящей своей находкой – Окатаринтабеллачиксчикс…).

Для римлян достаточно придумать имена с окончанием на «ус», как оно и принято в латинском написании: Процессус, Отельтерминус, Беленконнус, Проспектус… Затем Госсиньи сочиняет знаменитый пролог этой новой «Галльской войны»121: «За 50 лет до рождения Иисуса Христа вся Галлия была завоевана римлянами… Вся ли? О нет! Одна деревня, где живут непобедимые галлы, все еще упорно сопротивляется захватчикам…» (На самом деле пресловутая Галлия и галлы – это выдумка XIX века: недавние археологические раскопки показали, что в I веке до новой эры современная территория Франции была населена десятками кельтских племен с коротковолосыми, безусыми и безбородыми мужчинами!)

Главная придумка Госсиньи – это магический напиток, позволяющий галлам одолевать римлян голыми руками. Благодаря этому предку ЭПО122 слабосильные могут сражаться как богатыри, а лодыри и обжоры, только и мечтающие, что о жареной кабанятине, одерживают верх над превосходно организованными силами противника.

Так и напрашивается мысль: что было бы, имей мы этот магический отвар в 1940 м?… Ибо талант Госсиньи и Удерзо выразился в создании комикса, который имеет богатейший подтекст: дети упиваются драками и комическими сценками, а их родители – игрой слов, смешными анахронизмами и геополитическими намеками.

В общем, Астерикс взлетает над миром, как многоступенчатая ракета.

Но самое замечательное в этом приключении – другое. 29 октября 1950 года «Астерикс, вождь галлов» появляется в журнале «Пилот». Публика принимает его более чем холодно. Читатели говорят Госсиньи, что им плевать на галлов, а Удерзо упрекают в том, что он рисует слишком большие носы.

Когда в 1961 году выходит первый альбом, продано всего 6000 экземпляров. Не намного лучше обстоит дело и со вторым: 20 000 экземпляров. Близкие друзья советуют авторам остановиться: «Ничего не выйдет, – уверяют они, – слишком устаревшая тема» (еще бы не устаревшая – две тысячи лет назад!).

Но наша парочка держится стойко. И сегодня сага об Астериксе представляет собой 300 миллионов альбомов, продаваемых в 107 странах на 107 языках и опередивших по популярности Фолкнера, Набокова и «Унесенных ветром» в нашей топ описи 50 лучших книг века.

В этом году именем Рене Госсиньи даже названа улица в 13 м округе Парижа, совсем рядом с французской Национальной библиотекой!

О чем это говорит, любезные мои читатели? О том, что, если у вас есть идея, которой вы гордитесь и которая вас греет, боже вас упаси прислушиваться к мнению так называемых друзей; напротив, будьте стойки, упрямы, неприступны, верьте в себя и работайте. Всем писателям из нашего списка пришлось упорно трудиться, чтобы опубликовать свои книги. И это тоже послание от Астерикса: волшебный настой подстегивает каждого из нас! (Клянусь Тутатисом! Я выражаюсь как Бернар Тапикс!123)

22. Джордж Оруэлл «1984» (1948)

Приветствую вас, друзья, в вашем собственном доме. Знайте: я вас вижу, я вас изучаю, я слежу за каждым вашим движением… Ну с, и что же, собственно, я углядел? А углядел я, что номер 22 пришелся на «1984» – последнюю книгу в жизни англичанина Джорджа Оруэлла (1903–1950).

Сейчас на дворе 2001 год. И, стало быть, 1984 й был у нас 15 лет назад. А роман «1984» вышел в 1948 году124 (выбирая название, Оруэлл просто поменял местами две последние цифры в дате публикации).

Так что же, значит, Оруэлл ошибся, как ошиблись создатели «Нью Йорка 1997», «Космоса 1999» или «Космической одиссеи 2001»125, рассказав о событиях, которые не состоялись в назначенный срок? Или мы все таки живем в описанном им мире – тоталитарном обществе, где все люди находятся под неусыпным наблюдением Телеэкрана? В обществе, чья история непрерывно переписывается, чей язык варварски искорежен и превращен в новояз, где людям промывают мозги, где сексуальная жизнь строго регламентирована, где граждан угнетают, прикрываясь стремлением к любви, миру и согласию? Где все организовано так, чтобы помешать нам свободно мыслить?

Ответ таков: конечно да; конечно, мы живем в подобном мире. Большой Брат существует на самом деле.

Например, в квартале Леваллуа Перре установлены телекамеры, снимающие прохожих на улицах; Институт медиаметрии разрабатывает инфракрасную камеру, фиксирующую реакции телезрителей прямо у них дома, у экрана; веб камеры в интернете передают на весь мир информацию о частной жизни людей; нас регистрируют, фиксируют, фотографируют – благодаря кредитным карточкам, мобильным телефонам, спутникам слежения и прочей технике. Наша речь сведена к кошмарному волапюку с минимальным словарным запасом (о французском языке и говорить нечего – в ближайшие десятилетия он просто исчезнет). Нашими желаниями манипулирует реклама. Ревизионисты стирают из нашей памяти миллионы смертей. В Голландии даже существует телеигра (успешно продающаяся во всем мире), которая так и называется – «Большой Брат»: она позволяет круглые сутки наблюдать за жизнью десяти участников, запертых в квартире, битком набитой телекамерами.

Нет, прав был Франсуа Брюн, утверждавший в своем эссе «Под солнцем Большого Брата» (издательство «Арматтан»), что Джордж Оруэлл не ошибся: даже если этот пророческий роман и был написан под впечатлением от тоталитарных режимов его времени – нацизма и сталинизма, а также под влиянием романа «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли (британца, как и он сам), это не помешало автору подробнейшим образом описать эволюцию западного мира в течение ближайших пятидесяти лет. Недаром же Стэн Баретс, один из крупнейших специалистов по литературе science fiction во Франции, задался вопросом: «Что же это на самом деле – еще фантастика или уже памфлет?»126

«1984» Оруэлла неизменно читается с ужасом и захватывающим интересом. Нас поражает не только пророческий дар автора, но и особое видение будущего, оказавшее громадное влияние на все жанры искусства, в частности на литературу и кино киберпанка.

До Оруэлла грядущее, с его невинным фильмом «Flash Gordon», марсианами и летающими блюдцами, выглядело вполне мирным, ласковым и светлым.

После Оруэлла будущее никогда уже таким не покажется: теперь это тюремный мир, пугающий и мрачный, это «Brazil», это «Blade Runner»127… Оруэлл создал новую эстетику: грядущее в его книге – это огромный ГУЛАГ, из которого его герою, Уинстону Смиту, никогда не удастся сбежать.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов михаила шолохова за 2 минуты

К счастью для себя, Оруэлл умер в 1950 году, через два года после выхода книги, то есть слишком рано для того, чтобы убедиться, насколько он был прав в своих пессимистических прогнозах. А впрочем, «1984» заканчивается следующей фразой: «ОН ПОЛЮБИЛ БОЛЬШОГО БРАТА». Уинстона Смита все таки перевоспитали; он, как и все мы, проникся духом покорности и смирения. Система побеждает в тот миг, когда ей удается заставить людей полюбить свою тюрьму.

Стоп!… Кажется, кое кто из вас читает меня не слишком внимательно… Вот ты, да да, именно ты – расселся там, ковыряешь в носу и думаешь, я тебя не вижу! Ну ка опусти глаза; я приказываю тебе, опусти глаза: на тебя смотрит Большой Брат! И берегись у меня, а не то я живо подошлю к тебе свою бегбедеровскую полицию!

21. Олдос Хаксли «О ДИВНЫЙ НОВЫЙ МИР» (1932)

Источник: http://textarchive.ru/c-2584398-p5.html

Эжен Ионеско — Лысая певица

Здесь можно скачать бесплатно «Эжен Ионеско — Лысая певица» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Драматургия, год 1950. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Лысая певица» читать бесплатно онлайн.

Лысая певица — это первая пьеса Ионеско. Премьера ее состоялась в 11 мая 1950, в парижском «Театре полуночников» (режиссер Н.Батай). Весьма показательно — в рамках эстетики абсурдизма — что сама лысая певица не только не появляется на сцене, но в первоначальном варианте пьесы и не упоминалась.

По театральной легенде, название пьесы возникло у Ионеско на первой репетиции, из-за оговорки актера, репетирующего роль брандмайора (вместо слов «слишком светлая певица» он произнес «слишком лысая певица»). Ионеско не только закрепил эту оговорку в тексте, но и заменил первоначальный вариант названия пьесы (Англичанин без дела).

Ионеско написал свою «Лысую певицу» под впечатлением англо-французского разговорника: все знают, какие бессмысленные фразы во всяких разговорниках.

Эжен Ионеско

Лысая певица

La cantatrice chauve: Eugène Ionesco (1950)

Перевод с французского Людмилы Новиковой

Действующие лица:

Г-н Смит.

Г-ж а Смит.

Г-н Мартен.

Г-ж а Мартен.

Мэри, прислуга.

Брандмайор.

Типичный английский интерьер. Английские кресла. Английский вечер.

Г-н Смит, англичанин, сидит в английском кресле и в английских тапочках, у английского камина, в котором горит английский огонь, курит английскую трубку и читает английскую газету. На нем английские очки. У него седые английские усы.

Рядом с ним в другом английском кресле сидит г-жа Смит, англичанка, и штопает английские носки. Абсолютное английское молчание. Английские настенные часы бьют по-английски семнадцать раз.

Г-жа Смит. О, девять часов. Мы съели суп, рыбу, картошку с салом, английский салат. Дети выпили английской воды. Сегодня мы хорошо поели. А все потому, что мы живем под Лондоном и носим фамилию Смит.

Г-н Смит продолжает читать и вместо ответа щелкает языком.

Картошка с салом очень вкусна, и масло в салате было свежее. Масло из лавки на углу лучше, чем масло из лавки напротив нас, и гораздо лучше, чем масло из лавки в конце улицы. Однако я вовсе не хочу сказать, что у них плохое масло.

Г-н Смит продолжает читать и щелкает языком.

Но все же масло из лавки на углу самое лучшее.

Г-н Смит продолжает читать и щелкает языком.

Сегодня Мэри хорошо пожарила картошку. А в прошлый раз она ее не дожарила. Я люблю прожаренную картошку.

Г-н Смит продолжает читать и щелкает языком.

И рыба была свежая. Пальчики оближешь. Я подкладывала себе два раза. Нет, три. Из-за этого приходится чаще ходить в туалет. Ты тоже подкладывал себе три раза. Но в третий раз ты положил меньше, чем первый и второй. Я же положила себе гораздо больше. Сегодня я ела больше, чем ты.

Как же это получилось? Ведь обычно ты ешь больше меня. У тебя завидный аппетит. Суп был немножко пересолен. В нем больше соли, чем в тебе. В нем и порея было слишком много, а луку мало. Жаль, что я не велела Мэри добавить немножко молотого аниса.

В следующий раз придется проследить самой.

Г-н Смит продолжает читать и щелкает языком.

Нашему мальчугану хотелось выпить пива. Подрастет — будеть дуть его, как ты. Ты видел, как он смотрел на бутылку? А я налила ему воды из графина. Ему хотелось пить, и он ее выпил. А Элен похожа на меня: она хорошая хозяйка, экономна, играет на фортепьяно. Она никогда не просит английского пива.

Совсем как наша малышка, которая пьет только молоко и ест только кашку. Сразу видно, что ей только два года. Ее зовут Пегги. Торт с айвой и фасолью получился замечательный! Может быть, к десерту и не хватило австралийского бургундского, но я его не стала подавать, чтобы не делать из них гурманов.

Их надо приучать к умеренности и строгости.

Г-н Смит продолжает читать и щелкает языком.

У миссис Паркер есть знакомый румынский лавочник, которого зовут Попеску Розенфельд. Он прекрасный специалист по йогурту. Он недавно приехал из Константинополя, где закончил Андрианопольскую школу по изготовлению йогурта. Завтра я куплю у него большой горшок румынского народного йогурта. У нас под Лондоном такое увидишь не часто.

Г-н Смит продолжает читать и щелкает языком.

Йогурт хорош для желудка, почек, аппендицита и апофеоза. Так говорит доктор Маккензи-Кинг, который лечит детей наших соседей Джонсов. Он хороший врач. Ему мы можем доверять. Он прописывает только те лекарства, которые испробовал на себе. Прежде чем сделать операцию печени Паркеру, он сделал такую операцию себе, хотя и не был болен.

Г-н Смит. Тогда как же получилось, что доктор жив, а Паркер умер?

Г-жа Смит. Для доктора операция прошла удачно, а для Паркера нет.

Г-н Смит. Значит, Маккензи плохой врач. Или операция должна быть удачной для обоих, или оба должны умереть.

Г-жа Смит. А почему?

Г-н Смит. Уж если врач с больным не могут выздороветь вместе, то добросовестный врач должен умереть вместе с больным. Капитан должен тонуть вместе с кораблем, а не оставаться в живых.

Г-жа Смит. Нельзя же сравнивать больного с кораблем.

Г-н Смит. А почему? И у корабля есть болезни. Впрочем, твой доктор здоров как корабль, поэтому он должен погибнуть вместе с больным, как доктор и его корабль.

Г-жа Смит. Да, я об этом не подумала! Наверно, ты прав… Ну и что же из этого следует?

Г-н Смит. А то, что все врачи — шарлатаны. Впрочем, и больные тоже. И честен в Англии только морской флот.

Г-жа Смит. Но не моряки.

Г-н Смит. Разумеется.

Пауза.

(Уткнувшись в газету.) Одного я не могу понять. Почему в газетной хронике нам всегда сообщают возраст покойного, а возраст новорожденных — никогда. Это бессмыслица.

Г-жа Смит. Никогда над этим не задумывалась!

Снова молчание. Часы бьют семь раз. Тишина. Часы бьют три раза. Тишина. Часы не бьют ни разу.

Г-н Смит (уткнувшись в газету). Надо же! Здесь написано, что Бобби Уотсон умер.

Г-жа Смит. Боже мой! Бедняга! Когда же он умер?

Г-н Смит. Что ты удивляешься? Ведь ты прекрасно знаешь. Он умер два года тому назад. Помнишь, полтора года тому назад мы были на его похоронах?

Г-жа Смит. Конечно, помню. Я сразу вспомнила, а ты почему так удивился, когда прочел в газете?

Г-н Смит. В какой газете? О его смерти говорили уже три года назад. Я о ней вспомнил по ассоциации.

Г-жа Смит. Очень жаль! Он ведь так хорошо сохранился!

Г-н Смит. Это был самый прелестный труп во всей Великобритании. Ему нельзя было дать его лет. Бедняга Бобби уже четыре года как умер, а все еще не остыл. Настоящий живой труп! А какой он был веселый!

Г-жа Смит. Бедная Бобби!

Г-н Смит. Ты хочешь сказать — бедный Бобби!

Г-жа Смит. Да нет, я говорю о его жене. Ее ведь звали так же, как и его, — Бобби Уотсон. Их звали одинаково, и когда они появлялись вместе — их часто путали. И только после его смерти все узнали, кто из них кто. Впрочем, их путают и сейчас и посылают соболезнования не по адресу. Ты ее знаешь?

Г-н Смит. Я ее видел лишь однажды, да и то случайно — на похоронах Бобби.

Г-жа Смит. А я ее не видела ни разу. Она красива?

Г-н Смит. Черты лица у нее правильные, но красивой ее не назовешь. Она слишком высока и толста. Черты лица у нее неправильные, но она очень красива. Она маловата ростом и худа. Она учительница пения.

Часы бьют пять раз. Долгая пауза.

Г-жа Смит. Когда же они поженятся?

Г-н Смит. Самое позднее — весной.

Г-жа Смит. Нам, конечно, надо побывать у них на свадьбе.

Г-н Смит. И надо им сделать свадебный подарок. Но какой?

Г-жа Смит. А почему бы не преподнести им одно из семи серебряных блюд, что подарили нам на свадьбу? Нам они ведь так до сих пор и не понадобились. Как жаль, что она овдовела такой молодой!

Г-н Смит. Скажи спасибо, что у них не было детей.

Г-жа Смит. Только этого им не хватало! Дети! Что бы она, бедняжка, с ними делала!

Г-н Смит. Она еще молода. Может еще снова выйти замуж. А траур ей очень идет.

Г-жа Смит. А кто станет возиться с детьми? Ты же знаешь — у них мальчик и девочка. Кстати, как их зовут?

Г-н Смит. Бобби и Бобби, как и родителей. Дядюшка Бобби Уотсона, старый Бобби Уотсон, богат и привязан к мальчику. Вот он и мог бы взяться за его воспитание.

Г-жа Смит. Естественно. А тетушка Бобби Уотсона, старая Бобби Уотсон, могла бы взяться за воспитание Бобби Уотсон, дочки Бобби Уотсон. И тогда мамаша Бобби Уотсон сможет снова выйти замуж. Есть у нее кто-либо на примете?

Г-н Смит. Да, двоюродный брат Бобби Уотсона.

Г-жа Смит. Кто? Бобби Уотсон?

Г-н Смит. О каком Бобби Уотсоне ты говоришь?

Г-жа Смит. О Бобби Уотсоне, сыне старого Бобби Уотсона, другого дядюшки покойного Бобби Уотсона.

Г-н Смит. Да нет, это не тот Бобби Уотсон, это другой. Это Бобби Уотсон, сын старой Бобби Уотсон, тетушки покойного Бобби Уотсона.

Источник: https://www.libfox.ru/609608-ezhen-ionesko-lysaya-pevitsa.html

Ссылка на основную публикацию