Краткое содержание карьера ругонов золя точный пересказ сюжета за 5 минут

Пересказ сюжета романа Золя «Карьера Ругона»

Краткое содержание Карьера Ругонов Золя точный пересказ сюжета за 5 минут

  • Своеобразным прологом ко всей эпопее стал роман «Карьера Ругона» (1871), который имеет еще «научный» подзаголовок «Происхождение». Действительно, в нем речь идет о происхождении семьи Ругон-Маккаров и о рождении II Империи. Основательницей рода стала Аделаида Фук, единственная дочь богатых мещан Плассана.

    От отца, который умер от сумасшествия, она унаследовала «отсутствие уравновешенности, какой-то расстройство умственной деятельности и сердца», что заставляло ее «жить не обычной жизнью, не так, как все».

    Аделаида выходит замуж за крестьянина Ругона, а после его внезапной смерти становится любовницей контрабандиста по прозвищу «Маккар-Бродяга», убитого через пятнадцать лет стражником на границе.

     От брака с Ругоном пошло потомство уравновешенное, солидное, процветающее в делах (сын Пьер и его дети: Ежен, Аристид, Паскаль, Марта, Сидония).

    Дети Маккара (Антуан и Урсула), психически неустойчивые и отягощенные преемственным алкоголизмом, образовали семейные области. Для Маккаров характерна постепенная деградация и вырождение.

    В каждом из представителей обеих линий сложно переплелись биологические и психические особенности их родителей.

    Золя в следующих романах на конкретных судьбах потомков Аделаиды Фук внимательно проследит действие биологических законов в процессе формирования индивида, выполнив тем самым задачу писателя-натуралиста.

    Однако стремление воссоздать черты эпохи, изобразить среду, в которой могла возникнуть авантюрная II Империя, воплотить в ярких образах тип буржуа в новых исторических условиях, сделали «Карьеру Ругона» реалистическим в своей основе произведением.

    Золя изображает небольшой провинциальный город Плассан накануне и в момент государственного переворота в декабре 1851 г.

    За внешним покоем и медленностью буржуа таятся «предательство, коварные убийства, тайные победы и тайные поражения». Ненависть к Республике, которая возникла от страха «за свой кошелек, за свое беззаботное эгоистическое существование», объединяет рантье и торговцев с дворянами и духовенством. В этих условиях «время Ругона» настало.

    Трусливость и подлость Пьера Ругона и ему подобных позволили утвердиться режиму Второй империи, которую Э. Золя называет «эпохой безумия и позора» во Франции. Прямое влияние Э.

    Золя сказывается на творчестве многих европейских и американских писателей XX ст. А. Барбюс писал: «Нужно ставить эту большую тень не за нами, а перед собой…

    вернуть ее не в XIX столетие, а в XX и в будущие столетия…».

  • Источник: http://soshinenie.ru/pereskaz-syuzheta-romana-zolya-karera-rugona/

    Эмиль Золя “Карьера Ругонов” (1871)

    Цикл «Ругон-Маккары» | Книга №1

    Тёмное мрачное время, наполненное депрессивными нотками с налётом вековечной печали за человеческий род – таким предстаёт Эмиль Золя перед читателем. Натурализм автора воспринимается удручающе, поскольку живой и великолепно поставленный язык повествования ведёт по закоулкам людских душ.

    Там, где глыбой встаёт фигура Виктора Гюго, создавшего свою собственную реальность, Золя выглядит таким же впечатляющим гигантом.

    Если смотреть на “Карьеру Ругонов” под углом современного понимания, то легко понять, что достаточно одного шага в сторону, чтобы получилось подобие магического реализма Габриэля Маркеса.

    Талант колумбийского писателя легко может быть оспорен, если с ним рядом поставить Эмиля Золя, создававшего сюжеты без фантастических элементов, но в той же безысходной атмосфере, в которой отражена боль за обыденную реальность, вдохновляющую авторов на глубокую философию.

    Реализм возможен, но отчего-то он постоянно прячется за высокими стенами, попасть за которые невозможно; остаётся смотреть с высоты собственного роста, пытаясь заглянуть в сокрытые недра, перебирая страницу за страницей, пока революция героев не станет твоей собственной. Вчера ты был никем, а уже сейчас вершишь судьбы тысяч людей. Протяните руку к Золя: никогда не пожалеете.

    Волнение в обществе – знаковая тема, позволяющая рассказать о своих чувствах. Франции в XIX веке хватило событий, отчего многие поколения пожинали плоды политической нестабильности. Империи рушились, потом приходил крах Республик, снова возводились Империи: так было долгие годы, полные безысходности, заставившие людей жить без надежды на стабильность.

    Читателю может показаться, что в такой обстановке просто невозможно найти тихий уголок, где человек будет человеком, лишённым представлений о творящихся вокруг переменах. Золя даёт такой городок, до сих пор окружённый стенами и имеющий только один вход, через который гости запускаются внутрь только после тщательного досмотра.

    И не городок это, а скорее большая деревня; там каждый знает каждого. Слухами полнятся дома. Среди всего этого читатель начинает знакомство с единственной наследницей богатого поместья Фуков. Угасающий род получил новую кровь в виде батрака Ругона, а потом и пьяницы Маккара.

    И пока читатель трепетно следит за поступками героев книги, вырастают дети, рождаются внуки, происходят критические политические события. В один момент становится ясно – отныне не так просто следить за всеми героями, настолько Золя раскинул ветви одного рода, да дал каждому столько пороков, что возникает головокружение.

    Вокруг всего разворачивается революция, становясь частью людей, разделяя семьи на враждебные лагеря и неся одним радость, а другим горе.

    Золя не всегда балует читателя ладным слогом, устраивая себе отдых. Если читателю удастся преодолеть сумбурное начало книги, наполненное символами и образами, будто цыгане поют марсельезу, вышагивая маршем, то он будет вознаграждён погружением в историю небольшой семьи, для которой любовные переживания не являются определяющими, как и взаимоотношения.

    Внимание читателя захватывают общественные события, которые становятся более важными, нежели разборки родственников. Конечно, судьбы людей постоянно переплетаются, позволяя за кого-то переживать, а иному желать скорейшей и мучительной смерти, настолько он противно себя ведёт. Золя показывает всё довольно реалистично, не позволяя себе наполнять книгу лишними красками.

    Изначальная мрачная атмосфера сопровождает “Карьеру Ругонов” до самого конца. Не может сын предприимчивого батрака стать рохлей, а отпрыск деградировавшего человека обрести благородные черты. Везде бывают исключения, и они обязательно должны случиться.

    Всему уделит Золя внимание, но именно негативные черты он будет ставить во главу всего, предпочитая из них исходить при построении повествования.

    Малый объём книги раздут чрезмерным вниманием к революции, особенно к её молодым участникам и их взаимной любви. Сущая мелочь в истории семьи, но Золя делает на ней чрезмерный акцент: для него является трагедией, если девственная душа не смогла познать любовь.

    Стремление к единству с другим человеком – важная составляющая отношений молодых людей, не испытавших на себе горечь разрушения идеалов. Для них всё прекрасно, даже война и желание заявить миру о своём мнении.

    Эта многостраничная история становится отдушиной для Золя, поскольку является единственным светлым пятном в почерневшей от скорби истории рода. Развитие отношений может напомнить “Двенадцать башен” Ли Юя, лишённые налёта сказочности.

    При этом реализма в книге не прибавляется – всё по прежнему пребывает в тумане, а может и в думе от пожара в сердцах трёх тысяч людей, восставших против порядка, либо от пара, когда сорок храбрецов заткнули жерло вулкана страстей, обеспечив себе краткие моменты сладостного долгожданного покоя.

    На широко раскинувшейся повествовательной линии непривычно встречать жирные точки важных событий, облаготельствованных вниманием Золя. Гораздо проще воспринимается ускоренный вариант повествования, развивающийся стремительными шагами вперёд.

    Очень быстро кажутся далёкими чужие судьбы, когда перед читателем возникают совсем другие персонажи, также обречённые вскорости отойти в прошлое. В перемене отдельных жизней строится сюжет, но иногда герои возвращаются, давая читателю новую порцию эмоций.

    Практически невозможно пересилить себя и не проявить симпатии даже к самым отчаянным злодеям, однако всё смотрится настолько органично, что нельзя кого-то лишить возможности быть участником повествования.

    Читайте также:  Краткое содержание фицджеральд по эту сторону рая точный пересказ сюжета за 5 минут

    Они были никем, желая иметь только кусок хлеба и стакан воды для продления своих дней, а Золя дал им шанс оседлать лошадей и взбудоражить общественность, исподволь построив карьеру Ругонов в том ключе, который был для этого необходим. Франция окрасилась в тёмные тона, и Золя этому помог. Книга наполнена импрессией – довольно мрачной и до жути притягательной.

    Дополнительные метки: золя карьера ругонов критика, золя карьера ругонов анализ, золя карьера ругонов отзывы, золя карьера ругонов рецензия, золя карьера ругонов книга, Émile Zola, Les Rougon-Macquart, La Fortune des Rougon, The Fortune of the Rougons

    Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
    Лабиринт | Ozon

    Это тоже может вас заинтересовать:
    – Перечень критических статей на тему творчества Эмиля Золя

    Источник: http://trounin.ru/zola71/

    Роман Карьера Ругонов – художественный анализ. Золя Эмиль

    «Карьера Ругонов» и «Добыча» — не изолированные произведения, это первая и вторая книги серии из двадцати романов, объединенных общим названием «Ругон-Маккары. Естественная и социальная история одной семьи во времена Второй империи». Эмиль Золя приступил к ее созданию уже зрелым художником.

    Второго апреля 1840 года инженер Франсуа Золя записал в своей памятной книжке: «Сегодня в 11 часов родился Эмиль-Эдуард-Шарль-Антуан, мой сын». Двадцать четыре года спустя журналист Мариус Ру, сообщив о выходе в свет сборника новелл «Сказки Нинон», известил читателей о рождении писателя — Эмиля Золя…

    «Сказки Нинон» были изданы в Париже, по Париж не обратил па них внимания. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Роман Карьера Ругонов.

    Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) Такой прием не обескуражил молодого писателя.

    В следующие четыре года он публикует два сборника полемических статей и пять романов: «Исповедь Клода», «Завет умершей», «Марсельские тайны», «Тереза Ракен» и «Мадлена Фера».

    Эти книги заставили столицу прислушаться к имени их создателя. Эмиль Золя почувствовал себя подготовленным приняться за работу над своим главным произведением — многотомной серией романов о французской действительности времен Второй империи.

    Замысел серии сложился у писателя в начале 1868 года.

    В то время даже ближайшие друзья скептически отнеслись к его затее, да и сам он, видимо, еще не представлял себе всей огромности облюбованной им темы, того размаха, который обретет впоследствии его сочинение.

    1868—1869 годы Золя посвятил изучению и подготовке необходимых материалов.

    Целые дни он проводит в Парижской национальной библиотеке, делает выписки из справочников и исследований по психологии, медицине, физиологии, истории, с пристальным вниманием изучает работу Чарльза Дарвина «Происхождение видов», «Психологию страсти» доктора Летурно, перечитывает вновь «Трактат о наследственности» Проспера Люка, «Введение в экспериментальную медицину» Клода Бернара и другие.

    Овладев материалом, Золя пишет три документа: «Общие замечания о развертывании произведения», «Общие замечания о характере произведения», «Различие между Бальзаком и мною».

    Писатель указывает, что его многотомное сочинение будет посвящено изображению определенного исторического отрезе действительности, начало которому положил государственный переворот, установивший Империю. Характерной чертой этого смутного времени является разнузданность всяческих вожделений и честолюбия.

    Главное действующее лицо — одна семья. Ограничивая так число персонажей, подчеркивает Золя, «я избегну подражания Бальзаку, книги которого населяет целый мир».

    «Мое произведение,— указывает Золя,— будет не столько социальным, сколько научным… Картина, которую я нарисую,— простой анализ куска действительности, такой, какая она есть. Я изучаю человека, человека, поставленного в определенные обстоятельства (среду), и никаких нравоучений.

    Смысл и польза моего произведения состоит в том, что оно скажет правду о человеке… обнажит действующие в нем скрытые пружины наследственности и покажет пути воздействия на человека окружающей среды.

    Дело законодателей и моралистов принять во внимание мои книги, извлечь из них нужные выводы и подумать о том, как врачевать рапы».

    Значительное место в названных документах уделено п чисто творческим, профессиональным проблемам — композиции, стилю.

    В 1869 году Золя пишет для издателя Л. JI акру а план своего цикла романов, где излагает концепцию будущего сочинения. Задуманная им серия, указывает он, преследует две взаимосвязанные задачи.

    Первая. «Изучить на примере одной семьи вопросы наследственности и среды.

    Проследить шаг за шагом ту сокровенную работу, которая наделяет детей одного и того же отца различными страстями и различными характерами в зависимости от скрещивания наследственных влияний и неодинакового образа жизни.

    Словом, вскрыть живую суть человеческой драмы, те глубины жизни, где вырабатываются великие добродетели и великие преступления,— вскрыть их методически, руководствуясь путеводной нитью новейших физиологических открытий».

    Вторая. «Изучить всю Вторую империю, от государственного переворота до наших дней. Воплотить в типах современное общество, злодеев и героев. Нарисовать таким образом социальный возраст человечества — в фактах и переживаниях,— нарисовать его в бесчисленных частностях нравов и событий».

    Эмилю Золя казалось, что, соединив в своем произведении два плана — план физиологический и план социальный,— ой, через историю семьи, раскроет историю целого общества.

    Далее Золя конкретизирует и развивает этот замысел в кратких характеристиках отдельных романов («эпизодов») своей десятитомной серии. Писатель предполагал в течение пяти лет завершить создание «Ругон-Мак-каров», выпуская ежегодно по два тома.

    В следующие годы (1872—1873), в процессе работы над своим сочинением и в связи с тем, что падение Империи подвело итог «нелепой эпохе безумия и позора», Золя стало ясно, что задуманное им произведение не укладывается в десять эпизодов, что оно должно быть значительно расширено.

    В дальнейшем писатель увеличил цикл «Ругон-Маккаров» до двадцати томов.

    Сочинение Эмиля Золя открывается «Карьерой Ругонов». «Карьера Ругонов» — прелюдия ко всей серии.

    «В романе,— указывает Золя,— выведены некоторые представители семьи Ругон-Маккаров, историю которой я хочу описать в самом начале их карьеры…

    Они возлагают свои надежды на империю, которая должна удовлетворить их страсть к богатству и наслаждению». Роман этот, указывает автор, имеет еще и научное название Происхождение.

    Родина Ругон-Маккаров — небольшой провинциальный городок Плас-саи. На географических картах он не обозначен по той причине, что под этим названием писатель изобразил свой родной город Экс…

    В 1787 году в Нлассане произошло событие, которое взбудоражило обывателей и дало пищу для всяческих сплетен и пересудов.

    Дочь покойного торговца овощами Фука, его единственная наследница Аделаида, нежданно-негаданно вышла замуж за своего батрака, пришлого крестьянина Ругоиа.

    Хотя это был человек благоразумный, трудолюбивый и степенный, однако соседи не могли оправдать выбор Аделаиды. Им хорошо было известно, что ее руки добивались многие молодые люди из почтенных и состоятельных семейств плассанских буржуа.

    Читайте также:  Краткое содержание карамзин история государства российского точный пересказ сюжета за 5 минут

    Через год Аделаида родила первенца, его назвали Пьером. А еще год спустя Ругона сразил удар, и он умер в одночасье.

    Молодая вдова горько оплакивала смерть мужа, но миновал еще год, и она снова дала повод для бесконечных разговоров: Аделаида сошлась с забулдыгой и пьяницей, контрабандистом Маккаром.

    Если и прежде в Нлассане шептались о ее странностях, то теперь стали открыто говорить, что она совсем свихнулась и, должно быть, как и ее отец, угодит в дом для душевнобольных.

    От связи с Маккаром у Аделаиды родились двое внебрачных детей — дочь Урсула и сын Антуан. Так потомки Аделаиды Фук разделились на две ветви: одна ветвь — Ругоны и вторая ветвь — Маккары. Представители каждой из этих ветвей, по мысли Золя, наследовали биологические и психические особенности своих родителей — Аделаиды, Ругона и Маккара.

    В характере Антуана слились воедино пороки отца и матери, но все же возобладали задатки Маккара, его страсть к бродяжничеству, наклонность к пьянству, озлобленность.

    Однако, указывает Золя, под влиянием нервной натуры Аделаиды пороки, проявлявшиеся у отца с какой-то полнокровной откровенностью, у сына сочетались с трусостью, лицемерием и озлобленностью.

    Об Антуане говорили: «Какой мерзавец! У отца хоть храбрость была, а этот и убьет-то исподтишка, иголкой».

    В обществе, где пренебрегают нормами морали, где господствует беззаконие, особенно щедро раскрылись уродливые качества характера Антуана. В его лице Золя нарисовал законченный тип беспринципного политического пустозвона, столь характерного для действительности Франции времен Второй империи.

    В натуре Пьера противоборствовали проявлявшиеся в равной степени черты крестьянина Ругона и нервозной Аделаиды. Дурные наклонности Пьера — любовь к праздности, жажда наслаждений — проявлялись не так открыто и бурно, как у Антуана.

    «Во всей его толстой, приземистой фигуре, в длинной бесцветной физиономии… сквозило расчетливое, затаенное честолюбие… черствость и завистливая злоба мужицкого сына, из которого богатство и нервозность матери сделали буржуа».

    Женившись по расчету на Фелисите Пеш, энергичной и пронырливой дочери торговца маслом, Пьер обзавелся большой семьей. Супруга подарила ему трех сыновей — Эжена, Аристида, Паскаля — и двух дочерей — Марту и Сидонию. Ко времени, о котором повествуется в романе «Карьера Ругонов», Пьеру и его жене уже перевалило за пятьдесят.

    Жизнь развеяла их мечты, они изверились в возможности разбогатеть и теперь думали о том, чтобы как-то обеспечить себя в старости. Они хорошо понимали, что сыновья — тоже отрезанный ломоть. Старшему из них, Эжену, было уже около сорока.

    «По капризу природы, одному из тех мнимых капризов, в которых наука уже начинает различать закономерности, Эжен, при полном физическом сходстве с Пьером, унаследовал духовный облик Фелисите… Он отличался огромным честолюбием, властностью, презрением к мелким расчетам и мелким успехам…

    Ненасытная жажда наслаждений, присущая всей семье Ругонов, принимала у Эжена более благородный характер. Он тоже искал удовлетворения своих страстей, но удовлетворения духовного, он стремился к власти». Ему было тесно в Плассане, и он устремился в Париж.

    Аристид, младший сын Пьера, внешне был похож на мать, но в нем взяли верх отцовские черты: жадность, корыстолюбие, страсть к кляузам, безудержность желаний. «Он вечно что-то разведывал, разнюхивал. Деньги он любил так же, как его старший брат любил власть.

    И в то время, как Эжен в мечтах подчинял своей воле народы, пьянея от мысли о будущем могуществе, Аристид представлял себе, что он миллиардер, живет в роскошном дворце, сладко ест и пьет, наслаждается всеми чувственными удовольствиями. Но, главное, он мечтал разбогатеть сразу».

    После долгих лет беспорядочной жизни в безделье Аристид женился на дочери отставного капитана Анжеле Сикардо. Он быстро промотал полученные от отца деньги и вынужден был поступить на службу в супрефектуру. В 1840 году у него родился сын Максим.

    В канун событий 1848 года Аристид думал отправиться вслед за Эженом в Париж, но был обременен семьей и поэтому остался в Плассане, надеясь, что и здесь представится счастливая возможность поживиться. Читатель встретится с Аристидом в романах «Добыча» и «Деньги», где он выведен под фамилией Саккар.

    Время шло, а судьба по-прежнему не была благосклонна к Ругонам. Ни одному из них еще не удалось схватить за хвост столь желанную птицу но имени Удача. Но внутреннее чутье подсказывало им, что приближается пора больших перемен, когда можно будет погреть руки.

    Для постороннего глаза жизнь в Плассане казалось тихой, застывшей, но это было обманчивое спокойствие. Внимательный взгляд без труда мог заметить, что там бушевали страсти, совершались предательства и политические сделки, шла ожесточенная борьба честолюбий, подогреваемая алчностью и жаждой власти. Всему задавали тон клерикалы.

    Реакционеры сумели объединить людей самых различных политических взглядов и сколотить разноликий союз врагов республики, которых прежде разделяли социальные или кастовые предубеждение' Трудно было, говорит Золя, вообразить более разношерстную компанию, смесь озлобленных либералов, легитимистов, орлеанистов, бонапартистов и клерикалов. Так называемый «желтый салон» в доме Пьера Ругона стал местом постоянных сборищ заговорщиков, которыми руководил из Парижа старший сын Пьера Эжен. Здесь они обсуждали планы захвата власти в Плассане, всячески поносили «великую блудницу» — республику. Каждый в тайне надеялся при удачном обороте дела урвать кусок пожирнее.

    Пьер и его жена, вездесущая Фелисите, связывали с победой принца Луи все свои надежды. Они чувствовали, что для Ругонов это единственный путь к успеху и богатству.

    Поэтому они стремились приобщить к заговору, направить на путь истинный и своих заблудших сыновей — рядившегося в республиканца и тем самым компрометировавшего семью Аристида и далекого от политики, занятого своими научными исследованиями Паскаля. Фелисите всячески зазывала их к себе в дом.

    Не желая огорчать родителей, доктор Паскаль провел несколько вечеров в «желтом салоне». Вопреки ожиданиям, говорит Золя, ои увидел там много любопытного. Впервые ему довелось узнать, до каких степеней тупости может дойти нормальный человек.

    Завсегдатаи салона — купец Изидор Грану, землевладелец Рудье, маркиз де Карнаван, отставной майор Сикардо, владелец местной газеты Вюйе — казались доктору любопытными животными.

    И когда Фелисите, желая познакомить сына поближе с этими господами, которые могли стать его пациентами, обратилась к Паскалю: «Чего же ты молчишь? Постарайся получить практику у этих господ»,— «Я не ветеринар»,— ответил тот.

    Этому сброду реакционеров писатель противопоставил защитников республики, трудовой народ, в котором были живы революционные традиции 1848 года. Яркими красками нарисовал Золя шествие патриотов из городов и селений Юга. Что-то захватывающее, опьяняющее,— говорит он,— исходило от толпы повстанцев, воодушевленных решимостью и волей…

    Были мгновения, когда казалось, что не они идут, а марсельеза уносит их, что их увлекают грозовые раскаты могучего пения». Этот порыв республиканцев передан. Золя через восприятие сына рабочего-шляпника Сильвера и его подруги, крестьянской девушки Мьетты. Они являются-для-писателя.

    олицетворением вечной молодости французского народа, его духовного и физического здоровья.

    В ночь на 2 декабря 1851 года бонапартисты совершили государственный переворот, республика пала. В столице было введено военное положение. Верные Луи Бонапарту войска, участвовавшие в перевороте, находились в постоянной боевой готовности. 3 декабря в парижских предместьях республиканцы построили баррикады.

    Читайте также:  Краткое содержание дом, где разбиваются сердца бернард шоу точный пересказ сюжета за 5 минут

    На улицах Парижа раздавалось пение «Марсельезы», слышались крики: «Долой тирана!»| «Да здравствует республика!», «Смерть тирану!». 5 декабря произошла кровопролитная расправа войск заговорщиков с республиканцами у ворот Сен-Дени. Это неслыханное преступление вызвало справедливый гнев народа.

    Республиканцы выпустили листовки, в которых говорилось, что Луи Наполеон и его банда совершили чудовищное насилие. «Вся Франция, кроме кучки изменников, восстала, чтобы отомстить за это злодеяние». Баррикадные бои вспыхнули с новой силой. И только 10 декабря насилие победило в Париже.

    В Елисейском дворце начался дележ государственных должностей.

    В Плассане, пишет Золя, где до смерти напуганные обыватели молчаливо предали республику, переворот обернулся пошлым фарсом. Ругоны торжествовали победу. Они горячо приветствовали новорожденную Империю, наступающий час дележа трепещущей добычи.

    Крупнейшие писатели Франции высоко оценили «Карьеру Ругонов». Гюстав Флобер в письме к Золя 1 декабря 1871 года говорил: «Я прочитал вашу жестокую и прекрасную книгу. Я до сих пор нахожусь под ее впечатлением. Это сильно. Очень сильно. У вас завидный талант, и вы честный человек». Теофиль Готье, прочитав роман, назвал Золя «мастером сродни Бальзаку».

    Источники:

      Золя Эмиль. Карьера Ругонов. Добыча. Пер. с фр. Вступит, статья С. Емельяникова. Илл. Майофиса. М., «Худож. лит.», 1979. 526 с. (Б-ка классики. Зарубеж. лит-ра)Аннотация:В книгу включены романы выдающегося французского писателя Эмиля Золя (1840—г1902) «Карьера Ругонов» и «Добыча» (оба—1871), открывающие собою его двадцатитомную эпопею «Ругон-Маккары» (1871—1893), в которой на материале истории одной семьи дана широкая картина общественной жизни Франции периода Второй империи (1851—1870).

    Источник: http://www.testsoch.info/roman-karera-rugonov-xudozhestvennyj-analiz-zolya-emil/

    Лаборатория Фантастики

    Время действия: 1851 г.

    Место действия: Франция, Плассан

    Впечатления: Когда-то очень давно, ещё в школе, я случайно прочитала последний из романов из цикла о Ругон-Маккарах, и, понятное дело, ничего не поняла.

    Но стиль повествования писателя мне очень понравился, поэтому я всегда хотела наконец-то собраться морально и начать читать весь цикл об одном французском семействе, творившем свои злокозненные делишки во времена второй Империи, с самого начала и до конца.

    И вот, добравшись наконец до «Карьеры Ругонов», могу сказать, что уже с самых первых страниц Золя смог меня поразить. Я совсем позабыла насколько красиво и легко пишет этот автор! Его пространное описание Плассана и старинного кладбища, так напомнившие мне Гюго, совсем не отпугнули от книги, скорее наоборот, заставили ещё больше заинтересоваться.

    Поэтичность описания захоронения с надгробиями, скрытыми мхом, и обрамленными буйными травами и великолепными грушевыми деревьями, которые казалось вобрали в себя все жизненные соки тех, кто нашел в этом тихом уголке свое последнее пристанище, буквально перенесло меня в Плассан и тупик св. Мирта.

    Тем страшнее мне было наблюдать за последующим за этим поэтичным прологом его разрушением и безнравственным разграблением.

    Без всякого отпевания, соблюдения ритуалов, уважения к умершим, бывшим когда-то такими же жителями Плассана, кладбище было разрушено, перекопано, останки выброшены и вывезены, чтобы быть сваленными в одну яму, а местные дети могли играть выпавшими из телеги черепами и костями.

    Как представлю себе эту гремящую на брусчатке телегу, доверху наполненную человеческими останками и теряющую их по дороге, так и мороз по коже пройдет. И все это ради обогащения и чтобы участок не простаивал без дела. Вот она идеальная иллюстрация к пляске смерти на крови и золоте, которая происходит в романе и отражается в последующих событиях!

    Изначально, когда автор начал потихоньку вводить читателя в ситуацию в стране, а у нас тут время борьбы между освободительной Республикой и диктатурой Империи, и возникновение семейства Ругон-Маккаров, я была удивлена.

    Дело в том, что в первой половине произведения текст напоминает пересказ и идёт практически без диалогов, а я ждала всё-таки роман) Но такая структура текста совершенно не мешает восприятию, наоборот, мне даже понравилось, за таким размеренным и плавным повествованием, хоть и говорящим не всегда о лицеприятных вещах, я отдыхала.

    Передо мной приносилась история слегка помешанной Аделаиды Фуке и ее любовника-браконьера Маккара, ее сына Пьера Ругона от законного брака, вознамерившегося вырваться из своего сословного класса любыми средствами, судьбы ее незаконных детей и многих-многих других людей, связанных далеким государственным переворотом, происходящим где-то там в Париже, но отозвавшимся и в тихом Плассане, до сих пор запирающим по феодальным обычаям ночью ворота на ржавый запор.

    Удивительно, но не один персонаж в этом семействе не вызвал во мне добрых чувств.

    Одно время я строила надежды, когда появился Сильвер, но этот молодой, довольно возвышенный и благородный юноша, очень быстро меня разочаровал своей «слепотой» и фанатичностью, которая привела к трагедии, и не только его одного.

    Ведь что ему мешало забрать бабушку и подругу, уехать и честно работать, имея-то его мозги и навыки? Но нет, печально это, я очень расстроилась финалу книги:( Был, конечно, ещё доктор Паскаль, быстро раскусивший свою семейку и отгородившийся от них наукой, но уж слишком этот человек «не от мира сего», хоть и совершает, наверное неосознанно и интуитивно, благородные поступки. Наибольшее же омерзение я всю книгу испытывала к Антуану Маккару. Это существо, скрывающееся под обликом человека, обыкновенный трутень, живший за счёт жены и детей, готовый предать за пару золотых, вызвал во мне наверное наибольшую ненависть, которую я когда-либо испытывала к литературном персонажу. Надеюсь про него не будет отдельной книги, иначе он вытрепет мне все нервы))) Говорить о других героях подробно смысла нет, их надо изучать и исследовать, как это делал доктор Паскаль, читая эту историю.

    Итого: Страшная на самом деле книга. В «Карьере Ругонов» автор ярко выцветил все стремления и темные закоулки жестоких, продажных и гнилых человеческих душонок.

    Признаться, после первого довольно поверхностного знакомства с этой семейкой, мне даже страшно читать дальше. Столько несправедливости, мерзости, греховности, падения до уровня обезумевшего зверя, убивающего без разбора, мне уже давно не приходилось наблюдать.

    Эмоции произведение вызывает сильные определенно, ну а пишет Золя просто великолепно. Мне очень понравилось, хоть и было трудно морально продираться через все это мракобесие и пляски на крови, происходящие на страницах первого романа из эпопеи о Ругон-Маккарах.

    Но продолжать цикл, конечно же, буду, если не ради его героев, то хотя бы ради изумительного стиля повествования Золя:)

    Источник: http://fantlab.ru/work408030

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector