Краткое содержание лесков обман точный пересказ сюжета за 5 минут

Читать

Краткое содержание Лесков Обман точный пересказ сюжета за 5 минут

Смоковница отметает пупы своя от ветра велика.

Анк. VI, 13

Под самое Рождество мы ехали на юг и, сидя в вагоне, рассуждали о тех современных вопросах, которые дают много материала для разговора и в то же время требуют скорого решения. Говорили о слабости русских характеров, о недостатке твердости в некоторых органах власти, о классицизме и о евреях.

Более всего прилагали забот к тому, чтобы усилить власть и вывести в расход евреев, если невозможно их исправить и довести, по крайней мере, хотя до известной высоты нашего собственного нравственного уровня.

Дело, однако, выходило не радостно: никто из нас не видел никаких средств распорядиться властию, или достигнуть того, чтобы все, рожденные в еврействе, опять вошли в утробы и снова родились совсем с иными натурами.

– А в самой вещи, – как это сделать?

– Да никак не сделаешь.

И мы безотрадно поникли головами.

Компания у нас была хорошая, – люди скромные и несомненно основательные.

Самым замечательным лицом в числе пассажиров, по всей справедливости, надо было считать одного отставного военного. Это был старик атлетического сложения. Чин его был неизвестен, потому что из всей боевой амуниции у него уцелела одна фуражка, а все прочее было заменено вещами статского издания.

Старик был беловолос, как Нестор, и крепок мышцами, как Сампсон, которого еще не остригла Далила. В крупных чертах его смуглого лица преобладало твердое и определительное выражение и решимость. Без всякого сомнения это был характер положительный и притом – убежденный практик.

Такие люди не вздор в наше время, да и ни в какое иное время они не бывают вздором.

Старец все делал умно, отчетливо и с соображением; он вошел в вагон раньше всех других и потому выбрал себе наилучшее место, к которому искусно присоединил еще два соседние места и твердо удержал их за собою посредством мaстерской, очевидно заранее обдуманной, раскладки своих дорожных вещей.

Он имел при себе целые три подушки очень больших размеров.

Эти подушки сами по себе уже составляли добрый багаж на одно лицо, но они были так хорошо гарнированы, как будто каждая из них принадлежала отдельному пассажиру: одна из подушек была в синем кубовом ситце с желтыми незабудками, – такие чаще всего бывают у путников из сельского духовенства; другая – в красном кумаче, что в большом употреблении по купечеству, а третья – в толстом полосатом тике – это уже настоящая штабс-капитанская. Пассажир, очевидно, не искал ансамбля, а искал чего-то более существенного, – именно приспособительности к другим гораздо более серьезным и существенным целям.

Три разношерстные подушки могли кого угодно ввести в обман, что занятые ими места принадлежат трем разным лицам, а предусмотрительному путешественнику этого только и требовалось.

Кроме того, мастерски заделанные подушки имели не совсем одно то простое название, какое можно было придать им по первому на них взгляду. Подушка в полосатом была собственно чемодан и погребец и на этом основании она пользовалась преимущественным перед другими вниманием своего владельца.

Он поместил ее vis-а-vis перед собою, и как только поезд отвалил от амбаркадера – тотчас же облегчил и поослабил ее, расстегнув для того у ее наволочки белые костяные пуговицы.

Из пространного отверстия, которое теперь образовалось, он начал вынимать разнокалиберные, чисто и ловко завернутые сверточки, в которых оказались сыр, икра, колбаса, сайки, антоновские яблоки и ржевская пастила.

Всего веселее выглянула на свет хрустальная фляжка, в которой находилась удивительно приятного фиолетового цвета жидкость с известною старинною надписью: «Ея же и монаси приемлят». Густой аметистовый цвет жидкости был превосходный, и вкус, вероятно, соответствовал чистоте и приятности цвета. Знатоки дела уверяют, будто это никогда одно с другим не расходится.

Во все время, пока прочие пассажиры спорили о жидах, об отечестве, об измельчании характеров и о том, как мы «во всем сами себе напортили», и, – вообще занимались «оздоровлением корней» – беловласый богатырь сохранял величавое спокойствие.

Он держал себя, как человек, который знает, когда ему придет время сказать свое слово, а пока – он просто кушал разложенную им на полосатой подушке провизию и выпил три или четыре рюмки той аппетитной влаги «Ея же и монаси приемлят».

Во все это время он не проронил ни одного звука.

Но зато, когда у него все это важнейшее дело было окончено как следует, и когда весь буфет был им снова тщательно убран, – он щелкнул складным ножом и закурил с собственной спички невероятно толстую, самодельную папиросу, потом вдруг заговорил и сразу завладел всеобщим вниманием.

Говорил он громко, внушительно и смело, так что никто не думал ему возражать или противоречить, а, главное, он ввел в беседу живой общезанимательный любовный элемент, к которому политика и цензура нравов примешивалась только слегка, левою стороною, не докучая и не портя живых приключений мимо протекшей жизни.

Он начал речь свою очень деликатно, – каким-то чрезвычайно приятным и в своем роде даже красивым обращением к пребывающему здесь «обществу», а потом и перешел прямо к предмету давних и ныне столь обыденных суждений.

– Видите ли, – сказал он, – мне все это, о чем вы говорили, не только не чуждо, но даже, вернее сказать, очень знакомо. Мне, как видите, уже не мало лет, – я много жил и могу сказать – много видел.

Все, что вы говорите про жидов и поляков, – это все правда, но все это идет от нашей собственной русской, глупой деликатности; все хотим всех деликатней быть. Чужим мирволим, а своих давим.

Мне это, к сожалению, очень известно и даже больше того, чем известно: я это испытал на самом себе-с, но вы напрасно думаете, что это только теперь настало: это давно завелось и напоминает мне одну роковую историю.

Я положим, не принадлежу к прекрасному полу, к которому принадлежала Шехеразада, однако я тоже очень бы мог позанять иного султана не пустыми рассказами.

Жидов я очень знаю, потому что живу в этих краях и здесь постоянно их вижу, да и в прежнее время, когда еще в военной службе служил, и когда по роковому случаю городничим был, так не мало с ними повозился.

Случалось у них и деньги занимать, случалось и за пейсы их трепать и в шею выталкивать, всего приводил бог, – особенно когда жид придет за процентами, а заплатить нечем. Но бывало, что я и хлеб-соль с ними водил, и на свадьбах у них бывал, и мацу, и гугель, и аманово ухо у них ел, а к чаю их булки с чернушкой и теперь предпочитаю непропеченной сайке, но того, что с ними теперь хотят сделать, – этого я не понимаю. Нынче о них везде говорят и даже в газетах пишут… Из-за чего это? У нас, бывало, просто хватишь его чубуком по спине, а если он очень дерзкий, то клюквой в него выстрелишь, – он и бежит. И жид большего не стоит, а выводить его совсем в расход не надо, потому что при случае жид бывает человек полезный.

Что же касается в рассуждении всех подлостей, которые евреям приписывают, так я вам скажу, это ничего не значит перед молдаванами и еще валахами, и что я с своей стороны предложил бы, так это не вводить жидов в утробы, ибо это и невозможно, а помнить, что есть люди хуже жидов.

Читайте также:  Краткое содержание лев толстой детство точный пересказ сюжета за 5 минут

– Кто же, например?

– А, например, румыны-с!

– Да, про них тоже нехорошо говорят, – отозвался солидный пассажир с табакеркой в руках.

– О-о, батюшка мой, – воскликнул, весь оживившись, наш старец: – поверьте мне, что это самые худшие люди на свете.

Вы о них только слыхали, но по чужим словам, как по лестнице, можно черт знает куда залезть, а я все сам на себе испытал и, как православный христианин, свидетельствую, что хотя они и одной с нами православной веры, так что, может быть, нам за них когда-нибудь еще и воевать придется, но это такие подлецы, каких других еще и свет не видал.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=114014&p=1

Лесков «Тупейный художник» – краткое содержание по главам — Русская историческая библиотека

Лесков «Тупейный художник» – краткое содержание по главам

В России обычно думают, что «художники» – это только живописцы да скульпторы. Но в Европе «художниками» часто называют искусных портных, а где-то в Америке чрезвычайно прославился «художник», умевший придавать приятное выражение лицам умерших.

Был и у нас мастер в подобном художественном роде.

Лесков «Тупейный художник», глава 2 – краткое содержание

Писателя Николая Лескова и его младшего брата в детстве нянчила старушка Любовь Онисимовна, бывшая актриса орловского крепостного театра графа Каменского. При старости и седине черты лица ее были тонки и нежны, а стан строен, как у молодой девушки.

Она была кротка, любила в жизни трагическое и… иногда запивала. Мальчика-Лескова и его брата Любовь Онисимовна часто водила гулять на кладбище, садясь там всегда у одной простой могилки.

Здесь Лесков и услышал от неё историю тупейного художника (так в старину называли парикмахеров).

Лесков. Тупейный художник. Аудиокнига

Лесков «Тупейный художник», глава 3 – краткое содержание

Юноша по имени Аркадий состоял в том же театре, что и молодая Любовь Онисимовна. Парикмахером он был необычайно искусным и готовил всех крепостных артисток графа Каменского к сценическим представлениям. Лучше него никто не мог «сделать в лице воображения».

Графы Каменские: три известных полководца – отец и два сына – слыли «неслыханными тиранами» своих крепостных. Вместе с тем они были заядлыми театралами. Лесков не говорит точно, при каком из трёх графов происходило действие его рассказа. Вероятнее всего, это был Сергей Каменский. На развалины графской усадьбы и театра Любовь Онисимовна всегда глядела с ненавистью и страхом.

Лесков «Тупейный художник», глава 4 – краткое содержание

Аркадий умел искусной причёской придать лицу актёра и актрисы любую «идею» – в соответствии с ролью. Сам он был красавец, всем нравился, а характер имел добрый, гордый и независимый.

Злой до «зверообразия» граф-театрал очень его ценил, хорошо содержал, но ни за что не хотел, чтобы Аркадий стриг кого-то ещё где-нибудь.

Поэтому он держал «художника» взаперти и не выпускал из дому даже в церковь.

Между молодым Аркадием и совсем ещё юной Любовью возникло сильное взаимное чувство. Однако осуществить его было никак не возможно: Каменский и актрис всех своих держал под замком и присмотром особых старух. Ни одной актрисе не дозволялось нарушать обета целомудрия. Его мог преступить с ними только сам граф.

Лесков «Тупейный художник», глава 5 – краткое содержание

Любовь Онисимовна была тогда в самом цвете девственной красы. Случилось так, что через Орёл проезжал сам государь. Граф Каменский по этому случаю созвал в свой театр всю знать.

Главной актрисе, которая должна была играть роль «герцогини де Бурблян» пришибло ногу упавшей кулисой. Любе очень нравилось, как герцогиня на сцене умирает с распущенными волосами, и она попросилась заменить ушибленную.

Граф согласился, но при этом велел отнести ей камариновые серьги.

Этот для многих ужасный подарок означал то, что девушка, его получившая, должна была стать ненадолго наложницей Каменского. Тупейному художнику Аркадию приказывали убирать обречённую на это в вид «невинной святой Цецилии» – во всем в белом, в венке и с лилией в руках. Такой образ сильнее распалял похоть графа. После убранства девушку доставляли на графскую половину.

Увидев камариновые серьги, Люба, мечтавшая об Аркадии, горько зарыдала.

Лесков «Тупейный художник», глава 6 – краткое содержание

Государю приехал представиться из своей деревни и брат графа. Он был чрезвычайно нехорош лицом и тогдашняя причёска, с хохлом стоймя, делала его похожим на балалайку без струн. К важным господам этому уроду стыдно было и выйти – а вот приходилось.

Лесков «Тупейный художник», глава 7 – краткое содержание

Живя в деревне, графов брат почти не брился, да и лицо у него покрывали такие большие бугры, что нельзя было при бритье не изрезать. В Орле он собрал городских цирюльников, положил на стол два золотых и два пистолета и сказал: кто возьмётся меня хорошо побрить – плачу два золотых! Но если порежет – тут же убью из пистолета на месте!

Это он так пугал: пистолеты были не заряжены. Однако из орловских цирюльников никто на таких условиях его брить не согласился.

Оставалось второму графу лишь идти к брату и просить, чтобы сделал ему бритьё и причёску Аркадий. Брат  не хотел давать своего «художника»: он дал клятву не пускать его к чужим.

Но второй граф всё же уговорил: сказал, что Аркадий не его самого, а пуделя его стричь будет.

Лесков «Тупейный художник», глава 8 – краткое содержание

Призвал хозяин Аркадия и говорит ему:

– Ступай к моему брату и остриги у него пуделя. А когда закончишь, возвращайся и убери Любу святой Цецилией.

Аркадий, услышав про Любу, пошатнулся и, как ничего не видя и не слыша, взял свой прибор и пошел.

Лесков «Тупейный художник», глава 9 – краткое содержание

Приходит он к графову брату, а у того опять лежат – пистолеты и деньги. Золотых уже не два, а десять, но и пистолеты не холостые, а черкесскими пулями заряжены. И сказал графов брат:

– Сделаешь мне самую отважную мину, бери десять золотых. Но если порежешь, убью!

Аркадий поглядел, вдруг схватился за прибор и в одну минуту побрил и остриг в лучшем виде, не порезав. Графов брат удивился на его храбрость и спросил: как же он смерти не побоялся. А Аркадий в глаза ему ответил:

– Если бы ты руку с пистолетом стал поднимать, я бы прежде тебе бритвою все горло перерезал!

И с тем вышел вон. Вернулся в театр, стал Любу для сцены убирать, а сам шепчет ей на ухо:

– Не бойся, увезу!

Лесков «Тупейный художник», глава 10 – краткое содержание

Спектакль прошёл хорошо: все актёры знали, что за плохую игру будет им от Каменского жестокое наказание. И Аркадий знал, что за безумно-отчаянные слова не видать теперь ему пощады. Другой граф, видно, про них уже знал, потому что сделался он тихий-претихий. Это у него всегда бывало перед самою большою лютостию.

Оба Каменских во время спектакля в зале сидели. Тот, кого Аркадий брил, стал другому на ухо говорить, глядя на тупейного художника. И расслышала Люба слова:

– Я тебе советую: ты его бойся, когда он бритвой бреет.

Второй в ответ только тихо улыбнулся.

Лесков «Тупейный художник», глава 11 – краткое содержание

Представление окончилось. Сняли с Любы платье герцогини де Бурблян и одели Цецилией. Аркадий пришёл её причёсывать «в невинный фасон». А у дверей любиной каморочки стали шесть человек: чтобы, как только он причёску окончит, сейчас его схватить и вести на мучительства.

Читайте также:  Краткое содержание шиллер вильгельм телль точный пересказ сюжета за 5 минут

Мучительства в доме графа были хуже самой смерти: и дыба, и струна, и голову верёвкой заворачивали. Под всем домом в погребах люди на цепях сидели. Кого даже и рядом с медведем приковывали: так, что медведь только на полвершка его лапой задрать не мог.

Но Аркадий как только в любину каморочку зашёл, схватил стол, окно им выбил и с Любой на руках в него и выскочил.

Пришла она себя уже на тройке, по сугробам от погони скачущей. Надеялся Аркадий уйти в Турцию, на Дунай, куда тогда много людей от Каменского бежало.

Перелетели они по льду речку, показалось какое-то жильё, и Аркадий, схватив Любу, из саней с нею вывалился. Сказал он ей, что здесь в селе смелый священник живет, «отчаянные свадьбы венчает и много наших людей проводил.

Мы ему подарок подарим, он нас до вечера спрячет и перевенчает, а к вечеру ямщик опять подъедет».

Лесков «Тупейный художник», глава 12 – краткое содержание

Отворил им старый священник. Аркадий поведал ему, что бежит от графа Каменского в Турцию. Просил переночевать за золотой червонец и перевенчать за три. Но священник, видать, жадный был, стал говорить, что боится графской лютости, и вместо четырёх червонцев шесть выманил, да Люба ещё камариновые серьги попадье отдала.

Но только они сговорились, как у двери кто-то звяк в кольцо.

Лесков «Тупейный художник», глава 13 – краткое содержание

Поп спрятал Аркадия под перину, а Любу – в большой часовой футляр. А вся передняя стенка этого футляра была пропилена, так что через неё смотреть было можно.

Зашли восемь человек погони, все из графских охотников, с кистенями и с арапниками. Священник сробел, стал говорить, что нет у него никого, но увидела Люба: он при этом вошедшим рукой на часовой футляр показал.

Те спросили ключ от футляра. Поп сказал: забыл я, куда его дел, а сам себя рукой по карману гладил. Отперли футляр, вывели Любу, а Аркаша тогда сам из-под перины вылез.

Взял он перед графскими людьми вину бегства на себя, а попу в лицо плюнул.

Слуги Каменского Аркадия связали, посадили его и Любу в свои сани и назад повезли.

Лесков «Тупейный художник», глава 14 – краткое содержание

Повели Любу к графу – и не минула она судьбы быть не с милым, а с постылым. После всего, придя в свою каморку, услышала она внизу ужасные стоны. Аркадия нарочно прямо под полом её комнатки пытать стали.

От отчаяния обвила Люба вокруг шеи собственную косу и хотела удавиться. Услышала уже звон в ушах, увидела в глазах круги – и очнулась вдруг в незнакомом месте, а руки ей телятки лизали. И сидела рядом женщина ласковая.

Оказалось, что граф велел её выгнать из актрис в телячью избу.

Лесков «Тупейный художник», глава 15 – краткое содержание

Женщину, рядом сидевшую, звали Дросида.

Успокоила она Любу, как могла, и рассказала, что и сама – такая же: не век на скотном дворе провела, видела и другую жизнь, но только не дай Бог о том вспомнить.

Сказала она, что с телятами Любе даже и лучше будет, только пусть бережётся «плакона» с водкой. Сама Дросида такой «плакон» всегда с собой носила и по вечерам сосала его, как «яд для забвения».

Заметила Люба, что волосы её седыми стали. Дросида рассказала: в последний момент её из косы выпутали.

А Аркадию после мучений граф милость сделал: так как был он раньше его фаворит и графова брата с пистолетами не побоялся, сдал Каменский его в армию – но не в простые солдаты, а в полковые сержанты.

И послал письмо, чтобы Аркадия сразу на войну послали, где он храбростью мог в звании повыситься.

Три года жила Люба в телячьей избе с Дросидой и каждую ночь во сне одно видела – как Аркадий на войне сражается. Стала привыкать к такой жизни, как вдруг в один вечер, когда она шерсть разматывала, бросил кто-то ей в окно камень, в бумажку завёрнутый.

Лесков «Тупейный художник», глава 16 – краткое содержание

Развернула Люба бумажку – а там записка. Читает – и глазам не верит.

Лесков «Тупейный художник», глава 17 – краткое содержание

Писал ей Аркадий, что на войне он своей кровью офицерский чин и дворянское звание заслужил. А теперь приехал в отпуск для излечения ран.

И с 500 рублями, которые ему на лечение даны, хочет завтра к графу явиться, чтобы выкупить на них Любу из крепостных.

«А какое вы над собою бедствие видели и чему подвергались, то я то за страдание ваше, а не во грех поставляю и предоставляю то Богу, а к вам одно мое уважение чувствую».

Лесков «Тупейный художник», глава 18 – краткое содержание

Наутро рано Люба вывела телят на солнышко и видит: много людей куда-то мимо бегут. Спросила она одного знакомого, что случилось, и он рассказал: в Пушкарской слободе постоялый дворник ночью сонного офицера насмерть зарезал и 500 рублей с него снял. Поймали дворника – весь в крови.

И как он это выговорил, Люба тут же бряк с ног долой…

Похоронили Аркадия в той самой могилке, куда Любовь Онисимовна мальчика-Лескова и брата его гулять водила…

Лесков «Тупейный художник», глава 19 – краткое содержание

На похоронах героя войны был сам губернатор, ходила прощаться и Люба. Дворнику-убийце дали сорок три удара кнутом на площади и в каторгу отправили. Когда Люба с похорон пришла, Дросида ей плакать велела. Но не было слёз – лежала Люба, как каменная, хоть душа и огнём горела. «Ну, – сказала Дросида, – значит, теперь плакона не миновать»… И налила ей из своей бутылочки.

С тех пор Любовь Онисимовна завела и себе «плакончик» и стала по вечерам из него попивать. Лесков вспоминал: как все в доме уснут, приподнималась их с братом нянька с постели, тихо шла к окошку и делала из «плакона» два-три глотка – поминки по Аркадию.

© Автор краткого содержания – Русская историческая библиотека.

На нашем сайте вы можете прочитать и полный текст рассказа Н. С. Лескова «Тупейный художник»

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3465-leskov-tupejnyj-khudozhnik-kratkoe-soderzhanie-po-glavam

Краткое содержание “Левша”

Рассказ “Левша” Лескова увидел свет в 1881 году. Произведение посвящено гениальному тульскому оружейнику, сумевшему превзойти в умении английских мастеров. Но его талант не был по достоинству оценен на родине, в итоге, всеми забытый, он умер в больнице. Заглавие рассказа “Левша” (Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе) определяет “сказовую” манеру повествования.

Из 20 глав рассказа только заключительная представляет собой размышления самого автора. Во всех остальных повествуется от имени рассказчика, цехового мастера.

Левша – тульский оружейный мастер, вместе с товарищами подковавший английскую механическую блоху.

Платов – атаман донских казаков, служивший при Александре Павловиче, а затем и при Николае Павловиче.

Александр Павлович – русский император, которому во время путешествия по Англии подарили заводную блоху.

Николай Павлович – русский император, велевший тульским мастерам усовершенствовать английскую блоху.

Тульские мастера – оружейники, сумевшие набить подковы микроскопической заводной блохе, привезенной Александром Павловичем из Англии.

Английские мастера – оружейники и инженеры, признавшие искусство туляков. Уговаривали левшу не уезжать в Россию и знакомили его с разными техническими новинками.

Мартын-Сокольский – доктор, пытавшийся передать последнюю просьбу Левши.

Читайте также:  Краткое содержание завтра была война васильева точный пересказ сюжета за 5 минут

Чернышев – министр иностранных дел.

Российский император Александр Павлович после Венского совета, на котором были подведены итоги войны 1812 года с Наполеоном, отправляется в путешествие по Европе.

Везде ему показывали разные диковинки, которыми император восхищался. Но донской атаман Платов, находившийся при нем в поездке, не разделял мнения царя.

Он считал, что русские мастера ничуть не хуже иностранных. В конце турне царь приезжает в Англию.

Англичане стали показывать русскому царю свои технические достижения. Александр был в восторге от иностранной науки, и полностью убедился, что русским до иностранцев далеко.

Платов же всячески старался английских мастеров принизить, доказывая, что русские их во всем обошли. Так, англичане показали царю “пистолю” тонкой работы “неизвестного, неподражаемого мастера”.

Государь опечалился, что русские такое чудо создать не способны.

А Платов открыл у пистоли замок и показал, что сделал ее “Иван Москвин во граде Туле”. Такое открытие привело англичан в замешательство, и они решили создать такое чудо техники, против которого и Платову возразить было бы нечего.

Утром русский царь и Платов поехали смотреть сахарный завод, а затем их привели в “последнюю кунсткамеру, где у них со всего света собраны минеральные камни и нимфозории”.

Здесь Александру показали созданную английскими мастерами в натуральную величину заводную механическую блоху. Она могла прыгать и танцевать. Восхищенный император вручил англичанам миллион, а они ему за это подарили это чудо техники.

Уложил государь блоху в футляр, сделанный из бриллианта, опустил его в табакерку и отбыл на Родину.

До самой смерти Александра оставалась блоха в табакерке. Когда он умер, ее передали его жене Елизавете Алексеевне, а от нее она досталась новому императору, Николаю Павловичу. Вначале царь блохой не заинтересовался, но затем стал думать, для чего она у брата Александра столько лет хранилась.

Никто не мог разгадать эту загадку, пока не прибыл во дворец старый донской атаман Платов. Он отдал Николаю “мелкоскоп”. взятый когда-то у английских мастеров, и царь увидел, как прыгает стальная блоха.

Но, в отличие от Александра, новый царь перед иностранцами не преклонялся. Поручил он Платову поехать к русским мастерам, чтобы они постарались создать что-нибудь более удивительное, чем английская блоха.

Исполняя волю государя, поскакал Платов в Тулу, которая славилась оружейными мастерами. Оружейники взялись исполнить приказание, но попросили донского атамана оставить им блоху на несколько дней. Сколько Платов не выпытывал, они не сказали ему, что придумали. Ничего не добившись, атаман отправился на Дон, оставив удивительную блоху тульским мастерам.

Когда Платов уехал, три самых искусных оружейника, среди которых был и “косой левша. На щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны”. отправились прочь из города.

Люди стали гадать, куда они пошли. Многие подумали, что мастера ничего не придумали, и, чтобы избежать наказания, решили скрыться, прихватив с собой царскую табакерку.

Мастера отправились в город Мценск Орловской губернии, чтобы попросить совета у иконы Николая Чудотворца. Помолившись, вернулись они к себе в слободу и заперлись в доме Левши. Соседям было очень любопытно, что..

.делают мастера. Под разными предлогами они пытались выманить троих оружейников из дома. Но, ни одна попытка не увенчалась успехом. Мастера никому не открывали и ни с кем не разговаривали, работая днем и ночью.

Закончив переговоры на Дону, Платов поспешил обратно в Тулу. Сам он к мастерам больше не пошел, а послал за ними множество курьеров.

Мастера в это время заканчивали свою работу. Сколько курьеры к ним не стучали, они их в дом не пустили. Тогда, чтобы добраться до упрямых оружейников, курьеры сняли с дома крышу. После этого Левша с товарищами вышли из избы и сообщили, что работу свою закончили и могут идти к Платову.

Подали оружейники атаману стальную блоху в табакерке. Тот начал их расспрашивать, где же их работа. Но, они, обидевшись на оскорбления, сказали, что только государь ее увидеть сможет. Разозленный Платов, бросил Левшу в свою повозку и увез его с собой в Петербург. По приезде сам он пошел к Николаю Павловичу, а мастера оставил внизу со связанными руками.

Платов надеялся разговорами о казаках отвлечь царя от блохи. Но ему это не удалось. Николай вспомнил о поручении, и велел принести работу тульских мастеров. Платов рассказал, что туляки ничего нового не создали, а вернули обратно английскую блоху. Государь не мог поверить в обман и решил сам убедиться в словах атамана.

Когда принесли блоху и завели ее ключом, оказалось, что “нимфозория” перестала прыгать. Платов был в бешенстве. Он решил, что оружейники сломали механизм. Пошел атаман к лестнице, где Левшу оставил, и стал его бить, называя обманщиком. Левша же утверждал, что работа сделана, но увидеть ее можно только в “мелкоскоп” .

Привели Левшу к царю, и показал он, в чем заключалась работа оружейников. Оказывается, они сумели английской блохе набить на ножки подковы. Государь удивился и обрадовался, что его русские мастера сумели англичан превзойти.

Решил Николай отправить мастера в Англию, чтобы он свою тонкую работу показал иностранным мастерам. Одели его получше и отправили за границу с особым курьером.

Оставил курьер Левшу в гостинице. А сам унес блоху мастерам. Узнали мастера, кто сумел блоху подковать, и пришли к мастеру в гостиницу. Три дня они его поили и кормили, а потом стали расспрашивать об образовании. Оказалось, что мастер учился “по Псалтирю и Полусоннику”. а арифметики совсем не знает.

Отправили англичане курьера домой, а Левшу стали по заводам водить и уговаривать, чтобы он у них остался. Но, Левша тосковал по родной Туле и просил, чтобы его отпустили обратно. Посадили английские мастера оружейника на корабль и отправили в Россию, дав на дорогу денег и подарив на память золотые часы.

На корабле Левше показалось скучно, и он заключил пари с полшкипером, что перепьет его. Пили они до самого конца плавания, отчего оба заболели, но никто в выигрыше не оказался.

В России полшкипера привезли в английское посольство, где организовали ему прекрасные условия. А Левшу, ослабевшего, не способного даже разговаривать, доставили в квартал.

Там его обобрали и решили отправить в какую-нибудь больницу на лечение. Поскольку у оружейника не было с собой “тугамента”. ни в одной больнице его не приняли.

К утру стало ясно, что Левша долго не проживет, и его отвезли умирать в Обухвинскую больницу для простонародья.

Полшкипер очень беспокоился о своем друге. Чудом он отыскал Левшу в больнице и добился, чтобы к нему прислали доктора. Умирающий мастер просит Мартын-Сокольского сказать государю, что “у англичан ружья кирпичом не чистят”. Доктор пытается донести слова Левши до Чернышева, но его никто не слушает, и чистка продолжается вплоть до начала войны.

В конце повествования автор размышляет о талантах, подобных Левше. В век машин они почти исчезли с русской земли, но память о них живет вечно.

В рассказе “Левша” Николай Лесков, непревзойденный мастер малых литературных форм, показывает, сколько в русском народе талантов, не развившихся в полную силу из-за условий жизни. Краткий пересказ произведения “Левша” по главам не может раскрыть всю силу художественного таланта писателя. Поэтому мы рекомендуем познакомиться с полной версией рассказа.

Источник: http://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-levsha/

Ссылка на основную публикацию