Краткое содержание о. генри короли и капуста точный пересказ сюжета за 5 минут

Книга Короли и капуста (сборник) читать онлайн бесплатно, автор О. Генри на Fictionbook

Краткое содержание О. Генри Короли и капуста точный пересказ сюжета за 5 минутСкачать полностью

Если вам доведется побывать в Анчурии, местные жители обязательно расскажут вам о том, что президент Мирафлорес, бывший правитель этой неспокойной республики, покончил с собой в прибрежном городке Коралио; и что прибыл он туда, спасаясь от некоторых неудобств, которые могла причинить ему надвигающаяся революция; и что сто тысяч долларов правительственных средств, которые он увез с собой в американском кожаном саквояже на память о бурных годах своего правления, так никогда и не удалось отыскать.

В Коралио любой мальчишка за один реал покажет вам его могилу Она находится сразу за городом, возле маленького мостика, перекинутого через болото, заросшее мангровыми деревьями. В изголовье могилы – простая деревянная плита. На этом скромном надгробии кто-то выжег раскаленным железом краткую эпитафию:

РАМОН АНХЕЛЬ ДЕ ЛАС КРУСЕС

И МИРАФЛОРЕС

ПРЕЗИДЕНТЕ ДЕ ЛА РЕПУБЛИКА

ДЕ АНЧУРИЯ

БОГ ЕМУ СУДЬЯ!

Уж таков характер этих жизнерадостных людей – они никогда не станут преследовать того, кто уже отошел в мир иной. «Бог ему судья!» – даже несмотря на то, что столь нужные стране сто тысяч так и не удалось отыскать, стенания и проклятия ограничились одной лишь этой фразой.

Любому иностранцу или приезжему жители Коралио обязательно расскажут историю о трагической гибели их бывшего президента; о том, как он хотел бежать из страны с общественными деньгами и донной Изабеллой Гилберт, молодой американской певицей; и как он застрелился после того, как его задержали в Коралио члены оппозиционной политической партии – «выстрелил себе прямо в голову! да, да!» – чтобы только не расстаться с деньгами, а также, вследствие этого, и с прекрасной сеньоритой Гилберт. Затем они расскажут о том, что донна Изабелла, после того как корабль ее неспокойной судьбы неожиданно сел на мель по причине одновременной утраты и своего знаменитого поклонника, и сувенира в размере ста тысяч, бросила якорь в их тихой гавани в ожидании нового прилива.

И они расскажут, что прилив не заставил себя долго ждать, явившись в лице богатого американца Фрэнка Гудвина, который давно уже обосновался в их городе и разбогател на торговле анчурийскими товарами: он был банановым королем, князем каучука, бароном сарсапарели, индиго и красного дерева.

Вам расскажут, что сеньорита Гилберт вышла замуж за сеньора Гудвина уже через месяц после смерти президента, и, таким образом, в тот самый момент, когда госпожа Удача, казалось, отвернулась от нее, донна Изабелла выхватила из рук этой капризной госпожи подарок еще более ценный, чем тот трофей, которого она лишилась.

Об этом американце, доне Фрэнке Гудвине, как и о его молодой жене, местные жители рассказывают только хорошее. Дон Фрэнк прожил среди них много лет и заслужил всеобщее уважение. Его жена легко стала королевой того немногочисленного светского общества, какое только может предоставить это скучное побережье.

Сама супруга губернатора округа, происходившая из благородного кастильского рода Монтелеон-и-Долороса-де-лос-Сантос-и-Мендес, почитает за честь развернуть своими усеянными перстнями оливковыми ручками салфетку за столом у сеньоры Гудвин.

А случись вам (под влиянием предрассудков, свойственных северным странам) заговорить с кем-нибудь из местных жителей о бурном прошлом миссис Гудвин, о том, как ее яркие и веселые выступления в оперетте вызвали любовное наваждение у пожилого президента, или о том, какую роль сыграла она в падении этого государственного мужа, или поинтересоваться, не она ли стала причиной его должностного преступления, латинец только безучастно пожмет плечами – это будет и его единственный ответ, и опровержение ваших слов. Если в отношении сеньоры Гудвин и существовало в Коралио предвзятое мнение, то в настоящее время оно было целиком в ее пользу, и совершенно не важно, каково оно в прошлом.

Кто-то скажет, что эти строки скорее похожи на окончание истории, чем на ее начало: кульминация романа и финал трагедии уже позади, занавес закрывается, зрителям пора уходить. Однако пытливый читатель, напротив, найдет здесь для себя некоторые намеки, которые помогут ему в дальнейшем лучше разобраться во всех хитросплетениях паутины обстоятельств.

Деревянное надгробие, на котором начертано имя президента Мирафлореса, ежедневно чистят песком и моют водою с мылом, добываемым из плодов мыльного дерева. За могилой ухаживает один старый метис, который исполняет свою службу со всей возможной почтительностью и со всей тщательностью прирожденного лентяя.

Острым мачете он срезает сорняки и буйно растущую траву, своими загрубевшими пальцами собирает с могилы муравьев, жуков и скорпионов, после чего обрызгивает дерн водой, которую приносит из фонтана на рыночной площади.

Нет там другой могилы, за которой ухаживали бы столь же тщательно и которую содержали бы в таком порядке.

Только проследив за всеми скрытыми нитями сюжета, можно будет понять, почему старый метис Гальвес тайно получает плату за поддержание в порядке последнего пристанища президента Мирафлореса и почему ему платит некто, кто никогда не видел этого неудачливого государственного деятеля, ни живого, ни мертвого, и почему этот некто имеет привычку приходить сюда в сумерках и подолгу с нежностью и печалью смотреть на этот невысокий могильный холм.

В Коралио никто не станет говорить о прошлом донны Изабеллы Гилберт, однако из других источников можно кое-что узнать о ее бурной и стремительной карьере.

Она родилась в Новом Орлеане, и этот город дал ей тот смешанный французско-испанско-креольский характер, который и наполнил ее жизнь такой бурностью и горячностью.

Она не получила никакого особенного образования, однако у нее было, вероятно от рожденья, необыкновенное знание мужчин и тех мотивов, что ими управляют.

Отважной безрассудности, любви к опасности и приключениям, желания получать от жизни удовольствия – всего этого у нее было в избытке, гораздо больше, чем у любой другой женщины. Ее дух восставал против любых ограничений; она была сама Ева – уже после грехопадения, но еще до наступления его печальных последствий. Она несла свою жизнь так же изящно, как розу у себя на груди.

Говорят, что из тысяч мужчин, валявшихся у ее ног, только одному посчастливилось завоевать ее сердце.

Лишь президенту Мирафлоресу, блистательному правителю Анчурии, положение которого, впрочем, было не слишком прочно, вручила она ключи от своего сердца, бывшего до этого совершенно неприступной крепостью.

Как же тогда могло случиться, что (а об этом коралийцы уже успеют рассказать вам) жена Фрэнка Гудвина живет теперь спокойно и счастливо? Как не скучно ей без действия, без авантюр, без приключений?

Далеко тянутся скрытые нити сюжета, иные даже за океан. Внимательный читатель, который распутает их все, узнает и о том, что есть на свете некий Коротышка О’Дей, и о том, что он служил сыщиком в детективном агентстве «Колумбия», и о том, почему он больше там не служит. Давайте же немного отдохнем от серьезных дел и, чтобы совместить полезное с приятным, отправимся вместе с Момусом[2]

2
  Момус – в древнегреческой мифологии бог насмешки.

[Закрыть]

на веселую прогулку под тропическими звездами, в те края, где раньше выступала лишь суровая Мельпомена[3]3
  Мельпомена — муза трагедии.

[Закрыть]

. Пришла пора посмеяться, да так, чтобы смех отозвался эхом и в этих величественных джунглях, и в этих хмурых скалах, где в прежние времена слышны были лишь крики пиратов и стенания их жертв; отбросим же в сторону абордажные крючья и сабли и вооружимся шутками и весельем; украдем толику живительного смеха с проржавевших лат исторического романа – а ведь это особенно приятно сделать именно здесь, в тени лимонных деревьев, на этом побережье, сама форма которого напоминает жизнерадостную улыбку.

Ведь испанский материк[4]

4
  Испанский материк (ист.) – собирательное название испанских колоний в Центральной и Южной Америке.

[Закрыть]

не раскрыл еще всех своих секретов, и ему есть о чем нам рассказать. Не так уж много в мире осталось тайн, но эта часть американского континента, омываемая неспокойным Карибским морем, где граница устрашающего вида тропических джунглей подступает к самому краю воды, а над всем этим нависают высокомерные Кордильеры, все еще окутана и романтикой, и тайной.

В не так давно прошедшие времена эхо здешних утесов откликалось лишь на голоса пиратов и революционеров, а кондор-стервятник безостановочно кружил над теми зелеными рощами, где они своими мушкетами и толедскими клинками добывали ему пропитание.

Читайте также:  Краткое содержание пелевин священная книга оборотня точный пересказ сюжета за 5 минут

Все кому не лень – морские разбойники, противоборствующие державы, внезапно восстававшие мятежные партии – захватывали, теряли, а потом снова захватывали эти знаменитые 300 миль полного опасностей побережья, так что на протяжении сотен лет эта земля не могла понять, кого же ей называть своим законным владельцем.

И Писарро[5]5
  Франсиско Писарро Гонсалес (ок. 1475–1541) – испанский авантюрист и конкистадор, завоевавший империю инков и основавший город Лиму.

[Закрыть]

, и Бальбоа[6]6
  Васко Нуньес де Бальбоа (1475–1519) – испанский исследователь, губернатор и конкистадор, который основал первый европейский город в Америке и первым из европейцев вышел на берег Тихого океана.

[Закрыть]

, и сэр Фрэнсис Дрейк[7]7
  Сэр Фрэнсис Дрейк (ок. 1540–1596) – английский мореплаватель и корсар времен Елизаветы I. Первый англичанин, совершивший кругосветное путешествие (в 1577–1580 гг.) Разгромил испанский флот (Непобедимую армаду) в Гравелинском сражении 1588 года.

[Закрыть]

, и Боливар[8]8
  Симон Боливар (24 июля 1783 г., Каракас – 17 декабря 1830 г., Санта-Марта, Колумбия) – руководитель борьбы за независимость испанских колоний в Южной Америке. Освободил от испанского господства Венесуэлу, Новую Гранаду (совр. Колумбия и Панама), провинцию Кито (современный Эквадор), в 1819–1830 годах президент Великой Колумбии, созданной на территории этих стран. В 1824-м освободил Перу и стал во главе образованной на территории Верхнего Перу Республики Боливия (1825), названной в его честь.

[Закрыть]

, каждый в меру своих сил, стремились приобщить эти земли к культуре и цивилизации. Сэр Генри Морган[9]9
  Сэр Генри Морган (1635—25 августа 1688) – английский мореплаватель, пират, впоследствии вице-губернатор острова Ямайка. Широко известен его поход на Панаму в 1671 году. В столице страны, городе Панама, большинство жителей были убиты, а сам город был сожжен.

[Закрыть]

, Лафит[10]10
  Жан Лафит (знаменитый французский пират и контрабандист, который с молчаливого одобрения американского правительства грабил английские и испанские корабли в Мексиканском заливе.

[Закрыть]

и другие выдающиеся головорезы осыпали эти берега ядрами и пулями во имя Аваддона[11]11
  Аваддон – демон истребления, разрушения и смерти.

[Закрыть]

.

Игра еще не окончена. Ружья морских разбойников умолкли, но ферротипист[12]

12
  Ферротипист — фотограф. Ферротипия – способ получения фотографических снимков на металлических пластинках, который был разработан в США в XIX веке и продолжал использоваться до середины 1950-х годов.

[Закрыть]

– грабитель, что промышляет увеличением фотоснимков, турист с кодаком и первые разведчики из благородного племени факиров уже открыли для себя эти берега и продолжили их дело. Сегодня здесь набивают свои сундуки монетами барышники из Германии, Франции, Сицилии. Господа авантюристы беспрерывно толпятся в приемных здешних правителей с проектами железных дорог и концессий. Маленькие опереточные государства играют в свои правительства и политические интриги, пока однажды к их берегам не подойдет большой военный крейсер и не скажет: дети, не ломайте игрушки! Времена изменились, и вот уже прибывает сюда и маленький искатель приключений – с пустыми карманами, которые он не прочь наполнить, с веселым сердцем и смышленый – современный сказочный принц, а в чемодане у него – механический будильник, при помощи которого он собирается разбудить эти прекрасные тропики от их тысячелетнего сна, не полагаясь более, как в старые времена, лишь на чувственный поцелуй. Обычно на шляпе у него гордо красуется трилистник[13]13
  Трилистник (лист белого клевера) – символ Ирландии. В данном случае автор намекает на то, что многие из искателей счастья, устремившихся в Южную Америку, были по происхождению ирландцами.

[Закрыть]

, столь непохожий на здешние экстравагантные пальмы; это он услал Мельпомену за кулисы и уговорил Талию[14]14
  Талия – муза комедии в древнегреческой мифологии.

[Закрыть]

станцевать для нас свой веселый танец на этой необыкновенной сцене, освещаемой звездами Южного Креста.

Так что в этой маленькой сказке рассказать нам нужно будет о многом.

Возможно, неразборчивому в средствах Моржу эта история может принести наибольшую практическую пользу, поскольку речь в ней действительно пойдет и о туфлях, и о яхтах, и о сургуче, и о капустных пальмах, и о президентах вместо королей.

А кроме того, будет тут и немного любви, и разоблачение заговоров, и разбросанные по всему повествованию следы горячих тропических долларов – долларов, согретых не только знойными лучами солнца, но и горячими ладонями охотников за удачей, – и в конце концов вы поймете, что это говорит с вами сама Жизнь, а с этим рассказчиком не сравниться и самому словоохотливому из Моржей.

Глава I
«Лиса на охоте»

Коралио дремал, лениво раскинувшись в полуденном зное, как какая-нибудь восточная красавица, страдающая от безделья в уютном, хорошо охраняемом гареме. Устроившись у самого края моря на узенькой полоске наносного берега, он был как маленькая жемчужина на изумрудном браслете.

За городом, прямо нависая над ним, возвышалась вдоль берега величественная гряда Кордильер. А перед городом раскинулось море, тюремщик ласковый, но еще более неподкупный, чем суровые горы.

Волны бились о пологий пляж; попугаи кричали в кронах апельсиновых и сейбовых деревьев; пальмы качали своими мягкими листьями, неуклюже, как глупый оперный хор перед выходом примадонны.

Неожиданно весь город наполнился волнением. Туземный мальчишка промчался по заросшей травой улице, пронзительно крича: Busca el Señor Goodwin. Ha venido un tele-grafopor el![15]

15
  Разыщите сеньора Гудвина. Ему пришла телеграмма! (исп.)

[Закрыть]

Источник: https://fictionbook.ru/author/o_genri/koroli_i_kapusta_sbornik/read_online.html

“Короли и капуста” Генри: описание и анализ романа из энциклопедии

«Короли и капуста» («Cabbages and Kings») — роман американского писателя О. Генри. Написан в 1904 году. Это не только первая опубликованная книга писателя, но и единственный в его творческой биографии роман. Известность О.

Генри принесли многочисленные рассказы, комические пьесы и юмористические стихи, но и «Короли и капуста» не остались незамеченными благодаря оригинальности замысла, свежести языка и своеобразной, гротескно-эпической манере повествования.

В строгом смысле «Короли и капуста» Генри не является романом.

Хотя писатель и рисует достаточно широкую картину жизни, включающую судьбы многих людей самого разного происхождения, социального положения и достатка, но композиционной целостности и монолитности произведению явно недостает.

Действие распадается на отдельные, часто совсем не связанные между собой эпизоды со множеством действующих лиц. Здесь нет ни определенного сюжета, ни явно выраженных главных героев.

Некоторые персонажи возникают по ходу действия лишь однажды, к судьбе других писатель время от времени возвращается, но никто из них не играет первостепенной роли. Сам О. Генри, хотя и определил жанр своего произведения как роман, но при этом отметил, что написал «трагический водевиль», «комедию, сшитую из пестрых лоскутьев».

К.И.

Чуковский, переводивший «Королей и капусту» на русский язык, писал в предисловии, что печальную балладу о Морже и Плотнике, которые намеревались потолковать с устрицами о многих вещах: «о башмаках, о кораблях, о сургучных печатях, о капусте и королях», — но вместо этого сами же доверчивых устриц и съели, знают в англоязычных странах решительно все. Сам же писатель выступает в роли Плотника, меланхолического спутника Моржа, и от его лица начинает повествование.

Действие романа происходит в созданной фантазией писателя Анчурии, маленькой банановой латиноамериканской республике, довольно жестко опекаемой Соединенными Штатами. В биографии О. Генри был печальный период скитаний по Латинской Америке, где он вынужден был скрываться после несправедливого обвинения в растрате.

И Анчурия — это обобщенный образ нескольких государств, в которых довелось бывать писателю. Здесь президент сбегает с оперной дивой, прихватив с собой деньги из государственной казны. Здесь американский консул из-за воспоминаний о несчастной любви едва не лишается жизни.

Здесь уважаемый всеми магнат на деле оказывается вором, что, впрочем, вовсе не мешает его преуспеванию. Мир карьеристов-политиков, проходимцев-дельцов противопоставлен миру простых людей с их переживаниями и бедами.

Если уж это водевиль, то действительно трагический, а если комедия, то пессимистическая, в которой зло редко оказывается побежденным, а добро не спешит торжествовать.

О. Генри, хотя и иронизирует над наивностью и импульсивностью латиноамериканцев, тем не менее явно симпатизирует им. «Южные расы не обладают тем особенным юмором, который находит приятность в несчастиях и увечьях людей.

Читайте также:  Краткое содержание лондон железная пята точный пересказ сюжета за 5 минут

Отсутствием этого юмора объясняется то, что они никогда не смеются, как смеются их братья на Севере, над юродивыми, сумасшедшими, больными, калеками», — замечает писатель в главе, посвященной Филипе Карера, которого все называют «бедненьким помешанным», но относятся с сочувствием и уважением. Его даже назначают первым адмиралом анчурийского флота.

Правда, самого флота не существует. В ведении Филипе лишь одна полуразваленная лодка. Прямодушие этого героя, несмотря на явное скудоумие, делают его на голову выше тех персонажей, которые пытаются использовать его ради осуществления своих корыстных замыслов.

Всем этим государственным деятелям нет никакого дела до страны и населяющих ее людей, а вот Филипе, хотя и огорчен, что «в нем как в адмирале никто не нуждается», но свято верит, что впереди его ждут великие дела во благо Анчурии и ее народа.

Народ жаждет революционных перемен, и революция действительно происходит. Как всегда в ней находят выгоду авантюристы, выдающие себя за пламенных патриотов, мошенники всех сортов, жаждущие обогащения.

К числу первых в романе несомненно принадлежит дон Сабас Пласидо, «путешественник, воин, поэт, ученый, государственный деятель, тонкий ценитель искусств», для которого политические интриги — «просто каприз, а революция — то же самое, что новые темпы в музыке или новые бациллы в науке».

Он помогает повстанцам оружием, рискуя жизнью пробирается на судне в Коралию, столицу Анчурии, с восторгом ожидаемый населением. Этому герою ничего не стоит обвести вокруг пальца простодушного адмирала Филипе и, лишив охраны, застрелить его. А потом, с нежностью глядя на раскинувшееся по палубе тело, сочувственно произнести: «бедненький помешанный…

» Генерал де Вега пропагандирует революцию, желая обогатиться. Он агитирует многочисленных бродяг, по воле случая оказавшихся в Анчурии, отправиться в Гватемалу, где, якобы, в разгаре революционные события, чтобы помочь восторжествовать идеям справедливости. На деле же, в Гватемале никакой революции нет, а люди нужны для опаснейшей работы на рудниках.

«Короли и капуста» Генри заняли свое место в истории литературы как оригинальное, аллегорически-загадочное произведение, в котором социальные мотивы уживаются с лирическими, смешное соседствует с печальным, а героическое вполне уживается с низменным.

И все же, вполне понятно почему за этим романом не последовало других. О.

Генри больше интересовали четко обозначенная локальная ситуация и то, как в ее рамках проявляется людская натура, особенности человеческой психологии, а это более успешно можно осуществлять в жанре новеллистики.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. – М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/koroli_i_kapusta_genri_opisanie_i_analiz_romana_iz_ehnciklopedii/62-1-0-1321

Книга Короли и капуста. Автор – Генри О.. Содержание – О.Генри КОРОЛИ И КАПУСТА

От переводчика

Морж и Плотник гуляли по берегу. У берега они увидели устриц. Им захотелось полакомиться, но устрицы зарылись в песок и глубоко сидели в воде. Морж, чтобы выманить их из засады, предложил им пойти прогуляться.

— Приятная прогулка! Приятный разговор! — соблазнял он простодушных устриц.

Те поверили и побежали за ним, как цыплята.

— Давайте же начнем! — сказал Морж, усаживаясь на прибрежном камне. — Пришло время потолковать о многих вещах; башмаках, о кораблях, о сургучных печатях, о капусте и о королях.

Но, несмотря на такую большую программу, рассказ Морж оказался очень коротким — скоро слушатели все до одного были съедены.

Эту печальную балладу знают решительно все англичане, так как она напечатана в их любимейшей детской книге «Сквозь зеркало», которую они читают с раннего детства до старости. Сочинил ее Льюис Кэрролл, автор «Алисы в волшебной стране». Книга «Сквозь зеркало» есть продолжение «Алисы».

Повторяем: Морж ничего не сказал ни о башмаках, ни о кораблях, ни о сургучных печатях, ни о королях, ни о капусте. Вместе него сделал это О. Генри. Он так и озаглавил эту книгу — «Короли и капуста», и принял все меры к тому, чтобы «выполнить обещания» Моржа.

В ней есть глава «Корабли» есть глава «Башмаки» в ней уже во второй главе, фигурирует сургуч, и если чего в ней нет, так только королей и капусты.

Не потому ли именно эти слова поставлены в заглавии книги? Но автор утешает нас тем, что вместо королей у него президенты, а вместо капусты — пальмы.

Сам же он — Плотник, меланхолический спутник Моржа, и свою присказку ведет от лица Плотника.

Присказка плотника

Вам скажут в Анчурии, что глава этой утлой республики, президент Мирафлорес, погиб от своей собственной руки в прибрежном городишке Коралио; что именно сюда он убежал, спасаясь от невзгод революции, и что казенные Деньги, сто тысяч долларов, которые увез он с собой в кожаном американском саквояже на память о бурной эпохе своего президентства, так и не были найдены во веки веков.

За один реал любой мальчишка покажет вам могилу президента. Эта могила — на окраине города, у небольшого мостика над болотом, заросшим манговыми деревьями. На могиле, в головах, простая деревянная колода. На ней кто-то выжег каленым железом:

РАМОН АНХЕЛЬ-ДЕ ЛАС КРУСЕС

И МИРАФЛОРЕС

ПРЕЗИДЕНТЕ ДЕ ЛА РЕПУБЛИКА

ДЕ АНЧУРИА

Да будет ему судьею господь!

В надписи сказался характер этих легких духом и незлобивых людей: они не преследуют того, кто в могиле. «Да будет ему судьею господь!» Даже потеряв сто тысяч долларов, о которых они все еще продолжают вздыхать, они не питают вражды к похитителю.

Незнакомцу или заезжему человеку жители Коралио расскажут о трагической кончине своего бывшего президента.

Они расскажут, как он пытался убежать из их республики с казенными деньгами и донной Изабеллой Гилберт, молодой американской певичкой; как, пойманный в Коралио членами оппозиционной политической партии, он предпочел застрелиться, лишь бы не расстаться с деньгами и сеньоритою Гилберт.

Дальше они расскажут, как донна Изабелла, почувствовав, что ее предприимчивый челнок на мели, что ей не вернуть ни знатного любовника, ни сувенира в сто тысяч, бросила якорь в этих стоячих прибрежных водах, ожидая нового прилива.

Еще вам расскажут в Коралио, что скоро ее подхватило благоприятное и быстрое течение в лице американца Франка Гудвина, давнего жителя этого города, негоцианта, создавшего себе состояние на экспорте местных товаров.

Это был банановый король, каучуковый принц, герцог кубовой краски и красного дерева, барон тропических лекарственных трав.

Вам расскажут, что сеньорита Гилберт вышла замуж за сеньора Гудвина через месяц после смерти президента и, таким образом, в тот самый момент, когда Фортуна перестала улыбаться, отвоевала у нее, вместо отнятых этой богиней даров, новые, еще более ценные.

Об американце Франке Гудвине и его жене здешние жители могут сказать только хорошее. Дон Франк жил среди них много лет и добился большого почета. Его жена стала — без всяких усилий — царицей великосветского общества, поскольку таковое имеется на этих непритязательных берегах.

Сама губернаторша, происходящая из гордой кастильской фамилии Монтелеон-и-До-лороса-де-лос-Сантос-и-Мендес, и та считает за честь развернуть салфетку своей оливковой ручкой, украшенной кольцами, за столом у сеньоры Гудвин.

Если в вас еще живут суеверия Севера и вы попробуете намекнуть на то недавнее прошлое, когда миссис Гудвин была опереточной дивой и своей бестрепетно бойкой манерой увлекла немолодого президента, если вы заговорите о той роли, которую она сыграла в прегрешениях и гибели этого сановника, — жители Коралио, как истые латиняне, только пожмут плечами, и это будет их единственный ответ. Если у них и существует предвзятое мнение в отношении сеньоры Гудвин, это мнение целиком в ее пользу, каково бы оно ни было в прошлом.

Казалось бы, здесь не начало, а конец моей повести. Трагедия кончена. Романтическая история дошла до своего апогея, и больше уже не о чем рассказывать. Но читателю, который еще не насытил своего любопытства, покажется, пожалуй, поучительным всмотреться поближе в те нити, которые являются основой замысловатой ткани всего происшедшего.

Колоду, на которой начертано имя президента Мирафлореса, ежедневно трут песком и корою мыльного дерева. Старик метис преданно ухаживает за этой могилой со всею тщательностью прирожденного лодыря.

Широким испанским ножом он выпалывает сорные растения и пышную, сочную траву. Своими загрубелыми пальцами он выковыривает муравьев, скорпионов, жуков; ежедневно он ходит за водою на площадь к городскому фонтану, чтобы окропить дерн на могиле.

Читайте также:  Краткое содержание голубая комната мериме точный пересказ сюжета за 5 минут

Нигде во всем городе ни за одной могилой не ухаживают так, как за этой.

Только высмотрев тайные нити, вы уясните себе, почему этот старый индеец Гальвес получает по секрету жалованье за свою нехитрую работу, и почему это жалованье платит Гальвесу такая особа, которая и в глаза не видала президента, ни живого, ни мертвого, и почему, чуть наступают сумерки, эта особа так часто приходит сюда и бросает издалека печальные и нежные взгляды на бесславную насыпь.

О стремительной карьере Изабеллы Гилберт вы можете узнать не в Коралио, а где-нибудь на стороне. Новый Орлеан дал ей жизнь и ту смешанную испано-французскую кровь, которая внесла в ее душу столько огня и тревоги.

Образования она почти не получила, но выучилась каким-то инстинктом оценивать мужчин и те пружины, которые управляют их действиями. Необыкновенная страсть к приключениям, к опасностям и наслаждениям жизни была свойственна ей в большей мере, чем обычным, заурядным женщинам.

Ее душа могла порвать любые цепи; она была Евой, уже отведавшей запретного плода, но еще не ощутившей его горечи. Она несла свою жизнь, как розу у себя на груди.

Из всех бесчисленных мужчин, которые толпились у ее ног, она, говорят, снизошла лишь к одному. Президенту Мирафлоресу, блестящему, но неспокойному правителю Анчурийской республики, отдала она ключ от своего гордого сердца. Как же это так могло случиться, что она, если верить туземцам, стала супругой Франка Гудвина и зажила без всякого дела дремотною, тусклою жизнью?

Далеко простираются тайные нити — через море, к иным берегам. Если мы последуем за ними, мы узнаем, почему сыщик О'Дэй, по прозванию Коротыш, служивший в Колумбийском агентстве, потерял свое место.

А чтобы время прошло веселее, мы сочтем своим долгом и приятной забавой прогуляться вместе с Момусом[1] под звездами тропиков, где некогда, печально суровая, гордо выступала Мельпомена[2].

Смеяться так, чтобы проснулось эхо в этих роскошных джунглях — и хмурых утесах, где прежде слышались крики людей, на которых нападают пираты, отшвырнуть от себя копье и тесак и кинуться на арену, вооружившись насмешкой и радостью; из заржавленного шлема романтической сказки извлекать благодатную улыбку веселья — сладостно заниматься такими делами под сенью лимонных деревьев, на этом морском берегу, похожем на губы, которые вот-вот засмеются.

1

Источник: https://www.booklot.ru/authors/genri-o/book/koroli-i-kapusta/content/1154498-ogenri-koroli-i-kapusta/

Примечания к сборнику «Короли и Капуста» О Генри

Читайте Примечания к сборнику «Благородный жулик» О Генри , а тут Примечания к сборнику «Сердце запада» О Генри

Примечания к сборнику «Короли и Капуста» О Генри. Заглавие повести «Короли и капуста» восходит к четверостишию английского писателя Льюиса Кэрролла из его сказочно-юмористической книги «Алиса в Зазеркалье» (продолжение известной «Алисы в стране чудес»):

Не повести ли, Морж сказал, Нам речь о кораблях, О сургуче и башмаках,

Капусте, королях?

В введении «От переводчика» К. И. Чуковский поясняет шуточно-пародийный характер заглавия. О. Генри написал свою повесть в 1904 г.

на основе восьми опубликованных ранее рассказов об американцах в Центральной Америке: «Денежная лихорадка» (1901), «Rouge et Noir» (1901), «Лотос и бутылка» (1902), «Редкостный флаг» (1902), «Лотос и репейник» (1903), «Игра и граммофон» (1903), «Трилистник и пальма» (1903) и «Художники» (1903).

Введя эти рассказы в состав «Королей и капусты», автор как бы «аннулировал» их как самостоятельные произведения и более не перепечатывал. В ходе работы над повестью место и роль этих рассказов были различными.

Самый ранний из них «Денежная лихорадка» (не совпадающий с VII главой повести под тем же названием) дал книге ее общую сюжетную схему и материал для «Присказки плотника» и I, III, IV и XVII глав.

Четыре рассказа: «Лотос и бутылка», «Игра и граммофон», «Трилистник и пальма» и «Художники» — вошли в книгу как готовые главы под тем же названием и лишь с незначительными переменами в тексте.

«Лотос и репейник» дал основу для V, XII и XIII глав; «Редкостный флаг» — для VIII и IX; «Rouge et Noir» — для XV и XVI; три главы — «Денежная лихорадка», «Остатки кодекса чести» и «Витаграфоскоп» — были написаны специально для повести и завершили ее «монтаж». Многократно возникающая в «Королях и капусте» тема лотоса и забвения тревог шутливо перелагает древнегреческое сказание о лотофагах («Одиссея», Песнь IX). У Гомера Одиссей и его спутники попадают в страну мифических лотофагов; кто, поддавшись их уговорам, отведает «сладко-медвяного» лотоса, навсегда забывает о доме. Своих американцев, покинувших родину и ведущих бродяжье полудремотное существование в Анчурии, О. Генри иронически приравнивает к путешественникам в стране лотофагов.

Стихотворные строки, которые О. Генри цитирует в той же связи, — из поэмы английского поэта Альфреда Теннисона «Вкусившие лотос», где разрабатывается этот мотив «Одиссеи».

Примечания

1

Момус — шут богов, бог насмешки.

2

Мельпомена — муза трагедии.

3

Франсиско Писарро (1475-1517) — испанец, завоеватель Перу; Бальбоа (1475- 1571) — испанец, один из первых исследователей, добравшихся до Тихого океана; сэр Фрэнсис Дрэйк (1540-1596) — англичанин, мореплаватель и колонизатор; Боливар (1783-1830) — виднейший борец за независимость испанских колоний в Центральной и Южной Америке.

4

Дж. Морган (1635-1688)-английский пират и завоеватель; Лафит (1780-1825)- французский корсар и путешественник.

5

Трилистник — национальное растение Ирландии, её эмблема и герб.

6

Разыщите сеньора Гудвина! Для него получена телеграмма! (исп.).

7

Туфли (исп.).

8

«Марианна на Юге» — стихотворение Теннисона.

9

Младенцев (исп.).

10

Лотос — символ забвения всех печалей.

11

Авалон — блаженная страна, куда, по кельтской мифологии, отправляются души убитых героев.

12

Постепенно затихающий звук (итал.).

13

Ласточка (исп.).

14

Отлично (исп.).

15

Да, сеньор (исп.).

16

Послеобеденный сон (исп.).

17

Кто идёт? (исп.).

18

В США принято перед магазинами табачных изделии ставить деревянные изображения индейцев.

19

Вся Галлия делится на три части (лат.).

20

Вечеринка (франц.).

21

Проклятие! (исп.).

22

Клянусь богом! (исп.).

23

Спасибо (исп.).

24

Правду говоря (исп.).

25

Номер девятый и номер десятый (исп.).

26

Бедный президент (исп.).

27

Тюрьма (исп.).

28

Внутренний дворик (исп.).

29

Лихорадка (исп.).

30

Ищите женщину (франц.)

31

Разумеется (исп.).

32

Мальчик, подай коньяку (исп.).

33

Спокойной ночи (исп.).

34

Сухого (шампанского) (англ.).

35

Боже милостивый! (исп.).

36

Подождите! (исп.).

37

Гектор — троянский воин в «Илиаде» Гомера; Пиндар — древнегреческий поэт (6-5 вв. до н.э.)

38

Господа, живо! (исп.).

39

Клянусь богом (исп.).

40

В романе Мэри Шелли «Франкенштейн» (1818) чудовище, которое некий студент создал из трупов и наделил жизнью при помощи гальванической силы, убивает своего создателя.

41

Хорошо! (исп.).

42

Житель (исп.).

43

Дурак (исп.).

44

Соединенных Штатов (исп.).

45

Смотрите (исп.).

46

Конечно, нет! (исп.).

47

«Мэйн» — американский крейсер, в 1898 г взорвавшийся по неизвестным причинам на рейде Гаваны (Куба), что послужило поводом для испано-американской войны.

48

Кассава — южноамериканское тропическое растение, корни которого богаты крахмалом.

49

См. предисловие переводчика.

50

Танцевальная вечеринка (исп.).

51

Панч и Джуди — популярные герои английского национального кукольного театра, Панч во многом сходен с Петрушкой.

52

Блаженное безделье (итал.).

53

Что случилось? (исп.).

54

Какие колючие дьяволы! (исп.).

55

То есть больше ста килограммов.

56

Дядя Сэм — символ Соединенных Штатов. Его принято изображать в виде сухопарого верзилы с длинной бородкой, в жилете, усеянном звездами (национальный флаг).

57

Кони-Айленд — остров близ Нью Йорка, где сосредоточены балаганы, качели, американские горы и пр.

58

Чонси Депью (1834-1928) — видный американский адвокат и политический деятель, тесно связанный с крупным капиталом.

59

Король Коль — персонаж известных английских детских стихов. В переводе Маршака «Старый дедушка Коль был весёлый король…»

60

Долой изменника! Смерть изменнику! (исп.).

61

Белому вину (исп.).

62

Уполномоченный по мостам и дорогам (исп.).

63

Канатные плясуны (исп.).

64

Рыжий чёрт (исп.).

65

Девочка (исп.).

66

Плутовка (исп.).

67

Президент, пришедший к власти без формальных выборов.

68

Северная река — Гудзон в его нижнем течении.

69

Ироническое название Соединённых Штатов.

70

«Не понимаю» и «ещё одну» (рюмку).

Источник: https://short-book.ru/primechaniya/38-primechaniya-k-sborniku-koroli-i-kapusta

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector