Краткое содержание пелевин generation «п» точный пересказ сюжета за 5 минут

Generation П (Россия, 2011): дата выхода, трейлеры и тизеры, актеры, кадры со съемок фильма – Афиша-Кино

Краткое содержание Пелевин generation «П» точный пересказ сюжета за 5 минут

Мне, как человеку читавшему около 70% всего написанного Пелевиным одновременно и понятно и непонятно, почему именно этот роман (на миллисекунду, написанный аж в 1999-м) выбился “в люди” первым.

Пускай я поклонник еще молодого и во многом “сырого” Пелевина (вроде “Омон Ра”), всё же я просто не вижу достаточной силы этой книги в наши дни.

В 1999-м такая рекламная психоделия действительно была к месту, но сейчас уже градус не тот и уровень конспирологии демонстрируемый в фильме не шокирует настолько насколько ужасна действительность. Но многим конечно покажется актуальным, особенно тому самому поколению.

Оставим историю создания фильма. Создавался он 5 лет или 10 – неважно. Куда важнее что получилось. Хотя некисло настораживает фигура режиссера. Кто такой Виктор Гинзбург? Может я что-то пропустил и он известен зрителю?! В фильмографии виднеется лишь документальный The Restless Garden, снятый аж в 1994-м в Америке. К сожалению не видел, но судя по постеру произведение явно выдающееся…

На мой взгляд доверить снимать кино по Пелевину можно было даже Меньшову, который в данной картине мелькает в камео средней продолжительности. Ну, выбрали Гинзбурга так выбрали, что ж тут сделаешь. Тем более, что не сказать что режиссура у фильма плохая. Давайте по порядку.

Актерский состав в фильме подобрался в целом неравномерный, но к счастью от провисания спасают несколько по-настоящему классных актеров. Епифанцев в роли Вавилена очень хорош, на мой взгляд это точнейшее попадание в образ и наверное во всем фильме (если не считать Ефремова) лучшее.

Проблема и одновременнно вроде как “фишка” фильма в неоднородном кастинге. Профессиональные актеры перекликаются с известными нам тв-персонами, вроде Гордона или Шнурова, плюс куча камео-героев (Тактаров, Литвинова и иже с ними). Особо в фильме отличился, на мой взгляд Ефремов.

Субъективно терпеть не могу его одинаковые образы в фильме, от “бухаю, но могу ускориться” до “в завязке уже неделю, помогите братцы”. Но в “Generation П” он явно в своей тарелке. Примерно в такой же тарелке был Михалков в “Статском советнике”. Образ съехавшего…

не с ума, а даже вообще со всего, отлично проработан. А так еще по мелочи радуют душу то Охлобыстин, то тот же Меньшов.

С музыкальным сопровождением, кстати, у фильма могло быть и получше, всё довольно блекло и невыразительно. Коли уж взялись создатели за “стебную” сторону Пелевина, то можно было побольше чего-то запоминающегося вставить, что подчеркнуло бы общий рекламный дух.

Ну и о сюжете. Есть смысл отметить, что из книги взято очень многое, что в наши дни уже кое-что значит. Впрочем сокращений и, напротив, смакований хватает.

Гинзбург с удовольствием слово в слово экранизирует сцену с квасным патриотом-бандюгой (в исполнении Тактарова), но трусливо урезает сцену диалога Березовского с Радуевым (которая, кстати, в книге не случайно имеет довольно большую продолжительность). Хотя понятно, что там куча всего опасного, оскорбляющего религиозные чувства и политические. Чего уж там.

Эти опасения не помешали урезать уйму роликов-задумок из книги, но оставить и сделать акцент на антиправославных. Пелевин тут, к счастью, не причем – в сценаристах он на самом последнем месте и судя по всему просто для галочки.

Хотя не могу скрывать, что мне понравился как снят финал. Где-то с момента посвящения Татарского. В чем-то он, если не на уровне, то где-то на одной волне по атмосферной составляющей с финалом “Кин-Дза-Дза”, как бы кощунственно это не звучало.

Просто именно финал отдает духом той самой самобытной фантастики, какой у нас не было и не будет.

И какую можно увидеть только в произведениях Пелевина, который обладает редким умением постоянно ходить по краю и смешивать то, что казалось бы невозможно смешать.

“Generation П” неслучайно многие называют книгой, не поддающейся экранизации. Есть писатели, которые придерживаются определенной формы в произведениях. Четкий старт, осязаемая середина, кульминация и финал.

У Пелевина как правило сравнительно четки начало и конец, а вот в середине обычно творится черти-что, кульминация вообще может проявиться где-то во второй четверти книги. Варьируется. Или выпендривается, кому как ближе.

Хотя “Generation П” в этом плане сравнительно ровная работа, но как, например, можно было экранизировать лекцию духа Че Гевары, объясняющую теорию вау-импульсов?! В фильме она сведена к нескольким предложениям, выдернутым в таком контексте, чтобы дошло даже до самого “одаренного” зрителя и приведена в мульт-форме. Тут уже каждый решает для себя сам, насколько это корректно.

Книги Пелевина по сути несерьезны, хотя написаны специально так, чтобы неадекватные молодые люди могли усмотреть в них уйму космических смыслов и философий. Эдакое двойное дно, почва и для негатива и истеричного фанатизма. Тот же “Generation П” глубоко ироничное произведение.

Причем это вовсе не комедия, а именно глубокая черная ирония, которая пожалуй местами нарочито грубовата, дабы постоянно подчеркивать колорит. Авторы фильма “Generation П” преимущественно представляют сюжет как комедию, порой чуть ли не эксцентричную.

Нельзя не отметить отличную экранизацию рекламных роликов из книги.

Но с другой стороны, когда читаешь сюжет ролика в книге и когда его смотришь – ощущения кардинально различаются и тут визуальное, надо сказать, проигрывает фантазии, или просто ощущению зла и чего-то тягуче неприятного, когда знакомишься с подноготной рекламных идей, пока они еще изложены лишь в тексте.

Получилось ли?! Наверное такой возникнет у вас вопрос, после прочтения моего сумбурного и глубоко субъективного мнения. Я считаю, что получилось лишь частично и лишь в том контексте, который оказался близок авторам фильма. Что и неудивительно.

Тем, кто не читал книгу, мне кажется особого смысла посещать это кино нет, хотя не могу сказать, что им точно не понравится – т.к. экранизация получилась во многом атмосферно упрощенная и оттолкнуть может лишь прыгающим “то в лес, то по дрова” сюжетом.

И куда сложнее что-то рекомендовать людям читавшим “Generation П”.

Лично мне кажется, что акценты расставлены может и искусно, но как-то вяло – словно кто-то вознамерился рассказать вам самую интересную историю на свете, но в процессе рассказа внезапно заскучал и дорассказывал уже одной ногой в дверях. Могло быть и лучше. Могло быть и хуже. Вот такая серединка и получилась.

Выражаю большую благодарность кинотеатру “Ростов”, организовавшему и пригласившему на допремьерный показ фильма “Generation П”.

http://led–zepp.livejournal.com/

Источник: https://www.afisha.ru/movie/181132/

Краткое содержание Generation П Пелевин – краткие содержания произведений по главам

Generation П В. О. Пелевин

Generation П

«Ты, Ваван, не ищи во всем символического значения, а то ведь найдешь». — С такими словами Фарсейкин обращается к главному герою книги Татарскому. Или, скорее всего, это автор обращается к критику, предвосхищая разоблачение замысла. А я не внял предупреждению, стал искать и нашел.

Найти было сложно, — слишком много камуфляжа, призванного замаскировать главное содержание романа. Ну, ничего, я к этому успел привыкнуть. Сюжет любого произведения Пелевина всегда обильно сдобрен разнообразнейшими гротескными оборотами, усыпан замысловатыми придумками, экзотическими сценками.

Здесь их также хватает, а некоторые из них даже можно принять за основное содержание фабулы. Кажется, вот он, ключ всей композиции. Ан нет, не то! Взять хотя бы «испанскую коллекцию живописи».

Помещенная почти в самый конец, эта сцена наталкивает на мысль, что Пелевин посвятил всю книгу одной задаче, — нарисовать современный портрет общества потребления. Тут же сама собой всплывает параллель с «Одномерным человеком» Герберта Маркузе. Бумажки с печатями — вместо картин и скульптур.

Читателю остается только согласиться с персонажем Пелевина Азадовским: и правда, зачем вывешивать подлинные полотна, ведь нынешних участников светских околокультурных тусовок, все равно, интересует лишь цена шедевра в миллионах долларов да имя нынешнего его владельца.

Пожалуй, «GENERATION П» можно было бы принять за отечественный вариант «Одномерного человека», а Пелевина — за сегодняшнего российского Герберта Маркузе. И реакции на книгу, вроде как, подтверждают догадку. Читающая публика узнала себя. Оттого одни этим романом восторгаются, — узнали. Оттого же другие выражают резкое неприятие, — тоже узнали.

Да, можно было бы принять, но не стоит этого делать. Смею вас уверить: Пелевин — не Маркузе. Да и его читатели — не рациональные до мозга костей западные яйцеголовые, а… ну, вы сами знаете, кто. Пелевинское изображение нынешнего теле-компьютерного общества следует рассматривать всего лишь как отдельно боковое завихрение фабулы, а вовсе не как главную идею.

Анализируя какие-либо книги Пелевина, всегда надо следовать принципу: ищите архетип! Так что мне остается приступить к глубоким раскопкам. Какое же символическое значение, какой архетип заложен тут в качестве краеугольного камня? Несмотря на кардинальные отличия композиции и языка, я усматриваю параллель между «Омон Ра» и «GENERATION П».

Там главный герой ищет истинную сущность, мечется по жизни, взмывает ввысь, падает на дно и, в конце концов, находит себя. Постижение Самости — вот главный архетипический фундамент «Омона Ра». Нечто аналогичное находим и тут. До самой последней главы я все гадал, что же использовано в качестве этого самого краеугольного кирпичика, в качестве основы композиции.

На название главы я натолкнулся, как на темную стену в ночи: «Золотая комната». Мне хотелось крикнуть: «Ну, конечно же, как я раньше не догадался?!» Чуго же такого неожиданного я увидел в названии «Золотая комната»? Чтобы объяснить доходчиво, мне понадобиться небольшое отступление с примером из нашей реальной жизни.

Любым нормальным человеком (а ненормальным — тем более) прочнее всего усваиваются идеи, которые он не осознанно заглатывает, а постигает непосредственно, бессознательно. Талантливо исполненные художественные произведения воздействуют почти исключительно бессознательно.

Мастера, работающие на ниве литературы, живописи, кинематографа, чтобы быть понятыми, должны использовать символические образы. Искусство выделилось из числа ремесел именно потому, что говорит на том же языке, на котором человек получает сообщения от личного бессознательного в сновидениях. По этим же каналам верующие получают послания от Бога.

Приведу для примера несколько символов, связанных в единую систему. Я намеренно не стану обращаться к каким-нибудь древним египетским папирусам или к греческой мифологии. Все основные архетипы были осмысленны ещё в глубокой древности и описаны в легендах каждого из великих народов. И обращаться к тем пластам культуры, конечно надо.

Однако я сейчас опишу видение современной нам двенадцатилетней девочки. Это не совсем заурядный сон. К. Г. Юнг называл подобные сновидения Великими снами. Он велик именно единой системой фундаментальных символов. Вы увидите, что архаическая символика также жива в наши дни, как и пять тысяч лет назад, что она способна воздействовать на психику человека.

Читайте также:  Краткое содержание шварц два клена точный пересказ сюжета за 5 минут

Итак, девочка двенадцати лет видит сон, в котором четверо (четверица) ребят, две девочки и два мальчика, катаются на одной доске с колесиками (скейт). Доска разделяется на две равные половинки — синюю и красную.

В ходе катаний персонаж сна, девочка, ассоциируемая эго сновидящей с собой, встречается с молодым человеком (известным наяву рок музыкантом), а к завершению сна приходит к бабушке, одетой в желтое (золотое) платье и с оранжевым абажуром на голове. Бабушка произносит сновидящей наставление, ставя в пример ей один из четырех начальных персонажей сна.

Но эго сновидящей вступает в спор и покидает сон в оппозиции к бабушке. Я вынужден был описать сновидение вкратце. Его символика такова. Четверо ребят — это четыре ипостаси сновидящей, четыре функции её психики (как и четыре стороны света, четыре времени года, четыре евангелиста и т. д.). Синяя доска (скейт) — интеллект сновидящей (мужское начало Ян). Напомню: на нем катались два мальчика.

Красная доска — её чувство (женское начало Инь). На нем катались две девочки. Появившийся позже рок музыкант — анимус, то есть мужская половина души сновидящей. С анимусом в дальнейшем она будет бессознательно сопоставлять встречающихся в её жизни мужчин по мере своего взросления.

А бабушка, — это важнейший, центральный символ сновидения, — Самость, образующая сущность человеческой личности (а вовсе не эго!). Фигура цвета солнца — это одновременно центральный символ, вокруг которого протекает вся бессознательная психическая деятельность, и символ Бога.

В сильно дифференцированной психике при развитой религиозности мышления (не религии, а религиозности, как присущему всякому нормальному человеку психологическому свойству) символ Самости и Бога сливаются в нечто единое. В слабо дифференцированной психике ассоциация с Богом отсутствует. Не стану забираться ещё глубже в объяснения системы символов, которыми оперирует бессознательное человека.

Вернусь к обсуждаемой работе Пелевина. Каждое произведение Пелевина в чем-то сродни литературному упражнению. Он берет очередной архетип и выстраивает вокруг него композицию. В рассказе «Миттельшпиль» (см. ниже) «отрабатывается» взаимоотношение извечных вселенских начал Ян и Инь. В книге «Чапаев и Пустота» (см.

ниже) за основу структуры книги взята четверица, — там происходит расчетверение личности психбольного. Подход к постижению человеком Самости мы находим в «Омон Ра» (см. ниже).

В «GENERATION? П’» автор пошел дальше «Омона Ра». Скажем так: теперь не герой, но автор пошел дальше и трансформировал Самость в её логическое следствие. А логическим следствием Самости, как я пытался объяснить выше, является, ни много не мало, Бог. Правда, Пелевин несколько смягчил — не сам Бог, а муж богини Иштар. Но это мало что меняет. Герой в течение всего повествования куда-то дрейфует, создает рекламные ролики, потом начинает творить посредством мощного компьютера президентов и депутатов, а под конец оказывается творцом судеб всех людей, то есть почти Богом, получая в свои руки жезл, — мобильный телефон с одной единственной кнопкой на панели. На причастность Татарского к божественному намекает автор, когда в рекламном ролике персонаж кричит: «Под Кандагаром было круче!» Читатель невольно задумается: «Может, и та война была выдумкой криэйторов из кабинетов «центра пчеловодства»?

Как мы видим, благодаря обильно рассыпанной по тексту символике у читателя от прочтения произведения появляется ощущение глубины. Я не стал бы сравнивать этого ощущения с тем, которое возникает при прочтении «Братьев Карамазовых» или «Анны Карениной». Ни в коем случае! У Пелевина архетипические символы расставлены по тексту слишком рационально, расчетливо.

Острые углы символов выпирают наружу. Однако произведения Пелевина, в частности «GENERATION П», смотрятся выигрышно не только в сравнении с бездушными массовыми поделками в мягком переплете, но и с потугами ряда современных добросовестных авторов, старающихся понять смысл бытия. Что поделаешь? — Пелевин лучше уяснил символическую структуру мироздания.

Прежде чем переходить от глубинного анализа к композиции, я хотел бы остановиться на двух частных моментах, а именно: на использовании в тексте английских фраз и на кусках занудного текста, выделенного курсивом. Что мне изначально не понравилось в новом романе? Постоянные английские вкрапления в текст.

И название GENERATION «П» вместо Поколение «П» казалось неоправданно нерусским, все же литература-то русская. Однако, поразмыслив на досуге, я понял возможное истолкование частого употребления английских фраз. В традиционных научных статьях, — в Западной Европе и у нас, — принято использовать латинизмы.

Пишет какой-нибудь сын академика статейку по ядерной физике, а сам думает, как бы смотаться куда-нибудь позападней, например, в Японию. Думает он так и совершенно машинально вставляет в свое умствование фразу: Ubi bene, ibi patria. Без разъяснений и перевода, конечно же.

Или другой какой ученый, решивший приватизировать и комерциализировать свой участок исследований, выводит в тексте статьи иную фразу: Homo homini lupus est. Но латынь была языком средневековья, а теперь родилась новая эпоха, телевизионно-компьютерная. Вот и новую латынь Пелевин рассыпает по GENERATION «П». Да, латынь новой эпохи — это английский.

Потому-то эти фразы назойливо цепляют взгляд по тексту. Они выявляют в читателе, так сказать, главный признак образованности. Вот только вопрос повисает в воздухе: что делать читателям, которые никогда не учили английского и не собираются приступать к изучению, например, мне? Мне больше по душе старая латынь. Отдельные места в романе глубокомысленно занудны.

Но и в них заложен глубинный, как глубинные бомбы, смысл. Или так: зарыт замысел. Откопать его можно, но сложно. При чтении, например, философствований Че Гевары возникает интересное ощущение: пустота рождает мысль.

Впрочем, причем здесь Че и Пелевин? Можно взять любой более или менее связный текст с умными и парадоксальными оборотам, но без смысла, без какой бы то ни было сознательно заложенной сути. Читать этот текст нужно не менее десяти минут, чтобы внимание, утомленное полным отсутствием смысла, могло отключиться и начать свободно блуждать неведомыми тропами.

Тогда-то и появляется главный эффект от квази-философских рассуждений. У читателя из бессознательного всплывает своя собственная мысль, которая, отталкиваясь от конкретных оборотов речи предыдущего связного текста, а потому будет обладать новизной. Эта мысль принадлежит читателю, но и автор текста внес в её рождение свой невидимый вклад.

Этот эффект можно называть посмодернизмом, можно и посткультуризмом, — не в названии дело. Главное достижение автора подобного текста в том, что новые мысли возникли. В противном случае он написал просто галиматью. Впрочем, в определенном психологическом состоянии всякий более или менее интеллектуально развитый читатель способен порождать новые мысли от чтения решительно любого текста.

Здесь уместна аналогия с рассматриванием картинок типа «Магический глаз». Среди, казалось бы, абсолютно бессмысленной пестроты узора вы после десятиминутного вглядывания обнаруживаете то геометрическую фигуру, а то вдруг скелет. Но есть ли заслуга автора в том, что от его бреда, читатель породил бред собственный? Закладывал ли он в узор некое скрытое изображение? Видимо, закладывал. Ещё раз замечу, что последние выводы касаются только тех мест в книге, которые Пелевин выделил курсивом. Остальные места густо нашпигованы авторскими идеями или свежезаимствованными откуда-то. О злоупотреблении Пелевина нецензурными словами я, пожалуй, ничего не скажу. Пусть это останется на совести автора.

generationp

Источник: http://www.school-essays.info/kratkoe-soderzhanie-generation-p-pelevin-kratkie-soderzhaniya-proizvedenij-po-glavam/

Виктор Пелевин. t — OpenSpace.ru

Имена:  Александр Терехов · Виктор Пелевин

У Виктора Пелевина в современной литературе — странное положение: с одной стороны, он практически безусловный «писатель №1» — или, хорошо, «беллетрист №1», — но первенство это оспаривать, кроме разве что Сорокина, некому. И то сказать, выход очередной книги Сорокина, в общем, не сопровождается обычно таким ажиотажем, и что-то я не припомню, чтобы текст «Сахарного Кремля» утекал в сеть до начала продаж, как это случилось с Empire V (намеренно или случайно — другой вопрос). С другой стороны, всё, что В. П. написал после «Generation “П”» — как-то никуда не помещается, ни у критиков, ни у читателя: и «Шлем ужаса», и «ДПП NN», и «Священная книга оборотня», и упомянутый Empire V, и, уж конечно, «П5» — всё это не книги, а какие-то угловатые артефакты, которые ни в какие пазы никакой конструкции не встают. Проигнорировать моление о нефти перед черепом коровы, пространство Фридмана или историю про богомолов тоже оказывается невозможно: отдельные фрагменты так точны и производят такое сильное впечатление, что не теряются даже в довольно неряшливом массиве текстов уходящего десятилетия. Проблемы у читателей и критиков в данном случае одни и те же: книги Пелевина исправно издаются (не только в России) и раскупаются, но читатель, будь то профессиональный или «широкий», остается в некотором недоумении: а что это вообще было? Ну и начинается: Пелевин исписался, Пелевин продался, Пелевин повторяется, Пелевину больше нечего сказать. Выход каждой новой книги, между тем, все равно становится событием.

«t» обращен даже не к последнему роману В. П., который критики числят по ведомству «литературы» — т.е. не к «Generation “П”», а к «Чапаеву и Пустоте», Пелевин смотрит не в начало десятилетия, а в 1996 год.

Собственно, отчасти «t» — приквел «Чапаева»: не только потому, что граф привиделся Пустоте тринадцать лет назад пересекающим Стикс, не только потому, что мы отчасти выясняем, откуда взялся сам Чапаев (и Анка), — это, конечно, важно, но не слишком.

Важнее, что Пелевин в чисто формальном смысле возвращается назад: к последовательному нарративу, к романной форме, к отказу от жанровых экспериментов и, в общем, даже умеряет свою страсть к заполнению текста дурными каламбурами.

Не сказать, чтобы это был такой уж удачный comeback: во всех смыслах пространство «t» оказывается более разреженным, и тот, по выражению одного критика из девяностых, «гул языка, от которого закладывает в ушах», почти не слышен. Однако в целом возникает отчетливое ощущение, что критики ругаются уж как-то так, по привычке.

Пересказывать содержание книги мы тут не будем, все равно ее все прочли или прочтут, нет смысла. Пелевин играет в довольно простую, незатейливую игру, выбирая текст, книгу в качестве метафоры устройства мира. По ходу романа метафора усложняется: если изначально в нее включен только герой и бригада авторов, то к концу появляется и читатель.

Тексты тоже умножаются, причем не только в рамках одного «проекта», во второй книге появляется «шутер» с Достоевским, также интерпретированный в качестве нарратива .

В конце, разумеется, выясняется, что «ничего нет»: ghost writers ли пишут о графе (ghost практически в буквальном смысле), граф ли об Ариэле, Пелевин ли о Владимире Соловьеве и всех вышеупомянутых — на самом деле ничего не существует, мир — это сверкающее ожерелье, в котором каждый камень сверкает только потому, что отражает сияние других.

Читать это все по десятому, не то по сотому (Пелевин — не единственный приверженец буддизма в мировой литературе) разу вообще-то должно быть уже зубодробительно скучно, всё, всё мы поняли про пустотность дхармы и покров Майи. В. П., однако, упорствует: поняли-то вы, поняли, но сатори не достигли, продолжайте трудиться.

Возникает ощущение, что сам он не воспринимает свои занятия как сугубо литературные, — в «t» столько философствования, что книга оказывается написанной из позиции чуть ли не вероучителя. Как и положено в выбранном учении, истины излагаются в виде джатак, анекдотов, притч.

Читайте также:  Краткое содержание клейсон самый богатый человек в вавилоне точный пересказ сюжета за 5 минут

Читать текст полностью

К новому роману Пелевина в текущем литературном сезоне есть удивительная рифма. Это «Каменный мост».

Главный герой Терехова и вся его следственная команда снимают с капустного кочана истории Уманских один лист за другим, точно зная, что в середине должна оказаться История с большой буквы, кочерыжка, — но лист следует за листом, одна неправда покрывает другую, толкования отражаются друг в друге, — а в конце обнаруживается, что сердцевины нет, то есть в сердцевине — пустота.

Оказывается, что История с большой буквы и есть нагромождение интерпретаций, денотата не существует, кочерыжки у этого сферического палимпсеста нет. В этом смысле и ненависть-отвращение героя Терехова ко всему живому — первая ступень отречения от тварного мира (недаром слово «тварь» повторяется в тексте так часто).

Еще пара сотен перерождений — и он, герой, станет писателем В. П., автором романа «t», знающим, что и смерти, вытесняющей с последних страниц «Каменного моста» все, что там еще оставалось, — ее тоже не существует.

И тут мы снова возвращаемся к вопросу о месте В. П.

в нынешней русской литературе — рассматриваемой в качестве социокультурного, а не только художественного феномена. Это место шута, которому, в общем, все можно. Ну представьте себе, что кто-то сегодня говорит то же, что Пелевин: космический смысл существования России заключается в переработке солнечной энергии в народное горе.

Голову, конечно, не отрубят, и в Алексеевский равелин не запрут, но уж истерика на две тысячи комментариев в блоге какого-нибудь русофобоеда обеспечена. В «t» (как, впрочем, и в более ранних книгах) вообще ничего святого. Тут тебе и двухголовый старец Федор Кузьмич, и Оптина пустынь (соловьев), и Достоевский.

И русская идентичность, и христианство — они не то чтобы подвергаются осмеянию, но препарируются (деконструируются) безо всякого пиетета. О «чекистах», «либеральной башне» и прочих приметах текущего времени вообще речи нет: актуальные смысловые конструкты Пелевин пинает походя, не удостаивая их особым вниманием. Никому нельзя (см. попытки тащить на цугундер В.

Ерофеева) — а ему можно. Это и называется «шут», или, если угодно, трикстер. Возможно, дело в том, что Пелевин деконструирует все, то есть не видит разницы между «русским» и «нерусским», «традиционализмом» и «либерализмом», большевиками и чернецами: сила ночи, сила дня — всё одна хуйня, как известно. Настоящего трикстера трудно ухватить, у него вроде все отовсюду торчит, но он в совершенстве владеет техникой непротивления злу насилием (искусство это в новом романе называется «незнас» — в аббревиатуру, конечно, зашито «незнание»), и как-то ото всех ускользает, оказываясь своего рода Колобком.

Из всего вышесказанного может показаться, что «t» — чуть ли не самый значительный роман Пелевина.

Если говорить о значительности его чисто литературной, то это, разумеется, не так — это, конечно, не какое-нибудь «П5», но и далеко не «Чапаев и Пустота»: текст более рыхлый, менее внятный, вообще несколько расслабленный и теплохладный.

Немудрено: всякий устанет твердить одно и то же, даже если все время придумывать разные анекдоты и притчи. Усталость эта ощутима во всем, начиная с синтаксиса и кончая сюжетом.

Пелевин, кажется, не то чтобы перестал видеть в конце тоннеля свет, — просто взыскует уже не гигантского солнца, которое летит в переносицу со скоростью девяноста трех миллионов миль, а «двери, которая чем шире открывается, тем светлее становится вокруг». Упреки, которыми изобилуют рецензии на «t», тут, мне кажется, неуместны, — или критики думают, что рецензентов время в отличие от писателей пощадит? Навряд ли.

Древний враг человечества выходит качать права, / И вдруг с тоской понимает, что можно не начинать. / Луг превращается в землю, из которой растет трава. / Затем исчезает всякий, кто может их так назвать.

«t» — это еще и тоска.

Виктор Пелевин. t. М.: ЭКСМО, 2009

Источник: http://os.colta.ru/literature/events/details/13262

Книга П5: Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана. Автор – Пелевин Виктор. Содержание – Виктор ПЕЛЕВИН П5: Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана

Лена пришла на прослушивание за два часа до назначенного срока, но все равно оказалась в очереди девятой.

Девушки, собравшиеся в небольшом холле — среди желтой кожи, стекла, хрома и винтажных голливудских плакатов, украшавших стены вместо картин, — заметно нервничали.

Лена тоже.

Девушки исчезали за дверью из матового стекла с интервалом примерно в четверть часа, потом выныривали и шли к выходу. По их лицам ничего нельзя было понять.

Когда по холлу пролетел звон электронного колокольчика и секретарша назвала ее фамилию, Лена вдруг запаниковала и долго не могла засунуть книгу в сумочку, так что секретарша даже нажала на кнопку еще раз. Но по пути к матовой двери Лена пришла в себя — и толкнула ее уверенной рукой.

За дверью оказался небольшой кабинет, похожий на приемную доктора-косметолога: письменный стол, пара кресел и жесткая медицинская кушетка, обтянутая клеенкой. Хозяин кабинета, которого было принято называть «дядя Петя», сидел на кушетке, скрестив мохнатые ноги, и курил сигару.

Дядя Петя был полный мужчина лет пятидесяти с голым черепом и мясистым лицом в стильных прямоугольных очках.

Несмотря на свежевыбритость, он выглядел небритым: его полуседая щетина была так непобедимо густа, что казалось, будто он только что посыпал голову пеплом сигары, а для полноты покаяния втер некоторое количество еще и в щеки. Одет он был как ребенок — в мятые белые шорты и футболку с радужной надписью:

Taliban Ichkeria

Некоторое время он глядел на Лену, пожевывая сигару. Затем указал на стол и произнес:

— Раздевайся и залазь… То есть наоборот — залазь и раздевайся.

Лена была в курсе, что петь придется голой, но все-таки испытала шок, поняв, что все произойдет не на подиуме, а на письменном столе в прокуренной комнатенке. Как-то это выглядело несерьезно. С другой стороны, место было самое серьезное, какое только бывает, это она тоже знала.

Обнаружившийся диссонанс мог означать только одно — ее представления о серьезном и несерьезном не соответствуют актуальной действительности. Такое с ней уже бывало в жизни. Поэтому, отбросив сомнения, она залезла на стол и быстро обнажилась.

— Пой, — сказал дядя Петя.

— У меня флэшка с музыкой, — ответила Лена, — есть куда поставить?

— Давай без музыки.

Специально на этот случай у Лены была приготовлена песня про Югославию, которую пели «Татушки» — она очень выгодно подчеркивала ее тонкий чистый голосок. Лена запела:

Над вечерним Дунаем разносится

белый цвет белый цвет белый цвет…

— Ногу подними, — сказал дядя Петя.

Лена покраснела и, продолжая петь, подняла левую ногу, согнув ее в колене. Стоять на одной ноге было неудобно, но можно. Она развела руки в стороны и попыталась придать своей позе максимальное изящество.

Стыд наполнил ее голос какой-то особо пронзительной хрустальной чистотой. Дядя Петя даже не смотрел на нее — так, может, глянул искоса один или два раза. Он занимался своей сигарой, которая слишком сильно прогорела с одного бока. Озабоченно смазывая слюной проблемную область, он пускал струи дыма в потолок, но раскурить сигару равномерно никак не получалось.

Когда Лена второй раз пропела «Ты уходишь в огонь, Югославия, без меня без меня без меня», в голове дяди Пети, видимо, сработало какое-то ассоциативное реле. Он стряхнул с сигары пепел, сморщился и сказал:

— Хватит. Давай что-нибудь другое.

— А ногу можно опустить? — спросила Лена.

Дядя Петя отрицательно помотал головой. Лена к этому времени уже порядком устала — и сделала ошибку.

Она запела «Колеса любви» «Наутилуса». Это была красивая песня, но с неуловимым и как бы скользящим мотивом, и петь ее следовало только под музыку.

— Это знала Ева, это знал Адам, колеса любви едут прямо по нам… — начала она, но через несколько секунд дала такого явного петуха, что замолчала от смущения, а потом начала заново.

— Не надо, — остановил ее дядя Петя.

Положив сигару на край кушетки, он сделал пометку в блокноте.

— Можно ногу опустить? — опять спросила Лена.

— Можно, — кивнул дядя Петя. — Можно уже одеваться.

— А декламация? Декламацию будете слушать?

— Нет.

Лена слезла со стола. Она чувствовала, как на ее щеках разгорается румянец позора, и ничего не могла с этим поделать. Ей было очень неловко, и, одеваясь, она смотрела в мусорное ведро — словно смирившись с тем, что отныне ее место именно там.

* * *

Дядя Петя позвонил через неделю, когда Лена уже успокоилась. Звонок раздался рано утром. Взявшая трубку сестра сказала:

— Тебя какой-то живчик.

Сначала Лена не поняла, кто это, и только когда дядя Петя назвал ее «Югославией», догадалась, что все-таки прошла конкурс.

— Насчет тебя сомнений не было, — сообщил дядя Петя, — ты только ногу подняла, и я все понял… Сегодня днем свободна?

— Да, — сказала Лена. — Конечно.

— Знаешь, где «Рэдисон-Славянская?» Приходи к трем часам ко входу, только паспорт возьми. Увидишь там человека с табличкой «Семиотические знаки». Подойдешь к нему.

— Зачем? — не поняла Лена.

— Затем, глупышка, что человек с этой табличкой отведет тебя туда, куда тебе надо. А ты что-то плохое подумала? Не бойся, плохого больше не будет, будет только хорошее и очень хорошее. Если, конечно, не разучишься краснеть. Это в нашем деле самое важное…

И дядя Петя засмеялся.

Без пятнадцати три Лена была на месте.

Судя по всему, в «Славянской» происходило какое-то крайне важное для мировой семиотики событие — у дверей стояло сразу несколько женщин в гостиничной униформе с такими табличками в руках. Одна из них, сверившись со списком, повела Лену в бизнес-центр. Там уже собралась целая толпа семиотических юношей и девушек — это даже немного напоминало первое сентября.

Читайте также:  Краткое содержание хаксли о дивный новый мир точный пересказ сюжета за 5 минут

Женщина в униформе привела Лену в небольшой полукруглый зал с черными креслами, явно предназначенный для презентаций в узком кругу. В зале сидели незнакомые девчонки. Лена по привычке пошла на последний ряд и села рядом с миниатюрной девушкой с азиатским разрезом глаз, по виду совершенной японкой.

— Ася, — представилась японка и так очаровательно улыбнулась, что Лена сразу поняла, как та прошла конкурс.

— Лена, — сказала Лена и пожала протянутую руку. — Что сейчас будет?

— Говорят, какое-то вводное занятие.

Лена оглядела собравшихся.

Всего в зале оказалось двенадцать девушек — все были красивые, но разные, словно их специально подбирали таким образом, чтобы создать контраст между разными типами физической привлекательности и усилить таким образом эффект.

Здесь были две негритянки, одна мулатка, две смуглых среднеазиатки, две узкоглазочки (самой красивой была Ася) и пять девушек неопределенно-европейского вида: три блондинки (Лена посчитала себя), брюнетка и шатенка.

Через несколько минут ожидания в зал вошли дядя Петя, одетый в коричневый двубортный пиджак поверх черной водолазки, и молодой темноволосый мужчина в сером костюме от Zegna с галстуком неброского, но такого элегантного оттенка, что если у Лены и оставались какие-то сомнения в серьезности происходящего, они отпали раз и навсегда.

Дядя Петя явно не был в этой паре главным. Он вел себя по отношению к молодому человеку очень предупредительно — включил ему микрофон и даже стряхнул несуществующую пыль с его кресла.

Усевшись перед микрофоном, молодой человек оглядел девушек, грустно улыбнулся и заговорил:

— Вы ведь знаете, девчата, что сейчас происходит в мире. Геополитическое противостояние между цивилизациями, основанными на служении духу и материи, обострилось до последнего предела. За этим скрыто такое же напряжение сил, как в зоревые утренние часы перед Куликовской битвой, когда православная рать ждала своего звездно-крестного часа…

1

Источник: https://www.booklot.ru/authors/pelevin-viktor/book/p5-proschalnyie-pesni-politicheskih-pigmeev-pindostana/content/3146364-viktor-pelevin-p5-proschalnyie-pesni-politicheskih-pigmeev-pindostana/

Виктор Пелевин – Generation «П»

История романа начинается с повествования о поколении, которое когда-то было в России и выбрало «Пепси», в которое и попал Вавилен Татарский.

Вавилен после прочтения стихов Пастернака бросил технический институт и поступил в Литературный на отделение переводов с языков народов СССР. Через некоторое время СССР развалился, и Татарский оказался невостребован эпохой.

Он устроился продавцом в коммерческий ларёк, «крышей» которого был Гусейн. Однажды к ларьку Татарского подошёл Сергей Морковин, однокурсник Вавилена по Литинституту, который занимался рекламой.

Морковин отвёл Татарского в рекламное агентство «Драфт Подиум», его директором был Дмитрий Пугин. Первой работой Вавилена было создание рекламы для Лефортовского кондитерского комбината — так Татарский стал копирайтером.

Через некоторое время Татарский начал разрабатывать рекламные концепции, смысл его работы состоял в приспособлении западных рекламных концепций под ментальность российского потребителя. Пугин поручил Татарскому разработать рекламную концепцию для сигарет «Парламент».

Затем Татарский вспомнил о своей курсовой по истории, которая называлась «Краткий очерк истории парламентаризма в России», тогда он случайно нашёл папку с надписью «Тихамат»[п. 5]. В ней говорилось о халдейской богине Иштар, ритуальными предметами которой являлись зеркало, маска и мухомор.

Мужем богини мог стать любой житель Вавилона. Для этого он должен был выпить зелье из мухоморов, взойти на зиккурат, по пути разгадывая три загадки.

На следующий день Татарский увидел своего одноклассника Андрея Гиреева, который пригласил Татарского в гости. По приезде Гиреев угостил Татарского сушёными мухоморами. Вскоре «его мысли обрели такую свободу и силу, что он больше не мог их контролировать». Гиреев испугался состояния Татарского и убежал.

Татарский погнался за ним и оказался около заброшенной стройки. Недостроенное здание было похоже на ступенчатый цилиндр с башней наверху, вокруг которого вилась спиральная дорога. Татарский начал подниматься на этот своеобразный зиккурат.

По дороге он нашёл три предмета: пачку из-под сигарет «Парламент», кубинскую монету в три песо с изображением Че Гевары и пластиковую точилку для карандашей в виде телевизора. После этого приключения рекламные концепции стали получаться у Татарского намного легче. Кокаин уже не доставлял Татарскому удовольствия.

Однажды в баре герою продали почтовую марку, пропитанную ЛСД. На следующее утро Татарскому позвонил некий Владимир Ханин и сообщил, что Дмитрия Пугина убили. Приехав в офис Ханина, Татарский увидел над его столом плакат с тремя пальмами на тропическом острове.

Эти пальмы были копией голограммы с пачки «Парламента», которую Татарский нашёл на зиккурате. С этого дня Татарский начал работать в агентстве Ханина «Тайный советчик». Татарского насторожил тот факт, что Ханин знал его настоящее имя.

Гуляя, Татарский увидел магазин с названием «Иштар», там он купил кеды «No name», в другом магазине по пути майку с изображением Че Гевары и планшетку для спиритических сеансов.

Дома Татарский заправил планшетку бумагой и вызвал дух Че Гевары, он хотел узнать что-нибудь новое про рекламу. Планшетка писала всю ночь и выдала текст под заголовком «Идентиализм как высшая стадия дуализма».

В тексте была высказана теория о превращении человека из Homo Sapiens в Homo Zapiens. Тогда же дух Че Гевары сформулировал теорию Вау-импульсов.

Сирруф — существо, изображённое на воротах Иштар в Вавилоне, Вавилен встретил его во время наркотического трипа.

Кроме Татарского, в фирме Ханина работали ещё два криэйтора — Серёжа и Малюта. Через несколько дней Татарский попробовал ЛСД. Пока Вавилен ждал пока марка подействует, решил прочитать папку «Тихамат». На одной из страниц Татарский увидел фотографию древнего барельефа, центральной фигурой которого был Энкиду, который в обеих руках держал нити, на которые были нанизаны люди.

Нить входила человеку в рот и выходила из заднего прохода. Каждая нить оканчивалась колесом. По легенде, люди должны были взбираться по нити, «сперва заглатывая её, а затем попеременно схватываясь за неё ртом и анусом». Внезапно Татарский оказался на улице незнакомого города, над которым поднималась башня, похожая на ступенчатую пирамиду, сияющую ослепительным огнём.

Вокруг стояли люди и неотрывно смотрели на этот огонь. Татарский поднял глаза, и огонь начал притягивать его. Затем Татарский увидел, что это не башня, а огромная человеческая фигура. Когда Татарский пришёл в себя, «в его ушах пульсировало непонятное слово — то ли „сиррукх“, то ли „сирруф“».

Сразу после этого Татарский услышал голос, который назвался сирруфом, он объяснил Татарскому, что, принимая ЛСД или мухоморы, человек выходит за пределы своего мира. Марка, которую съел Татарский, была пропуском в это место.

Сирруф был стражем Вавилонской башни, а то, что видел Татарский, сирруф назвал «тофетом» — местом жертвенного сожжения, где горит пламя потребления, и в котором сгорает идентичность человека. Татарский видел огонь только потому, что съел пропуск, когда большинство людей вместо огня видят только экран телевизора.

Татарский проснулся со страшным похмельем и отправился за пивом. У ларька Татарский встретил Гусейна, который потребовал «отступного», но в это время ему на пейджер позвонил Ханин и приехал на выручку со своей «крышей» — Вовчиком Малым.

Малой заказал Татарскому концепцию русской национальной идеи. Создание такой концепции не получалось у Татарского, не помог даже дух Че Гевары. На следующее утро Татарский узнал, что Вовчика Малого убили во время разборок с чеченцами.

Без «крыши» у Ханина начались проблемы, и ему пришлось закрыть дело. В офисе Ханина Татарский снова встретился с Морковиным, который предложил Татарскому новую работу. Боссом Ханина был Леонид Азадовский, которого на самом деле звали Легион.

Татарский увидел его лежащим посреди кабинета на персидском ковре усыпанным кокаином. Его лицо было знакомо Татарскому, он видел его в различных рекламных роликах на вторых ролях.

Отдел рекламы в этом заведении координировал работу крупных рекламных агентств. Морковин ввёл Татарского в курс дела. Выяснилось, что политиков, которых показывают по телевизору, на самом деле не существует, их создают с помощью сверхмощного компьютера. Чем выше пост виртуального политика, тем лучше 3D графика.

Ельцин получался у них как живой, то же касалось и олигархов. Морковин рассказал, что существует служба «Народная воля», сотрудники которой рассказывают, что они только что видели «вождей». Получалось, что всё в России решали политики и олигархи, созданные 3D-специалистами.

Татарский спросил, на что же всё это опирается, кто определяет курс мировой политики и экономики, но Морковин запретил ему даже думать об этом. Татарского назначили старшим криэйтором в отделе компромата. Вскоре ему дали соавтора, которым оказался Малюта. Через некоторое время Азадовский пригласил Татарского на пикник.

Азадовскому доставляло удовольствие заходить в пивные и слушать, что говорит простой народ. Они посетили пивную недалеко от станции Расторгуево. Там на Татарского наехали бандиты после того, как он невольно раскрыл одного из активистов «Народной воли», и Вавилену пришлось сбежать. После этого он решил навестить Гиреева.

Взяв у того сушёных мухоморов, Татарский отправился на прогулку в лес. Когда мухоморы подействовали, Татарский снова взобрался на башню замороженной стройки, где его посетили некоторые галлюцинации, после чего он заснул.

После этого Татарский оказался голым в помещении глубоко под землёй, чтобы принять участие в странном ритуале. Азадовский поведал Татарскому историю о древней богине, которая хотела стать бессмертной. «И тогда она разделилась на свою смерть и на то, что не хотело умирать».

Между ними началась война, последняя битва которой произошла прямо над этим местом. Когда смерть начала побеждать, другие боги заставили их заключить мир.

Богиню лишили тела, «она стала тем, к чему стремятся все люди», «а её смерть стала хромым псом с пятью лапами, который должен вечно спать в одной далёкой стране на севере». Общество, в которое вступал Татарский, стерегло сон собаки-смерти (по имени Пиздец) и служило богине Иштар.

Главой общества оказался Фасук Карлович Сейфуль-Фарсейкин, известный телеведущий, с которым Татарский частенько встречался, но близко знаком не был. Лоб Татарского помазали собачьей кровью и заставили заглянуть в глаз, через который богиня узнаёт своего земного мужа. Сейчас на должности мужа Иштар состоял Азадовский.

Вдруг за спиной Вавилена задушили Азадовского, таким образом, земным мужем богини стал Татарский. После этого с главного героя сняли цифровую копию, и после этого его основной функцией стало участие во всех клипах и передачах. Мужем Иштар стала 3D-модель Татарского.

Во время сканирования Татарскому в голову пришла идея, что всё поколение «Пепси» и есть та самая собака с пятью лапами. В наследство от Азадовского Татарскому достался маленький телефон с единственной кнопкой в виде золотого глаза. С тех пор лицо Татарского мелькало во всех рекламных клипах и телевизионных репортажах.

Источник: https://KnigoPoisk.org/books/viktor_pelevin_generation_p

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector