Краткое содержание шеридан школа злословия точный пересказ сюжета за 5 минут

“Школа злословия” Шеридана в кратком изложении

Краткое содержание Шеридан Школа злословия точный пересказ сюжета за 5 минут

Пьеса открывается сценой в салоне великосветской интриганки леди Снируэл, которая обсуждает со своим наперсником Снейком последние достижения на поприще аристократических козней.

Эти достижения измеряются числом погубленных репутаций, расстроенных свадеб, запущенных в обращение невероятных слухов и так далее. Салон леди Снируэл – святая святых в школе злословия, и туда допущены лишь избранные.

Сама, “уязвленная в ранней молодости ядовитым жалом клеветы”, хозяйка салона теперь не знает “большего наслаждения”, чем порочить других.

На этот раз собеседники избрали жертвой одно весьма почтенное семейство. Сэр Питер Тизл был опекуном двух братьев Сэрфесов и в то же время воспитывал приемную дочь Марию. Младший брат, Чарлз Сэрфес, и Мария полюбили друг друга. Этот-то союз и задумала разрушить леди Снируэл, не дав довести дело до свадьбы.

На вопрос Снейка она разъясняет подоплеку дела: в Марию – или ее приданое – влюблен старший Сэрфес, Джозеф, который и прибег к помощи опытной клеветницы, встретив в брате счастливого соперника. Сама же леди Снируэл питает сердечную слабость к Чарлзу и готова многим пожертвовать, чтобы завоевать его. Она дает обоим братьям трезвые характеристики. Чарлз -“гуляка” и “расточитель”.

Джозеф -“хитрый, себялюбивый, коварный человек”, “сладкоречивый плут”, в котором окружающие видят

чудо нравственности, тогда как брата порицают.

Вскоре в гостиной появляется сам “сладкоречивый плут” Джозеф Сэрфес, а за ним Мария. В отличие от хозяйки Мария не терпит сплетен. Поэтому она с трудом выносит общество признанных мастеров злословия, которые приходят с визитом.

Это миссис Кэндэр, сэр Бэкбайт и мистер Крэбтри. Несомненно, основное занятие этих персонажей – перемывание косточек ближним, причем они владеют и практикой и теорией этого искусства, что немедленно и демонстрируют в своей болтовне.

Естественно, достается и Чарлзу Сэрфесу, финансовое положение которого, по общему мнению, совершенно плачевно.

Сэр Питер Тизл тем временем узнает от своего друга, бывшего дворецкого отца Сэрфесов Раули, что из Ост-Индии приехал дядя Джозефа и Чарлза – сэр Оливер, богатый холостяк, на наследство которого надеются оба брата.

Сам сэр Питер Тизл женился всего за полгода до излагаемых событий на юной особе из провинции. Он годится ей в отцы. Переехав в Лондон, новоиспеченная леди Тизл немедленно стала обучаться светскому искусству, в том числе исправно посещать салон леди Снируэл. Джозеф Сэрфес расточал здесь ей немало комплиментов, стремясь заручиться ее поддержкой при своем сватовстве к Марии.

Однако леди Тизл приняла молодого человека за своего пылкого поклонника. Застав Джозефа на коленях перед Марией, леди Тизл не скрывает своего удивления. Чтобы исправить оплошность, Джозеф уверяет леди Тизл, что влюблен в нее и лишь опасается подозрений сэра Питера, а в довершение разговора приглашает леди Тизл к себе домой -“взглянуть на библиотеку”.

Про себя Джозеф досадует, что попал “в прекурьезное положение”.

Сэр Питер действительно ревнует жену – но не к Джозефу, о котором он самого лестного мнения, а к Чарлзу. Компания клеветников постаралась погубить репутацию молодого человека, так что сэр Питер не желает даже видеться с Чарлзом и запрещает встречаться с ним Марии. Женившись, он потерял покой.

Леди Тизл проявляет полную самостоятельность и отнюдь не щадит кошелек мужа. Круг ее знакомых тоже его весьма огорчает. “Милая компания! – замечает он о салоне леди Снируэл.

– Иной бедняга, которого вздернули на виселицу, за всю жизнь не сделал столько зла, сколько эти разносчики лжи, мастера клеветы и губители добрых имен”.

Итак, почтенный джентльмен пребывает в изрядном смятении чувств, когда к нему приходит в сопровождении Раули сэр Оливер Сэрфес. Он еще никого не известил о своем прибытии в Лондон после пятнадцатилетнего отсутствия, кроме Раули и Тизла, старых друзей, и теперь спешит навести от них справки о двух племянниках, которым прежде помогал издалека.

Мнение сэра Питера Тизла твердо: за Джозефа он “ручается головой”, что же касается Чарлза – то это “беспутный малый”. Раули, однако, не согласен с такой оценкой. Он убеждает сэра Оливера составить собственное суждение о братьях Сэрфес и “испытать их сердца”. А для этого прибегнуть к маленькой хитрости…

Итак, Раули задумал мистификацию, в курс которой он вводит сэра Питера и сэра Оливера. У братьев Сэрфес есть дальний родственник мистер Стенли, терпящий сейчас большую нужду.

Когда он обратился к Чарлзу и Джозефу с письмами о помощи, то первый, хотя и сам почти разоренный, сделал для него все, что смог, тогда как второй отделался уклончивой отпиской. Теперь Раули предлагает сэру Оливеру лично прийти к Джозефу под видом мистера Стенли – благо что никто не знает его в лицо. Но это еще не все.

Раули знакомит сэра Оливера с ростовщиком, который ссужает Чарлза деньгами под проценты, и советует прийти к младшему племяннику вместе с этим ростовщиком, притворившись, что по его просьбе готов выступить в роли кредитора. План принят.

Правда, сэр Питер убежден, что ничего нового этот опыт не даст, – сэр Оливер лишь получит подтверждение в добродетельности Джозефа и легкомысленном мотовстве Чарлза. Первый визит – в роди лжекредитора мистера Примиэма – сэр Оливер наносит Чарлзу.

Его сразу ожидает сюрприз – оказывается, Чарлз живет в старом отцовском доме, который он… купил у Джозефа, не допустив, чтобы родное жилище пошло с молотка. Отсюда и начались его беды. Теперь в доме не осталось практически ничего, кроме фамильных портретов. Именно их он и предполагает продать через посредство ростовщика.

Чарлз Сэрфес впервые предстает нам в веселой компании друзей, которые коротают время за бутылкой вина и игрой в кости. За первой его репликой угадывается человек ироничный и лихой: “…Мы живем в эпоху вырождения.

Многие наши знакомые – люди остроумные, светские; но, черт их подери, они не пьют!” Друзья охотно подхватывают эту тему. В это время и приходит ростовщик с “мистером Примиэмом”. Чарлз спускается к ним и начинает убеждать в своей кредитоспособности, ссылаясь на богатого ост-индского дядюшку.

Когда он уговаривает посетителей, что здоровье дядюшки совсем ослабло “от тамошнего климата”, сэр Оливер приходит в тихую ярость. Еще больше его бесит готовность племянника расстаться с фамильными портретами. “Ах, расточитель!” – шепчет он в сторону.

Чарлз же лишь посмеивается над ситуацией: “Когда человеку нужны деньги, то где же, к черту, ему их раздобыть, если он начнет церемониться со своими же родственниками?”

Чарлз с другом разыгрывают перед “покупателями” шуточный аукцион, набивая цену усопшим и здравствующим родственникам, портреты которых быстро идут с молотка. Однако когда дело доходит до старого портрета самого сэра Оливера, Чарлз категорически отказывается его продать.

“Нет, дудки! Старик был очень мил со мной, и я буду хранить его портрет, пока у меня есть комната, где его приютить”. Такое упрямство трогает сердце сэра Оливера. Он все больше узнает в племяннике черты его отца, своего покойного брата. Он убеждается, что Чарлз ветрогон, но добрый и честный по натуре.

Сам же Чарлз, едва получив деньги, спешит отдать распоряжение о посылке ста фунтов мистеру Стенли. С легкостью совершив это доброе дело, молодой прожигатель жизни вновь садится за кости.

В гостиной у Джозефа Сэрфеса тем временем развивается пикантная ситуация. К нему приходит сэр Питер, чтобы пожаловаться на жену и на Чарлза, которых он подозревает в романе. Само по себе это было бы нестрашно, если бы здесь же в комнате за ширмой не пряталась леди Тизл, которая пришла еще раньше и не успела вовремя уйти.

Джозеф всячески пытался склонить ее “пренебречь условностями и мнением света”, однако леди Тизл разгадала его коварство. В разгар беседы с сэром Питером слуга доложил о новом визите – Чарлза Сэрфеса. Теперь наступил черед прятаться сэру Питеру.

Он кинулся было за ширму, но Джозеф поспешно предложил ему чулан, нехотя объяснив, что за ширмой уже место занято некоей модисточкой. Разговор братьев таким образом происходит в присутствии спрятанных по разным углам супругов Тизл, отчего каждая реплика окрашивается дополнительными комическими оттенками.

В результате подслушанного разговора сэр Питер полностью отказывается от своих подозрений по поводу Чарлза и убеждается, напротив, в его искренней любви к Марии. Каково же его изумление, когда в конце концов в поисках “модистки” Чарлз опрокидывает ширму, и за ней – о проклятие! – обнаруживается леди Тизл.

После немой сцены она мужественно говорит супругу, что пришла сюда, поддавшись “коварным увещеваниям” хозяина. Самому же Джозефу остается лишь лепетать что-то в свое оправдание, призывая все доступное ему искусство лицемерия.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов мамина-сибиряка за 2 минуты

Вскоре интригана ждет новый удар – в расстроенных чувствах он нагло выпроваживает из дома бедного просителя мистера Стенли, а через некоторое время выясняется, что под этой маской скрывался сам сэр Оливер! Теперь он убедился, что в Джозефе нет “ни честности, ни доброты, ни благодарности”. Сэр Питер дополняет его характеристику, называя Джозефа низким, вероломным и лицемерным. Последняя надежда Джозефа – на Снейка, который обещал свидетельствовать, что Чарлз клялся в любви леди Снируэл. Однако в решающий момент и эта интрига лопается. Снейк застенчиво сообщает при всех, что Джозеф и леди Снируэл “заплатили крайне щедро за эту ложь, но, к сожалению”, ему затем “предложили вдвое больше за то, чтобы сказать правду”. Этот “безукоризненный мошенник” исчезает, чтобы и дальше пользоваться своей сомнительной репутацией.

Чарлз становится единственным наследником сэра Оливера и получает руку Марии, весело обещая, что больше не собьется с правильного пути. Леди Тизл и сэр Питер примиряются и понимают, что вполне счастливы в браке.

Леди Снируэл и Джозефу остается лишь грызться друг с другом, выясняя, кто из них проявил большую “жадность к злодейству”, отчего проиграло все хорошо задуманное дело.

Они удаляются под насмешливый совет сэра Оливера пожениться: “Постное масло и уксус – ей-богу, отлично получилось бы вместе”.

Что касается прочей “коллегии сплетников” в лице мистера Бэкбайта, леди Кэндэр и мистера Крэбтри, несомненно, они утешены богатой пищей для пересудов, которую подучили в результате всей истории.

Уже в их пересказах сэр Питер, оказывается, застал Чарлза с леди Тизл, схватил пистолет -“и они выстрелили друг в друга… почти одновременно”. Теперь сэр Питер лежит с пулей в грудной клетке и к тому же пронзен шпагой.

“Но что удивительно, пуля ударила в маленького бронзового Шекспира на камине, отскочила под прямым углом, пробила окно и ранила почтальона, который как раз подходил к дверям с заказным письмом из Нортхэмптоншира”! И неважно, что сам сэр Питер, живой и здоровый, обзывает сплетников фуриями и гадюками. Они щебечут, выражая ему свое глубочайшее сочувствие, и с достоинством раскланиваются, зная, что их уроки злословия будут длиться еще очень долго.

Источник: https://ukrtvir.com.ua/shkola-zlosloviya-sheridana-v-kratkom-izlozhenii/

Ричард Б. Шеридан – Школа Злословия

Пьеса открывается сценой в салоне великосветской интриганки леди Снируэл, которая обсуждает сосвоим наперсником Снейком последние достижения на поприще аристократических козней. Этидостижения измеряются числом погубленных репутаций, расстроенных свадеб, запущенных в обращениеневероятных слухов и так далее.

Салон леди Снирэл — святая святых в школе злословия, и тудадопущены лишь избранные. Сама, «уязвленная в ранней молодости ядовитым жалом клеветы», хозяйкасалона теперь не знает «большего наслаждения», чем порочить других.На этот раз собеседники избрали жертвой одно весьма почтенное семейство. Сэр Питер Тизл былопекуном двух братьев Сэрфесов и в то же время воспитывал приемную дочь Марию.

Младший брат, ЧарлзСэрфес, и Мария полюбили друг друга. Этот-то союз и задумала разрушить леди Снируэл, не дав довестидело до свадьбы. На вопрос Снейка она разъясняет подоплеку дела: в Марию — или её приданое —влюблен старший Сэрфес, Джозеф, который и прибег к помощи опытной клеветницы, встретив в братесчастливого соперника.

Сама же леди Снируэл питает сердечную слабость к Чарлзу и готова многимпожертвовать, чтобы завоевать его. Она дает обоим братьям трезвые характеристики. Чарлз —«гуляка» и «расточитель». Джозеф — «хитрый, себялюбивый, коварный человек», «сладкоречивый плут»,в котором окружающие видят чудо нравственности, тогда как брата порицают.

Вскоре в гостиной появляется сам «сладкоречивый плут» Джозеф Сэрфес, а за ним Мария. В отличие отхозяйки Мария не терпит сплетен. Поэтому она с трудом выносит общество признанных мастеровзлословия, которые приходят с визитом. Это миссис Кэндэр, сэр Бэкбайт и мистер Крэбтри.

Несомненно,основное занятие этих персонажей — перемывание косточек ближним, причем они владеют и практикойи теорией этого искусства, что немедленно и демонстрируют в своей болтовне. Естественно,достается и Чарлзу Сэрфесу, финансовое положение которого, по общему мнению, совершенноплачевно.

Сэр Питер Тизл тем временем узнает от своего друга, бывшего дворецкого отца Сэрфесов Раули, чтоиз Ост-Индии приехал дядя Джозефа и Чарлза — сэр Оливер, богатый холостяк, на наследство которогонадеются оба брата.Сам сэр Питер Тизл женился всего за полгода до излагаемых событий на юной особе из провинции. Онгодится ей в отцы.

Переехав в Лондон, новоиспеченная леди Тизл немедленно стала обучатьсясветскому искусству, в том числе исправно посещать салон леди Снируэл. Джозеф Сэрфес расточалздесь ей немало комплиментов, стремясь заручиться её поддержкой при своем сватовстве к Марии.Однако леди Тизл приняла молодого человека за своего пылкого поклонника.

Застав Джозефа наколенях перед Марией, леди Тизл не скрывает своего удивления. Чтобы исправить оплошность, Джозефуверяет леди Тизл, что влюблен в нее и лишь опасается подозрений сэра Питера, а в довершениеразговора приглашает леди Тизл к себе домой — «взглянуть на библиотеку». Про себя Джозефдосадует, что попал «в прекурьезное положение».

Сэр Питер действительно ревнует жену — но не к Джозефу, о котором он самого лестного мнения, а кЧарлзу. Компания клеветников постаралась погубить репутацию молодого человека, так что сэр Питерне желает даже видеться с Чарлзом и запрещает встречаться с ним Марии. Женившись, он потерял покой.Леди Тизл проявляет полную самостоятельность и отнюдь не щадит кошелек мужа.

Круг её знакомыхтоже его весьма огорчает. «Милая компания! — замечает он о салоне леди Снируэл. — Иной бедняга,которого вздернули на виселицу, за всю жизнь не сделал столько зла, сколько эти разносчики лжи,мастера клеветы и губители добрых имен».Итак, почтенный джентльмен пребывает в изрядном смятении чувств, когда к нему приходит всопровождении Раули сэр Оливер Сэрфес.

Он еще никого не известил о своем прибытии в Лондон послепятнадцатилетнего отсутствия, кроме Раули и Тизла, старых друзей, и теперь спешит навести от нихсправки о двух племянниках, которым прежде помогал издалека.Мнение сэра Питера Тизла твердо: за Джозефа он «ручается головой», что же касается Чарлза — тоэто «беспутный малый». Раули, однако, не согласен с такой оценкой.

Он убеждает сэра Оливерасоставить собственное суждение о братьях Сэрфес и «испытать их сердца». А для этого прибегнуть кмаленькой хитрости…Итак, Раули задумал мистификацию, в курс которой он вводит сэра Питера и сэра Оливера. У братьевСэрфес есть дальний родственник мистер Стенли, терпящий сейчас большую нужду.

Когда он обратилсяк Чарлзу и Джозефу с письмами о помощи, то первый, хотя и сам почти разоренный, сделал для него все,что смог, тогда как второй отделался уклончивой отпиской. Теперь Раули предлагает сэру Оливерулично прийти к Джозефу под видом мистера Стенли — благо что никто не знает его в лицо. Но это еще невсе.

Раули знакомит сэра Оливера с ростовщиком, который ссужает Чарлза деньгами под проценты, исоветует прийти к младшему племяннику вместе с этим ростовщиком, притворившись, что по егопросьбе готов выступить в роли кредитора. План принят.

Правда, сэр Питер убежден, что ничего новогоэтот опыт не даст, — сэр Оливер лишь получит подтверждение в добродетельности Джозефа илегкомысленном мотовстве Чарлза. Первый визит — в роди лжекредитора мистера Примиэма — сэрОливер наносит Чарлзу.

Его сразу ожидает сюрприз — оказывается, Чарлз живет в старом отцовскомдоме, который он… купил у Джозефа, не допустив, чтобы родное жилище пошло с молотка. Отсюда иначались его беды. Теперь в доме не осталось практически ничего, кроме фамильных портретов. Именноих он и предполагает продать через посредство ростовщика.

Чарлз Сэрфес впервые предстает нам в веселой компании друзей, которые коротают время забутылкой вина и игрой в кости. За первой его репликой угадывается человек ироничный и лихой: «…Мыживем в эпоху вырождения. Многие наши знакомые — люди остроумные, светские; но, черт их подери, онине пьют!» Друзья охотно подхватывают эту тему. В это время и приходит ростовщик с «мистеромПримиэмом».

Читайте также:  Краткое содержание ломоносов пётр великий точный пересказ сюжета за 5 минут

Чарлз спускается к ним и начинает убеждать в своей кредитоспособности, ссылаясь набогатого ост-индского дядюшку. Когда он уговаривает посетителей, что здоровье дядюшки совсемослабло «от тамошнего климата», сэр Оливер приходит в тихую ярость. Еще больше его беситготовность племянника расстаться с фамильными портретами. «Ах, расточитель!» — шепчет он всторону.

Чарлз же лишь посмеивается над ситуацией: «Когда человеку нужны деньги, то где же, к черту,ему их раздобыть, если он начнет церемониться со своими же родственниками?»Чарлз с другом разыгрывают перед «покупателями» шуточный аукцион, набивая цену усопшим издравствующим родственникам, портреты которых быстро идут с молотка.

Однако когда дело доходит достарого портрета самого сэра Оливера, Чарлз категорически отказывается его продать. «Нет, дудки!Старик был очень мил со мной, и я буду хранить его портрет, пока у меня есть комната, где егоприютить». Такое упрямство трогает сердце сэра Оливера. Он все больше узнает в племяннике чертыего отца, своего покойного брата.

Он убеждается, что Чарлз ветрогон, но добрый и честный по натуре.Сам же Чарлз, едва получив деньги, спешит отдать распоряжение о посылке ста фунтов мистеру Стенли.С легкостью совершив это доброе дело, молодой прожигатель жизни вновь садится за кости.В гостиной у Джозефа Сэрфеса тем временем развивается пикантная ситуация.

К нему приходит сэрПитер, чтобы пожаловаться на жену и на Чарлза, которых он подозревает в романе. Само по себе этобыло бы нестрашно, если бы здесь же в комнате за ширмой не пряталась леди Тизл, которая пришла ещераньше и не успела вовремя уйти. Джозеф всячески пытался склонить её «пренебречь условкостями имнением света», однако леди Тизл разгадала его коварство.

В разгар беседы с сэром Питером слугадоложил о новом визите — Чарлза Сэрфеса. Теперь наступил черед прятаться сэру Питеру. Он кинулсябыло за ширму, но Джозеф поспешно предложил ему чулан, нехотя объяснив, что за ширмой уже местозанято некоей модисточкой.

Разговор братьев таким образом происходит в присутствии спрятанных поразным углам супругов Тизл, отчего каждая реплика окрашивается дополнительными комическимиоттенками. В результате подслушанного разговора сэр Питер полностью отказывается от своихподозрений по поводу Чарлза и убеждается, напротив, в его искренней любви к Марии.

Каково же егоизумление, когда в конце концов в поисках «модистки» Чарлз опрокидывает ширму, и за ней — опроклятие! — обнаруживается леди Тизл. После немой сцены она мужественно говорит супругу, чтопришла сюда, поддавшись «коварным увещеваниям» хозяина. Самому же Джозефу остается лишь лепетатьчто-то в свое оправдание, призывая все доступное ему искусство лицемерия.Вскоре интригана ждет новый удар — в расстроенных чувствах он нагло выпроваживает из домабедного просителя мистера Стенли, а через некоторое время выясняется, что под этой маскойскрывался сам сэр Оливер! Теперь он убедился, что в Джозефе нет «ни честности, ни доброты, ниблагодарности». Сэр Питер дополняет его характеристику, называя Джозефа низким, вероломным илицемерным. Последняя надежда Джозефа — на Снейка, который обещал свидетельствовать, что Чарлзклялся в любви леди Снируэл. Однако в решающий момент и эта интрига лопается. Снейк застенчивосообщает при всех, что Джозеф и леди Снируэл «заплатили крайне щедро за эту ложь, но, к сожалению»,ему затем «предложили вдвое больше за то, чтобы сказать правду». Этот «безукоризненный мошенник»исчезает, чтобы и дальше пользоваться своей сомнительной репутацией.Чарлз становится единственным наследником сэра Оливера и получает руку Марии, весело обещая,что больше не собьется с правильного пути. Леди Тизл и сэр Питер примиряются и понимают, что вполнесчастливы в браке. Леди Снируэл и Джозефу остается лишь грызться друг с другом, выясняя, кто из нихпроявил большую «жадность к злодейству», отчего проиграло все хорошо задуманное дело. Ониудаляются под насмешливый совет сэра Оливера пожениться: «Постное масло и уксус — ей-богу,

отлично получилось бы вместе».Что касается прочей «коллегии сплетников» в лице мистера Бэкбайта, леди Кэндэр и мистераКрэбтри, несомненно, они утешены богатой пищей для пересудов, которую подучили в результате всейистории.

Уже в их пересказах сэр Питер, оказывается, застал Чарлза с леди Тизл, схватил пистолет —«и они выстрелили друг в друга… почти одновременно». Теперь сэр Питер лежит с пулей в груднойклетке и к тому же пронзен шпагой.

«Но что удивительно, пуля ударила в маленького бронзовогоШекспира на камине, отскочила под прямым углом, пробила окно и ранила почтальона, который как разподходил к дверям с заказным письмом из Нортхэмптоншира»! И неважно, что сам сэр Питер, живой издоровый, обзывает сплетников фуриями и гадюками. Они щебечут, выражая ему свое глубочайшеесочувствие, и с достоинством раскланиваются, зная, что их уроки злословия будут длиться еще оченьдолго.

На нашем сайте Вы найдете значение “Ричард Б. Шеридан – Школа Злословия” в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Ричард Б. Шеридан – Школа Злословия, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква “Р”. Общая длина 63 символа

Источник: http://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1398104-richard-b-sheridan—shkola-zlosloviya

43. Комедия Р. Шеридана «Школа злословия»: проблематика, система образов и приёмы их создания

Комедия Р. Шеридана «Школа злословия»: проблематика, система образов и приёмы их создания. 

В противовес комедии сентиментальной, пьеса Шеридана отстаивает принципы «веселой комедии», в художественных образах претворяя мысли трактата Голдсмита «О сентиментальной и веселой комедии».

При всей беззаботности и непритязательности морали «Соперников» очевидно желание автора не только повеселить зрителей, но и воспитать в них уважение к естественным чувствам, к искреннему мужеству и бескорыстию.

Этой цели отвечает и самая знаменитая комедия Шеридана «Школа злословия». Она прочно вошла в число тех вечных пьес, которые исчезают из репертуара, одного театра, чтобы тут же появиться на сцене другого.

Бьющее через край остроумие, непринужденная вереница блестящих сцен, осмеивающих святая святых Англии — высшее общество с его беспринципностью, алчностью и лицемерием, имеют, в сущности, просветительское назначение. Нельзя отделять Шеридана-комедиографа (1770-е гг.) от Шеридана-политика (1780-е гг.).

Хотя во времени эти сферы его деятельности не совпадают, они отвечают единой потребности способствовать моральному очищению своей страны, ее благу.

Пьеса направлена против духовного безобразия, убожества и лицемерия высших кругов.

Парадоксальность и острота комедии заключаются в том, что предметом разоблачения и осмеяния в ней становятся насмешники, губители чужих репутаций, с профессиональной изощренностью издевающиеся над достоинством и честью людей.

Салон леди Снируэл, объединяющий клеветников всех мастей, из тех, что убивают не оружием, а словом, не в честном бою, а из-за угла, — это фон, на котором разыгрывается действие пьесы.

Сатирически изображая мастеров злословия, Шеридан обрушивается на вполне реальное и широко распространенное социальное бедствие: журналы и газеты того времени, не говоря уже о светских гостиных, были полны скрытой внутренней борьбы за власть, за политический перевес — хитроумных интриг, в которых погибала честь и доброе имя противника. Печальную известность в этом приобрел «Журнал джентльмена», рассадник зловещих слухов и анонимных обвинений. Реальную опасность подобных изданий испытал на себе несколько десятилетий спустя Байрон, которого устные и письменные поношения изгнали из родной страны.

Блестяще обрисованный фон комедии не пассивен. Он тесно связан со всем действием пьесы.

Завсегдатаи салона Снируэл развращают леди Тизл, молодую неискушенную жену старого доброго сэра Питера, преследуют клеветой и едва не губят репутацию Марии, беззащитной воспитанницы семейства Тизлов.

Как говорит один из немногих положительных персонажей пьесы, «иной бедняга, которого вздернули на виселице, за всю свою жизнь не сделал столько зла, сколько эти разносчики лжи, мастера клеветы и губители добрых имен».

Братья Сэрфес — Джозеф и Чарлз — противостоят друг другу и как соперники в любви (взаимное чувство соединяет Чарлза с Марией, которую ради денег жаждет заполучить в жены Джозеф), и как соперники в расположении богатого дядюшки Оливера, от которого зависит их материальное благополучие.

Противостоят они друг другу и как контрастные нравственные типы: Джозеф -злодей и тайный сластолюбец, но провозглашает только самые возвышенные принципы, придавая им безапелляционную форму моральных сентенций; Чарлз, напротив, не скрывает своего легкомыслия, мотовства, беспутства, страсти к азартной игре, но верен доброте и отзывчивости, которые, по убеждению просветителей, составляют истинную сущность человеческой природы.

Читайте также:  Краткое содержание островский гроза точный пересказ сюжета за 5 минут

Искусство драматурга заключается в умелом сопряжении всех линий пьесы — истории супругов Тизлов, истории братьев Сэрфесов и «подвигов» школы злословия. При ограниченном круге персонажей все они оказываются тесно — и очень естественно — связаны друг с другом.

Даже негласная председательница клеветников леди Снируэл имеет свой, отнюдь не бескорыстный интерес к главным героям: она распускает ложные слухи о связи леди Тизл с Чарлзом, чтобы разлучить его с Марией и добиться его любви; она же научает всех повторять всюду о привязанности Марии к Джозефу, чтобы тем вернее избавиться от ненавистной соперницы.

Искусство комедиографа сказывается и в непрерывном, стремительном развитии действия, его концентрации в нескольких мастерски построенных сценах, давно утвердившихся в истории европейского классического репертуара. Одна из них — сцена испытания Чарлза Сэрфеса, к которому сэр Оливер является под видом ростовщика.

Он готов дать молодому моту огромную ссуду под залог портретов предков. Чарлз с веселыми и грубыми шутками продает все, кроме портрета самого Оливера, которому хранит благодарность и преданность.

В построенной по принципу контраста сцене Джозеф с самой изысканной учтивостью отказывает в денежной помощи разорившемуся родственнику, обличие которого также принял сэр Оливер. Так выясняется, что стоит за внешним, «поверхностным» поведением обоих братьев.

  Кульминацией пьесы является знаменитая «сцена с ширмой», за которой Джозеф прячет явившуюся к нему на свидание леди Тизл, когда в комнате неожиданно появляются сэр Питер Тизл и Чарлз. Непредвиденные повороты в развитии действия, — эффектные смены декораций и персонажей, фейерверк острот придают пьесе особый блеск.

Напряженный интерес поддерживается до последней сцены, которая тоже заключает сюрприз: злобные интриги леди Снируэл и ее окружения разоблачены ее «верным» слугой Снейком, и зло, как ни парадоксально, становится орудием добра и благополучного решения конфликта.

Слабее всего в пьесе положительные образы — Мария, сэр Оливер; они бесцветны и традиционны.

Комедия вообще многим обязана традиции: здесь есть немало ситуаций, заимствованных у Мольера (так, сцена разоблачения Джозефа напоминает соответствующую сцену «Тартюфа»), у комедиографов эпохи Реставрации, у Филдинга (контраст между братьями — мнимо добродетельным злодеем и ветреным, но добрым повесой). Вполне согласуются с традицией и «говорящие» имена персонажей: Сэрфес означает «поверхность», Снируэл — «насмешница», Снейк — «змея» и т. п. 

Источник: http://studhelps.blogspot.com/2013/07/43sheridan.html

Книга Школа злословия читать онлайн бесплатно, автор Ричард Шеридан на Fictionbook

Скачать полностью

   Сэр Питер Тизл.

   Сэр Оливер Сэрфэс

   Сэр Гарри Бэмпэр

   Сэр Бэнджамэн Бэкбайт.

   Джозэф Сэрфэс.

   Чарльз Сэрфэс.

   Кэйрлесс.

   Снэйк.

   Крэбтри.

   Раули.

   Мозэс.

   Трип.

   Лэди Тизл.

   Лэди Снируэл.

   Миссис Кэндэр.

   Мария.

   Джентльмэны, горничная и слуги.

   Место действия – Лондон.

Пролог, написанный мистером Гарриком.[4]4   Гаррик – известный актер эпохи Шеридана, директор лондонского театра Друри-Лэйн, где впервые была поставлена «Школа злословия».

[Закрыть]

(Отхлебывает.)

(отхлебывает)

(Отхлебывает.)

(отхлебывает),

Действие I

Сцена I

Уборная лэди Снируэл.

Лэди Снируэл за туалетом. Снэйк пьет шоколад.

   Лэди Снируэл. Итак, м-р Снэйк, все напечатано?

   Снэйк.

Да, милэди; я сам переписывал измененным почерком, так что никто и не догадается, откуда все это идет.

   Лэди Снируэл. А что, распустили вы слух о связи лэди Бритл с капитаном Бостол?

   Снэйк.

Я повел это так тонко, что лучше и желать нельзя. Если все пойдет нормально, то, я думаю, слух достигнет до ушей м-с Клаккит в двадцать четыре часа, а уж тогда, вы знаете, – дело сделано.

   Лэди Снируэл. Да, это верно: у миссис Клаккит большой талант и много усердия.

   Снэйк.

Совершенно справедливо, миледи; и до сих пор действовала она не без успеха.

По моим сведениям из-за нее расстроилось шесть свадеб, три сына лишились наследства, случилось четыре скандальных побега и столько же арестов, девять супружеских пар разъехались и две развелись.

Кроме того, в журнале «Столица и провинция» она печатает происходившие tête-à-tête разговоры людей, которые даже и в глаза друг друга не видели. Я не раз ее на этом ловил.

   Лэди Снируэл. Да, конечно, она талантлива, но грубовата.

   Снэйк.

Совершенно справедливо. Вообще она описывает недурно, язык у ней свободный и смелое воображение; но краски она кладет слишком густо и часто хватает через край. Ей недостает той мягкости колорита, той приятной, веселости, какою отличается злословие вашего сиятельства.

   Лэди Снируэл. Вы пристрастны, Снэйк.

   Снэйк.

Нимало. Лэди Снируэл словом или взглядом выразит больше, чем иные подробнейшим описанием, хотя бы на их стороне и была крупица истины. Это всем известно.

   Лэди Снируэл. Да, милейший Снэйк; без всякой ложной скромности, я скажу, что удовлетворена своими успехами. В юности и меня ранил ядовитый язык сплетни, и с той поры я не знаю наслаждения выше, чем доводить репутацию других до уровня моей собственной.

   Снэйк.

Это вполне понятно. Но знаете, лэди Снируэл, что касается последнего вашего поручения, то тут, признаюсь, ваши намерения мне не ясны.

   Лэди Снируэл. А, это насчет моего соседа, сэра Питера Тизл и его семейства?

   Снэйк.

Вот, вот! Речь идет о двух молодых людях, для которых сэр Питер со времени смерти их отца был как бы опекуном; у старшего – превосходный характер, и о нем говорят только хорошее; младший – самый распущенный и сумасбродный юноша во всем королевстве; у него нет ни друзей, ни доброго имени; первый – ваш призванный поклонник и, видимо, пользуется вашею благосклонностью; второй влюблен в Марию, воспитанницу сэра Питера, и бесспорно любим ею. При таких обстоятельствах для меня совершенно непонятно, почему бы вам, имеющей после смерти мужа хорошее имя и хорошее состояние, не вступить в союз с человеком, имеющим такую репутацию и будущность, словом – с м-ром Сэрфэсом. И еще более непонятно, почему это для вас так важно расстроить взаимную привязанность его брата Чарльза и Марии.

   Лэди Снируэл. Ну, чтобы сразу же объяснить эту тайну, я должна сказать вам, что в моих отношениях к м-ру Сэрфэсу любовь совершенно не при чем.

   Снэйк.

Нет!

   Лэди Снируэл. На самом деле – он влюблен в Марию, или в ее приданое. Но он нашел счастливого соперника в своем брате, и ему пришлось замаскировать свои намерения, а также прибегнуть к моей помощи.

   Снэйк.

И все-таки для меня остается загадкой, почему вы заинтересованы в его успехе.

   Лэди Снируэл. Боже, как вы бестолковы! Неужели же вы не можете догадаться о слабости, которую я из стыда до сих пор скрывала даже от вас? Не прикажете ли мне сознаться, что только ради Чарльза, – ради этого гуляки, этого сумасброда, потерявшего состояние и репутацию, – я так беспокоюсь и злюсь? Я всем готова пожертвовать, чтобы только завладеть им.

   Снэйк.

Ну, вот, теперь ваша тактика мне понятна. Но что же вас так сблизило с м-ром Сэрфэсом?

   Лэди Снируэл. Наша взаимная выгода. Я давно разгадала его. Я знаю, что он ловок, себялюбив и зол, короче, это – умный плут, тогда как сэр Питер и все знакомые Джозэфа Сэрфэса считают его чудом ума и доброты.

   Снэйк.

Да, сэр Питер уверяет, что нет ему равного во всей Англии; особенно расхваливает его, как человека высокой морали.

   Лэди Снируэл. Вот этой самой моралью и своим ханжеством м-р Сэрфэс совсем покорил старика, и тот выдаст за него Марию. А у бедного Чарльза нет ни одного друга в доме, но я боюсь, у него сильный друг в сердце Марии, – против нее-то мы и должны направить нашу атаку.

Входит слуга.

   Слуга. М-р Сэрфэс.

   Лэди Снируэл. Проси. (Слуга уходит.) Он всегда является примерно в этот час. Не удивительно, что его считают моим любовником.

Входит Джозэфф Сэрфэс.

   Джоээф Сэрфэс. Дорогая лэди Снируэл, как ваше здоровье? М-р Снэйк, рад вас видеть.

Источник: https://fictionbook.ru/author/richard_sheridan/shkola_zlosloviya/read_online.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector