Краткое содержание слуга двух господ гольдони точный пересказ сюжета за 5 минут

Слуга двух господ

Краткое содержание Слуга двух господ Гольдони точный пересказ сюжета за 5 минут

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Пролог

Уличные музыканты собираются вместе, чтобы помочь знатному господину исполнить серенаду для своей возлюбленной. Появляется вельможа – это Флориндо. Все вместе они отправляются в сад прелестной Беатриче.

Картина первая

Ночь в Турине. Сад богатого горожанина Федериго Распони. Здесь он живет со своей сестрой Беатриче, которую ревниво охраняет от посторонних взглядов. Бесшумно появляются музыканты. Под звуки серенады Флориндо признается в любви к Беатриче.

Услышав голос возлюбленного, Беатриче спускается в сад и попадает в объятия Флориндо. Неожиданно появляется Федериго. Испуганные влюбленные просят благословить их. Федериго приходит в ярость и, обнажив шпагу, требует, чтобы Флориндо защищался. На помощь Федериго сбегаются слуги. Музыканты помогают Флориндо.

Завязывается драка. Федериго падает замертво. Все в замешательстве. Слуги зовут полицию. Флориндо и музыканты скрываются с места преступления. Вызванные слугами полицейские смело отправляются в погоню за обидчиком. Беатриче в отчаянии.

Поняв, что Федериго приходит в себя и подняв потерянный Флориндо брегет, она надевает его плащ и отправляется на поиски исчезнувшего возлюбленного.
Погоня.

Картина вторая

Центральная площадь Венеции. Яркий летний день. Продавцы цветов, фруктов, купцы хвастаются друг перед другом своим товаром. Молодежь веселится, танцует тарантеллу на балконах и террасах. Знатные горожане угощаются изысканными яствами.

Среди общего веселья выделяется фигура несчастного голодного Труффальдино. Чтобы заработать себе на еду, он забавляет толпу фокусами.В окружении кавалеров на площади появляется Смеральдина – служанка Клариче. Труффальдино поражен ее красотой.

Смеральдина – не прочь ответить ему взаимностью, но, совершив ряд покупок, она удаляется.Спасаясь от погони, в Венецию прибывает Флориндо. Он берет Труффальдино в услужение. Устрови хозяина в гостиницу, Труффальдино возвращается на площадь.

Здесь он встречается с Беатриче, приехавшей в Венецию в поисках Флориндо. Она предлагает ему стать ее слугой. Труффальдино соглашается служить и ей.

По площади торжественно шествует Панталоне, доктор Ломбарди, Клариче и Сильво. Они отправляются подписывать свадебный контракт.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

Зал в доме Панталоне. Сеньор Панталоне выдает свою дочь Клариче замуж за Сильво. Рука Клариче уже была обещена Федериго, но жених в назначенный срок не явился и, спасая честь дочери, Панталоне изменил свое решение. Идут приготовления к свадьбе. Смеральдина в центре предпраздничной суеты.

Появляется Панталоне и обнаруживает, что служанки забыли перевесить портрет и вместо нынешнего жениха – Сильвио, на стене красуется портрет прежнего жениха – Федериго. Девушки едва успевают исправить ошибку, как в зал входит жених и невеста в сопровождении гостей. Среди танцующих появляются Смеральдина и Труффальдино.

Они так увлечены друг другом, что не обращают внимание на окружающих.Неожиданно появляется Беатриче в костюме Федериго. Все в смятении. Панталоне, не желая ссорится с внезапно объявившемся женихом, с которым ранее была помолвлена его дочь, вручает ему руку Клариче. Доктор, отец Сильвио, рассержен и обижен. Сильвио призывает всех быть свидетелями нанесенного им оскорбления.

В дом врываются полицейские, расследующие «убийство» Федериго, но, увидев его живым и здоровым, они удаляются. Беатриче счастлива – она спасла своего любимого.

Сильвио передает Смеральдине записку для Клариче.

Картина вторая

Спальня Клариче. Панталоне пытается уговорить дочь смириться со своей судьбой. Переданная Смеральдиной записка от Сильвио быстро приводит ее в чувство и возвращает хорошее настроение. Входит Беатриче, ей необходимо объясниться с Клариче. Панталоне оставляет их одних. Клариче ничего не желает слушать. Тогда Беатриче сбрасывает мужское платье.

Клариче в изумлении. Девушки сговариваются хранить тайну.Раздается стук в дверь. Беатриче скрывается за занавеской. Вбегает разъяренный Сильвио. Он проклинает неверную возлюбленную. Клариче пытается его успокоить, ног внезапно взгляд Сильвио падает на торчащий из-за занавески мужской сапог. Его подозрения подтверждаются. Клариче уличена в измене.

Сильвио в ярости.

Дуэль. На шум сбегаются слуги. Клариче пытается предотвратить поединок, но Сильвио неумолим. В разгар сражения Сильвио роняет шпагу. Беатриче-Федериго прислоняет к груди острие клинка. Мольбы Клариче заставляют ее смягчиться, и она дарует противнику жизнь.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Двор гостиницы. С одной стороны – вход в комнату Беатриче, с другой – в комнату Флориндо. Обеденный час. Труффальдино пытается услужить двум господам и суетится до изнеможения. Наступает вечер. В лунных потоках света мечтают Беатриче и Флориндо. Каждый из них не подозревает о близком присутствии другого.Утро.

Труффальдино собирается почистить одежду своих господ. Ему помогает Смеральдина. Она по очереди примеряет один наряд за другим, все перепутав. К Беатриче попадает медальон Флориндо, а Флориндо обнаруживает у себя подаренный Беатриче брегет. Испуганный Труффальдино не понимает радости своих господ.

Но Беатриче снимает мужской костюм – тайна раскрыта.

https://www.youtube.com/watch?v=fhGnKZshh8M

К двум счастливым парам – Беатриче и Флориндо, Клариче и Сильвио присоеденяется третья: Труффальдино и Смеральдина. Общему ликованию нет конца.

Источник: http://www.chelopera.ru/plays/about/mchulaki-sluga-dvuh-gospod/brief/

«Слуга двух господ» Карло Гольдоней вкратце

Счастливая помолвка Сильвио, сына доктора Ломбарди, с юной Клариче смогла состояться только благодаря обстоятельству, самому по себе весьма несчастливому — гибели на дуэли синьора Федериго Распони, которому Клариче давно была обещана в жены отцом, Панталоне деи Бизоньози.

Едва, однако, отцы торжественно вручили молодых людей друг другу в присутствии служанки Панталоне Смеральдины и Бригеллы, владельца гостиницы, как откуда ни возьмись объявился шустрый малый, ко всеобщему изумлению, назвавшийся Труфальдино из Бергамо, слугой туринца Федериго Распони.

Сначала ему не поверили — настолько верные источники сообщали о гибели Федериго, а дружные заверения в том, что его хозяин умер, даже заставили Труфальдино сбегать на улицу удостовериться, жив ли тот. Но когда появился сам Федериго и продемонстрировал Панталоне адресованные ему письма общих знакомых, сомнения развеялись.

Помолвка Сидьвио и Клариче разрывалась, влюблённые были в отчаянии.

Один только Бригелла, до того как перебраться в Венецию несколько лет проживший в Турине, сразу опознал в незнакомце переодетую в мужское платье сестру Федериго — Беатриче Распони. Но та умоляла его до времени не раскрывать её тайны, в подкрепление просьбы посулив Бригелле десять дублонов за молчание.

Чуть позже, улучив момент, Беатриче рассказала ему, что брат её действительно погиб на дуэли от руки Флориндо Аретузи; Беатриче и Флориндо давно любили друг друга, но Федериго почему-то был решительно против их брака.

После поединка Флориндо вынужден был бежать из Турина, Беатриче же последовала за ним в надежде разыскать и помочь деньгами — Панталоне как раз остался должен её покойному брату круглую сумму.

Читайте также:  Краткое содержание белов лад точный пересказ сюжета за 5 минут

Труфальдино размышлял, как бы поскорее и пообильнее пообедать, когда ему вдруг подвернулся случай услужить только что прибывшему в Венецию Флориндо Аретузи.

Тому понравился расторопный малый, и он спросил, не желает ли Труфальдино стать его слугой. Рассудив, что два жалованья лучше, чем одно, Труфальдино согласился.

Он занёс хозяйские вещи в гостиницу Бригеллы, а потом пошёл на почту посмотреть, нет ли там писем для Флориндо.

Беатриче остановилась в той же гостинице и также первым делом отправила Труфальдино за письмами на имя Федериго или Беатриче Распони. Не успел он отойти от гостиницы, как его остановил мучимый ревностью Сильвио и потребовал позвать хозяина.

Труфальдино, понятно, не стал уточнять, какого именно, и позвал первого попавшегося — Флориндо. Они с Сильвио друг друга не знали, но из завязавшегося разговора Флориндо открылась смутившая его новость: Федериго Распони жив и находится в Венеции.

На почте Труфальдино вручили три письма, и не все они предназначались Флориндо. Поэтому он, не умея читать, придумал историю о приятеле по имени Паскуале, тоже слуге, попросившем забрать письма и для его хозяина, имя которого он, Труфальдино, запамятовал.

Одно из писем было послано Беатриче из Турина её старым верным слугой — распечатав его, Флориндо узнал, что его возлюбленная, переодетая мужчиной, отправилась за ним в Венецию.

До крайности взволнованный, он отдал Труфальдино письмо и велел во что бы то ни стало разыскать этого самого Паскуале.

Беатриче была весьма недовольна, получив важное письмо распечатанным, но Труфальдино сумел заговорить ей зубы, снова сославшись на пресловутого Паскуале.

Панталоне тем временем сгорал от желания поскорее выдать за неё, то есть за федериго, Клариче, хотя дочь и умоляла его не быть таким жестоким. Беатриче пожалела девушку: оставшись с нею с глазу на глаз, она открыла Клариче, что никакая она не Федериго, но при этом взяла клятву молчать.

Обрадованный тем, что после свидания наедине дочь его выглядела исключительно довольной, Панталоне решил назначить свадьбу прямо назавтра.

Доктор Ломбарди пытался убедить Панталоне в действительности помолвки Сильвио и Клариче путём строгих логических доводов, по-латыни приводя основополагающие принципы права, но все понапрасну.

Сильвио в беседе с несостоявшимся тестем был более решителен, даже резок и в конце концов схватился за шпагу. Плохо бы пришлось тут Панталоне, не случись поблизости Беатриче, которая со шпагою в руке вступилась за него.

После непродолжительной схватки она повергла Сильвио наземь и уже приставила клинок к его груди, когда между нею и Сильвио бросилась Клариче.

Сильвио, однако, тут же заявил возлюбленной, что видеть её он не желает после того, как она так долго пробыла наедине с другим. Как ни старалась Клариче убедить его в том, что она по-прежнему верна ему, уста её были скованы клятвой молчания. В отчаянии она схватила шпагу, желая заколоть себя, но Сильвио счёл её порыв пустой комедией, и только вмешательство Смеральдины спасло девушке жизнь.

Беатриче между тем велела Труфальдино заказать большой обед для неё и Панталоне, а перед этим припрятать в сундук вексель на четыре тысячи скудо.

Указаний насчёт обеда Труфальдино уже давно ждал от обоих своих хозяев и вот наконец дождался хотя бы от одного: он живо обсудил с Бригеллой меню, вопрос же сервировки оказался сложней и тоньше, посему потребовалось наглядно изобразить расположение блюд на столе — тут пригодился вексель, который был разорван на кусочки, изображавшие то или иное кушанье.

Благо вексель был от Панталоне — он тут же согласился переписать его. Труфальдино лупить не стали, а велели вместо этого неразворотливей прислуживать за обедом.

Тут на его голову явился Флориндо и велел накрыть себе в комнате, соседней с той, где обедали Беатриче и Панталоне.

Труфальдино пришлось попотеть, прислуживая сразу за двумя столами, но он не унывал, утешаясь мыслью, что, отработав за двоих, покушает он уж за четверых.

С господами все прошло спокойно, и Труфальдино уселся за заслуженную обильную трапезу, от которой его оторвала Смеральдина, принёсшая для Беатриче записку от Клариче.

Труфадьдино давно уже положил глаз на симпатичную служаночку, но до того у него не выдавалось случая вдоволь полюбезничать с нею.

Тут они от души наговорились и как-то между делом вскрыли записку Клариче, прочитать которую они все равно не умели.

Получив уже второе письмо распечатанным, Беатриче не на шутку разозлилась и хорошенько отделала Труфальдино палкою. увидав из окна эту экзекуцию, Флориндо захотел разобраться, кто это смеет лупить его слугу. Когда он вышел на улицу, Беатриче уже удалилась, а Труфальдино придумал случившемуся такое неудачное объяснение, что Флориндо прибил его тою же палкой — за трусость.

Утешая себя тем соображением, что двойной обед все же вполне искупает двойную взбучку, Труфальдино вытащил на балкон оба хозяйских сундука, с тем чтобы проветрить и почистить платье, — сундуки были похожи как две капли воды, так что он тут же забыл где чей. Когда Флориндо велел подать чёрный камзол, Труфальдино вытащил его из сундука Беатриче.

Каково же было изумление молодого человека, обнаружившего в кармане свой собственный портрет, который он когда-то подарил возлюбленной. В ответ на недоуменные расспросы Флориндо Труфальдино соврал, что портрет достался ему от прежнего его хозяина, умершего неделю назад.

Флориндо был в отчаянии — ведь этим хозяином могла быть только переодетая мужчиной Беатриче.

Потом в сопровождении Панталоне пришла Беатриче и, желая проверить какие-то счета, спросила в Труфальдино свою памятную книгу; тот притащил книгу из сундука Флориндо.

Читайте также:  Краткое содержание стивенсон остров сокровищ точный пересказ сюжета за 5 минут

Происхождение этой книги он объяснил проверенным способом: мол, был у него хозяин по имени Флориндо Аретузи, который на прошлой неделе скончался…

Беатриче его слова сразили наповал: она горько запричитала, уже нимало не заботясь о сохранении тайны.

Ее горестный монолог убедил Панталоне в том, что Федериго Распони на самом деле мёртв, а перед ним — его переодетая сестра, и он немедля побежал сообщить эту радостную весть безутешному Сильвио.

Едва Панталоне удалился, Флориндо и Беатриче каждый из своей комнаты вышли в залу с кинжалами в руках и с явным намерением лишить себя постылой жизни.

Это намерение было бы исполнено, не заметь они внезапно друг друга — тут же им оставалось только бросить кинжалы и устремиться в желанные объятия.

Когда первые восторги миновали, влюблённые захотели как следует наказать мошенников-слуг, своею болтовнёй чуть не доведших их до самоубийства.

Труфальдино и на сей раз вывернулся, наболтав Флориндо о своём непутёвом приятеле Паскуале, состоящем в услужении у синьоры Беатриче, а Беатриче — о бестолковом Паскуале, слуге синьора Флориндо; обоих он умолял отнестись к провинности Паскуале со снисхождением.

Между тем Панталоне, доктору Ломбарди и Смеральдине больших трудов стоило примирить разобидевшихся друг на друга Сильвио и Клариче, но в конце концов труды их увенчались успехом — молодые люди обнялись и поцеловались.

Все вроде бы уладилось, дело шло к двум свадьбам, но тут по вине слуг образовалось ещё одно, последнее, недоразумение: Смеральдина попросила Клариче посватать её за слугу синьоры Беатриче; Труфальдино об этом не знал и со своей стороны уговорил Флориндо просить у Панталоне Смеральдину ему в жены.

Речь шла как бы о двух разных претендентах на руку одной служанки. Желание соединить судьбу со Смеральдиной все же заставило Труфальдино сознаться в том, что он служил сразу двум хозяевам, что никакого такого Паскуале не существовало и он один, таким образом, был во всем виноват.

Но вопреки опасениям Труфадьдино ему на радостях все простили и палками наказывать не стали.

Пересказал Д. А. Карельский

Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XVII−XVIII веков — М. : Олимп : ACT, 1998. — 832 с.

Источник: http://vkratze.ru/goldoni/sluga_dvuh_gospod

Помощь студентам при подготовке к экзаменам

Литература Италии эпохи Просвещения. Полемика между Гольдони К. («Сельская трактирщица» или «Слуга двух господ») и Гоцци К. («Принцесса турандот»).

Просвещение в Италии развивается сравнительно поздно. В первой половине XVIII в. в Италии были лишь отдельные мыслители, осознававшие необходимость преобразования итальянского общества согласно законам разума и природы.

Сравнительно широкие масштабы просветительское движение приобрело в Италии лишь во второй половине столетия.

Позднее развитие итальянского Просвещения определило, в частности, космополитическую ориентацию многих деятелей культуры на литературно-эстетический опыт Европы и нередко недооценку национальной культурной традиции.

Позднее формирование итальянского Просвещения имело своим следствием также и то, что в Италии не было более или менее последовательной смены литературных направлений. Просветительский классицизм здесь зарождается почти одновременно с сентиментализмом; нередко черты этих направлений причудливо переплетаются в творчестве одного художника.

Для итальянского Просвещения характерна эволюция иного рода: ранее всего оно обнаруживается в различных ученых штудиях — исторических, экономических, юридических, эстетических. Художественная продукция итальянских просветителей появляется позднее и уже на подготовленной учеными почве. Просветители второй половины XVIII в.

вступили в литературу с решительным намерением дать бой всему отжившему свой век, проложить путь к утверждению царства Разума. Не случайно они обратились к такому боевому оружию, как публицистика. Если в первой половине XVIII в.

существовал лишь один серьезный печатный орган – «Газета итальянских литераторов», то во второй половине столетия журналы и газеты выходили десятками. Авторы и редакторы журналов были очень непохожи друг на друга, но спорили главным образом о том, какими средствами можно достигнуть общей цели.

Все вместе развивали проблему и двигали мысль в желательном направлении. В поэзии эту задачу наиболее успешно осуществляло поколение, вступившее в литературу в 1760 — 1770-х годах.

Одним из первых подвергает осмеянию старое «неразумное» общество в комической эпопее «Жизнь Цицерона» и в «Эзоповых баснях» миланский поэт Джан Карло Пассерони. То, что у Пассерони вызывало смех, у его последователя Джузеппе Парини рождало возмущение. Витторио Альфьeри был также незаурядным поэтом.

Из родов литературы менее всего в итальянском Просвещении представлена проза вообще и романный жанр в частности. И это было убедительным свидетельством незрелости и ограниченности итальянской просветительской литературы.

У Пьетро Кьяри есть несколько произведений, где сквозь нагромождение событий пробиваются неожиданно живые картинки современных нравов и даже содержится намек на социальную критику. Большой интерес представляют также роман.

Гораздо более значительны многочисленные образцы документальной прозы: путевые заметки, переписка, мемуары и т. п.

Это «Частные послания» Джузеппе Баретти, меткий и язвительный сравнительный анализ быта Италии и Англии; переписка Франческо Альгаротти, универсально образованного ученого-просветителя, чьи письма содержат колоритные описания Пруссии, Парижа, Лондона и Петербурга, которые он посетил; особенно интересны «Мемуары» Карло Гольдони, «Бесполезные воспоминания» Карло Гоцци и «Жизнь» Витторио Альфьери, содержащие богатейший материал о литературной и театральной жизни Италии и служащие ценным подспорьем для каждого, кто обращается к изучению этих драматургов, творчество которых является вершиной просветительской литературы в Италии.

В историю итальянской литературы Гольдони вошел как реформатор комедии. В своей деятельности он учитывал сложившиеся до него театральные традиции: популярную в XVIII в. импровизированную комедию, творческий опыт своих литературных предшественников, а также очень сильные в Италии традиции мольеровского театра.

Читайте также:  Краткое содержание одоевский игоша точный пересказ сюжета за 5 минут

Комедия дель арте не имела написанного текста, она импровизировалась актерами по заранее известному сценарию, т. е. каждый спектакль как бы создавался заново. Главным в ней был не текст, а игра актеров, которые для живости представления обильно уснащали свою игру шутками и трюками («лацци»). К XVIII в.

комедия масок теряет свое общественное и нравственное содержание, превращаясь в развлекательное зрелище. Комедия характеров эволюционировала в творчестве Гольдони к новому жанру — «комедии среды», как определил его сам драматург. Типичной комедией этого рода является «Кофейная». В этой комедии Гольдони место действия не меняется.

Оно представляет собой небольшую венецианскую площадь, на которой находятся: кофейная, парикмахерская, игорный дом; над лавками располагаются жилые комнаты; по обеим сторонам площади — дом балерины и таверна. Эта сцена совсем не похожа на традиционное место действия (комната или улица перед домом) в классицистской комедии.

Кофейная является центром происходящих в комедии событий: здесь встречаются персонажи и переплетаются сюжетные линии. Отказавшись от единства действия в его традиционном понимании, Гольдони выдвинул новое единство — жизненных явлений.

Его пьеса представляет собой картину венецианского быта и нравов; характеры героев ярко очерчены, а имя злоязычного дона Марцио стало в Италии таким же нарицательным, как и имя дона Пилоне. В этой пьесе впервые у Гольдони появляется «коллективный герой» — все посетители кофейной, т. e.

целая группа действующих лиц, представляющая собой как бы частицу венецианского общества. Развивая принцип «коллективной комедии» без главного героя и интриги, Гольдони создает свои замечательные «народные комедии»: «Кухарки», «Перекресток», «Бабьи сплетни», «Кьоджинские перепалки».

В каждой из этих пьес Гольдони показывает какой-либо аспект среды с его характерными персонажами: венецианскими кумушками, слугами, кьоджинскими рыбаками и их веселыми подругами. Эти комедии с успехом шли на итальянской сцене, потому что, по словам Гольдони. заключали в себе «правду обыденной жизни», хорошо понятную всем людям.

Создавая новый жанр комедии, наполняя свои пьесы актуальным содержанием своего времени, Гольдони большое внимание уделял также стихии комического. Он не мыслил даже самую серьезную комедию без смеха, который был оружием в борьбе с пороками.

Часто смех связан с карнавальными празднествами, особенно пышными в Венеции. Смех соединяется у Гольдони с чувствительностью, и это становится показательным для большинства его пьес. Это был новый тип комизма, неизвестный классицистской эстетике.

Гольдони очень разнообразит роль слуг в своих пьесах, которые противостоят господам и ведут свою линию интриги. Гольдони наделяет слуг чертами характера, свойственными их среде.

Он выводит на сцену разных представителей народа, но с особой теплотой говорит о крестьянах, называя их «самой необходимой и наиболее приятной частью человеческого общества» («Феодал»).

Созданный Гольдони новый жанр комедии прочно утвердился в Италии; драматург стал одним из первых итальянских просветителей, творчество которого приобрело европейское признание.

Карло Гоцци, идейный противник Гольдони на венецианской сцене, создатель нового литературного жанра — «фьябы», или театральной сказки, был также уроженцем Венеции. С 1761 по 1765 г.

Гоцци написал и поставил в Венеции 10 фьяб, имевших большой успех, что и определило в конечном счете судьбу Гольдони, навсегда покинувшего родной город. Однако после 1765 г.

публика уже не так восторженно встречала сказки Гоцци, и он начинает писать испанские драмы «плаща и шпаги» с напряженным действием и бурей страстей. В литературное наследие Гоцци входят также его сатирические памфлеты, теоретические выступления и «Бесполезные воспоминания».

Он был приверженцем старых порядков и феодальной идеологии, ненавидел просветительские идеи, высмеивал эвдемонистическую мораль и принцип себялюбия, пропагандировавшиеся просветителями, и противопоставлял им традиционную мораль.

Он защищал религию и церковь, видя в них оплот против новых идей. Гоцци выступал также против просвещения народа, полагая, что невежество — его естественное состояние.

Он искренне верил, что высокая нравственность, человечность и справедливость — достояние аристократии.

Важное место в «Чистосердечном рассуждении» отведено полемике Гоцци с Гольдони и Кьяри. Гоцци не принимал всю систему философских и эстетических взглядов рационалиста Гольдони, упрекал своего противника в том, что тот копирует жизнь, а не подражает природе, т. е.

не отбирает то, что подходит для искусства согласно принципу правдоподобия. Гоцци выступил против правды жизни, которую изображал Гольдони, возмущаясь его народными комедиями. Гоцци требует подражать природе «с изяществом, необходимым для писателя».

По сути дела, он вкладывает в понятие «подражание природе» иной смысл, чем Гольдони, который вдохновлялся реальной жизнью и изображал ее согласно своим рационалистическим убеждениям. Гоцци, отвергая рационализм, больше внимания уделял фантастике, необычным ситуациям и конфликтам, сказочным, причудливым образам.

Но эти внешне далекие от правды жизни приемы, привычные для комедии масок с ее условностью и буффонадой, по мысли Гоцци, способны раскрыть правдивую сущность человеческих характеров.

Гоцци боролся не только с комедиями Гольдони и Кьяри, но отвергал мещанскую драму и высокую комедию французского классицизма, утверждая, что они чужды итальянцам. Всем этим жанрам он противопоставлял комедию дель арте как жанр национальный и любимый народом.

Плодом этих эстетических воззрений и развернувшейся полемики явилась первая театральная сказка Гоцци «Любовь к трем апельсинам». Уже в первой пьесе Гоцци постарался придать сказочному сюжету видимость правдоподобия.

В «Чистосердечном рассуждении» он признавался, что обращение к «ребяческим сюжетам» было с его стороны «военной хитростью», направленной на то, чтобы привлечь внимание зрителей.

«Придать характер правдоподобия» неправдоподобному сюжету — в этом и заключалось новаторство Гоцци, который использовал чудесное в серьезных целях.

«Любовь к трем апельсинам» не имела писаного текста, а импровизировалась актерами, для которых Гоцци сочинил стихотворные вставки и подробно разработал сценарий, впоследствии записанный им по памяти. Фьяба высмеивает народные комедии Гольдони, «высокие» чувства и витиеватый стиль комедий Кьяри.

Источник: http://studhelps.blogspot.com/2013/07/33italprosv.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector