Краткое содержание сорок первый лавренева точный пересказ сюжета за 5 минут

Лаборатория Фантастики

Краткое содержание Сорок первый Лавренева точный пересказ сюжета за 5 минут

Аннотация:

Есть в отряде Евсюкова суровый снайпер по имени Марютка, на счету которой уже сорок белых офицеров, кроме того, Мария Басова мечтательна, пишет стихи, которые, правда, не берут печатать – «необделанные» они. А в этом неудачном походе она в первый раз промахнулась, так и вошел в её жизнь гвардии поручик Говоруха-Отрок, сорок первая мишень…

Примечание:

Посвящение: Памяти Павла Дмитриевича Жукова

Повесть написана в Ленинграде в ноябре 1924 г

Входит в:

Экранизации:

— «Сорок первый» 1926, СССР, реж: Яков Протазанов

— «Сорок первый» 1956, СССР, реж: Григорий Чухрай

Издания:

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Visor., 26 мая 2018 г.

Прочитал я эту повесть… и мучают меня некоторые сомнения. Слишком много в моей голове происходит одновременно. Как бы и смысл происходящего ясен, и понятно, что именно хотел показать автор, но при этом сделано это в каком-то рубленом стиле, который мне лично кажется немного неуклюжим.

Год написания повести (1924г) говорит нам сразу же о том, чьи действия будут прославляться, однако, тем более странным мне показался сюжет в котором очеловечиваются не только бойцы Красной Армии, но и Белой Армии.

Порадовало то, что здесь нет од прославления какой-либо одной из воюющих сторон, что уже само по себе вызывает удивление… Впрочем, обо всём по порядку…

В самом начале мы видим описание главной героини, быстрое описание её детства, рассказ о том, как она такой стала и какой настрой у неё во время войны. Видим описание Сорок Первого (ещё один главный герой) из Белой Армии. Происходит описание невзгод и кто как их переносит. В момент описания я бы сказал, что автор симпатизирует Белым : ) Далее идёт надуманный сюжет:

Спойлер (раскрытие сюжета)
они попадают на остров, где за неимением лучшего, влюбляются окончательно друг в друга. При этом в живых после кораблекрушения остаются… тадаааам!… только они вдвоём.Очень здорово это, но выглядит роялем в кустах, который сделан только для развития сюжета. Мы начинаем видеть в Марютке женщину, которая умеет не только материться, но и ей не чужда человечность, умение сопереживать, её умение писать «необделанные» стихи только подчёркивает, что если бы её обучить по-нормальному, то вышел бы замечательный человек. Перемирие, ссоры, ругань, опять перемирие вплетаются в рассказ достаточно… принуждённо. А вот в конце…автор просто ошеломил… не… ну реально разве можно ВОТ ТАК заканчивать повесть? Возникает смутное двоякое-троякое ощущение: во-первых, как бы и стойкость духа красноармейки расписывают, во-вторых, показывают её человечность (что противоречит первому пункту, судя по описанию событий), а в-третьих ощущается какой-то осадок не то надуманности, не-то реальности происходящего. Ничего противоестественного и не произошло… но тут уж будьте любезны, либо в одну сторону поворачивайте повествование, либо во вторую. Хоть автор и умудрился сразу сесть на два стула одновременно, хоть это и вызвало некоторую слезу, но после обдумывания происшедшего… всё-равно возникает чувство какой-то неоконченности или недоговорённости финала. Если бы больше раскрыть внутренние мысли героев, добавить пару глав, в которой более полно раскрыты конфликты и общность мировоззрений… может, это и объяснило бы всё, что происходит далее по тексту… Но, увы, мне чего-то не хватило в повести.

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work268364

Большое и малое время в повести Лавренева «Сорок первый»

Поиск Лекций

Выполнила:

Коваленко Юлия,

Студентка I курса филологического ф-та,

116 испанской группы

Преподаватель:

Лазарева Маргарита Алексеевна,

Доцент кафедры теории литературы

Филологического ф-та МГУ

Москва, 2015.

ВВЕДЕНИЕ.

Начать свою работу хотелось бы, прежде всего, с рассуждений о том, почему в качестве объекта исследования я обратилась именно к этой повести.

С данным произведением я ознакомилась впервые пару лет назад: еще тогда оно произвело на меня неизгладимое впечатление. Сегодня большой популярностью пользуются фильмы с, так называемой, «шокирующей концовкой». Современные авторы создают такие сценарии, чтобы угодить голодной до страстей публике.

Повесть Лавренева – это плод работы сознания человека, жившего в неспокойное время, когда никто не мог предсказать, что будет завтра. Внезапный поворот событий в финале является проекцией ощущений писателя, в прошлом участника Гражданской войны, которому, в свое время пришлось совершить нелегкий выбор.

Дело в том, что Борис Лавренев, советский поэт, драматург и прозаик, окончивший юридический факультет Московского университета, сам являлся участником тех ужасных событий, о времени которых пишет в своей повести.

Более того, ему довелось воевать за две стороны: сначала служил в Добровольческом отряде, а затем принял решение и перешел в Красную армию.

В годы Гражданской войны воевал в Туркестане, чему обязаны красочные описания природы туркменской пустыни, был командующим бронепоезда, печатался во фронтовой газете.

Все эти события не могли не повлиять на творчество писателя: их отражение мы видим на страницах повести, в лицах героев, их характерах и поступках.

Эта глубоко психологическая повесть рассказывает об ужасных событиях страшного времени – войны между кровными братьями и сестрами, войны, которая изнутри разъедала все самое прекрасное что есть в нашем сложном мире, которая, как червь проедала сознание, вводила в заблуждение, сворачивала с дороги сердца, безжалостно уничтожала дружбу и любовь.

Большое и малое время в повести – это два полюса одной окружности; два полярных и одновременно неразрывно связанных времени. Людям приходится жить сразу в двух измерениях, а их поступки в малом – внутреннем находят свое отражение в большом – и наоборот.

Люди развязали войну за мысль, за идею, за философию, за построение новой жизни. Но вместо этого не давали шанса ни новому росточку. В боях под пулями, в окопах погибали молодые, совсем еще юные представители нового поколения.

О каком развитии человечества может идти речь, если обыкновенная девушка вместо того чтобы учиться в университете, быть тонкой натурой с чутким сердцем, развивать отечественную поэзию должна считать количество жертв, подстреленных ею. А самое ужасное, что даже и не должна, не обязана.

Она действительно этого хочет и справляется с военными заданиями с глубоким чувством ответственности и долга.

Сегодня важно и даже необходимо говорить и писать о проблеме нравственных качеств человека в стрессовых ситуациях, потому что она повсеместна, вездесуща. Стоит посмотреть на реальность, в которой находятся сейчас наши соседи и братья – украинцы.

Читайте также:  Краткое содержание двадцать тысяч лье под водой жюля верна точный пересказ сюжета за 5 минут

Ведь это настоящая гражданская война, продолжающаяся разгораться в связи с информационным насилием над жителями.

Ужасно больно, когда звонят родственники из Мариуполя и, плача в трубку, с надрывом просят нас – русских оставить их в покое, прекратить издеваться над ними, говорят о нас как об извергах и совсем не хотят слышать, что все это результат пропаганды, что простые мирные жители России не желают зла украинцам, что нам искренне жаль их, и мы готовы помочь.

Все это происходило и, к сожалению, происходит на наших глазах, в нашем, казалось бы, разумном и цивилизованном мире.

Человек не властен над своими эмоциями, попадая под жестокое влияние более сильных, более убежденных людей. Такова наша психология.

И Борис Лавренев очень тонко уловил такую особенность в нашей человеческой натуре, крайне ярко, но естественно и чувственно изобразил ее в своем произведении.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ.

Начинается повесть с главы, «написанной автором исключительно в силу необходимости». Лавренев неоднократно упоминает в ней, что глава эта абсолютно не важна и дана лишь для того, чтобы ввести читателя в курс дела.

Только на самом-то деле общая картина, воссоздаваемая в первой и «неважной» главе, – едва ли не самое главное, что дает нам сполна прочувствовать тонкости человеческих переживаний, мотивы их поступков в то время.

«Сверкающее кольцо казачьих сабель под утро распалось на мгновение на севере». Вот какую картину «большого времени» открывает нам писатель. Кольцо – это бесконечность, безысходность, непреодолимость.

Но вот оно на мгновение распалось, и двадцать три члена взвода, Марютка и малиновый комиссар смогли «вырваться» из этого «смертного круга». Не случайно автор использует именно эти слова.

Они являются мощными, колоритными показателями ощущений человека, прочувствовавшего это на себе самом.

Такое большое время – война. Это ни день, ни два. Это целая эпоха. И в этом большом, огромном времени нашлось одно единственное «мгновение», которое повлекло за собой череду событий. Мгновение – это даже меньше, чем секунда.

Именно таким промежутком времени оценивают солдаты момент, за который им удалось спасти. И это объяснимо: время субъективно, оно не может быть одинаковым для всех, все зависит от событий и переживаемых человеком эмоций. Когда вокруг свистят лезвия, секунда – это слишком много.

За это время можно лишиться жизни. На войне живут и действуют мгновениями.

Да и описывают время вдали от мирной, гармоничной жизни тоже совсем по-другому. Мысли о настоящих проблемах приводят к эпитетам, которые могли возникнуть только тогда. «А время пришло грохотное, смутное, кожаное.

» Так люди видели, чувствовали свое время.

Это окружало их, это занимало их мысли: грохот оружий, смута, неопределенность в головах и такая приземленная, бытовая, но необходимая, чтобы согреться и продолжать двигаться кожа.

«Большое время» эпохи перемен влияло на умы, как то и планировалось, и вместо христианства Евсюков считал своей верой Совет и Интернационал, свято подчиняясь приказам, таким образом исполняя свой обет.

Картина мира, представленная в повести, открывается перед нами как время, когда простые люди полны тревоги и неуверенности в завтрашнем дне, сомнений в возможности выжить, но зато твердо убеждены в непреклонной для них истине: идет война за правое дело, нужно быть верным своей стороне и во что бы то ни стало идти до конца, жертвуя жизнью и невзирая ни на что убивать противников. Да, такие же люди, с таким же цветом кожи и разрезом глаз, говорящие на том же языке, строившие ту же историю в одной стране, уже не считаются людьми. Это настоящие враги, уничтожение которых даже не цель, а искреннее желание.

Трескучий мороз и недостаток пропитания только сплачивает «своих» людей под общей идеей и еще более озлобляет их против неприятеля.

Говоруха- Отрок, чудом избежавший сорок первой пули Марютки, был взят в плен, поскольку мог иметь важные сведения для Красной армии. Из всех бойцов самой подходящей для ответственного задания: присмотра за пленником – Евсюков счел Марютку.

Здесь хотелось бы подробно разобрать ее образ. Читая произведения о войне и встречая в них женские образы, мы зачастую невольно ассоциируем их с хрупкостью и нежностью, домом, покоем, уютом. Женщина на войне – это нечто противоестественное. А против природы идти сложно.

Так что женщины в большинстве своем остаются собой: за ответственностью, сосредоточенностью на поле боя прячется чувствительность, почти всегда поиск родной души, тепла: любовь на фронте – самое трогательное, самое чистое и очень частое явление, я бы сказала, необходимое. Ни одна книга не обошлась без любовной трагедии на войне.

Все потому что людям необходимо это чувство, чтобы не зачерстветь совсем, не превратиться в машину для убийств. Так вот, Марютка оказалась совсем не типичной женщиной с чуткой душой и нежным сердцем. Да, она пишет стихи на обрывках бумаги, да, мечтает обучиться этому делу. Но не больше. Пускай она и говорит, что стихи льются у нее из души.

Какие это стихи? Стихи о партии, о Ленине, о новом светлом будущем и пролетариате. Все это навязано идеологией того «большого времени», в котором она живет. Сиротство, бедность, необразованность – выходящие друг из друга последствия, которые не дают развиваться ее внутреннему чутью в нужном направлении.

Может, это слегка инфантильно, несерьезно, писать стихи о природе, любви… Но это прекрасно. Это естественно для девушки восемнадцати лет, которая могла бы просто жить и мечтать о будущем: о предстоящем замужестве, детях; о счастье.

Но кричащие лозунги о единстве и силе рабочего класса, о безликом, но стабильном будущем ослепляют ее и не оставляют никакой надежды на спокойное, естественное развитие молодой девушки. В этом и заключается основная проблема, которая приводит к образованию внутри нее образа сильной и непреклонной «снайперши», холодно сжимающей приклад и после удачных выстрелов ведущей подсчет своим жертвам.

Так что же мы видим в нашем «малом времени»?

Поручик вражеской стороны попадает в плен «красных», случайно уйдя от пули обыкновенно стреляющего без промаха бойца. Но в этой случайности (снова замечаем присутствие «момента» – основной единицы времени на войне) открывается как раз то самое второе измерение, вторая реальность. И это взаимоотношения Марютки и Говорухи-Отрока.

Не случайно в самый первый момент встречи она заметила голубые глаза будущего пленного.

Читайте также:  Краткое содержание зощенко не надо врать точный пересказ сюжета за 5 минут

Интересно, что каждый раз при упоминании необыкновенного цвета глаз поручика автор приводит развернутые сравнения: «глаза у поручика синие-синие, как будто плавали в белоснежной мыльной пене белка шарики первосортной французской синьки»; «ультрамариновые шарики». Мне кажется, эти сравнения такие простые, живые и бытовые, потому что таким способом он хочет передать впечатления Марютки.

Разговор у наших героев завязался по понятным причинам не сразу: он пленный, она надзорный. Но все же нашлась тема, которая смогла их объединить.

Первая беседа их состоялась после того, как поручик заметил, что Марютка увлекается стихами. С недоверием и опаской, но все-таки искренне и с чувством юная поэтесса продекламировала свои стихи.

Говоруха-Отрок был того же мнения, что и люди из редакции: стихи настоящие, живые, но плохие, «необработанные». Трудно назвать такой разговор бытовым. Вероятно, это вообще первая душевная беседа Марютки за все время пребывания ее на фронте. Так что бесследно он пройти не смог.

Действительно, с каждым днем все ближе и ближе становились друг другу герои, хоть и были такими разными.

Марютка очень быстро повзрослела и всю юность провела с рыбой и ножом в руках: ей надо было заработать на хлеб. Так что своей некоторой чёрствостью и хладнокровностью она обязана этому тяжелому испытанию.

Говоруха-Отрок же получил блестящее образование, воспитывался в дворянской среде, не зная нужды. Но, тем не менее, не был избалованным «маменькиным сынком». Он стойко преодолевал мороз и голод, чему дивился даже Евсюков.

Причины пойти на фронт у них тоже были разными. Марютка пошла исходя из убеждений пролетарской среды. Поручик пошел скорее из-за скуки. Он хотел испытать себя, как было «принято» у дворян в то время.

Но помимо этих очевидных внешних различий можно разглядеть и несколько скрытые. Мне показалось, что синий цвет глаз, на котором так часто акцентировал внимание Лавренев, был указан не случайно. Белая армия, синие глаза – холодные, чистые, благородные цвета.

Тогда я стала искать цвета в описании Марютки и, в самом деле, нашла здесь некоторую символику. Во время продвижения сквозь буран глаза Говорухи-Отрока оставались все такими же синими, а вот взгляд снайперши описываются так: «кошачья желть ставших громадными глаз».

Эпитет, применимый к цвету ее волос тоже крайне показателен: «рыжая бронза». Гамма, иллюстрирующая внешний и внутренний мир Марютки тепло-грязноватая, на мой взгляд: красный (армия), ржаво-бронзовый, желтый.

Здесь невольно вспоминается «жолтость» Блока в стихотворении «Фабрика» – такой типично пролетарский цвет усталости, желчи, скрытой боли.

С такими разными мыслями, настроениями, ощущениями мира он и она все-таки стали, хоть и ненадолго, близкими и даже единственными друг у друга родными людьми.

Образ моря
Время в Робинзоне

Источник: https://poisk-ru.ru/s14896t1.html

Сорок первый | Голос Белогорья

Как часто мы, проходя знакомыми и полузнакомыми улицами, обращаем внимание на дома, окружающие нас? Обычно равнодушно бросаем взгляд на фасады зданий и проходим мимо, даже не подозревая, насколько захватывающую историю мог бы рассказать о своей долгой жизни каждый из домов, глядящий молчаливо и с некоторой укоризной на торопливых прохожих. Дома не умеют говорить, они не способны ухватить нас за рукав, зашептать на ухо: «Послушай, что я тебе расскажу!». Или крикнуть на весь город: «Помоги мне, я погибаю!». За них это попытаемся сделать мы.

Небольшой дом в центре села Таврово, что в десяти километрах от Белгорода, почти пригород – бывшая помещичья усадьба дворян Говорухо-Отроков.

Здесь родился и провёл свои детские годы писатель, критик и публицист славянофильской ориентации Юрий Николаевич Говорухо-Отрок.

Последним владельцем усадьбы был известный земский и общественный деятель Белгородского уезда Михаил Яковлевич Говорухо-Отрок. Обо всём этом не раз писалось в наших газетах. Но есть ещё одна интересная, связанная с ним история.

Дело в том, что один из представителей этого дворянского рода – Вадим Николаевич Говорухо-Отрок, внук генерал-лейтенанта Александра Николаевича Говорухо-Отрока, стал литературным героем известной повести Бориса Лавренёва «Сорок первый». Про этот случай мне рассказали старожилы села.

Но окончательно подтвердить версию удалось совсем недавно. И помог в этом сам Борис Лавренёв. Говоря об истории создания повести, он отметил, что списал Говорухо-Отрока с конкретного персонажа, бело­гвардейского офицера, не меняя имени и фамилии.

Марютка – тоже реальная девушка, она работала в редакции одной из пролетарских газет. Автор решил соединить их судьбы – и получилась такая романтическая баллада о трагической любви простой рыбачки Марютки, сражавшейся в рядах Красной Армии, и интеллигентного офицера-белогвардейца Говорухо-Отрока.

Щемящий рассказ о том, как в жерновах страшных и кровавых событий гражданской войны перемалывались судьбы лучших людей.

«Было обозначено в документах, что гвардии поручик Говорухо-Отрок Вадим Николаевич уполномочен правительством Верховного правителя России адмирала Колчака представить особу его при Закаспийском правительстве генерала Деникина.

Секретные же поручения, как сказано было в письме, поручик должен был доложить устно генералу Драценко», – пишет Борис Лавренёв в своей повести. Это реальный случай, произошедший с Говорухо-Отроком, только развязка была более трагическая, чем у писателя – поручика расстреляли, так и не узнав секретного поручения.

Впечатляют и две экранизации этой повести, благодаря которым, собственно говоря, известна эта история.

Яков Протазанов снял «Сорок первый» в 1927 г., через три года после написания повести, буквально по горячим следам.

Наиболее удачным был фильм Григория Чухрая – его называли жемчужиной русского кинематографа. Говорухо-Отрока сыграл Олег Стриженов, а Марютку – Изольда Извицкая.

На Х Международном кинофестивале в Канне (1957) фильму присуждена премия за оригинальный сценарий, гуманизм и поэтичность.

Нелли ТИТОВА п. Таврово __________________________________________________________________________

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

На сайте prostokino.net без регистрации можно смотреть фильмы онлайн в хорошем качестве. Огромная подборка киношедевров и новинок мирового киниматографа.
_________________________________________________________________________

Источник: http://www.golosbel.ru/sorok-pervyi

Читать онлайн “Сорок первый” автора Лавренев Борис – RuLit – Страница 1

Борис Лавренёв

Сорок первый

Памяти

Павла Дмитриевича Жукова

Глава первая

Написанная автором исключительно в силу необходимости

Сверкающее кольцо казачьих сабель под утро распалось на мгновение на севере, подрезанное горячими струйками пулемета, и в щель прорвался лихорадочным последним упором малиновый комиссар Евсюков.

Всего вырвались из смертного круга в бархатной котловине малиновый Евсюков, двадцать три и Марютка.

Сто девятнадцать и почти все верблюды остались распластанными на промерзлой осыпи песка, меж змеиных саксауловых петель и красных прутиков тамариска.

Когда доложили есаулу Бурыге, что остатки противника прорвались, повертел он звериной лапищей мохнатые свои усы, зевнул, растянув рот, схожий с дырой чугунной пепельницы, и рыкнул лениво:

– А хай их! Не гоняться, бо коней морить не треба, Сами в песке подохнут. Бара-бир!

Читайте также:  Краткое содержание федон платона точный пересказ сюжета за 5 минут

А малиновый Евсюков с двадцатью тремя и Марюткой увертливым махом степной разъяренной чекалки убегали в зернь-пески бесконечные.

Уже не терпится читателю знать, почему «малиновый Евсюков»?

Все по порядку.

Когда заткнул Колчак ощеренным винтовками человечьем месивом, как тугой пробкой, Оренбургскую линию, посадив на зады обомлелые паровозы – ржаветь в глухих тупиках, – не стало в Туркестанской республике черной краски для выкраски кож.

А время пришло грохотное, смутное, кожаное.

Брошенному из милого уюта домовых стен в жар и ледынь, в дождь и ведро, в пронзительный пулевой свист человечьему телу нужна прочная покрышка.

Оттого и пошли на человечестве кожаные куртки.

Красились куртки повсюду в черный, отливающий сизью стали, суровый и твердый, как владельцы курток, цвет.

И не стало в Туркестане такой краски.

Пришлось ревштабу реквизировать у местного населения запасы немецких анилиновых порошков, которыми расцвечивали в жар-птичьи сполохи воздушные шелка своих шалей ферганские узбечки и мохнатые узорочья текинских ковров сухогубые туркменские жены.

Стали этими порошками красить бараньи свежие кожи, и заполыхала туркестанская Красная Армия всеми отливами радуги – малиновыми, апельсиновыми, лимонными, изумрудными, бирюзовыми, лиловыми.

Комиссару Евсюкову судьба в лице рябого вахтера вещсклада отпустила по наряду штаба штаны и куртку ярко-малиновые.

Лицо у Евсюкова сызмалетства тоже малиновое, в рыжих веснушках, а на голове вместо волоса нежный утиный пух.

Если добавить, что росту Евсюков малого, сложения сбитого и представляет всей фигурою правильный овал, то в малиновой куртке и штанах похож – две капли воды – на пасхальное крашеное яйцо.

На спине у Евсюкова перекрещиваются ремни боевого снаряжения буквой «X», и кажется, если повернется комиссар передом, должна появиться буква «В».

Христос воскресе!

Но этого нет. В пасху и Христа Евсюков не верит.

Верует в Совет, в Интернационал, Чеку и в тяжелый вороненый наган в узловатых и крепких пальцах.

Двадцать три, что ушли с Евсюковым на север из смертного сабельного круга, красноармейцы как красноармейцы. Самые обыкновенные люди.

А особая между ними Марютка.

Круглая рыбачья сирота Марютка, из рыбачьего поселка, что в волжской, распухшей камыш-травой, широководной дельте под Астраханью.

С семилетнего возраста двенадцать годов просидела верхом на жирной от рыбьих потрохов скамье, в брезентовых негнущихся штанах, вспарывая ножом серебряно-скользкие сельдяные брюха.

А когда объявили по всем городам и селам набор добровольцев в Красную, тогда еще гвардию, воткнула вдруг Марютка нож в скамью, встала и пошла в негнущихся штанах своих записываться в красные гвардейцы.

Сперва выгнали, после, видя неотступно ходящей каждый день, погоготали и приняли красногвардейкой, на равных с прочими правах, но взяли подписку об отказе от бабьего образа жизни и, между прочим, деторождения до окончательной победы труда над капиталом.

Марютка – тоненькая тростиночка прибрежная, рыжие косы заплетает венком под текинскую бурую папаху, а глаза Марюткины шалые, косо прорезанные, с желтым кошачьим огнем.

Главное в жизни Марюткиной – мечтание. Очень мечтать склонна и еще любит огрызком карандаша на любом бумажном клоке, где ни попадется, выводить косо клонящимися в падучей буквами стихи.

Это всему отряду известно. Как только приходили куда-нибудь в город, где была газета, выпрашивала Марютка в канцелярии лист бумаги.

Облизывая языком сохнущие от волнения губы, тщательно переписывала стихи, над каждым ставила заглавие, а внизу подпись: стих Марии Басовой.

Стихи были разные. О революции, о борьбе, о вождях. Между другими о Ленине.

Ленин герой наш пролетарский,Поставим статуй твой на площаде.Ты низвергнул дворец тот царскийИ стал ногою на труде.

Несла стихи в редакцию. В редакции пялили глаза на тоненькую девушку в кожушке, с кавалерийским карабином, удивленно брали стихи, обещали прочитать.

Спокойно оглядев всех, Марютка уходила.

Заинтересованный секретарь редакции вчитывался в стихи. Плечи его подымались и начинали дрожать, рот расползался от несдерживаемого гогота. Собирались сотрудники, и секретарь, захлебываясь, читал стихи.

Сотрудники катались по подоконникам: мебели в редакции в те времена не было.

Марютка снова появлялась утром. Упорно глядя в дергающееся судорогами лицо секретаря немигающими зрачками, собирала листки и говорила нараспев:

– Значит, невозможно народовать? Необделанные? Уж я их из самой середки, ровно как топором, обрубаю, а все плохо. Ну, еще потрудюсь, ничего не поделаешь! И с чего это они такие трудные, рыбья холера? А?

И уходила, пожимая плечами, нахлобучив на лоб туркменскую свою папаху.

Стихи Марютке не удавались, но из винтовки в цель садила она с замечательной меткостью. Была в евсюковском отряде лучшим стрелком и в боях всегда находилась при малиновом комиссаре.

Евсюков показывал пальцем:

– Марютка! Гляди! Офицер!

Марютка прищуривалась, облизывала губы и не спеша вела стволом. Бухал выстрел всегда без промаха.

Она опускала винтовку и говорила каждый раз:

– Тридцать девятый, рыбья холера. Сороковой, рыбья холера.

«Рыбья холера» – любимое словцо у Марютки.

А матерных слов она не любила. Когда ругались при ней, супилась, молчала и краснела.

Данную в штабе подписку Марютка держала крепко. Никто в отряде не мог похвастать Марюткиной благосклонностью.

Однажды ночью сунулся к ней только что попавший в отряд мадьяр Гуча, несколько дней поливавший ее жирными взглядами. Скверно кончилось. Еле уполз мадьяр, без трех зубов и с расшибленным виском. Отделала рукояткой револьвера.

Красноармейцы над Марюткой любовно посмеивались, но в боях берегли пуще себя.

Говорила в них бессознательная нежность, глубоко запрятанная под твердую ярко-цветную скорлупу курток, тоска по покинутым дома жарким, уютным бабьим телам.

Такими были ушедшие на север, в беспросветную зернь мерзлых песков, двадцать три, малиновый Евсюков и Марютка.

Пел серебряными вьюжными трелями буранный февраль. Заносил мягкими коврами, ледянистым пухом увалы между песчаными взгорбьями, и над уходящими в муть и буран свистало небо – то ли ветром диким, то ли назойливым визгом крестящих воздух вдогонку вражеских пуль.

Трудно вытаскивались из снега и песка отяжелевшие ноги в разбитых ботах, хрипели, выли и плевались голодные шершавые верблюды.

Выдутые ветрами такыры блестели соляными кристаллами, и на сотни верст кругом небо было отрезано от земли, как мясничьим ножом, по ровной и мутной линии низкого горизонта.

Источник: http://www.rulit.me/books/sorok-pervyj-read-33528-1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector