Краткое содержание усвятские шлемоносцы носова точный пересказ сюжета за 5 минут

Анализ повести «Усвятские шлемоносцы» — Носов

Повесть Е. Носова «Усвятские шлемоносцы» рассказыва­ет о последних предвоенных днях 1941 года. Действие проис­ходит в деревне Усвяты. Перед нами предстает настоящая де­ревенская идиллия: автор рисует картины дикой, первоздан­ной русской природы, сенокоса, на котором собираются все деревенские мужики, тихой семейной жизни.

Главный герой повести — тридцатишестилетний мужик Касьян. Его жизнь проста и естественна, близка к природе. С самого детства он привык трудиться. И вместе со всеми уча­ствует в сенокосе. Писатель изображает и семейную жизнь героя: Касьян любит свою жену Натаху и маленьких сыно­вей, заботится о матери. Тихо и неспешно течет жизнь в Усвятах.

Кажется, что затерянная в глубине России деревня ото­рвана от всего мира, является неким островком «мужицкого рая», воплощает идеал счастья и благоденствия.

И этой гео­графической неопределенностью писатель подчеркивает мифологическое начало своей повести: «Куда текла-бежала Остомля-река, далеко ли от края России стояли его Усвяты и досягаем ли вообще предел русской земли, толком он не знал, да, поди, и сам Прошка-председатель тоже того не ведал.

Правда, знал Касьян, что ежели поехать лесом и миновать его, то сперва будут Ливны, аза Ливнами через столько-то ден объявится и сама Москва. А по тому вон полевому шляху дол­жен стоять Козлов-город, по-за которым невесть что еще».

Но в один прекрасный момент это благоденствие наруша­ется тревожной вестью о том, что пришла война. И усвятские мужики ждут повесток, прощаются с семьями, с родной де­ревней. Все они собираются в доме деда Селивана, чтобы по­сидеть напоследок, поделиться сокровенным.

Этот герой вое­вал еще в первую мировую, он рассказывает им о своих на­градах, о своем первом бое. Именно дед Селиван открывает мужикам истинное значение их имен: Касьян оказывается «шлемоносцем», Алексей — «защитником», Николай — «по­бедителем».

Всем им дед Селиван дает определенный завет: «Сколько кампаней перебывало — усвятцы во все хаживали и николь сраму домой не приносили». И читатель понимает, что «усвятские шлемоносцы» тоже будут с честью выполнять свой воинский долг. Более того, мы понимаем, что герои Носова обречены на смерть.

Писатель дает понять это, включив в по­вествование вещий сон героя. Так, Касьяну снятся деньги, пиковая дама, оборотившаяся в череп. В реальности он дума­ет о том, что сон предвещает дальнюю дорогу Наконец, сам эпиграф к повести взят из «Слова о полку Игореве»:

И по Русской земле тогда

Редко пахари перекликалися,

Но часто граяли враны.

Исследователи неоднократно отмечали эпическое начало повести. Его создает и эпиграф, и само название, и наличие определенных мифологических образов, символических эпи­зодов. В произведении очень ощутимо звучит мотив противо­стояния войны и мирной жизни. Мирная деревенская жизнь — это своеобразная идиллия.

Война же ассоциируется у автора с концом света, Апокалипсисом. И в повести присутствует со­ответствующая символика.

Так, в Апокалипсисе присутству­ют четыре всадника: первый — Завоеватель, он едет на белом коне; второй — Война, он едет на рыжем коне; третий — Голод на вороном коне; четвертый — Смерть на бледном коне. Этим образам соответствуют образы четырех всадников из повести Носова.

Первый всадник — бригадир Иван Дронов, человек, одним из первых ушедший на фронт. Второй — колхозник Давыдко, прискакавший на луга с вестью о начавшейся вой­не.

Третий всадник — приезжий, он привез в Усвяты повестки о мобилизации: «верховой, подворачивая, словно факелом подпаливал подворья, и те вмиг занимались поветренным пла­чем и сумятицей, как это бывает только в российских бесхит­ростных деревнях, где не прячут ни радости, ни безутешного горя». Четвертый всадник — лейтенант из военкомата, орга­низующий сбор призывников и отправку их в части.

Характерна в повести и еще одна сцена — прощание Кась­яна с матерью. Она дает сыну его пуповинку — то последнее, что связывает человека с его родом, со всем Светом. Мы по­нимаем, что герой прощается не только с матерью, но и со всем миром.

https://www.youtube.com/watch?v=RIl_Ae-a-Tw

Таким образом, повесть проникнута философской пробле­матикой. Война осмысливается писателем как богопротив­ное, неестественное явление, нарушающее незыблемость са­мой жизни.

Здесь искали:

  • усвятские шлемоносцы
  • усвятские шлемоносцы краткое содержание
  • https://yandex ru/clck/jsredir?from=yandex ru;search;web;;&text=&etext=1834 N2mYApukSBbagygzU-D_sUGjHpEq76DPLuKQUHeU6JNQPqGSov7iHiBo1IQYisK1 1d59ee41fd4a49bac81436686c187607511a63e8&uuid=&state=_BLhILn4SxNIvvL0W45KSic66uCIg23qh8iRG98qeIXme

Источник: http://sochineniye.ru/analiz-povesti-usvyatskie-shlemonostsy-nosov/

Евгений Носов. Критика. Анализ повести «Усвятские шлемоносцы» Е. Носова

А. Кондратович

…«Двинулись краем обрыва, прямо по целине, стараясь не выпускать из виду ситнянскую колонну… Однако вскоре, как только обогнули курган и открылся поворот Ключевского лога, выяснилось, что далеко впереди движется еще какой-то отряд, и, судя по обозу, немаленький…»

…« — Э-э, малый! — задребезжал несогласным смешком дедушка Селиван. — Снег, братка, тоже по капле тает, а половодье сбирается. Нас тут капля, да глянь туды, за реку, вишь, народишко по столбам идет? — Вот и другая капля.

Да эвон впереди, дивись-ка, мосток переходят — третья. Да уже Никольские прошли, разметненские… Это, считай, по здешним дорогам.

А и по другим путям, которые нам с тобой не видны, поди, тоже идут, а? По всей матушке-земле нашей! Вот тебе и полая вода. Вот и главная армия!»

Только малую часть процитировал я из последних, заключительных глав повести Евгения Носова «Усвятские шлемоносцы». Глав о том, как поднялся народ и двинулся в июньские, знойные и трагические дни на врага — и пошел. Холмиста, увалиста среднерусская степь.

Стоит выйти из ложбины или буерака на курган, видно: идут-идут и другие отряды — усвятские, ситнянские, или из Разметнова, или из какого другого села, деревеньки, название которой усвятцам даже и неизвестно.

Идут, текут, собираются капли в ручейки, и стать им половодьем, грозным и гневным, неотвратимым, в котором придет пора — захлебнется враг.

Небольшой любитель сравнений литературы с другими искусствами, — литература сама по себе богата любыми сравнениями, в том числе и чисто эстетическими, — я не могу отстраниться от впечатления, что эти последние главы повести, а может, и вся повесть, чем-то похожи на фреску.

С ее художественной внятностью отдельных деталей и явной условностью и еще более очевидной символикой. Начиная со странного, не сразу понятного названия «Усвятские шлемоносцы», — уже в нем есть нечто возвышенное, словно уводящее нас в даль времен.

И конечно же, неслучаен в таком случае эпиграф из «Слова о полку Игореве»: «И по Русской земле тогда редко пахари перекликалися, но часто граяли враны».

Нам, отлично помнящим войну и воевавшим, кажется порой, что она, хоть прошло уже более тридцати лет — еще недавняя реальность. А она — история. Живая, ранящая воспоминаниями, но история. Для молодежи тем более. И повесть Евгения Носова, по всей видимости, первая в нашей литературе, как бы подтверждающая это всем своим несколько фресковым строем и героико-приподнятой тональностью.

Во время самой войны часто вспоминались имена Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова и Кутузова. Тогда это было воодушевляющим напоминанием о наших славных ратных традициях.

Теперь и на самой Великой Отечественной войне, чем дальше, тем больше не только лежит святой свет наших национальных традиций, она уже сама — и не сегодня — примкнула к ним и стала такой же нетленной традицией.

Наверно, чувствуя, что пишется не просто еще одна книга о войне, а в какой-то мере предание о ней, ибо былинная величавость и сказовость проступают в повести буквально с начальной строки — «В лето, как быть тому, Касьян косил…

», Носов идет на довольно рискованный шаг: вся повесть, в сущности, о том, что было множество раз описано в литературе. Не берусь сосчитать, в каком количестве романов, повестей, поэм и очерков было рассказано о первом дне войны.

Читайте также:  Краткое содержание тургенев поездка в полесье точный пересказ сюжета за 5 минут

Знаю: несть им числа, — и описание это давно стало неким общим местом — какой был прекрасный летний день 22 июня 1941 года, как внезапно грянула грозная весть и как все враз переменилось.

Словно отринув от себя все эти бесчисленные страницы о первом рубежном военном дне, Евгений Носов с завидной писательской смелостью берется за новое описание. Как будто других до него вовсе не было.

И ведь вот что главное: так, как он описывает, — не было.

Это повесть о шлемоносцах, еще не надевших шлема, о солдатах, еще и не взявших в руки винтовки, о войне, на которой для усвятцев еще не прогремело ни одного выстрела, которая кажется еще такой далекой со всеми своими смертями, бедами и потерями. Далекой? О нет, к великой печали, нет.

Она уже пришла в тихую и покойную, занятую своими домашними заботами и покосными трудами, затерянную среди бескрайних просторов деревню Усвяты. Пришла — и «вытравленным, посеревшим зрением глядел он (Касьян. — А. К.

) на пригорок, и все там представлялось ему серым и незнакомым: сиротливо-серые избы, серые ветлы, серые огороды, сбегавшие вниз по бугру, серые ставни на каких-то потухших, незрячих окнах родной избы…

И вся деревня казалась жалко обнаженной под куда-то отдалившимся, ставшим вдруг равнодушно бездонным небом, будто и не было вовсе, будто его сорвало и унесло, как срывает и уносит крышу над обжитым и казавшимся надежным прибежищем». Какие повторяющиеся, одни и те же эпитеты: серые… серые… серые…

и какой образ — будто сорвало и унесло небо. И это в разгар яркого лета, когда только что белый свет виделся герою повести Касьяну совсем иным. Все посерело, на все надвинулась и легла тяжелая туча беды, так что и само извечное небо исчезло.

Евгений Носов — писатель, тонко чувствующий слово, его легкость и тяжесть, его цвет и разнообразие оттенков, его звучание, его уместность и единственную необходимость.

И если в только что приведенных фразах он пользуется словами то сильными и резкими, то одними и теми же, словно и перо его оцепенело, мы понимаем: был для этого резон.

Как он сам рассказывал (в интервью корреспонденту «Литературной газеты» 6 апреля сего года), вначале он собирался писать так, как писали до него, — «с баталиями, с подвигами» и мыслил «побыстрее пройти сцены прощания, проводов, а потом уже широко, объемно представить картины фронтовой жизни».

Но в процессе работы первоначальный замысел истаял. «Материал, по которому писались первые сцены, увлек меня», — говорит он, и теперь уже «никаких особых событий в ней (в повести.— А. К.) не происходит — просто уходят из села новобранцы. Очень объективная хроника, очень медленное развитие событий».

Взяты и описаны только десять первых дней — без выстрелов, ран, смертей. Но, думается, писатель был прав, когда в том же интервью говорил об этих днях как о материале повествования: «Будучи сам по себе не военным материалом — здесь только сборы на фронт, он, мне кажется, тем не менее очень емко выражал героическую суть нашего народа».

И, добавим мы, в повести выразился.

При обилии всякого рода описаний начала войны, пожалуй, никто до Евгения Носова не исследовал с такой пристальностью и художнической заинтересованностью очень важный и решающий момент в истории народа — момент перехода от мира к войне, от привычной жизни к необходимости защищать эту жизнь. Увы, и в наш век народу приходится это делать, и пока еще есть прямая нужда об этом задумываться, хотя, казалось бы, столько было исторических уроков…

Нелегок и непрост такой переход. Есть в нем что-то неестественное для человеческой натуры, как вообще противопоказаны и человеку и всему человечеству убийство, война. Но раз надо, то надо.

А надо потому, что война вторглась в пределы Родины, война далеко от Усвят, но уже грозит и им, она идет по земле, может дойти и до Усвят, и тогда всему полная и неминучая гибель.

И пахарь, крестьянин, застигнутый войной в часы самой сладкой, в деревнях обычно праздничной, сенокосной поры, становится солдатом, воином.

Имя тому пахарю и косцу Касьян, что, по объяснению старого, как сами Усвяты, дедушки Селивана, означает «носящий шлем». Сам Касьян об этом и не знал до Селиванова разъяснения. Редкое, скорее старинное имя у Касьяна, да и в названии «Усвяты» тоже слышится что-то исконное, вековечное.

Сознательно выбраны такие имена и названия? Какое же тут сомнение! Может быть, даже чуточку «пережимая», писатель хочет, настойчиво хочет вызвать у читателя ощущение прочности и незыблемости того уклада жизни, который дорог его герою и не менее дорог самому писателю.

Поэзия общей артельной работы, полной забот и своих радостей семейной жизни, домашнего очага, сызмальства окружающей Касьяна природы, родных мест, без которых Касьян и жизнь свою не смог бы вообразить, — все это, внушает нам автор, существует издавна, и суть немалая, нравственная ценность, которая должна существовать и длиться дальше. Ибо это и есть самая настоящая жизнь, достойная труженика, семьянина, продолжателя рода своего.

https://www.youtube.com/watch?v=5tpAs4uLYn8

И в этом смысле есть в главном герое повести Касьяне некая, что ли, идеальность. Не идеализация, а именно идеальность.

Иной читатель если не скажет, так подумает: часто ль теперь увидишь такую неотторжимую укорененность и привязанность к родной деревне, какую может порушить, и то насильно, лишь война, а так разве ушел бы из своих Усвят Касьян и его однодеревенцы? Но писатель настаивает на подобного рода ценностях и народных добродетелях, во-первых, потому, что твердо знает: они-таки есть, и, что бы ни произошло, они могут снова окрепнуть, даже среди молодежи, особо скорой и жадной, в силу хотя бы своей молодости, на перемены. Во-вторых, он пишет как бы повесть-сказание, повесть-песнь, а в отдельных главах и повесть-плач, и лирическая тяга невольно поднимает его ввысь, к тому идеалу человека, труженика, каким он, писатель, его представляет себе.

И тут можно сказать: представляет, видит, а не воображает, не придумывает. При всей своей идеальности Касьян — предельно конкретный образ в абсолютно живых, выписанных дотошно точно обстоятельствах своей судьбы. Ничего не скажешь: что-что, а жизнь Евгений Носов знает великолепно.

И столь же великолепно и талантливо умеет передать ее нам во всей ее плоти, со всеми своими деталями, красками, гибкой своеобычностью и естественностью народной речи.

Как хороша, например, в этой повести сцена прощания Касьяна с лошадьми, за которыми он ухаживал в колхозе: каждая лошадь — характер! С каждой герой расстается, испытывая бурю разноречиво смятенных и одинаково щемящих чувств.

Читайте также:  Краткое содержание дремучий медведь паустовского точный пересказ сюжета за 5 минут

Эта сцена, как и сцена косьбы (кстати, очень традиционные для русской литературы, кто из классиков не описывал тех же лошадей, но Носов никого не повторил) — опорные, ключевые в повести.

Они как бы представляют два мира, две жизни, напополам разломанные войной, — одну уже бывшую, мирную, и другую, начинающуюся с прощания с близкими, с деревней, с конями. А за ними в повести третья, думается, самая сильная, сцена первого Касьянова похода, еще в своей, неказенной одежде и сапогах, но уже запоясавшегося в дальнюю военную дорогу. На все и ко всему готового.

«А тем временем над Верхами в недосягаемом одиночестве все кружил и кружил забытый всеми курганный орел, похожий на распростертую черную рубаху…» — так кончается повесть. Что-то будет с Касьяном и его товарищами по походу, покинувшими дорогие до слез Усвяты ради еще более дорогой Родины…

Мы знаем, что будет: многие не вернутся, но все они — и павшие и живые — спасут Родину и тем самым народ спасет себя. И подвиг их встанет в один ряд с самыми великими подвигами и деяниями нашего народа. Станет подвигом, уже обретшим все черты бессмертного исторического эпоса. Новая повесть Евгения Носова — одна из страниц такого эпоса.

Л-ра: Октябрь. – 1977. – № 11. – С. 217-219.

Биография

Произведения

  • Варька
  • Радуга
  • Тропа длиною в лето

Критика

Ключевые слова: Евгений Носов, Усвятские шлемоносцы, критика на творчество Евгения Носова, критика на произведения Евгения Носова, анализ произведений Евгения Носова, скачать критику, скачать анализ, скачать бесплатно, русская литература 20 в.

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20170426-i-pahar-i-soldat

Религиозные мотивы в рассказе Е.И. Носова “Усвятские шлемоносцы” (стр. 1 из 6)

Содержание

Введение

1. Тематика и проблематика произведений курского писателя

2. Религиозные мотивы в рассказе Е.И. Носова «Усвятские шлемоносцы»

Заключение

Литература

Введение

Традиционно, литературная критика причисляет Евгения Носова к писателям-деревенщикам. Однако в его лучших произведениях читатели находят не только узкое крестьянское понимание природных и житейских процессов на родной земле, но и масштабное философское осмысление бытия людей и Отечества.

Мастерство, широта интересов и реалистический опыт Евгения Носова натуральны, естественны, богаты и разнообразны, он легко, свободно и художественно цельно рисует картины трудовой деревни и жизнь городскую, фабричную, отступающую грозным летом 1941 года армию, поднимающийся на священную борьбу народ.

Литературно-творческую работу Евгений Носов неизменно совмещал с большой и плодотворной общественной деятельностью, являясь членом правления Союза писателей СССР, секретарем правления Союза писателей России, членом редколлегий журналов «Наш современник», «Подъем» и «Роман-газеты».

За книгу «Шумит луговая овсяница» ему присуждена Государственная премия РСФСР имени М. Горького (1975). За рассказы 90-х годов он отмечен Международной литературной премией имени М.А. Шолохова (1996), а в 2001 году удостоен премии имени А. Солженицына.

За выдающиеся заслуги в развитии советской литературы и плодотворную общественную деятельность Евгению Носову присвоено звание Героя Социалистического Труда (1990), он награжден двумя орденами Ленина (1984, 1990), орденами Трудового Красного Знамени (1975) и «Знак Почета» (1971).

Приведенные сведения позволяют нам говорить о Е.И. как о разносторонне талантливом человеке, и естественно, его литературное творчество также разнообразно обилием тем и мотивов, среди которых попадаются как доминирующие – тема войны, так и на первый взгляд незаметные, но тем не менее чрезвычайно важные для понимания творческой концепции автора, как например, религиозные мотивы.

Таким образом, целью нашей работы является рассмотрение религиозных мотивов в рассказе Е.И. Носова «Усвятские шлемоносцы».

При анализе повести «Усвятские шлемоносцы» нами делается попытка установить ее связь с традицией древнерусской литературы и фольклором, а также выявить христианские мотивы в повести, о наличии которых неоднократно упоминалось многими исследователями (С. Брыкина, Л. Дудина, В. Васильев, Н. Подзорова, Н. Сегованцев, Ф. Чапчахов и др.).

Объект изучения – процесс воплощения религиозной тематики в тексте рассказа. Предмет – методы и приемы выражения религиозных мотивов в рассказе.

Задачи:

– выявить доминирующие проблемы и идеи произведений Е.И. Носова;

– проанализировать характер проявления религиозных мотивов в рассказе «Усвятские шлемоносцы».

Практическая значимость нашей работы заключается в том, что материал, изложенный в ней, может быть использован при изучении курсов «Русская литература 20 века», «Литературное краеведение», а также при освоении обзорных тем «Военная проза 20 в.», «Деревенская проза 20 в.», «Курские писатели».

1. Тематика и проблематика произведений курского писателя

носов повесть литература христианский

В жизни Евгений Иванович, по свидетельству многочисленных почитателей его таланта, – бывал разным: неразговорчивым и хмурым, смотрящим на всех исподлобья, когда дают знать о себе старые фронтовые раны, бывает преисполненным ласки и юмора, и тогда весь он, крупный, кряжистый человек, светящийся добротой и хитроватым умом, заполнял собою сердца и умы родных и друзей, бывал изумительным устным рассказчиком, зачаровывающим или повергающим в хохот приятелей и слушателей.

Е.И. Носов является одним из тех писателей, кому удалось сохранить яркую творческую индивидуальность, не идя навстречу «поверхностным политизированным ожиданиям читателя».

В сознании массового читателя имя Е.И.Носова связывается в первую очередь с деревенской прозой.

Большинство исследователей рассматривали творчество писателя преимущественно в рамках эстетики деревенской прозы, военная же тема оттеснялась на второй план, а сам писатель говорил, что «вообще-то тема войны у меня не главная, как, например, у Василия Быкова или у Юрия Бондарева…

Главной темой была и остается деревня, ее насущные проблемы… Но война жива в истории деревни. Ведь общество не привело себя в порядок после войны, Я вглядываюсь в человека деревни, который прошел войну, знает ее суровую правду».[1]

Сверстники Евгения Ивановича Носова Ю. Бондарев, Г. Бакланов, В. Быков начали свой путь в большую литературу с произведений о Великой Отечественной войне.

В отличие от них Носов заявил о себе как о талантливом писателе с выходом сборника «На рыбачьей тропе» (1958), где изображены поэтические картины природы, окрашенные философскими размышлениями автора.

В живописных зарисовках и картинах из крестьянского быта, незамысловатых на первый взгляд, звучит сильное жизнеутверждающее начало, огромный гуманистический смысл.

Однако, начиная с середины 60-х, память о войне в рассказах писателя начинает проявляться все более и более творчестве центральное место. По глубокому убеждению Е.И.

Носова, достоверно и глубоко писать о войне может только человек, побывавший в ее горниле.

Глубокие раздумья писателя «о времени и о себе», о горьком опыте своего поколения, о важности этого опыта для других поколений, о войне, о мире, о фронтовиках вне фронта являются достойным продолжением лучших традиций отечественной литературы.

Гуманистическая основа творчества писателя, чистота нравственного чувства, социальная и философская насыщенность, художественное мастерство писателя, бесспорно, представляют подлинный интерес для писателем значение изучения.

Обращает на себя внимание блестящее владение русским литературным приобретает попытка языком. В связи с этим актуальное акцентировать внимание на идейном и стилевом своеобразии воплощения военной темы в прозе писателя.

Читайте также:  Краткое содержание ивэйн, или рыцарь со львом кретьен де труа точный пересказ сюжета за 5 минут

Являясь мастером короткого рассказа и небольшой повести, писатель внес неоценимый вклад в развитие малых литературных жанров русской прозы, а по оценке В.Васильева, «значение Е.

Носова в разработке жанров рассказа и короткой повести для советской литературы можно сравнить с открытием новых возможностей в «малой прозе» для XIX века И. Тургеневым».[2]

Наиболее полно освещены ранние военные произведения писателя рассказы «Красное вино победы», «Шопен, соната номер два» и повесть «Усвятские шлемоносцы».

Избегая в ранних произведениях батальных сцен, писатель концентрируется на психологическом изображении русского крестьянства в самый страшный в истории человечества момент. Этой творческой цели он остался верен на протяжении всей жизни.

Воссоздание самих событий войны, окопного быта, страшных (преимущественно неравных) боев в поздних произведениях не только не затмевает, но и подчеркивает нравственную суть героев, которым пришлось сражаться на «трех фронтах» – с фашизмом, «всякой сволочью рядом» среди своих же карьеристов командиров и с собственным естеством, которое патологически не воспринимало войну, которому не было чуждо ничто человеческое, в том числе и элементарный страх смерти.

Народная трагедия в произведениях Е.И. Носова продолжилась и после войны, если «первый фронт» перестал существовать, то два других остались, несколько трансформировавшись. Негласное противостояние солдат окопников со штабным командованием, далеким от их нужд, после войны сменилось противостоянием бывших фронтовиков с местной и государственной властью, равнодушной к судьбе своего народа.

Внутренние силы участников войны в новых условиях оказались мобилизованы на противоборство с окружающей их душевной черствостью, нравственным оцепенением, на то, чтобы сохранить внутренний кодекс, усвоенный на войне, которая научила их отличать зерна от плевел и помогла осознать истинную цену жизни. Авторскую боль вызывает унизительное положение, в котором оказалось русское крестьянство после войны и особенно в 90-е годы. Герои Е.И. Носова заброшены собственной страной, которая вместо благодарности за ратный подвиг обрекла их на убогое существование в умирающих деревнях. Между тем эти старики и старухи, воевавшие или переживавшие тяготы войны в тылу, потерявшие близких, сами чудом выжившие, несмотря ни на что, все еще обладают великим богатством – высочайшим нравственным потенциалом, ведь именно война научила их самому главному – ценить жизнь, осознавать ее краткость.

Потому-то осознанно или бессознательно они в своих поступками строго следуют основам христианской морали, стараясь противостоять невежественным внукам, пренебрегающим их наградами и священными датами.

Военная проза Е.И. Носова, пронизанная болью за судьбу народа победителя, – проза авторского сочувствия, участия, но отнюдь не отчаяния и безысходности, об этом свидетельствует все творчество писателя с начала 60-х до последнего 2002 года.

Мелким и недостойным своего высокого предназначения считает писатель растрачиваться на образы негодяев. У Е.И. Носова в литературе другая миссия: воспеть коренной русский народ, на котором испокон века держится и будет держаться Россия, во всем его былинном величии. Прав А.И.

Солженицын отметивший, что «в каждом рассказе Носова сюжет просочен затопляющим настроением, теплой любовью к людям, их обстоятельному быту и неутихающей привязанностью к природе. Ощущение часто сравнимо с ощущением от рассказов чеховских, каждый малозначительный эпизод ласково высвечен, лучится от пропитанности теплотою».

И пока существует народное «смиренномудрие» (Н. Кучеровский), искренняя любовь к родной земле, православная вера – духовный стержень народа, его христианская любовь ко всему живому на земле, будет жива Россия, будет жив русский народ. Это глубокое убеждение, унаследованное от классиков русской литературы Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, И.

С. Тургенева, Н.В. Гоголя, подтверждается и утверждается всей прозой Е.И. Носова.

Источник: http://MirZnanii.com/a/136707/religioznye-motivy-v-rasskaze-ei-nosova-usvyatskie-shlemonostsy

Усвятские шлемоносцы смотреть онлайн

Небольшая по объему, но необычайно емкая по содержанию, почти былинная, «богатырская» повесть Евгения Носова «Усвятские шлемоносцы» является памятником русскому крестьянству, ставшему той народной армией, которая остановила врага и водрузила флаг Победы над рейхстагом. Победила и погибла… Потери при достижении этой Победы были таковы, что дальнейшую трагическую участь русской деревни можно было предвидеть.

В 1980 году Петр Монастырский ставит пьесу на сцене Куйбышевского театра драмы. За эту постановку в 1981 году он был удостоен Золотой медали имени А.Д. Попова. «Усвятские шлемоносцы» ‒ один из лучших спектаклей знаменитого режиссёра.

Традиционно литературная критика причисляет Евгения Носова к писателям-деревенщикам.

В повести «Усвятские шлемоносцы» (1977) рассказывается о последних мгновениях трудовой и семейной деревенской идиллии ‒ нескольких днях сенокоса в июне 1941, накануне отправки мужчин на фронт.

Природное исконное миролюбие русского народа-хлебопашца противопоставляется неестественности и даже богопротивности обращения земледельца в солдата. Автор признавался, что произведение задумано как «литературная симфония, с обобщениями и философскими раздумьями».

Это «повесть… даже не о войне как таковой, не о боях, не о баталиях, а лишь о том, как весть о ней пришла в глубинное русское село и как люди привыкали к мысли, что нужно оставить свои пашни, сенокос, поле, своих близких и идти на защиту родной земли».

Спектакль, вслед за повестью, задуман и исполнен как откровение о достоинстве русского человека. Он наполнен картинами земного, предшествующего войне бытования: работа, дом, дети… Еще нет войны — война ощущается как прекращение этого земного. Новобранцы собрались у дедушки Селивана выпить, поделиться сокровенным.

Старик достает свою книгу и открывает ошарашенным мужикам подлинное значение их собственных имен. Николай оказывается «победителем», Алексей «защитником», Касьян «шлемоносцем», то есть усвятские мужики являются по именам своим еще и ратниками, «имеющими указание к воинскому делу».

«Токмо детей стращать», ‒ думает Касьян по возвращении домой.

На сцене бытовые рассказы тесно переплетаются с мифологией.

Из своего детства Касьян помнит причитания бабушки о змеях, якобы водящихся в страшном лесу близ деревни Усвяты, где они жили и где происходит действие повести: «Как у сгинь-болота жили три змеи: как одна змея закликуха, как вторая змея заползуха, как третья змея веретенка…» Образы змей как колдовской, нечистой силы в представлениях русских совпадают с толкованием образов драконов в Откровении: они суть воплощения сатаны.

Еще в «Усвятских шлемоносцах» четыре всадника. Бригадир «воевода» Иван Дронов, «все с той же непроходящей сумрачной кривиной на сомкнутых губах» — он одним из первых усвятцев добровольно уйдет на войну.

Колхозник Давыдко, принесший на покос весть о начавшейся войне: «дочерна запеченный мужик в серебре щетины по впалым щекам» — и скакал-то с вестью «локти крыльями, рубаха пузырем».

Третий всадник прибыл в Усвяты с повестками о мобилизации на войну: «верховой, подворачивая словно факелом подпаливал подворья, и те вмиг занимались поветренным плачем и сумятицей, как бывает только в российских бесхитростных деревнях, где не прячут ни радости, ни безутешного горя».

Последний, четвертый, всадник в повести — лейтенант из военкомата, организующий сбор призывников и отправку их в части — появляется, действительно, будто с иного Света.

«У перил остановился непривычный для здешнего глазу, никогда дотоль не бывавший в Усвятах военный, опоясанный по темно-зеленой груди новыми ремнями, в круглой, сиявшей козырьком фуражке и крепких высоких сапогах, казавшийся каким-то странным пугающим пришельцем из неведомых обиталищ, подобно большой и непонятной птице, вдруг увиденной вот так вблизи на деревенском прясле. Смугло выдубленное лицо его было сурово и замкнуто, будто он ничего не понимал по-здешнему…»

Отношения Человека в семье основаны на любви — Касьян любит жену и детей и испытывает ответную любовь.

С кончиной Касьяна прекращается полнокровная жизнь не только в русской деревне Усвяты, но и во всем Свете, ибо этот Свет ущербен без него, неполон и естественным образом как бы обречен на угасание.

Человек в спектакле «Усвятские шлемоносцы» есть существо природное, цельное и одушевленное, привязанное к жизни, влюбленное в Свет и суть его — забота. Он естественен в этом Свете и составляет его главную величину.

Источник: https://www.culture.ru/movies/969/usvyatskie-shlemonoscy

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector